Под псевдонимом Екатерина Григорович.

...кажется получилось. Она нашла выход. Все осталось позади.

Катя вытерла лицо грязной рукой, оставив на нем разводы черной сажи. Некогда светлые волосы, сейчас приобрели грязно-серый оттенок. Да, у нее получилось. Она покинула ад.

С замиранием сердца, она открыла люк и выглянула наружу. Ей не подул в лицо холодный ветер и она не услышала шума открытой местности. Нет, напротив, было впечатление что она попала в какое-то подвальное помещение со стоячим, затхлым воздухом. Именно так - атмосфера не шевелилась. Странно, как минимум очень странно.

Она подтянулась на ослабленных руках и выбралась наружу. Земля была холодной, но этот холод тоже был очень странным. Словно из воздуха откачали всю влагу - он обволакивал тело, но при это не пронизывал до мозга костей. И ее не трясло от холода. Что ж, по крайней мере, одной проблемой будет меньше.

Катя прикрыла за собой крышку люка и отползла от него на четвереньках. Вставать в полный рост она почему-то не решалась. Каждое движение отдаляло ее от того, что ей пришлось пережить под землей. И это было лучшее, что она испытывала в своей жизни. Наконец-таки выбраться из тесного и вонючего подземного ада.

Возможно, я могла бы убраться подальше, если бы у меня был хотя бы противогаз, - подумала она. Если бы мне удалось его достать. Но...крайняя степень отчаяния - толкает на такие же отчаянные поступки.

Она сделала еще несколько шагов в своем полусогнутом состоянии и замерла на месте, усевшись прямо на земле. Колени упирались в холодную землю,руки била мелкая нервная дрожь. Зрелище, открывшееся ее взору, завораживало и пугало одновременно, подобно космической бездне. Первое что она увидела - были уродливые каркасы бетонных строений, напоминавшие невиданных мифических исполинов в темноте. Они были повсюду чуть в стороне от люка, устремляя свои конусные вершины верх, к нему, по которому плыли черные свинцовые облака. Облака полные сажи и радиоктивной пыли. Сквозь них проступало бледное свечение - и это было единственным источником света на поверхности. Впервые, за столько лет она была вне тесных подземных тоннелей и глядя на то, что осталось от некогда величественного города, она почувствовала как холодные мурашки пробежали по телу. Ветер больше не гулял среди развалин высотных домов. Фонари не светили. Ржавые каркасы машин казались насмешкой над прошлым. Все в этом мире словно замерло на месте, стало постоянным, как если бы кто-то нажал кнопку паузы на замызганном пульте жизни. Даже раскатов грома и молний не было, хотя она представляла себе поверхность именно с ними. Все замерло в мертвой точке.

Интересно, сколько сейчас времени? - подумала она. День на планете или ночь? Согласно внутренним часам, выбираться их тоннелей она начала глубокой ночью. Значит, сейчас раннее утро. Хотя...она могла и ошибаться.

Катя на секунду закрыла глаза и образы из прошлого явились подобно призракам из мрачной бездны. Спертый воздух подземных помещений, тусклое пламя костров, источающих ужасающий, удушливый дым. Мужские лица покрытые щетиной, запах тухлой крови и шум. Много шума, много криков, много дикого животного смеха. Она жила в кошмаре все эти годы и вот теперь, он наконец остался позади.

Среди хаотичных воспоминаний вдруг появилось лицо Кристины. На смену ему пришло лицо парня, которого все почему-то называли Бутылкой. Они были такими, какими Катя хотела их запомнить. Спокойные и даже улыбающиеся, покрытие грязными разводами. Теплые руки и приятные объятия. Запах немытых тел, который не казался ей отвратительным. Лица не были искажены болью и предсмертными муками. Она не хотела помнить их такими. Она блокировала воспоминания чтобы не свихнуться от собственной боли.

- Я помню, - тихо произнесла она, но в окружающей тишине ее голос казался громоподобным: - Я ничего не забыла…

По щеке ее прокатилась слеза, оставляя за собой след на грязном лице. Она снова открыла глаза и посмотрела на мертвый мир. Времени оставалось совсем немного, но теперь это было уже не важно. Она выполнила то, что задумала. Ей удалось.

Вставай - услышала она свой собственный голос в голове. Вставай, девочка. Сейчас ты погибнешь от радиации, но пожалуйста, сделай это не сломленной. Встань с колен.

Медленно, словно во сне, она переставила одну ногу, потом другую. Выпрямившись во весь рост, она снова открыла глаза и решила что не закроет их до самой последней минуты.

- Я все помню, - снова произнесла она. Голос дрожал, а по щекам, несмотря на обезвоживание, катились ручьи слез. Истерика наступала: - Я ничего не забыла.

Она воздела руки к небу и повернула их ладонями в верх. Сквозь облака стали пробиваться редкие лучи света и Катя подумала о том, что наверное, она единственная из людей, кто видел нечто подобное.

Над мертвой, постъядерной землей зачинался черный рассвет. Одинокая девушка встречала его, стоя посреди пустоши с воздетыми к небу руками. Она плакала и смеялась одновременно…

05/09/2018 г.

© Екатерина Григорович

Данной произведение является зарегистрированной собственностью автора и защищается законом Российской Федерации о авторском праве и смежных правах на произведение.

Ваша оценка: None Средний балл: 6 / голосов: 17
Комментарии

А продолжение?

Катя умрёт от радиации. Что тут непонятного?

Фемида, Немезида и Клио - женщины. А ♀♀ отдаются победителю!

После всех этих зомбиапокалипсисов - шедеврально!

Фемида, Немезида и Клио - женщины. А ♀♀ отдаются победителю!

В тот момент, когда она плакала и смеялась одновременно, она неожиданно услышала рёв турбин. А потом ощутила. Всем своим маленьким телом...

Вертокоптер выскочил из-за развалившейся высотки и рванул к площади, поворачивая винтомоторные узлы вверх. Пыль от газовых струй тут же разорвала штиль, взметнув волосы Кати, забывшие такой поток за эту жуткую неделю.

Она почти оглохла и ослепла, и с трудом поняла, что её трясут за плечо. Массивный капитан, почему-то в нашлемнике и доспехах, со штурмовым автоматом на левой руке, с таконом на поясе.

- ...ть ещё?

- ?

- Кто тут есть ещё? Мы выводим всех, через три часа придёт внеплановый тайфун Маргарита! Он несёт всю гарь от Владика, по нему три Мизеркордии засадили, Восточная энергоцентраль разбита! Сейчас неплавающий состав ИТОФа, что остался, ротируют с Хабаровском, будут четыре вертушки, кого смогут - примут. Посему все быстро съё****** отсюда, пока фон до ста миллимет не взлетел. Поезд не ждите даже, на вокзале полотно гармошкой лежит, снимать неделю, вот такая загогулина. Ты кто?

- Я Катя. Тут рядом на заводе Швеймаш старое убежище завалило. На Хабарова, пять... Чуть больше ста душ. Водопровод забит, тока нет, ветроцентрифуги от ЭМИ сдохли, связи тоже нет... А куда нас? - ушедшая было надежда жить вспыхнула в Кате с новой силой.

- Куда-куда, на кудыкину гору. Да хоть в Дежнёвск на завод зенитки клепать пошлют, и то дело. Микрометром-то умеешь ворочать? - Катя кивнула. - Вот и замечательно. Бухгалтера сейчас больше КГБ нужны, считать, кто патроны танковые пи****, нехрен тебе молодой делать там. Дуй на площадь позади позади Старого рынка, да живее, сейчас туда вертушка сядет, а Швеймаш твой щас вскроем и за тобой скинем. К Владику Рояль Нэви с Цусимы прёт, пятый флот, три ауга с бомбовозами, людоеды камбоджийские. Будет жарко. Бегом!

Цепляясь босоножками за обломки кирпича и тротуарных бордюров, оставшихся от ремонта, которого, видать, не будет в ближайшие лет тридцать (если не сто), Катя устремилась к Рыночной площади. К спасению.

________________________________________________________________

Стоят столы дубовые, сидят жлобы здоровые, все смотрят без понятия - идут политзанятия :)

Быстрый вход