Доставка

Грузовик мчался по безжизненной пустыни, поднимая за собой шлейф, который больше всего напоминал хвост кометы. Его броня покрылась толстым слоем пыли, как и турель на крыше. Мощные протекторы перемалывали камни, делая из них труху, буквально вгрызаясь в высохшую землю, оставляя глубокий след. С небес светило солнце, яркое, беспощадное. Оно поднялось всего несколько часов назад из-за горизонта, но уже обжигало своими лучами, истребляя любую влагу.

Скиф сидел в кресле, дымя сигаретой, с прищуром глядя на однообразный пейзаж. Ничего интересного, а заняться больше нечем. Болтовня с Джоном, со своим напарником, полуроботом, давно приелась. Тот, кстати, крутил баранку уже который час, не ощущая усталости. И неудивительно, если вспомнить, что Джон заряжался энергией, и не нуждался во сне.

— Больно у тебя вид кислый, — заметил напарник.

Он клацнул несколькими клавишами, пуская в кабину прохладный воздух от кондиционера. Внутри температура упала до восемнадцати градусов, в отличие от наружной, которая достигала сорока с небольшим.

— Мечтаю вернуться быстрее на базу.

— А что там?

Джон выглядел как человек, являясь биороботом. Это была последняя модель, которую успели выпустить перед тем, как мир рухнул в ад, и в небо поднялись ядерные заряды. Пятьдесят лет назад исчезла цивилизация. Спокойствие осталось лишь в памяти стариков. Да и тех почти никого не осталась. Чёртова радиация приканчивала каждого.

— Да ничего, собственно. Просто спокойствие, если можно его так назвать. Слегка устал от всех этих перевозок. Два года, и всё без перерыва.

— Ммм, я совсем не ощущаю усталости.

— Ещё бы ты её ощущал, — усмехнулся Скиф, выпуская клуб дыма.

Он затушил окурок в пепельнице, откидываясь назад, утопая в удобном кресле.

— Ничего. Подождать осталось совсем чуть-чуть. К вечеру, или ближе к полуночи мы достигнем анклава.

— Я первым делом направлюсь в ту забегаловку, и напьюсь.

— В какую именно? – поинтересовался Джон, объезжая давнишнюю воронку.

— В ту, которой заправляет Мэнди.

— Мэнди? Та самая блондинка?

— Нет. Блондинка, это Келли, а Мэнди брюнетка с большими сиськами.

— Я их постоянно путаю.

— Как их можно спутать? – искренне удивился Скиф. – У Мэнди есть сиськи, а у Келли их нет.

— Ммм, а я думал, что одна блондинка, а другая брюнетка.

— И это тоже. Но главное, чёрт побери, это сиськи.

Облизав пересохшие губы, мужчина потянулся к фляге с водой, но рука замерла, так и не дотянувшись. На приборной панели замигали несколько лампочек, а на экране компьютера побежали какие-то графики. Они выглядели тревожными, раскрашенные в красный цвет.

— Что за дерьмо!

— Проблемы с охладительной камерой, — проговорил Джон, продолжая одной рукой удерживать руль, а другой работать на клавиатуре.

— Только не это.

— Именно так.

— Дерьмо!

— Температура быстро повышается. Минут через десять она достигнет критической отметки.

— Понял.

Скиф сполз с сиденья, выскальзывая из кабины, оказываясь в спальном помещении. По одну сторону находилась двухъярусная кровать, которой пользовался только он, а на другой стороне имелся шкаф, а рядом с ней кабина стрелка. Именно из неё шло управления турелью на крыше. Но нет, его цель находилась дальше по коридору, самом его конце. Дверь морозильника, то открывалась, то закрывалась, громко хлопая и лязгая.

«Ещё не хватало, чтобы груз испортился».

Схватив сумку с инструментами, Скиф приблизился к двери, пытаясь понять, какого чёрта она лязгает. Скорее всего, замок поломался совсем недавно. Наверное, что-то с системой, которая иногда барахлила. В конце концов, грузовик не новый. Ему бы уже давно на свалку, если бы не обстоятельства. Тогда не на чем будет зарабатывать деньги. Здесь не прошлое. Транспорт служит до последнего.

Глубоко вздохнув, мужчина шагнул вовнутрь, осматриваясь. По обеим сторонам, на широких полках лежали металлические гробы, покрытые слоем инея. Что находилось внутри, Скиф не знал, и знать не хотел совершенно. От их вида у него по спине пробегала волна холода, а на голове шевелились волосы. Это была собственность одного из анклавов, которой владели военные умники. Слухов ходило много, но верить всем было глупо. Какие-то сказки о чудесных технологиях прошлого…

Скиф неохотно отвёл взгляд от гробов, уставившись прямо перед собой, на увеличивающийся огонь в конце морозильника. Начала плавиться стенка, и скоро дойдёт до проводки, и тогда…

— Пожар! – завопил он громко, бросая инструменты, срывая со стены огнетушитель.

Сердце забилось сильно, неприятно ударяясь о рёбра, причиняя мучительную боль. Если с грузом что-то произойдёт, то лучше в анклав им не возвращаться. Сразу уж присоединиться к кочевникам пустыни.

— Туши скорее! – скомандовал Джон.

— Сам знаю! – огрызнулся мужчина.

Пена полилась из облезшего огнетушителя, ударяясь в стену, мгновенно покончив с разгоревшимся пламенем. Лишь дым, да запах горелого пластика витал в воздухе.

— Что у нас там с системой? – спросил Скиф, убеждаясь, что огня больше нет.

Свет под потолком мигал, а дверь продолжала хлопать. Грузовик мчался вперёд по бездорожью, подпрыгивая на неровностях.

«Похоже, у меня появилась работёнка. Следует проверить проводку. Явно что-то с электричеством. Да и морозильник…»

— У нас проблемы, — донеслось из водительской кабины.

— Ещё?

Если их грузовик поломается, то не стоило ждать помощи. Они сдохнут в этой пустыни, или их прикончат кочевники. Последний караван торговцев прошёл всего неделю назад, так что следующий будет идти обратно дней через двадцать.

«Мне с самого начало не нравилась эта поездка. Не следовало брать груз».

Он ещё раз оглядел гробы. Их было двенадцать, шесть на одной стороне, и шесть на другой. Три на одном этаже, и три на другом.

— Кочевники! – прокричал Джон.

Вылетев обратно в спальное помещение, Скиф захлопнул за собой дверь, подпирая её огнетушителем. Сейчас нет времени чинить замок. Следовало заняться этими ублюдками.

— Сколько их?

— Шесть багги, три автомобиля, один автобус.

— Дерьмо! Нельзя было обойтись без неприятностей.

Мужчина плюхнулся в кресло стрелка, натягивая на голову визор. Камеры внешнего наблюдения показали всю складывающуюся картину. Так и было, как сказал Джон. Багги мчались за грузовиком, поднимая за собой пыль. Автоматчики готовились к бою, но пока не стреляли, по-видимому, осознавая, что их оружия на таком расстоянии не причинит никакого вреда. А значит им придётся приблизиться.

— А этого я вам никогда не позволю.

— Кончай их, — скомандовал Джон.

— Да уж будь спокоен.

Прицел навёлся на самый первый багги, который нёсся впереди. Водитель, парнишка лет семнадцати в шлеме из кожи и пыльным лицом, что-то кричал, указывая подбородком на грузовик своему товарищу с автоматом.

— Э нет, дружок.

На крыше загрохотало, и Багги вильнул в сторону, когда голова парнишки разлетелась кровавыми брызгами. Мотоцикл закувыркался, неуправляемый, подлетев на неровности. В него врезался автомобиль, бывший когда-то кабриолет, а уже ему дикобраз, один из багги весь усеянный металлическими кольями и штырями. Свалка образовалась знатная, но проблем все равно не решала. Оставшиеся мотоциклы и автомобили продолжали погоню, просто обогнув и оставив позади своих более несчастных собратьев.

— Прибавь скорости!

— На максимуме, — послышался ответ из кабины. – Кончай их всех!

«Хорошо сказать. А если они не попадают в прицел?»

Один из багги подкрался, спрятавшись в мёртвой зоне, куда турели не достать. Лязгнул металл о металл. Чья-то рука забросила на крышу кошку, натягивая верёвку, тут же перелезая на раскалённую крышу. На поверхности, согнувшись пополам, находился один из кочевников. В одной руке у него имелся топорик, в другой же граната. На боку выделялась кобура с пистолетом, а также ножны с ножом, который имел широкое лезвие.

— Ну ты и дурень, — усмехнулся Скиф.

Он не понимал, как можно быть таким идиотом, чтобы забраться на крышу, как раз под пулемёты. Впрочем, большая часть кочевников постоянно находилась в алкогольном подпитии, или же под наркотическим кайфом. Собственно, именно это помогало стать стервятникам пустыни безрассудными ублюдками, которые, не чувствуя боли и потерь, преследуют свою жертву до конца.

Пулемёт выплюнул смерть, разрывая кочевника на пополам. Верхняя и нижняя часть разлетелись в разные стороны, оставив после себя лишь кровавый след, да некоторые ошмётки. Лязгнул топорик, покатилась граната. Спустя секунду раздался оглушительный взрыв, но к счастью не на крыше грузовика, а уже на земле, как раз перед очередным багги.

— Похоже, мы спасены! – донёсся голос Джона.

— Объясни, — попросил мужчина, продолжая наблюдать на экране визора за всем происходящим.

— На северо-западе город. Примерно в двух милях от нас.

Скиф не стал уточнять, обитаем ли тот. Конечно же, нет. Это то селение, которое покинули много десятилетий назад, когда в эти места пришла пустыня и жара. Таких городов-призраков было много на пути. Иногда в них селились кочевники, делая себе базу, иногда, что было чаще, строения просто разрушались под натиском времени. Пройдёт сотня лет, и от людских обиталищ мало что останется.

— Главное, чтобы улицы оказались проходимыми!

— Будем надеяться. Да и особого выбора у нас нет.

Грузовик, подпрыгивая на неровностях, гремя бронёй, встретился колёсами с древним шоссе, устремляясь дальше по направлению к возвышавшимся строениям. Мимо мелькали ржавые остовы автомобилей, из песка торчали пожелтевшие человеческие кости. В городе царила вечная тишина, которую нарушил вторгшийся рёв мотора.

— Попытайся их все-таки прикончить.

— Да уж попытаюсь, — заверил своего биологического напарника мужчина.

Грузовик свернул на широкую улицу, протаранив легковую машину, отбрасывая ту на тротуар. Лязгая металлом, извергая от асфальта искры, остов оказался в бывшем магазине, прямо внутри. Правда, всё оттуда уже успели вынести давным-давно. Город почистили в первые же недели наступившего апокалипсиса. Даже сейчас можно разглядеть потускневшие бурые пятна от крови, а также пулевые отверстия в стенах. Здесь шло хорошее сражение за ресурсы. Город мог поведать многое, если бы захотел сказать. Но никому это не интересно. Ценности изменились, как и приоритеты. История интересна старикам, но не следующему поколению.

Скиф заметил удаляющуюся от них хлипкую арку из камня. Было удивительно, как она ещё не рухнула под напором ветров и сильных бурь. Камень избороздили глубокие трещины, будто на лице старика морщины. Но этим следовало воспользоваться. Наведя прицел, мужчина выпустил очередь, которой вполне оказалось достаточно. Конструкция закачалась, вздрогнув, после чего стала быстро обрушиваться, поднимая кучу пыли. Но главное, дорога оказалась заблокирована. Теперь преследователям придётся искать иные пути, чтобы устремиться в погоню. Да, имелись другие улицы, но время, время, время. Оно слишком дорого в нынешних обстоятельствах.

* * *

Пыльная буря зарождалась, надвигаясь на город-призрак. Она появилась неожиданно, как это происходило всегда. Всего за несколько минут сила ветра увеличилась в несколько раз, а видимость упала до минимума. Но несмотря на всё это, появившийся багги, который вынырнул из-за угла, выпустил ослепительный заряд в грузовик, попав под днище. Тяжеловоз сильно тряхнуло, и огромная машина стала заваливаться.

Скиф больно приложился затылком. Зрение угасло, и он даже на секунду испугался, что ослеп. Но потом сорвав с глаз визор, лихорадочно осмотрелся. В салоне было перевёрнуто всё вверх дном.

— Джонни? – позвал он.

— Здесь я, — прошелестел голос напарника.

Снаружи множественные пылинки ударялись о корпус, а в промежутках между завыванием ветра слышался рёв приближающихся двигателей. Кочевники все-таки достали их, совершенно случайно, глупо, но так обычно и происходит.

Скиф переключился на другой звук. Он уставился на дверь морозильника, которую подпирал огнетушитель. Система охлаждения вышла из строя, и теперь по другую сторону слышалось царапанье. Кто это там находился, мужчина не знал, и знать не желал. От этих звуков его нутро сжалось в ужасе. Ничего хорошего в гробах быть не могло. Да и вообще, дёрнул же чёрт взяться за этот груз. Обычно они перевозили провизию к другим базам, иногда оружия и медикаменты, а тут…

— Ты слышишь меня? – позвал Джон.

— Джонни, там кто-то есть. В морозильнике.

Сглотнув вязкую слюну, Скиф потянулся к пистолету, крепко сжимая его в потной руке.

— Слушай меня, — пробулькал робот. – Я серьёзно повреждён. Руль пробил мне грудную клетку, да и мои ноги зажаты. Мне не выжить без специалистов. Но таковых здесь нет.

— Но…

— Заткнись и слушай. Спрячься в отсек, в котором мы обычно перевозим дорогостоящее оружие. Там хватит места для тебя. Как раз уместишься. А после сиди и не дыши даже. Дождись, пока здесь всё не закончится, а уж потом уноси отсюда ноги.

— Джонни. Что мы перевозили? Я думал, что трупов.

— Так и есть. Только не совсем трупов, и не совсем мёртвых.

— Я не понимаю.

— Это новое оружие восточного анклава. Оно создано в лабораториях Вашингтона, ещё в те времена, до войны. Его нашли, и теперь хотят использовать в новой стычке. Но это орудие опасно. Чертовски опасно. Каннибалы, которые почти неуязвимы, не знающие жалости и усталости. Они подпитываются человеческой плотью, а мёртвые тела поддерживают нанороботы. Всё должно было пройти гладко, но проклятая поломка морозильника, да ещё эта авария…

В дверь заскреблись сильнее, более яростнее. Скиф выбрался из-под груды мусора, всё ещё сжимая бесполезный пистолет. Он поспешил к тому месту, укладываясь в специальную нишу, захлопывая за собой панель, наблюдая за всем происходящим сквозь узкую щель. Тело била дрожь. Мало ему кочевников, так теперь ещё появились какие-то жуткие твари.

— Если сможешь, то после моей гибели извлеки из головы чип памяти. Доставь его на базу для восстановления.

Джон умолк, так как в этот момент вовнутрь проникли кочевники. Раздался выстрел, а следом послышался топот ног. Несколько грязных тел появилось в поле зрения. В пыльных куртках, бандиты стали обшаривать салон, подбирая одежду, еду, оружие.

— Слышь. Гля!

— Косой будет доволен.

— Но он будет недоволен потерями.

— Да пошёл он на…

— Ты это ему скажи.

— А если и скажу, то что?

— Не скажешь.

— Я не ты. У меня слова не задерживаются во рту.

— Это видно. Ты даже говно в жопе не можешь удержать.

— Ты же знаешь, что у меня проблемы с кишечником. Эти проклятые черви…

— А ну заткнись. Глянь, дверь дёргается.

— Там кто-то есть?

— Нет, тля, она сама дёргается, идиот.

В салон набилось ещё больше кочевников. Они столпились напротив морозильника, а один из бандитов снял огнетушитель, приготовив автомат, чтобы изрешетить того несчастного. Но никто из них ничего не успел сделать, как изнутри вылетело несколько бледных тел гуманоидной формы. Как успел заметить Скиф, все они были бритыми наголо, с покрасневшими глазами и пальцами, которые оканчивались когтями. Лица абсолютно ничего не выражали. Никаких намёков на какие-либо чувства. Просто равнодушные машины для убийства.

Салон наполнился многочисленными воплями, стрельбой. На стены брызнула кровь, послышалось довольное урчание и чавканье. Скиф перестал смотреть, крепко зажмурившись, не желая наблюдать за разверзшимся адом. Он боялся, что его заметят, но время шло, и он по-прежнему находился в своём убежище.

«Только бы они меня не учуяли. Только бы…»

— А! А! А! А!

— Хррр. Хррр. Хррр.

— Ох! А! А! А! А!

Звуки раздавались разные, и порою не слишком приятные, от которых хотелось освободить желудок. Что-то громко хлюпало, что-то чавкало, что-то всасывало. Скиф больше не смотрел, крепко зажмурившись, намертво сжимая рукоять пистолета. Он был готов выстрелить, но не в тварей, а себе в голову.

«Чёртов Джонни, проклятый ублюдок, — думал он с ужасом. – Это же надо подложить такую свинью. Да я и сам хорош. Нужно было проверить, что и как».

Сколько это продолжалось, он сказать бы не мог. Но в один из моментов, Скиф вдруг осознал, что давно не слышал никаких звуков. Осмотревшись, ничего не увидел, и только тогда, спустя несколько минут, решил выбраться. Его ноги поскользнулись на липкой и влажной от крови стене. Грузовик лежал на боку, а снаружи по-прежнему продолжала бушевать буря. Свисали со стен и потолка внутренности, склизкие, дурно воняющие. Они походили на колбасы, не слишком аппетитные. То там, то здесь можно отыскать оторванные части тела. Руки и ноги, части черепа, грудная клетка, которую вывернули наружу.

Морозильник, пусто. Несколько гробов открыты, но не все. Спальный салон и водительская кабина. Если не считая трупов, то ничего. Нагнувшись, Скиф вытащил чип памяти из оторванной головы Джонни, пряча в карман комбинезона. Свет мигает, раздражая своим непостоянством.

«Сколько же здесь убитых».

Переступив через очередное тело, мужчина выбрался наружу, не забыв прихватить защитные очки и маску для дыхания. Сердце билось сильно, совсем уж тревожно. На расстоянии пары метров ничего не было видно из-за пыльной бури.

«Что там? Нет, уф, просто показалось».

Скиф споткнулся о растерзанное тело. Это была девушка лет пятнадцати. Её правая рука оторвана напрочь, а безумный взгляд навсегда застыл, уставившись в пространство. В приоткрытый рот успела набиться пыль, окрасив не только зубы, но и всю кожу лица.

«Только бы они ушли. Только бы ушли».

Движение совсем рядом. Скиф вскидывает пистолет, стреляет на автомате. На бледной коже появляется кровавый след. Пустые, мёртвые глаза смотрят с равнодушием, когда руки со скрюченными пальцами тянутся к его горлу. Ещё бы пара сантиметров, и острые когти разорвали плоть. Но мужчина в ужасе отшатывается, вновь спуская курок. Бах! Бах! Бах! Бах! Правая глазница взрывается брызгами дерьма и слизи. Нижнюю челюсть сносит напрочь. Следующая пуля попадает точно между глаз, в переносицу, а последняя уходит куда-то в сторону. Но несмотря на все эти смертельные раны, тварь по-прежнему активна. Откуда-то появляются всё новые и новые безмолвные фигуры. Это не люди, а монстры. Ходячие мертвецы, которыми управляют наноботы.

«Чёрт! Дерьмо! Вот срань!»

Скиф бросается обратно к грузовику, поднимаясь на бок, запрыгивая обратно в кабину и захлопывая за собой дверь. Но это их надолго не удержит. Но много времени не требуется. Система по-прежнему работает, и мужчина запускает команду ликвидации транспортного средства. Сверху доносятся удары, мощные, оглушительные, но он уже всё сделал. Всего шестьдесят секунд, и здесь всё взлетит к чёртовой матери.

Скиф вовремя убирается из кабины, удаляясь вглубь, так как вовнутрь проникают твари. Мужчина захлопывает за собой двери, чтобы задержать преследователей. Спальный отсек, морозильный, а следом и небольшой тамбур. Откручивает люк, вылезая наружу, но тут же вскакивает, убегая со всех ног. Ему казалось, что времени ещё достаточно, но не успев сделать и десяток шагов, грузовик взлетает на воздух ослепительным огненным шаром.

Скифа отбросила взрывной волной, приложив о ближайшую стену дома. Но не мешкая, мужчина поднялся, нацелив оружие с оставшимися несколькими патронами. Никто из бури не появился. Огонь уничтожил всё внутри, испепелив дотла.

Покачав головой своим мыслям, мужчина в бури отыскал багги, который и оседлал. Двигатель заревел, а колёса прокрутились на месте, подняв ещё больше пыли. Мотоцикл рванул, оставляя позади горящий грузовик и тварей в нём.

* * *

Билл Роджерс по прозвищу Стеклянный глаз находился на стене, сжимая в руке автомат, то и дело зевая. Стояла глубокая ночь. На небе властвовала полная луна в окружении звёзд. Если хорошенько приглядеться, то можно было увидеть лунные города, их разноцветные огни. По крайней мере, так говорили многие. Но лично Стеклянный глаз ничего подобного не видел. Да и вообще большей чуши ему не встречалось. Всем известно, что на спутнике давным-давно все мертвы, как и на Марсе. Оставшись без провизии и кораблей, они не смогли вернуться обратно, умерев с голоду. А всем этим сказочникам просто хотелось верить, что там, где-то наверху, все-таки есть живое, которое в любой момент могло прилететь.

Роджерс опустил свой взор, уставившись в темноту единственным своим глазом. Во мраке заметил шевеление. Люди? Звери? Нет, скорее всего, первое. Вновь, наверное, ему придётся отбиваться от кочевников, которые решили совершить очередную попытку напасть на базу.

— Чёртовы грязные ублюдки, — выругался он, направляя прожектор на фигуру.

В свете появился голый мужчина с обожжённой кожей. Один, второй, третий, четвёртый, пятый. Все они двигались прямо к стенам, даже не пытаясь скрыться.

— И чего они обкурились?

Сняв с плеча автомат, Стеклянный глаз навёл прицел, довольно улыбнувшись. Как-никак, но всё же развлечения. Сейчас он их перещёлкает один за другим. Но Билл не успел даже выстрелить, как изуродованное мёртвое лицо появилось перед ним, перехватывая оружие. Оно двигалось со сверхъестественной скоростью, одновременно обладая огромной силой. Ещё секунду назад голый человек находился в пяти метрах внизу, а теперь уже на стене.

— Что за чёрт!

Это были последние слова в жизни Билла Роджерса по прозвищу Стеклянный глаз. Он рухнул заливаемый кровью, хрипя, уставившись на группу странных обожжённых людей, которые спрыгивали вниз, вливаясь в ночное поселение.

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 14
Комментарии

Здравствуйте, автор! Поднимайте словари!!! Четвёртое слово в тексте...Далее - по списку!!!

...И вообще, какая разница, упадёт тебе на голову тонна кирпича или десять тонн?..

Быстрый вход