Инцидент - Агония, ч.2

Перейдя на торопливый, нервный шаг, Фли обессилено дотащилась до входа в одну из общих комнат, поминутно спотыкаясь о разнообразный мусор в тёмном коридоре, и со вздохом привалилась к стене.

Вдохнуть. Досчитать до четырёх. Выдохнуть. Повторять, пока не станет легче.

Этому её капитан научил.

От последней мысли Фли моментально почувствовала, как в носу снова предательски защипало и с титаническим усилием удержалась, чтобы только не разрыдаться снова.

Вдохнуть. Досчитать до четырёх. Выдохнуть. Повторять, пока не станет легче.

Полегчало.

Отлепившись от обшарпанной стены, Фли вытерла рукавом глаза, придала своему взгляду обычное хмурое выражение и, не снимая платка с лица, отодвинула тряпичный полог и молча проскользнула в скудно освещённое помещение, мельком окинув взором присутствующих "соседей".

Стинк всё так же увлечённо возился со своими пустыми водочными бутылками, обставившись разного рода маленькими канистрами и прочими емкостями и нещадно отравляя близлежащее пространство "ароматами" ацетона, скипидара и прочих горючих материалов, имеющихся у него в запасе. С великолепным презрением к своему текущему занятию, доморощенный химик-пиротехник не выпускал из уголка рта исходящую дымом сигарету, до кучи невероятным образом успевая определить, из какой бутылки в данным момент добавить в другую бутылку, а из которой - в очередной раз отхлебнуть дешёвого тепловатого пива. Прозвище парню было дано не зря, как можно было подметить, но даже витающее вокруг него едкое химическое амбре было куда лучше страшной и тёмной маленькой комнаты, откуда вернулась Фли.

Впрочем, в обстановке шаткой безопасности, парень был совершенно неконфликтен и известен своей манией добавлять в сигареты немного более весёлого табачку, по собственному выражению. Максимум неприятностей он доставлял, разве когда начинал конкретно тупить, чем нехило выбешивал окружающих. В корне же он изменялся, только если удавалось пустить в ход свои гремуче-горючие смеси - вот тогда у Стинка реально крыша ехать начинала, и он становился достаточно опасен для окружающих, о чём говорило наличие у некоторых из общины пузырящихся воспалённых ожогов. Но, как бы то ни было, его "волшебные бутылочки" не раз вытаскивали выживших из серьёзных передряг. Коктейли Молотова он ваял с воодушевлением, профессионально, по собственному рецепту, оснащая их прокаленной при помощи проспиртованной нитки линией гарантированного скола при броске в цель и дублированным встроенным фитилём из подручных материалов. Никаких спичек и зажигалок - мазнул запалом по горлышку и смело швыряй пылающую смерть во всё, что тебе не понравилось. Потух или не загорелся внешний фитиль? Не беда, при контакте с воздухом гарантированно загорится химический внутренний.

Надёжно и эффективно. Не было сомнений, что до заварушки у парня были серьёзные проблемы с законом. Ну, или с психдиспансером. Это оружие было не слишком удобным, непредсказуемо разрушительным и крайне опасным, но оно экономило общине очень много дефицитных патронов.

Пиротехник - это полезно. Даже если он и не пиротехник, а шизанутый пироманьяк.

А вот напротив Стинка, да ещё и на законном месте Фли...

По обыкновению в этом страшенном и вытянутом чуть не до бедёр вязаном пуловере - скорее всего, как и всегда, на голое тело - и окутанное целой копной угольных косматых, скорее всего нечёсаных ещё с позавчера волос. И опять же, по обыкновению, это вязано-волосяное чудовище сидело, подпирая спиной стену, обнимая свои коленки и угрюмо сверлило взглядом пустых и слегка бездумных серых глазёнок сидящего напротив Стинка.

...Аа, мля. Припёрлась, мать её, с досадой подумала Фли.

Акула.

Не сказать, чтобы у Фли были дружественные отношения с Акулой. Мягко сказать, она её недолюбливала. А местами - тихо ненавидела. Тихо потому, что с Акулой шутки были, очень мягко говоря, плоховаты.

Акула прибилась к главарям одной из первых - из тех первых, кто остался в живых - и единолично считала себя с ними "на одной планке" в этой шаткой общине выживших, и, во всяком случае, являлась одним из самых тяжеловооружённых её компаньонов, о чём говорил её карабин "Сайга-12К", компактный самозарядный дробовик, в ближнем бою вполне себе тягающийся с АКС-74У Веха. А Аконит, напарник Веха, был владельцем охотничьей винтовки "Тигр-02", и предпочитал в основном дальний бой. Три хороших многозарядных ствола, три действительно надёжных бойца с этими самыми стволами - и это на всю общину. Негусто, в общем-то...

Девка была на полторы головы выше Фли, куда как ладнее скроена и совершенным образом не стеснялась срываться и пускать в ход кулаки по каждому поводу. И без повода тоже. И, самое обидное, делать она это умела явно на полупрофессиональном уровне - не поспоришь. На памяти Фли жмур, вцепившийся в длинные волосы Акулы, которые она принципиально не считала нужным прятать, и рывком едва не свернувший ей шею, моментально привёл её в такое бешенство, что она его молотила врукопашную до тех пор, пока хрустеть не перестало. Фли тогда стало страшно. Страшно от того, что тот человек, с которым она делила сомнительный кров и драгоценную еду, превратил хотя бы отдалённое подобие человека в переломанное кровавое месиво.

Голыми руками.

Тем не менее, главари её ценили. Акула, конечно, упрямилась как ослица, но удовлетворительно выполняла приказы, наглела в меру, аккуратно следила за оружием, что немаловажно, умела его использовать - и, что самое главное, шла в бой без малейших колебаний. Не скрывая, что испытывает ни с чем не сравнимое удовольствие от того, что она такая, какая есть. Более того, она не только за оружием умела следить, но и за собой тоже, во всяком случае, раньше Фли не знала, что волосы можно мыть даже золой. Главарям, конечно, виднее, они и за меньшие достоинства могли бы простить Акуле её завороты, например, просто за то, что девка была красивой, здоровой и полезной - но вот Фли всегда испытывала некоторое отвращение к её отвратительному характеру, беспринципной жестокости и неуёмной самоуверенности. И практически полной неразборчивости в еде в силу отсутствия хоть какой-либо брезгливости.

А фиг ли нет, говорила Акула. Еда - это всегда вкусно. Это же еда, не так ли?

Просто идеальный домашний питомец. Ест всё. То есть абсолютно всё.

Какая ирония. Акула всегда первой тащила в рот всё, что хотя бы попахивало энной съедобностью, а от тяжелейшего заражения медленно умирает в смердящей и тёмной каморке Вех. Несправедливо...

- Опять ты про меня всякую херню думаешь, да? - Акула не тратила лишних мгновений перед тем, как превентивно атаковать задумавшуюся Фли. Голос, несмотря на сквозящее в нём раздражение, у неё был вибрирующий и с приятной хрипотцой.

Наверное, до заварушки мужики от неё плыли...

- Ты заняла моё место, Акула. - тихо, но твёрдо ответила Фли. Ей хотелось бы немного поспать, так как рейд был затянувшимся и выматывающим. Ну а посещение тёмной смрадной комнаты высосало из неё последние силы.

Хотя весь её вид просто вопил "ну и что ж ты мне сделаешь?...", Акула тут же услужливо подвинулась ровно на полсантиметра вправо и похлопала ладошкой по матрасу, на котором сидела, привалившись к стенке.

Вроде мирно настроена. Какая редкость. Фли скинула с плеч лямки рюкзака, и устало ткнулась спиной в стенку рядом с Акулой.

- Ну чё там? Ёк, да? - в своих лучших традициях напрямую буркнула та.

Фли на мгновение замерла, после чего с усилием помассировала пальцами переносицу прямо через узорчатый платок, загоняя навернувшиеся снова слёзы обратно:

- Кажется, умирает.

- От ёбта. - констатировала Акула и мрачно замолчала.

Продуктивный разговор, как обычно. Конечно, капитан умирает. Иначе бы он давно превратился в жмура или ещё чего похуже, а не медленно и мучительно угасал почти десятые сутки. Такое тоже случалось, когда у этой таинственной заразы случался сбой и она просто медленно убивала своего носителя. Только... Почему так долго?

- Вех очень живучий подонок. - опять словно прочитав мысли Фли, выдала Акула, не меняя позы. Она могла так часами сидеть. - И сильный. Он выкрутится. Он и не из такой жопы выкручивался.

Акула прервалась, перестав обнимать свои коленки и подалась вперёд, ловко выхватив изо рта Стинка только что подкуренную сигарету и принимая первоначальное положение. Пиротехник же, напряжённо размышляющий над очередным адским месивом в очередной ёмкости, был настолько погружён в свои мысли, что на чистом автопилоте достал другую сигарету и чиркнул зажигалкой, прикуривая.

- Вех всегда выкручивается. - повторила Акула, выпуская в потолок струю дыма и внезапно закашлявшись. - Ну и херь!...

- До него никто не "выкрутился", хапнув этой дряни... - всхлипнула Фли.

- ...Не реви! Выкрутится. - с фирменной непомерной уверенностью цыкнула зубом Акула, прокашлявшись и снова затягиваясь.

- Не выкрутится. - внезапно просипел простуженным голосом Стинк, оторвавшись от своих адских склянок и поднимая на собеседниц изрядно затуманенный взгляд. - Никто не выкручивался. В лучшем случае крякнет или ходун получится. А в худшем... Может, и ещё чего похуже.

- Ах ты говнюк! - мгновенно и страшно рассвирепела Акула. Её косматые длинные волосы ощутимо встали дыбом, а Фли и Стинк инстинктивно отпрянули от неё подальше. - А давай на спор?! Если кэп и не выберется - с меня нож, который он мне подогнал! А выберется - смахнёмся. Только учти, белоснежка, я тя херачить буду, как драную сучку, пока сама не выдохнусь, усёк, да?!

- Нужен мне твой хренов нож сильно, аха... - поспешно открестился Стинк, уткнувшись в свои ёмкости.

- Зассал, аха. Ссыкун. - презрительно шикнула Акула, снова неспешно затянувшись трофейной сигареткой, которую нервно гоняла из одного уголка рта в другой. Тем не менее она не преминула неприлично громко хрустнуть костяшками.

- Зассал, чё. - угрюмо буркнул Стинк. - Канал я с тобой связываться, полоумная. Себе дороже.

- От то-то! А раз зассал, то верти и дальше свои любимые баночки со всяким горючим дерьмищем и не залупайся. - оскалилась Акула, затушив бычок об пол и звучно набирая полные лёгкие для последующей тирады, снова распаляясь. - Я капитана заранее хоронить не собираюсь. Потому как, если бы Восторг и Грид работали бы не на бензе, а на вашем неиссякаемом нытье, мы могли бы полным составом гнать круглыми сутками на хер отсюда. С прицепами и жратвой, к слову, мотая хоть по двести километров каждые двадцать четыре сраные часа. Но так как к моему величайшему сожалению получилось, что работают они как раз-таки на бензе, а я, красивая и замечательная, с вами, унылыми неудачниками и жопошниками, застряла здесь, и застряла надолго!...

Стинк ничего не ответил на сравнение с "жопошниками". С Акулой шутки были плоховаты. Особенно если её уже понесло.

- ...а знаешь, что самое страшное, а?! К моей скорби прибавляется тот факт, что Вех умнее всех вас, вместе взятых. Он знает всё. Он знает, как добыть бензин из палок и говна. Он знает, где взять и как заготовить непортящейся жратвы и бухла из чего? Правильно, почти что из палок и говна! А вы все в большей массе - или планктон из офисов, или неандерталы из падиков, и знаешь что? Именно поэтому я вас всегда и презирала! А ты что это на меня так пыришься злобно, э? - Акула внезапно вплотную придвинулась к Стинку, почти что вдавив его в стену. - Подраться хочешь?!

Стинк он неожиданности так офонарел, что смог только проблеять что-то довольно невразумительное, до белизны в пальцах сжав в руке пустую бутылку. Фли машинально подалась вперед, схватив Акулу за плечо:

- Прекрати!...

Ой, зря.

Падающий удар ребром ладони едва не сломал Фли предплечье, и следующее, что почувствовала задохнувшаяся от боли девушка, несмотря на плотный платок на шее - это пугающе сильные тонкие пальцы, вцепившиеся ей в гортань.

Свинцово-серые глаза Акулы, c разного размера зрачками - левый как точка в тетрадке, правый размером чуть не с пятидесятикопеечную монетку - вперились ей в лицо.

- Слышь, блоха. - она назвала Фли старой кличкой. - Я тебя сейчас убью.

И тут Фли стало невероятно страшно от того, что она поняла. Поняла она то, что сейчас Акула, не сильно напрягаясь, выполнит своё обещание. Просто и без излишеств сломает ей гортань. Ну или вырвет её на хрен оттуда, где она сейчас есть. С арафаткой вместе.

Раздавит ногтём. Как блоху.

Фли смогла только крепко зажмуриться, пустив по щекам струйки слёз. Хотелось сопротивляться, отбиваться - да только куда там. От страха просто парализовало. Кажется, и по ногам тоже уже потекло...

- ...Какого это тут хера? - вдумчиво и без особого то и удивления поинтересовался холодный и шипящий голос за спиной.

Появившийся из тьмы коридора Аконит без каких либо сомнений резко ухватил Акулу за левую руку и дёрнул к себе, вывернув до хруста и вынуждая отпустить Фли, после чего широко и обстоятельно замахнулся правой и со свистом рассекаемого воздуха отвесил ей такую звонкую пощёчину, что остальные присутствующие повторно вздрогнули.

Акула, словно только что проснувшись, судорожно выдохнула, вытаращилась на Аконита и прижала к расплывающемуся на щеке красному пятну ладонь.

- Ну как? - мягко поинтересовался главарь. От него крепко пахло алкоголем, однако на ногах он стоял твёрдо. - Уймёшься или тебе ещё отвесить?

- Отвали от меня! - Акула густо покраснела и попыталась вырвать руку из цепкого захвата Аконита, схватив его свободной рукой за запястье.

Не тут-то было. Аконит снова обстоятельно замахнулся и снова свесил Акуле ещё одну оплеуху по той же многострадальной щеке. Ещё позвонче.

- Кхх!... - Акула жутко заскрипела зубами, однако попытки сопротивляться оставила, зажмурившись и даже как-то слегка уменьшившись в размерах.

Словно нашкодившая кошка.

- Ты забыла ответить на вопросик, дорогая. - Аконит выразительно поднял бровь.

Напарник Веха ужас как не любил дважды переспрашивать.

Фли и Стинк вообще забыли, как дышать. Паны дерутся - как бы и у челяди головы не покатились. Если Акула была психованной поехавшей, то Аконит - расчётливым и хладнокровным убийцей, стрелком, который на каждое дело ходил, словно в выходные на охоту. И был он тоже слегка поехавшим. Каждый из них мог отчебучить нечто непредсказуемое.

А Веха, чтобы их разнять и утихомирить, рядом не было. Скорее всего, именно поэтому первой в конкретном случае моментально сдулась Акула. Ведь Аконит первым из всей общины, не особо задумываясь, выстрелил в другого человека, не являющегося ни жмуром, ни даже заражённым - ему, видите ли, просто не понравился соперник-мародёр на объекте рейда.

И потому Акула чертовски боялась Аконита.

- Я, это, ээ... Того, да... - первая фраза в диалоге у неё как всегда отличалась завидной информативностью.

- То есть пока я тут за главного, стараюсь вас, кучку скотов, из-под палки заставить делать хоть что-то не как обычно у вас получается, а как надо, ты, зараза лохматая, из под меня землю копать начинаешь, так я понял?

- Ни в коем случае, шеф! - тут уже Акула мгновенно побледнела, покрывшись испариной и даже слегка согнув ноги. - Просто, это... Перенервничала слегка...

- Вот и умница. Смотри у меня. - то ли прошипел, то ли промурлыкал Аконит, отпуская сдавленную до синяков руку, после чего бесшумно развернулся на пятке и растворился в тёмном коридоре. Во всяком случае, воздействие прошло ровно так, как надо - Акула молча постояла, стискивая кулаки и громко, с присвистом втягивая воздух в лёгкие, после чего ткнулась спиной в стену и словно куль с мукой сползла на пол, принимая обычное своё положение.

Обняв колени и сверля опустевшим взглядом противоположную стенку. По её голой шее, преодолев щёку, медленно поползла капля крови из рассечённой скулы.

Фли сдавленно перевела дух и сунула руку себе между ног. Какое счастье, и правда показалось. Не хватало ещё обмочиться от страха.

- Пфф, да сам такой же... - меланхолично пожал плечами Стинк и вернулся к своему монотонному занятию. На самом деле, его обычно никогда надолго не хватало на сильные эмоции. Ну, кроме использования "волшебных бутылочек". Однако и его бывало, распирала злопамятность - Стинк косо посмотрел на осевшую Акулу и подначил:

- А ты это чего так взмокла-то, подруга? Зассала против дядьки Аконита, да?

- Да пошёл ты, дебил! - зло гавкнула та и, как ни странно, просто отвернулась.

Ну точно, обиделась.

Синяк на руке и горле у одной, синяк на руке и рассечённая гематома на лице у другой. Едва не отмудоханный на ровном месте третий. Славно поговорили. Почти как всегда.

На самом деле Фли, по натуре слабовольной и пугливой, моментально стало жалко Акулу, несмотря на то, что та вполне могла ей шею свернуть парой моментов раньше. Хотя почти все выжившие за последние десять дней стали нервозными и злыми, и ссоры происходили чуть не на пустом месте, хотя еды и прочих мелких радостей пока было с лихвой, причина тому была проста. Большая и нужная всем причина, которая медленно и угрюмо умирала в маленькой и до одури вонючей комнате, делая вид, что так оно и надо. А ведь Вех был едва ли не единственным, кто не считал чем-то опасным для жизни приласкать или похвалить Акулу. И всегда после каждого рейда считал нужным подарить ей заранее заныканную бутылку дорогого шампуня для её длинных и косматых волос, которые сразу же становились гладкими и блестящими, или пакет, а может баночку чего-нибудь деликатесного, от чего блестящими становились глаза Акулы. Впрочем, он много кому чего дарил именно по конкретной теме.

В самом деле, если Вех и вправду умрёт, подумала Фли, кому станет нужна Акула? Аконит ценил её только "на деле", в быту же просто терпел её выходки, причём со скрипом. В общине её боялись и не слишком-то нуждались в ней - каких-то особенных навыков, а особенно пригодных в плане долгосрочного выживания, у неё не было. Валить жмуров десятками врукопашную или ведя контактную стрельбу, ну или наматывать километр за километром пешочком с тяжеленным баулом или раненым товарищем за горбом в режиме нон-стоп - только главари это ценили, остальные считали излишним сумасбродством.

Вот же бедолага, оказывается...

- Ну-с, готово! - с нескрываемым удовлетворением констатировал Стинк, со звоном опуская своё последнее творение на пол. Перед ним аккуратным строем стояло два ряда по двенадцать водочных бутылок, заполненные бурдой невнятного красивого цвета и снабжённые аккуратными прилизанными запалами с селитровой пропиткой. Коктейлей Стинк всегда считал нужным делать ровно по двадцать четыре, на один стандартный ящик. Закрутив пробки в канистрах и более объёмистых, чем бутылки, емкостях, пиротехник сноровисто расфасовал свои творения в вышеупомянутый ящик из жёсткого картона, не спеша встал со своего места и с удовольствием потянулся, неизящно почесав зад.

- Пойду на склад Завхозу сдам, что ли. - неизвестно зачем доложил он, подхватывая под мышку картонную тару со своими драгоценными творениями. - Потом так-то моя очередь вокруг нашего бунгала тупить, так что не скучайте. Надеюсь, Аконит в напарники кого поинтереснее даст...

Бурча таким образом, Стинк поднырнул под тряпичный полог и был таков.

"А если даже и Акула станет не нужна... То я тогда кому сдалась?"

- ...Акула? - тихо позвала Фли, примостившись к стенке и усевшись поудобнее.

- Чего тебе?! - злобно огрызнулась та. Голос у неё подрагивал.

- Ты, это... Иди ко мне, а? - неуверенно предложила Фли, вдруг удивившись собственной смелости, и для большей убедительности похлопала ладонью по бедру, приглашая прилечь.

- Чего вздумала?... - недоверчиво протянула та, искоса посмотрев на собеседницу.

- Лечить тебя буду.

Поколебавшись пару мгновений, Акула, как ни странно, очень устало выдохнула, развернулась на пятой точке и медленно завалилась на правый бок, умостив голову на коленях у Фли и приняв позу эмбриона. Ногам мгновенно стало тепло и уютно, когда по ним растеклась копна густых чёрных волос. Мягкие.

И ничем не пахнут. Значит, опять мыла волосы золой.

- Надеюсь, теперь ты меня точно не прибьёшь? - на всякий случай переспросила Фли, запустив руку за пазуху. - Я могу сделать больно. Нечаянно.

- Делай. - безразлично хмыкнула Акула.

- Сейчас, аптечку с кармана достану... Эй, ты чего это? Ревёшь, что ли?

- Реву. - так же безразлично ответила Акула.

- Не реви. Все будет хорошо. - попыталась утешить Фли.

Как-то очень стандартно и неуверенно получилось. Ей-то и самой хотелось как следует выплакаться. Да и крыша конкретно ехала, выходит, не только у Акулы.

Если честно.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.9 / голосов: 13

Быстрый вход