Шагая сквозь время

Шагающий сквозь время.

Дмитрий шагает по тротуару, то и дело поглядывая вверх. Небеса тяжёлые, налитые свинцом. Вскоре, наверное, пойдёт дождь. Да и синоптики об этом сегодня говорили по радио. Ему не хочется мокнуть, оказавшись на работе в таком состоянии. Лучше бы конечно он остался дома, но ничего не поделаешь. Ему надо зарабатывать деньги, чтобы кормить семью, оплачивать учёбу дочери. Дмитрий с огромным удовольствием лежал бы в тёплой постели перед телевизором, накрывшись одеялом. Но нет, понедельник, день тяжёлый.

Мимо и рядом с ним идут люди, спеша на остановку. Двигается транспорт, изрыгая из своих недр выхлопные газы. Показался супермаркет в несколько этажей. Его разноцветная реклама манит к себе, а автоматические двери постоянно распахиваются, впуская вовнутрь народ, сонный, недовольный. Дальше, за ним, виднеется здание педагогического колледжа. Возле входа толпится молодёжь, разговаривая, ковыряясь в мобильниках, в конце концов, просто куря.

Дмитрий продолжает идти, размышляя о своей жизни. Она кажется ему нелепой, пресной. Каждый день одно и тоже. Утром подъем, завтрак, работа. Вечером усталость, несколько слов жене и дочери, а после беспокойный сон. Он хотел бы гораздо больше, но чего именно, мужчина сказать не может. Дмитрий просто чувствует, что это всё не для него. Иногда он усаживается в кресло, беря в руки какой-нибудь фантастический роман, погружаясь в иную реальность, покидая родную планету, отправляясь к звёздам. Но всё это лишь иллюзия, которую рисует воображение и фантазия автора. Такого, к сожалению, быть не может, а как бы хотелось стать частью чуда. Но как известно, чудеса закончились ещё в библейские времена, а теперь идёт просто обыденность.

Небеса все-таки разрождаются дождём. Вначале мелким, противным, но постепенно он усиливается, пока не превращается в ливень. Ярко сверкает молния, а следом грохочет гром, сотрясая оконные рамы, заставляя непроизвольно вжимать шею в плечи. Люди ускоряют свой шаг, двигаясь к остановке, желая спрятаться от воды под крышей. Но и без того там полно народу. Никому не хочется мокнуть. Лужи становятся больше, а капли, падая на гладкую поверхность, поднимают множественные пузыри.

«Надо было ехать на автобусе, — думает мужчина с тоской. – Впрочем, теперь уж что».

До работы всего два квартала, и просто глупо тратить деньги, когда можно пройтись ногами. Экономия, да и для здоровья полезно. Но теперь, когда одежда насквозь промокла, он уже не знает, что лучше.

«Лучше бы остаться дома. Но и там однообразие, скучное, бесполезное. Жизнь проходит, я старею, а ничего в жизни не происходит. Всё серо, сумрачно. Будущее наперёд известно».

Мимо него пробегают два школьника. Они спешат в учебное учреждение, которое находится через дорогу, как раз напротив педагогического колледжа. Два мальчика не обращают внимания на плохую погоду, о чём-то переговариваясь, по-видимому, обсуждая новую компьютерную игру.

«А ведь совсем недавно я и сам был таким, — вздыхает Дмитрий. – Но вот же, мне стукнуло сорок лет. Так и не замечу, когда придёт мой последний час».

Смахнув с волос воду, мужчина ускоряет шаг, бросая взгляд на наручные часы. Стрелки показывают без десяти восемь. Он как раз успевает, чтобы пройти эти два квартала, а там его ждёт работа, скучная, давно надоевшая.

«Я устал. Просто устал. Хочу…»

Он не успевает закончить мысль, так как молния сверкает где-то совсем рядом, ярко, беспощадно, отражаясь вспышкой на сетчатке глаза. Потом следует боль, резкая, мгновенная. Его мышцы сокращаются, а разум на мгновение уходит в небытие. Но уже через пару секунд, Дмитрий осознаёт, что лежит на асфальте. Возле него столпился народ. Дождь неприятно хлещет по лицу.

— Вызовите скорую помощь! – кричит приятного вида женщина, потрясая мобильным телефоном.

«Неужто инсульт?» — мелькает страшная мысль.

Вроде нет. Руки ноги работают. Он может принять сидячее положение, что и делает немедленно.

— Вы как себя чувствуете? – интересуется старичок с густыми седыми бровями.

— Что произошло?

Дмитрий вглядывается в лица собравшихся, пытаясь понять по ним, что все-таки случилось. Почему он вдруг оказался лёжа на тротуаре. Да и эта боль, которая пронзила всё тело…

— Вас ударила молния, — просвещает подросток с плеером.

— Что меня ударило? – часто моргает мужчина.

— Молния, — повторяет он терпеливо.

— Ага? Ага.

Дмитрий не хочет находиться в центре внимания. Поэтому покряхтывая, он поднимается на ноги, начиная очищать одежду грязными ладонями. Видя всю тщетность, мужчина плюёт на это дело, поднимая лицо к небесам.

«Хотел чего-то необычного, так получай».

— Нет-нет, спасибо, — произносит он пересохшим ртом. Всё нормально. Скорой не надо.

Удивительно, но состояние осталось прежним, без изменений. Внутри не чувствовалось ничего необычного, как и до удара молнии. Вроде бы он не пострадал.

— Хм, я только читал об этом, но, чтобы увидеть своими глазами…

Подросток с плеером радостно возбуждён.

— Жаль, что не успел заснять всё это на телефон.

— Действительно, — соглашается с ним девчушка, то и дело шмыгая носом.

— Всё в порядке, правда. Мне пора на работу.

Дмитрий неуверенно делает шаг, и собравшаяся вокруг него толпа вдруг исчезает, просто пропав. Мужчина часто моргает, вертя ошеломлённо головой. Дождь больше не шёл, а небеса сверкают своей голубизной.

«Что происходит?»

Да и улица изменилась. Супермаркет исчез, а на его месте появилось высотное здание с множеством круглых окон. Педагогический колледж остался на месте, как и школа на другой стороне. Вот только казалось, что этим зданиям не одно десятилетие, хотя построили их всего два десятка лет назад. Дорога расширилась, а остановка вытянулась, став длиннее. Машины были незнакомыми, чужими. Их покатые формы ласкали взгляд.

— Ничего не понимаю, — бормочет он себе под нос.

Люди казались прежними. Они также двигались по тротуару, обтекая его, но вот их одежда радикально переменилась. Какая-то странная мода. Такое просто не носят, по крайней мере, на улице.

Задрав голову, Дмитрий видит самолёт. Он летит высоко, оставляя за собой след. В нос бьёт приятный запах от цветов. Рядом, с домом, имелась клумба.

— Я же опаздываю на работу! – восклицает он, глядя на свои часы.

На него смотрит красивая девушка, задерживая взор на грязных джинсах и пиджаке из кожи.

— Осталось всего пять минут, — разводит Дмитрий руками, как бы извиняясь.

Он вновь делает шаг, и красавица исчезает, как и остальные люди. Снова происходит некая перемена. Мир переворачивается с ног на голову. Высотное здание рядом с ним меняет свою форму, вытягиваясь к небесам, становясь белым. По-прежнему за ним виднеется колледж, но ещё более старый, чем раньше. Мимо Дмитрия проезжает странный механизм, похожий на робота из фантастических фильмов. На его гладкой поверхности отражается улица, а также изумлённое лицо мужчины. Дальше, через дорогу, школы больше нет. Теперь там возвышается некий монумент, непонятно кому поставленный. Его окружает площадь, круглая, гладкая.

«Все-таки, что же происходит?»

Мужчина ощущает нарастающую панику, которая в скором времени могла выплеснуться наружу. Он сделал всего два шага, и за это время местность дважды переменилась.

Наряды проходивших людей более странные, а от остановки не осталось и следа. По дорожному полотну двигаются автомобили, футуристические, какие никогда не доводилось видеть раньше, даже в кино. Они даже не ехали по асфальту, а скорее уж парили над ним, находясь в воздухе на несколько сантиметров.

Дмитрий оглядывается назад, но не видит своего собственного дома. Пятиэтажка пропала, а на его месте находилась арена со стеклянным куполом, словно из хрусталя. Возле входа толпились люди, входя вовнутрь, откуда слышались крики. Также среди человеческих индивидуумов выделялись…

«Всё-таки это роботы!»

Некоторые имели форму яйцевидную, но были и такие, которые напоминали людей, с руками и ногами. Один из подростков, с надетыми на глаза странными очками, водил руками в воздухе, будто являлся дирижёром. Над ареной то и дело вспыхивало голографическое изображение. Демонстрировались не слишком понятные события. Парящие в воздухе люди на досках, как скейт, но без колёс, гонялись за овальным мячом.

Непроизвольно Дмитрий делает ещё один шаг, и всё меняется, но не слишком радикально. Почти без изменений, за исключением некоторых мелких деталей. Где-то появляется здание, где-то исчезает. Люди в прежних одеждах, что и на последнем шаге.

«Что же это получается. Я каким-то образом перемещаюсь в будущее? Да нет, бред какой-то».

Но подумав, Дмитрий был вынужден согласиться с этим. Три шага, и три произошедших изменения. Похоже из-за удара молнии, он приобрёл способность перемещения во времени.

«Я просто не могу поверить в это. Не могу».

Сердце бьётся сильно, ударяясь о рёбра, причиняя лёгкую боль. С одной стороны, ему хотелось кричать от восторга, так как детская мечта сбылась, но с другой…

«Смогу ли я вернуться обратно?»

Ещё шаг в будущее. Колледж пропал. На его месте выросло здание из стекла, исчезая в небесах, отбрасывая тёмную тень. Арена изменила свою форму, став шире.

«Интересно, сколько же времени прошло?»

Его взгляд блуждает по сторонам, пока не останавливается на голографическом изображении. Там значилось, что сегодня 2418-ый год, а это означало лишь одно, что сделав четыре шага, которые ровнялись столетиям, он переместился в будущее, просто, без каких-либо усилий.

«Я же опоздал на работу! Хотя, опоздал на целых четыреста лет».

Дмитрия начинает разбирать смех, который звучит вначале тихо, но с каждой секундой всё громче и громче. В нём не было веселья, а скорее уж паника, скрытая, пока всё ещё прячущаяся глубоко внутри. Проходившие мимо люди, бросают с опаской на него взгляд. Слышна их речь, вполне понятная, русская. Но все-таки некоторые словечки малопонятные.

«Нужно попробовать вернуться обратно», — думает он.

Дмитрий разворачивается, и делает шаг, как он думает, в прошлое, но оказывается ещё на сто лет вперёд, в 2518-ом году. Мир в технологиях ушёл ещё дальше. Появились более современные роботы, здания стали какими-то безумными, словно их планировал человек, у которого проблемы с психикой. Над головой летали сверкающие диски, по-видимому, аналог самолётов. Правда, этот транспорт мог двигаться в разные стороны, разворачиваясь и меняя ход прямо на скорости. Одежда у людей также изменилась. Теперь на них не имелось ткани. Скорее уж это походило на то, словно на голое тело нанесли краску, прикрыв некоторые места.

«Я не вижу стариков. Где они?»

И действительно, Дмитрий не наблюдал ни одного пожилого человека. Все казались молодыми, лет тридцати и младше. Их лица пылали здоровьем, не смотря на странный окрас, который носили, как мужчины, так и женщины. В его бы время, если бы кто-то из мужского пола нанёс на лицо косметику, то обязательно приписали к геям, а здесь всё так просто. Впрочем, мода двигается вперёд, и что было позорно пятьсот лет назад, теперь кажется нормой.

И только сейчас до Дмитрия доходит, что он не вернулся на сто лет в прошлое, а наоборот переместился ещё дальше. Значит, поворот назад, не означает путешествие в обратном направлении. Куда бы он не шёл, Дмитрий станет прорезать время, столетие за столетием.

«Ты получил то, что хотел, — раздался в голове голос его второго я. – Ведь именно тебе жизнь казалась скучной, пресной. Теперь можешь наслаждаться, впитывая эмоции. Всё будущее твоё».

— Но я не совсем этого хотел.

«Получи и распишись. От тебя здесь больше ничего не зависит. Ты странник, не только без дома, но и без времени. Твоя участь, это двигаться вперёд, и только вперёд. Возврата к прошлому не будет больше никогда».

Развернувшись в обратном направлении, мужчина шагает вперёд, больше не надеясь увидеть свой дом. Он отлично осознаёт, что его семья, родители и друзья давно мертвы. Да и самого бы его не было, если бы не молния, что попала так точно. С другой стороны, раз выпал шанс, он должен им воспользоваться. Дмитрий сможет увидеть то, что не дано другим. Перед ним лежало само время.

Чем дальше он двигается вперёд, тем чуднее становятся технологии. Спустя ещё 600 лет, он остановился, оглядывая то, что осталось от его города. Это мало напоминало место, где он родился, а также, где провёл всю свою жизнь.

«С момента моего ухода прошло тысяча сто лет», — с дрожью думает он.

Всё заполняют здания, высокие, из неизвестного материала. По ним бегают паукообразные существа, по-видимому, роботы. В небе висят сферы, непрозрачные, громадные. Между ними курсируют множество летательных средств. Земля же заключена в броню неизвестного материала, асфальта, бетона, или чего-то другого. Иногда попадаются люди. Они выше самого Дмитрия где-то на пол головы. Одежда в привычном смысле этого слова отсутствует. Интимные места закрывает серебристый туман, никак иначе это вещество не назвать.

«Три тысячи сто восемнадцатый год», — качает он головой.

Определённо стало теплее, а возможно здесь поработали климатические спутники. По крайней мере, если судить по изображению на одном из зданий, завтра с двух до трёх обещали дождь, после чего солнечную погоду в течении оставшегося дня.

«Интересно, куда нас заведут технологии?»

На Дмитрия смотрят несколько глаз. Мужчина и женщина, оба выбритые, с движущимися татуировками на лицах. Они с опаской приближаются, начиная что-то говорить. Дмитрий понимает лишь пару слов, остальные для него незнакомые. Откуда-то сверху спускается робот, выпуская из себя с десяток ног. На нём золотистое изображение меча и звезды. Может быть полиция, или же её аналог.

«Я бы и рад с вами остаться, но не могу, — размышляет мужчина. – Мне нельзя делать остановки. Я даже не смогу себе добыть воду и пищу, так как следующий шаг переносит меня на сто лет вперёд».

Паукообразный робот выстреливает липкой паутиной в Дмитрия, и его бросает вперёд. Мужчина переносится дальше, а женщина со своим спутником, а также робот, исчезают.

Около трёх столетий почти ничего не происходит. Только в три тысячи шестисот восемнадцатом году, наконец появляется нечто вроде телепорта. Человек, как замечает Дмитрий, перемещается в пространстве с помощью механизма, который надет на запястье. И даже не одет, осознаёт он, а вживлён. Здесь люди имели по несколько ног, глаз, рук. Скорее всего провелась отличная генетическая работа учёных мужей. В небесах летали огромные пчёлы, стрекозы, явно механические. Что они делали, Дмитрию понять не удалось. А ещё выше, был виден орбитальный город. Тот сверкал множеством вспышек, переливаясь, словно новогодняя ёлка.

«Скорее всего, люди уже давно живут на Луне, Марсе, а может и гораздо дальше, покинув наконец нашу солнечную систему».

Мужчине хотелось увидеть гораздо больше, а не эти обрывки. Но ничего поделать он не может, так как это не в его власти. Он лишь странник, путешественник по времени. Дмитрий даже не мог более внимательно рассмотреть переливающийся разными цветами шар, который висел в пространстве, метрах в тридцати. Стоило ему шагнуть, и сто лет оставались позади.

Глубоко дыша, Дмитрий перемещается ещё на триста лет. Картина изменения поразительная. Он попадает в самый разгар войны. Падают дома, медленно заваливаясь, переламываясь напополам. Небо разрезают яркие вспышки лучевого оружия. Орбитальный город наносит точечные удары. По обломкам биомассы карабкаются паукообразные роботы, непрерывно ведя огонь. Люди, бойцы, перемещаются в пространстве, выныривая в разных местах, нанося смертельные укусы. Над крышами домов проносятся боевые пчёлы, сжигая лучом, оставляя после себя лишь пепел.

«А вот этого следовало ожидать, — думает мужчина. – Хотя, честно признаться, я ожидал чего-то подобного гораздо раньше. Сколько же продержалось человечество без войн».

Дмитрий поспешно делает шаг вперёд, так как в его сторону направляется рой боевых ос. Где шаг, там и десяток. Он смотрит на часы. С начала его путешествия прошло не больше тридцати минут.

Здесь он видит разруху. От городов почти ничего не осталось. Всё поросло голубоватой травой. Биомасса, из которой состояли города, превратилась в могильный камень. Небо чистое, без сфер, орбитальных поселений и прочего больше нет. Летают странного вида птицы, с острыми зубастыми клювами. Они громко кричат, коробя слух резкими звуками. Откуда-то из-под обломков вылезает худая фигура, обёрнутая в лохмотья. Пепельного цвета кожа обтягивает череп, а живые глаза смотрят с мольбой. Тонкие руки тянутся вперёд. Дмитрий не сразу опознаёт в этом существе человека. Он непроизвольно отшатывается, делая шаг, переносясь в будущее.

«И куда же мы себя загнали? Во что превратились? Стоила ли война всего этого?»

На сердце лежит груз. Дмитрий шагает по времени, делая десятки, сотни шагов, продвигаясь медленно вперёд. От города ничего не осталось, лишь холмы, которые поросли странными, на вид, будто инопланетными растениями. Он больше не считает столетия. Возможно прошла тысяча лет, а может и все десять тысяч. Мелькают пейзажи, диковинного вида животные. Один раз среди деревьев, он увидел нечто отдалённо похожее на крысу, но только громадных размеров, величиной с лошадь. Она охотилась, топорща длинные усы, слабо шевеля лысым хвостом. Её жертвой было огромное животное, наверное, предок слона, но только с множеством жировых складок. Хобот отсутствовал, как и уши. Слон, или его потомок, почувствовав опасность, бросился бежать с резвостью гепарда, высоко подпрыгивая на длинных гибких лапах. Достигнув широкой реки, существо плюхнулось в воду, исчезая на глубине.

«А где же человек?»

Дмитрий осматривается, но ничего не видит вокруг, кроме крысы, что теперь мчалась в его сторону. Мужчина поспешно шагает прочь, не желая стать жертвой этого громадного зверя.

* * *

Дмитрий сидит на потрескавшейся земле, сложив ноги под себя. Вдали виднеется чахлая растительность. Река исчезла, оставив после себя лишь сухое русло. Ничего не говорит о том, что здесь некогда стоял город. Температура ниже среднего, а солнце уже не так ярко светит. Мужчина даже не представляет, как далеко забрёл. Возможно прошло сто тысяч лет, или даже гораздо больше. Он чувствует внутри усталость и опустошённость. Земля умирала, медленно, но верно.

Дмитрий поднимает голову, глядя на того, кто приближается к нему. Это было покрытое шерстью существо, грязное, источающее неприятный запах. Оно горбилось, опираясь на длинные руки. В конце концов, оно останавливается в нескольких метрах, глядя на человека из прошлого.

Дмитрий смотрит в глаза местного обитателя, видя в них историю человечества. Существо осознает, что всему приходит конец, как наступил закат людской цивилизации. Возможно кто-то смог спастись, покинув планету, отправившись к звёздам, но, а тем, кто остался, приходилось доживать на руинах.

— Одиночество, — тихо говорит мужчина. – Вот что ждёт тебя и меня.

Дальний потомок не отвечает, и, наверное, не знает языка прошлого, но, по-видимому, понимает каким-то чувством, так как тяжело вздыхает. Он яростно чешется под мышкой, потом начинает отлавливать в шерсти насекомых.

— Мы должны пройти до конца свой путь, — вновь говорит мужчина. – Каков бы этот конец не был.

Он на мгновение замолкает, а после продолжает:

— Я не ценил того, что имел, а теперь уже поздно. Мне остаётся идти лишь вперёд, в будущее, пока могу идти. Но я знаю, что скоро придёт конец.

Мужчина смотрит на солнце, потом окидывает взглядом скудную местность. Несколько растений ползут в его сторону, явно для того, чтобы отыскать в его теле влагу.

— Цени своё место, свой дом.

Дмитрий со вздохом поднимается на ноги. Существо смотрит на человека равнодушным взглядом, следя, как тот исчезает в пространстве. Потом помедлив ещё пару секунд, человеческий потомок бросается к растениям, начиная их рвать зубами, высасывая из них всю влагу.

Мужчина шагал вперёд столько, сколько мог. Когда же его путь, наконец, прекратился, он уже не мог видеть те процессы, которые происходили на Земле. Как солнце стало светить всё жарче и жарче, выпаривая кислород. Высохли последние реки, моря и океаны. Планета превратилась в безжизненную пустыню. Разве только простейшим организмам удавалось выживать, которые приспособлены к высоким температурам. Луна продолжала удаляться от планеты, уходя в самостоятельное плаванье. В конце концов, когда на Земле не осталось атмосферы, солнце превратилось в красный гигант, поглотив Меркурий и Венеру, а спустя ещё энное количество времени в белого карлика. Это было концом для планеты, но пока не для вселенной. Она продолжала расширяться, медленно, но верно, без человека. Потом, только возможно, произойдёт разрыв, или сжатие, в сингулярность, который породит новый большой взрыв, дав рождения планетам. Может быть у человечества появится второй шанс, или быть может насмену людям придёт новая раса, незнакомая, чужая, более удачливая.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 14
Комментарии

хороший рассказ

Слабый закос под "Машину времени" :)

Быстрый вход