Кровь и долг, окончание (Пока есть надежда - 33)

...

- ... обитаемых помещений! Перегрузка высокопотенциального оборудования! Срабатывание защиты линий вентиляции основных помещений первого яруса! Тууу! Тууу! Тууу! Внимание! Задымление обитаемых помещений! Перегрузка высокопотенциального оборудования! Срабатывание защиты линий вентиляции основных помещений первого яруса! Тууу! Тууу! Тууу! Внимание ! Задымление ...

Сквозь навалившуюся липкую полутьму очнувшаяся Катя с трудом расслышала на фоне мерзкого гудения и воплей аварийного извещателя раздражённый вопрос Сотникова:

- Что с ней там?

Ему ответил казавшийся невероятно далёким голос Хелены:

- Проснулась, но бодрствование в минусе. Признак упал с восемнадцати в минуту до одного с небольшим на ночном, потом ушёл в день при пяти. БИМ коррекции прогнозирует ещё от одного до трёх циклов в течение ближайших двух минут истинного времени ... Мы ещё держимся ?..

- Держимся? Да чёрта лысого! Умножитель дал дуба, я резервный ввёл, вытяжка тянет пока, но в НИПе уже дым коромыслом, корректоры все на резервном сидят. - Щёлкнули рычаги телефона. - Да! Слушай, Чичагов, мощность я поднимать не буду, не надейся. Одного умножителя тебе мало? Второй спалить решил вместе с инжектором? Ну и сколько ещё? Дать её? Сейчас. Тащ юнга-сержант, подъём!

Поставив шлем на стол, Катя вытянула внезапно задубевшую правую руку и взяла из рук Сотникова трубку на длинном проводе от телефона, переместившегося на стойку рехнера.

- Катерина, как себя чувствуешь? Жива? - голос отца доносился до гудящей головы как в тумане.

- Пока да. Папа, это она, я её видела. Шишакова Евдокия Андреевна. Дед её Лев Матвеевич, инструктор великокняжеской дружины.

- Когда? Время какое?

- Время ... сутки после битвы при Заречье.

- Похоже, генуэзский вариант. Ну, схватили Жар-птицу за хвост. Попробуй пройти дальше.

- Слушай, пап, мы тут ненароком всё не спалим? Сколько времени-то прошло? Истинного, я имею в виду ...

- Сколько надо, Катерина Михайловна. Какие оборудованию режимы ставить, это уж пару-тройку годочков потерпи, мне пока позволь решать. Готовь рабочее место и дай трубку Алексею Алексеевичу.

Раннее утро, Средиземное море, за четыре с половиной века до описываемых событий

... Шум взбудораженной предгрозовой стихии, вопли чаек, ругань матросов, крепящих парусную оснастку, и прочие аврально-морские звуки, из тех, что обыкновенно радуют душу романтиков моря - всё это проходило мимо сознания Маттео, действовавшего привычными отточенными движениями. Перед ним стояла одна и та же картина. Его отец умирал.

Умирал отравленным. С третьей попытки.

- Я рад за тебя, Маттео, что ты последовал моему совету и будешь к вечеру в море. Душегубы из Santa Inquisizione выросли над собой, пошли по пути познания своих противников, императоров Рима. Из тайных фолиантов, скрываемых в подвалах святого Петра ещё со времён Цезарей, они добыли то, что запрещают другим. Составные яды, я читал ... Дикое оружие ! Ингредиенты можно по отдельности употреблять в пищу, на вкус их не различишь. Когда они попадают в желудок, сок возбуждает их реагирующие начала, в соединении их рождается зелье, и всё, конец. Я сам стою на пороге смерти, но с содроганием гляжу в будущее, когда из-за жадности этих святош подобные убийственные рецепты пойдут по рукам, и любой алхимик сможет запустить такую отраву в фонтан или в кадку с цветами ...

- Они думают, что я упрятал от них наследство рода - продолжал отец, сделав передышку на бокал вина с травами, приглушающего боль. - Это ложь: нет никакого золота. Я знал, что эти псы в сутанах, слуги римских порнократов, доберутся до нас, и всё вложил в книги. Ты учился по ним, ты держал их в руках. По моему тайному завещанию они отходят к другу нашей семьи, его высочеству дюке Галеаццо [190]. Тебя назвали в честь его брата; жаль, что его насильственная кончина в расцвете лет заставила вспомнить родство синьоры дюкессы Валентины с генуэзскими дожами и послужила поводом к такому ужасному разладу в этой достойной семье ... Мой дар тебе - твой ум и твои знания. А твоим даром мне будет то, что ты сохранишь наш род. Я увижу это уже оттуда, - отец посмотрел вверх - скоро увижу, но мне не всё равно ... Наш род жил не всегда в Венеции, но не чуждался утруждать руки и разум не только мечом, но и славными ювелирными науками, дабы преумножить славу своих государей. Творения наших рук носила сама контесса [191] Беатрис дель Безье на своей свадьбе с его светлостью контом Раймуном, да и её высочество Джованна Английская следом за ней не гнушалась. Мы из знатных добрых жителей Альбы, Монпелье и Нарбонны, утративших имя и изгнанных из земли отцов рехнувшимся от старости и власти Уголино деи Конти [192], поднявшего одних братьев против других во имя сундуков с золотом, карой Господней страшнее сарацин и тартарского Сына Неба [193]. Предком нашего рода приходится сам владыка Фулькуальдо ди Руирг, отец его светлости Раймуна Основателя, первого конта Тулузы; его изгнанный третий сын, объявленный врагами бастардом, был Хрёрик, дюка южной Ютландии и Словены [194]. Я завещаю тебе, мой сын - сохрани наш род ! Не уподобься тем, кто терзал его, поднимая меч против братьев - это не твой путь. Живи не страстями, а умом - и сердцем ...

Маттео потряс головой, отгоняя видения недавнего прошлого. Вокруг уже кружилась пронизанная трескучими молниями мокрая тьма, пахнущая грозой. Где-то там, впереди, был Таранто. Оттуда он отправится подальше от ищеек Рима, в Константинополь, а затем - в Таврию, в генуэзские города ...

...

- ... чтобы спрятаться от инквизиции, фамилию поменял. С Lacollier на Lacoller [195], тем более по смыслу одно и то же. Там украшение, тут средство обработки. Я портрет его у мамы в комнате видела ... Как сейчас помню. Усатый такой, крупный, кинжал с рубинами на поясе. Глаза как у меня ...

- Вот и ответ на твой вопрос, приёмная ты или нет. Молодец, Катерина. Ты справилась! Давай, последний рывок, чуть-чуть дойти осталось. - Чичагов пытался растормошить дочь, накачанную диким коктейлем из сомниферона, антидота и горячего кофе, чтобы не пришлось нести её до комнаты отдыха на руках. - Метку доставай.

В воздухе стоял колкий запах озона - воздухочистки, перешедшие на полную тягу, выжигали из атмосферы помещений остатки сажи, в которую превратилась изоляция последних ступеней злосчастного умножителя. В голове мутилось и шумело. Катя сосредоточилась и махнула пропуском перед замком. Слава богу, здесь было уже проще, никаких замаскированных кодоприёмников. Дверь щёлкнула и подалась.

- Пап, пока я не грохнулась, последний вопрос можно?

- Ты ещё и спрашивать в состоянии?! Сильна, товарищ юнга-сержант. Ну?

- Почему в летописях этого момента не было? - Катя помотала головой, отгоняя сон. - Ну, про посла османского. И время, вроде бы, для новостей самое хлебное ...

- А ты взрослеешь, Катерина. Вопрос правильный. По той самой причине и не было, что посчитали не хлебным. - Чичагов бухнул подсумок с таконом на прикроватный столик, подвинул литую табуретку, чтобы ей легче было снимать ботники. - Поехал посол и назад в Москву вернулся, в тот же год. Только по результатам его домой заезда всё пошло так, как мы знаем. Началась эта катавасия вокруг Крыма, и соглашения все побоку. Сначала османы рванули вперёд нас Гераев подминать, ну а потом уж и мы подключились, долго впрягали, да быстро ехали. Ну что я тебе, отличнице, учебник истории пересказываю? Надо было Орду валить, да ведь это не пешку с доски сбросить. Вот и получился эффект домино: одну костяшка упала - за ней по цепочке остальные посыпались. И, чтобы не говорили потом, что первый государь всея Руси первые же переговоры свои провёл провально, что султана пугнул и на упреждение работать заставил, эти игры посольские из летописей и поубирали. Это в учебниках истории для училища твоего правду пишут, да и то не всю, но хотя бы пытаются. Ммм-да ... Ты вот пропажу эпизода с послом заметила, когда сама это увидела. А летопись - документ публичный. Если её, культурно скажем, редактирует голова светлая и просвещённая, вроде Орлеанца, то такая голова сможет соорудить текст с двойным дном. Но, сама понимаешь, не у каждого дьяка мать родом из Висконти [196], пусть даже и приёмная мать. Вот и получается как у Пилата: что я написал, то и читать соблаговольте [197]. Всё, отдыхай. - Чичагов чмокнул Катю в макушку и захлопнул снаружи дверь "отеля". - Ох, Катерина, Катерина, знала бы ты, какой гадюшник разворошила на наши головы ...

Вернувшись к себе в лабораторию, Чичагов, прежде чем заняться отчётом, долго пребывал в глубокой задумчивости. Обычный, казалось бы, эксперимент породил ворох открытий, каждое из которых вызывало из памяти неудобные вопросы и затрагивало задачи стратегического уровня, если не выше, имеющие мало отношения к чистой науке. Память крови, голос крови - вот он, протокол эксперимента, в котором русским по белому написано то, что человек иначе узнать не может, - и голос долга. И не дай Господь им вступить в спор, потому, как при решении подобных вопросов всегда льются реки крови, а об присягу и любые обязательства вытирают ноги ... Мы-то научены ! Такие дела на самотёк пускать нельзя ... а потому, прежде чем отойти ко сну до того часа, когда придётся вынимать дочь наверх, в училище, он взял с полки старый, довоенный ещё гербовник, отключил такон от сети и раскрыл секретный блокнот.

...

... - Всё, я так больше не могу, Сашка! Это какая-то психлечебница, где пациенты взяли власть! Устала, как сатана в девяносто четвёртом году. Хватит. Ухожу в ЦВГ. И ты думаешь тему на этом сделать для докторантуры?! Башку ведь оторвут за такое обращение с личным составом, и щипцами, как у Малюты, прищемят! - Хелена завелась и никак не могла остановиться. Её трясло так, что пальцы едва попадали на стяжки гермокостюма. В голове вертелось, что после таких нагрузок Чичагова-младшая сейчас загремит прямо в сердечно-сосудистое, а то и в блок реанимации.

- Лен, спокойнее. Всё сделали уже. И ничего не оторвут, а следов обращения никто и не заметит. Личный состав покрепче нас, кстати. Она троих, считай, только в близком огневом в здании положила (я тебе сейчас этого не говорил!), а я на последнем боевом "дятлом" [198] садил всё время куда-то в белый свет, стену курочил ... И вообще, дожить ничего бы до того момента, как тема эта проявится.

- С какой стати не доживём-то? Что тут может хуже Катастрофы случиться ?..

- Ну вот, ты сама всё и поняла. С чем сейчас работали-то, подумай? - Поймав взгляд Хелены, готовой задавать наводящие вопросы, Александр сделал останавливающее движение рукой. - Так, выходим в общий коридор, давай о работе потом, у Михаил Васильича в лаборатории ...

Гараж впустил их в себя, обдав влагой и запахами осенней листвы от пары вернувшихся машин ночной смены, только что приткнутых слева от наружных гермоворот. Хелена привычно дождалась, когда Александр осмотрит свой вездеход, и запрыгнула на заднее сиденье.

- А я и вправду подустал ... Курносов размял пальцы и мрачно посмотрел на извлечённый из-под сиденья водительский шлем. Слушай, ты не против, если я возврат автоведением по прежнему маршруту поставлю и геопозицию в сторожевой, а это чудо техники так одену, чтобы прикрыться, пока я первым номером?

- Совсем не против. Даже за. А мы ещё и лирический настрой по дороге наведём, под оркестровочку споём ... - Распихав оружие из бардачка по карманам и кобурам, Хелена вытянула из недр разгрузки маленький блок памяти с разъёмом от карты. - Подключай к твоей шарманке.

- Что на этот раз? - Александр уже заводил машину, прислушиваясь к сигналам бортовых компутаторов.

- Старая вещь, ещё довоенная ... творение пани Кошелево-Высоцкой. Ну, ты знаешь её. Русский крест.

- Конечно! С превеликим удовольствием. - Курносов щёлкнул по проигрывателю, запуская звук, и двинул вперёд, к поднявшимся почти полностью гермоворотам, сбрасывая передачу, чтобы преодолеть подъём ...

- Для славы со Христом мы были созданы,

Никак нас враг чудовищный не съест,

кололи нас серпом, звездили звёздами,

но наше знамя есть и будет крест !

Низкий, приятный голос Хелены вплетался в ритм испанской гитары, нанизывая на себя клавесинные аккорды. Александр, заслушавшись, невольно поддержал её, и вот уже два голоса - мужской и женский - повели песню. Песню о лишениях и бедствиях войны, о людях, собравшихся в один народ и понуждаемых к водворению справедливости и мира на своей земле огнём и мечом, о завоевателях, жаждущих эту землю ограбить, но находящих в ней лишь смерть, о недосягаемом для врагов тыле - вечном и несокрушимом Небесном Отечестве, о будущем, которое - вопреки всему - наступит ...

Ведут нас ко Христу дороги узкие,

мы знаем смерть, гонения и плен,

мы русские, мы русские, мы русские,

не гнём пред супостатами колен !

На теле у России раны рваные,

но свет Христов отчётлив впереди,

и в час, когда придут на нас поганые,

мы в бой пойдём с крестами на груди,

Ведут нас ко Христу дороги узкие,

в огне земля, но жив Небесный Дом,

мы русские, мы русские, мы русские,

мы головы не склоним пред врагом !

Судьбою перед Господом распластаны,

мы все на испытании пред Ним,

на нас собрались шведы и Ланкастеры,

Османский халифат и папский Рим,

Ведут нас ко Христу дороги узкие,

святой Георгий нас на бой ведёт,

мы русские, мы русские, мы русские,

а значит - враг в России смерть найдёт !

Воспряла свергнуть зло Россия милая,

стремлением и подвигом горя,

поднимемся же всею нашей силою

во имя царства русского царя,

Ведут нас ко Христу дороги узкие

и рати, и терпенья, и трудов,

мы русские, мы русские, мы русские,

не пустим в наш Небесный Кремль врагов !

Уж ангелы трубят к последней битве нам,

за веру, за царя иди, не трусь,

соборным созиданием с молитвою

да сохранит Господь Святую Русь,

Ведут нас ко Христу дороги узкие

сквозь сталь, огонь и смертные дожди,

мы русские, мы русские, мы русские,

а значит - будет солнце впереди !

Словно отвечая клавесину и сердцам пассажиров вездехода в канун дня Веры, Надежды, Любви и Софии, в небе над истерзанным рукотворной стихией Старо-Александровском среди рваных осенних облаков занимался рассвет ...

Словарь непонятных терминов, сокращений и событий

190. Дюк Галеаццо - герцог Галеаццо II Висконти, правитель Милана

191. Контесса - графиня, вассал герцога (принца крови), распоряжающаяся ленами вассалов-баронов, или получившая титул в приданое; конт - граф, вассал герцога (принца крови), имеющий вассалов-баронов, или назначенный королём наместник рангом ниже наследного герцога или принца крови

192. Уголино деи Конти - папа Римский Григорий IX (правление 1227-1241), получивший власть в возрасте более 80 лет. Вдохновитель многочисленных крестовых походов внутри Европы, в т.ч. Альбигойского, Ливонского, Прусского, Литовского, крестового похода на Новгород Великий 1240-1242. Основатель трибунала "святой" инквизиции. Издал акт (буллу) о признании кошки воплощением сатаны, в результате чего поголовье кошек в Европе систематически истреблялось, что подстегнуло распространение Великой Чумы XIV века через крыс-разносчиков

193. Сын Неба - перевод титула "Чингисхан"; тартаром, т.е. бездной, расположенной ниже ада, средневековый Запад именовал Монгольскую Империю, исказив самоназвание монголов - "татары"

194. Словена, или Словенск - старое название Новгорода Великого

195. Collier (фр.) - ожерелье, колье; coller - полировочная паста, в данном случае оптическая

196. Висконти - имеется в виду Валентина Висконти, герцогиня Орлеанская, 1366-1408

197. Что я написал, то и читать соблаговольте - здесь Чичагов перефразирует фразу Пилата из Евангелия от Иоанна, 19:19-22: "что я написал, то написал"

198. "Дятел" - жаргонное название скорострельного оружия с высоким запреградным действием - крупнокалиберных пулемётов, снабжённых бронебойными выстрелами, или автоматических зенитно-пушечных комплексов, имеющих режим "огонь по наземной цели" для обстрела зданий, низколетящих вертолётов и колёсно-гусеничной бронетехники

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 8

Быстрый вход