Странник. Глава 1

- Влад, началось! – компьютерщик Митяй влетел в их кабинет с вытаращенными глазами. Обычно флегматичный, сейчас он был крайне возбужден. В коридоре послышались громкие голоса других сотрудников, женские крики.

В дверях показался Иван Ильич, директор их небольшой фирмы. «Молодежь, все срочно на выход. Документы в карманы – и бегом вниз. Затем к метро». Он выглядел раздраженным, но, как всегда, принимал решения быстро.

Не заставляя себя ждать, парни быстро выскочили в коридор и, слегка прихватив под локотки семенящую на каблучках секретаршу Анечку, устремились вместе с ней к лифтам. Вместе с ними в «Отис» набились и другие сотрудники размещавшихся у них на этаже контор. Общее настроение было даже приподнятое, хотя и напряженное – как перед первым прыжком с парашютом. Кто-то отпустил шутку. Дружно, всем лифтом, посмеялись.

Стихия – она где-то там, далеко. За морем, на юге, на востоке. Но не здесь. Да, штормовые предупреждения звучали чаще. Стало больше упавших деревьев, сорванных крыш, поврежденных машин, жертв среди случайных прохожих. Но это было и раньше, пусть и в меньшей степени – обычное дело, случайность. И уж тем более казался нереальным некий глобальный катаклизм.

- Про войну-то ничего не говорили? – вдруг поинтересовался Влад.

Народ приутих, переглянулся.

- Нет, вроде говорили только про надвигающийся ураган – выдал Митяй, но как-то неуверенно.

- Не было ничего про войну – добавили из-за спин, - не пугай народ.

Лифт с мелодичным звуком выпустил их из своих недр и устремился навстречу новым пассажирам.

Давки не было. Люди достаточно организованно покидали бизнес-центр. Охрана, похоже, уходить не собиралась – как всегда, дежурили на ресепшене. На улице на первый взгляд все было как обычно. Теплый летний день: спешащие пешеходы, извечные автомобильные пробки, типичная пятничная суета в предвкушении выходных. Правда, большая часть пешеходов двигалась по направлению к «Владимирской». Да и автомобили сигналили на порядок чаще обычного, распугивая переходящих на красный свет. Репродукторы ожили и твердый голос вещал о необходимости срочно следовать к ближайшей станции метрополитена. И еще о том, что это не учебная тревога.

Влад шел с Митяем и Анечкой, слушая их болтовню о погоде на выходные, ожидании зарплаты и т.п. Настроение было неважное. Он убеждал себя, что это всего лишь ураган. Коллективные учения. Перестраховка.

Труба завибрировала – мать переживала за него. Успокоил, сказал, что тревога учебная, у него все в порядке, пусть не волнуется, сидит на даче и слушается отца.

«Не в порядке, все вовсе не в порядке» - стучала в голове неясно оформившаяся мысль.

И чем ближе он подходил к метро, тем отчетливей понимал, что приближается к осязаемому каждой клеткой перекрестку в своей судьбе. Логика, рациональное мышление, опыт: все подсказывало вполне однозначный план действий, следовать которому их и призывал социум.

- Да не переживай так, адепт ты наш – обратился к нему Митяй – как на плаху идешь. Вон даже Аня не боится. Верно, Анечка?

- Конечно, не боюсь – тут же поддержала секретарша, хотя по ее виду это было не очевидно. Она нервничала, как и многие в идущей к метро толпе. Волнение постепенно нарастало, подогреваемое непрекращающимися речами из репродукторов. Некоторые водители наспех припарковали свои авто вторым рядом и тоже последовали указаниям невидимого глашатая.

- Будем в тесноте, да не в обиде – легонько ущипнул Анечку за бок Митяй, отчего та испуганно взвизгнула, – а еще в темноте, которая друг молодежи!

Перед входом на Владимирскую стояла большая толпа, которую более-менее корректно пытались направить внутрь блюстители порядка. Некоторые шумели, но паники пока не было.

Метро работало только на вход – и со всех сторон к нему стекались люди. Владимирский проспект и все близлежащие улицы стояли в глухой пробке. Водители теряли терпение – клаксоны звучали все чаще, кто-то уже переругивался через открытые окна.

Затягиваемого монотонным движением толпы ко входу в метро, Влада вдруг пробрала дрожь. Он словно увидел себя с высоты птичьего полета. Массивные двери, за которыми скрываются все новые люди, забитые машинами улицы, стоящие в соседнем переулке крытые брезентом армейские ЗИЛы, другие станции метро, к которым тоже тянулись со всех сторон люди. Старый Петербург уменьшился до размеров макета, его окружили рабочие кварталы, новостройки, высотки недавних лет постройки, загородные коттеджи, дачные поселки.

- Что встал, не задерживайся, двигай вперед – гаркнул у Влада над ухом дюжий молодец в мышиной форме. Митяй и Анечка мелькнули впереди и скрылись в вестибюле метрополитена.

- Я лекарство забыл в машине!» – выкрикнул Влад первое, что пришло в голову, и быстро зашагал сквозь толпу в сторону Невского проспекта. Ему что-то крикнули вслед, но останавливать не пытались.

Выбравшись из сгущающейся толпы, он продолжал шагать уверенной походкой имеющего цель человека. Фактически, решение уже было принято – только Влад еще до конца не осознал его.

Ощущение острой нехватки времени было почти физическим. Влад словно знал, что нужно спешить. Кровь стучала в висках, словно на краю пропасти перед первым прыжком. Еще есть возможность отступить – и пойти вместе со всеми по широкой проторенной тропе. Это было просто, логично, рационально. Но ощущение того, что ему нужно шагнуть в эту пропасть, становилось все отчетливей. Больше ни секунды не сомневаясь, юноша избрал свой путь.

Если не знаешь, что делать - делай шаг вперед. Он знал, что делать. Чувствовал.

Тормознув ржавую классику, юноша, не раздумывая, согласился на заметно заряженный тариф. Пожилой водила был на взводе и прорывался сквозь пробки, как безумный. Впрочем, сегодня почти все водители вели себя нервно и непредсказуемо. То и дело приходилось протискиваться мимо очередного ДТП. Рост общего напряжения многомиллионного города чувствовался даже сидя в машине. Расплатившись и попросив бомбилу подождать пять минут, Влад бросился на вокзал. Здесь тоже начинались волнения, но народу в кассах было немного, электрички ходили. Купив билет до станции Ладожское Озеро, Влад сел в почти пустую электричку и постарался успокоить пульс. Когда состав тронулся, по вокзалу объявили об отмене всех поездов на сегодняшний день.

«И на все последующие дни тоже» - мрачно прокомментировал какой-то сидящий впереди субъект и нервно засмеялся.

С Ирой говорить не хотелось. А значит, и не стоило. Она с родителями, кому позаботиться есть. Да и ее друзья с подругами не оставят скучать в одиночестве. Обыденные какие-то у них были отношения. Технические. Катящиеся по стандартным рельсам.

Друзьям-приятелям нужно позвонить – но все это позже.

Влад сейчас хотел поговорить только с отцом и матерью. Остальные – потом. Если будет время.

Родители на даче: час езды на электричке в сторону Ладоги. Позвонил матери, долго говорил, убеждая, что у него все хорошо, спрашивал о ее делах и планах – потом попросил передать трубку отцу.

- Как решил поступить, сынок?

- Еду к вам.

- В метро решил не идти?

- Мне туда не нужно. Считаешь, я не прав?

- Не мне тебя наставлять. Помнишь, мы говорили об интуиции и «чувстве опасности». Так вот: у тебя она на порядок совершенней, чем у меня или кого-либо еще из известных мне людей. Тебе осталось лишь научиться слышать.

- Отец. Собери продукты и вещи и спускайся с мамой в подвал. Это шанс.

- Продукты и вещи первой необходимости уже давно в подвале. Сейчас спустимся туда сами. По радио кричат о каких-то ураганах и смерчах.

- Слышал. Тогда в подвале вы с мамой будете в безопасности.

- Уже спускаемся – и ждем тебя. Делай, что должен…

- Случится, чему суждено …

- Удачи, Владислав.

- Удачи вам с мамой.

Телефон отключился. Он успел сказать все, что хотел.

- Народ, посмотрите, у всех связь пропала!? – из дальнего конца вагона возбужденно крикнул какой-то парень, обнимающий за плечи плачущую девушку. Замершие под перестук колес немногочисленные пассажиры зашевелились.

- У меня тоже нет. Мегафон

- И у меня. Билайн не пашет.

- Какой нафиг Билайн – спутник, спутник вырубили!

«Если не работает спутниковая связь, дела плохи» - подумал про себя Влад. Связи не было ни у кого.

Влад окинул взглядом пассажиров. Встревоженные, испуганные лица. Многие женщины плачут. Кто с рюкзаками и сумками, кто налегке в деловом костюме, родители с детьми, старушки.

Динамики ожили, но вместо названия ближайшей станции, напряженный голос четко, почти по слогам, произнес:

«Граждане, сохраняйте спокойствие. На Петербург с юга надвигается сильный смерч. Наш поезд без остановок дойдет до станции Ладожское озеро. Затем всем пассажирам следует идти в военный городок по шоссе на север. Идти меньше километра. Военные вас встретят. Просьба сохранять спокойствие».

Народ зашумел, бурно обсуждая заявление и уже не сдерживая эмоции. Какие-то парни побежали по вагонам в сторону головы состава. Через минуту в ту же сторону по проходу пробежали два милиционера.

«Так, спокойно. Конечная всего в паре десятков километров от дачи. Поймаю авто – и долечу моментом. В крайнем случае – добегу». Влад с отвращением посмотрел на свои офисные ботинки. В таких долго бежать очень неудобно, все ноги стопчешь.

«Смотрите, справа!» - закричал кто-то. Вагон бросился к правым окнам. В нескольких километрах от них был смерч. Сероватого цвета, похожий на узкую воронку, он словно подпитывался энергией от закрывших небосвод мрачных туч. Настолько непривычный для северян, что нестрашный, а наоборот, захватывающе красивый и притягивающий взор. Вокруг воронки кругами вился различный мусор, в который превращалось все, с чем соприкасался смерч.

«Дальше еще один!». Второй был чуть сзади и издалека казался игрушечным. Все прилипли к окнам, не в силах оторваться от завораживающего зрелища. А поезд тем временем набирал ход, подпрыгивая на стыках и отчаянно скрипя.

Динамики еще несколько раз надрывались все более похожим на крик голосом, повторявшим уже прозвучавшее сообщение. Народ был в состоянии крайнего возбуждения: говорили на повышенных тонах, бегали по вагонам, что-то горячо обсуждали. Некоторые настороженно замкнулись, ссутулившись на скамьях – но таких было меньшинство. Когда опасность стала видимой и, визуально, вовсе не такой страшной, общее настроение стало чуть ли не восторженным. И даже появление новых смерчей на горизонте не смогло погасить этот душевный подъем. «Прорвемся!» - орала во все горло какая-то подвыпившая компания в дальнем конце вагона.

Вот меж сосен мелькнула полоска воды. Электричка начала тормозить, завершая свой спринтерский заезд на максимальной скорости. Люди устремились к тамбурам, хватаясь за лавки, чтобы не упасть от резкого толчка замедляющегося поезда. Запнувшись о тележку на колесиках, толкаемую какой-то старушкой, Влад бросил взгляд на платформу.

И у него на глазах бетонные блоки закачались и поднялись в воздух.

Скрежет металла, звон разбитого стекла и крики людей ударили по барабанным перепонкам. Вагон качался и дергался, словно в конвульсиях. Люди падали, расталкивая друг друга, рвались в тамбур, некоторые хватались за окровавленные лица. Часть стекол выбило, по вагону со свистом летели камни, песок, различный мусор. Неба не было. И пейзажа за окном тоже не было. Только серая ревущая воздушная масса.

Как не странно, Влад не испугался. Вероятно, просто не успел. Еще до того, как первое стекло брызнуло во все стороны серебристым дождем, он уже лежал на полу, крепко обхватив руками опоры лавок. Думать было некогда – все решали рефлексы. Максимально укрыв тело и прикрыв глаза, юноша не двигался.

Внезапно вагон прекратил дергаться. Серая стена ушла в сторону леса, сопровождаемая свистом ветра и треском падающих деревьев. В вагоне кричали женщины, стонали раненые, все вокруг было усеяно битым стеклом и другим мусором.

Влад сел на корточки и осмотрел себя. Никаких травм, нет даже порезов от летавших во всех направлениях осколков. Он встал на ноги и осмотрел царящий вокруг хаос. Его укрытие под лавкой оказалось идеальным убежищем. Вокруг ползли по полу или лежали окровавленные пассажиры, платформа за окном была разрушена, одна бетонная секция выбила двери их вагона и лежала в тамбуре, угол другой торчал из развороченного окна в нескольких метрах позади.

Аккуратно выбравшись из вагона через оставшийся целым тамбур, Влад осмотрел окрестности. На помощь им не спешили: обещанных военных в округе не наблюдалось. А ведь ВЧ буквально в двух шагах. Футуристическое здание вокзала не пострадало, даже битых стекол не было видно. Смерч, словно хирургический скальпель, прошел в паре десятков метров от строения и ударил в платформу и поезд. Состав с рельсов не сошел, но повреждения имел приличные. Больше всего пострадал вагон, в котором ехал Влад – именно в него пришелся главный удар.

Немногочисленные люди, ехавшие в электричке, находились в шоковом состоянии, которое усиливали стоны раненных. Многие сидели на земле с отрешенным видом. Истерически кричала и рвала на себе волосы молодая женщина. Стоявший рядом мужчина тщетно пытался ее успокоить. Несколько молодых парней побежали к зданию вокзала и стали ломиться в запертые двери. Влада всегда удивляло, кто и зачем отгрохал такое большое вычурное строение на конечной станции тупиковой железнодорожной ветки, где никогда не бывало много пассажиров: рыбаки, редкие дачники да военные из расположенного рядом военного городка. Не иначе, к какому-нибудь последнему съезду Партии возвели.

Смерчи исчезли, как будто их никогда не было – остались только нанесенные ими разрушения.

Заметив выползающего из поврежденного вагона пожилого мужчину, Влад инстинктивно устремился на помощь. Усадив стонущего пассажира на теплый асфальт, он помог выбраться на воздух еще пятерым. Двоих оставил в вагоне. Мертвый мужчина с перерезанным большим осколком стекла горлом и придавленная неподъемным бетонным блоком девушка. Она тихо стонала.

За его действиями с потерянным видом наблюдали два молодых милиционера из их поезда. Наконец, они решились помочь вытащить последнего пассажира, а затем пошли по вагонам в сторону головы состава.

Влад вышел на воздух. Осмотрел руки на предмет порезов. Нет, никаких повреждений. Только одежда в крови: помятая офисная рубашка и брюки. «Хорошо подготовился к концу света, боец» - подумал Влад про себя. Ему хотелось как можно быстрей поехать на дачу, к родителям.

Тем более, что никто их здесь, похоже, с помощью не ждал.

Заметив подъезжающую к вокзалу ржавую шестерку, Влад отчаянно замахал рукой. Водила тормознул.

- Довези до дачи! Всего пара десятков километров. Не обижу!»

- Садись! Один хрен сваливаю отсюда куда подальше. Половил, бля, рыбку!

Почти на ходу запрыгнув в машину, Влад ощутил, что что-то неуловимо изменилось в окружающей обстановке.

- Что за …

Воздух вокруг оглушительно зазвенел – и время остановилось …

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 79
Комментарии

интересно написал, читается легко. жду продолжения!

"Влад шел с Митяем и Анечкой, случая их болтовню" - заметил одну очепятку

10 )))

Не плохо , читается достаточно легко, вот тут стоит исправить "Многие сидели на земле с отрешенным видом на земле" и еще достаточно часто встречается местоимение "ЮНОША" думаю стоит как это разнообразить , устаешь от постоянного Юноша пошел туда, Юноша сделал то =)

А вообще мне понравилось концовочка интригующая, жду продолжения =))

10=)

__________________________

зло это лишь точка зрения.

Блин, чел! Ну на самом интересном месте! Отлично написано, но хотелось бы больше разрушений и смертей)

Ага)

Круто, но мало. Жду.

Очень интересно!

Интригует, сценарий немного непривычный, я бы сказал свежий. Четкий понятный язык изложения. 9. Интересно что же будет дальше?! Жду продолжения.

Очень неплохо!!! Хочется читать и читать, герой приятен, сюжет увлекает; прямо себя представляешь на его месте и думаешь, а чтобы сделал ты?

какое убожество, штам на штампе.

написано хорошо. только как может быть асфальт теплые если небо затянуто тучами?) поставил 10

______________________________________________________________

Сила зависит лишь от того, какого рода знанием владеет человек. Какой смысл в знании вещей, которые бесполезны? Они не готовят нас к неожиданной встрече с неизвестным.

Всё, увлёкся. Надеюсь, это произведение дописано до конца.

Быстрый вход