Странник. Глава 2

Сколько времени он был без сознания, Влад не знал. Бесполезный телефон показывал шесть вечера. Значит, часа два прошло – не меньше.

Юноша повернул голову: слева, откинувшись назад, полулежал на сиденье неудачливый рыбак. На первый взгляд, он выглядел мертвым. Машинально отметив про себя, что двигатель машины не заглох, Влад осмотрел водителя. Проверил пульс, дыхание, зрачки. Никаких признаков жизни.

Огляделся: вокруг лежали люди с поезда. Ни малейшего движения: словно кто-то отключил невидимый рубильник. Тишина. Лишь успокоившийся ветер слегка шелестит в кронах деревьев.

«Что за хрень тут творится!» - пульсировала в голове назойливая мысль. Больше никаких чувств и переживаний. Пустота.

Вышел из машины, не закрыв за собой дверь.

Трое парней лежали у входа в здание вокзала, куда они так и не успели проникнуть. Влад подошел, осмотрел их. Тела еще теплые, но пульса и дыхания нет. Мертвы. Он осмотрел еще нескольких ближайших людей. То же самое. Кругом одни трупы – в живых остался он один.

Дыхание стало перехватывать. Сел на землю, машинально стал делать дыхательную гимнастику, как всегда на тренировках. Это помогло: сознание прояснилось, зачастившее сердце успокоилось.

Снова проверил телефон. Чуда не произошло – связи не было. Не прерывая дыхательных упражнений, обдумал сложившуюся ситуацию. Как могло случиться, что столько людей умерли практически мгновенно? Какой-то быстродействующий ядовитый газ? Но почему выжил он – и кроме потери сознания, нисколько не пострадал?

Ответов на эти вопросы не было – и Влад решил не ломать над ними голову. Возможно, ответы придут позже сами.

Идея была только одна: нужно ехать к родителям! Влад не стал противиться: это было единственным действительно важным сейчас для него.

«Каков план, каков план» - вслух бормотал он, осматриваясь. Грязная окровавленная рубашка и брюки, бесполезный мобильник, паспорт и несколько тысяч рублей в кармане. «Блестящий гардероб для нынешней ситуации» - позлорадствовал он про себя.

Нужен транспорт, чтобы доехать до дачи родителей. Да и о еде тоже не мешало бы подумать – в животе уже урчало. Но о еде позже. Сейчас - в дорогу.

Отбросив все прочие размышления, Влад решительно подошел к работающей «классике» и вытащил из нее труп одетого в штормовку рыбака. Страха не было, паники тоже. Влад с детства удивлял окружающих способностью сохранять хладнокровие в стрессовых ситуациях. А его увлечение боевыми искусствами только укрепило это способность. Правда, события последних часов даже его застали врасплох: таких жизненных катаклизмов предположить не мог никто. Но то, как быстро молодой человек восстановил утраченное душевное равновесие, удивило даже его самого. Он словно гигантскими темпами наращивал невидимый щит, защищающий разум от жестоких ударов изменившегося мира.

Когда Влад вытаскивал из машины мертвого водителя, он словно перешагнул невидимую грань, отделяющую привычный, оставшийся уже в прошлом «гражданский» мир, от жестокой реальности настоящего. Сколько еще таких граней ему придется перейти, Влад не знал. И даже не удивился, с какой стремительной легкостью он стал адаптироваться в новом мире. Словно всю жизнь подсознательно был готов к этому.

Видавший виды Жигуль взревел слабеньким движком – и уже через минуту, подскакивая на разбитых бетонных плитах, пылил в сторону Разорванного Кольца – мемориала-напоминания ныне живущим о знаменитой «Дороге Жизни». Влад хорошо знал эти места: здесь он не раз бывал во время байкерских рейдов их душевной компании. Здесь не раз бывал и его дед, сопровождая полуторки, везущие в блокадный Ленинград хлеб по льду непредсказуемой Ладоги. Деда непросто было разговорить про три войны, которые он прошел от начала до конца. Но если он что-то рассказывал: Влад сидел вместе с отцом, раскрыв рот и боясь упустить хотя бы слово. Простыми, бесхитростными словами, лились речи много повидавшего на своем веку человека. И всегда их пронизывали незримые, но нерушимые понятия о мужестве, чести, правде, долге. Понятия, пережившие века. Пережившие тысячелетия.

Владислав вел машину аккуратно, не спешил. Кое-где на дороге валялись сучья и мусор от недавнего урагана. Несколько раз он миновал лежащие в кюветах автомобили. Люди в них не подавали признаков жизни и, судя по всему, умерли прямо на ходу. И нигде ни малейших признаков жизни.

«Уж не один ли я остался на этой планете …» - змейкой мелькнула страшная мысль, но Влад быстро отогнал ее. Должны, просто обязаны быть выжившие. И он найдет их.

А сейчас он едет к отцу с матерью – и это самое важное.

Узкую дорожку к их участку перегораживал чей-то новенький Гольф. Особо не раздумывая, Влад поменял автомобиль – ключи оказались в замке зажигания. Положив трупы мужчины и женщины из Гольфа на обочину и приткнув неподалеку «классику», Влад, вдавив педаль газа в пол, пролетел последние несколько сот метров и, выскочив из машины, одним движением перемахнул через аккуратный деревянный заборчик их участка. Дверь была заперта, на стук никто не отзывался. Высадив стекло, юноша через несколько секунд уже открывал тяжелую дверь в подвал. «Мама, Папа! – я пришел!»

***

Ночь была прохладной. Но Влад не чувствовал холода. Не чувствовал усталости.

Уже на рассвете он вернулся в дом. Яма была готова. Но ему не хотелось верить в смерть родителей. Он все еще надеялся на чудо: кому, летаргический сон, что угодно. Перенес тела в сарайчик, завернув в покрывало. Слезы текли по его лицу – и он не старался их сдерживать.

Твердо решив, что пока трупы не начнут разлагаться, он не похоронит родителей, Влад, наконец, рухнул на диван и уснул глубоким сном без сновидений.

Солнце нового дня давно висело в зените, когда юноша открыл глаза. Бессонная ночь и нервное напряжение сказывались: все тело ныло, голова казалась чужой, живот сводило от голода. Не давая горестным мыслям завладеть сознанием, Влад сорвал грязную окровавленную одежду – и голышом побежал к ближайшему пожарному водоему, где он с приятелями часто купался в детстве. Холодная вода взбодрила и прогнала сонливость.

Обтеревшись линялым полотенцем, Влад уравнял дыхание и сел на веранде в позу лотоса. Грош цена была бы всем боевым искусствам, если бы они тренировали только тело, а не дух и разум человека. И наиболее отчетливо это проявляется в критических ситуациях.

Через полчаса молодой человек зашел в дом и стал, не спеша, готовить себе завтрак, размышляя об изменившемся мире – и своем месте в нем. Страхи и ужасы реалий вчерашнего дня – все оставило его. Он ничего не забыл – но был свободен в своих чувствах и в выборе своего пути.

Словно заново родившийся, человек был готов открыть новый мир и научиться выживать в нем. Включил телевизор, радио, еще раз проверил мобильник. Тишина абсолютная.

Есть электричество. Но это ненадолго. При первой возможности надо проверить, что творится в Интернете.

Взяв ручку и перекидной блокнот, Влад сел за стол на открытой солнечным лучам веранде и, не спеша, стал делать наброски своего жизненного плана на ближайшее будущее, оставляя листы для пополнения и корректировки информации:

Глобальные цели:

- Выжить

- Найти других выживших

Цели:

- Создание базы для жизни. В перспективе – создание запасных баз.

- Создание запаса продуктов длительного хранения максимально разнообразного рациона. Желательно иметь запасные склады на непредвиденный случай.

- Создание запаса полуфабрикатов для приготовления продуктов и технических средств для их приготовления.

- Создание запаса питьевой воды и решение вопроса с ее восполнением.

- Медицинские принадлежности, лекарства, витамины и пр.

- Создание запаса необходимого снаряжения (весь список занял целый лист).

- Создание запаса одежды различного назначения на любые погодные условия.

- Создание запаса защитной одежды и спец. средств для выживания в условиях радиоактивного и др. заражения, а также средств для обнаружения радиоактивного и пр. заражения.

- Электрические приборы и средства для получения электроэнергии (генератор)

- Транспорт и запасные части для его обслуживания и ремонта.

- Топливо.

- Оружие, боеприпасы.

Еще раз пробежался по списку, Влад решил, что впоследствии откорректирует его, если это потребуется. Сейчас же нужно готовиться к выезду. По умолчанию он решил, что рассчитывать придется только на свои силы и выживать в одиночку. Цель для себя он определил сразу: военный городок у станции Ладожское Озеро. Он бывал внутри и хорошо помнил, что там имеется немало техники, снаряжения, оружия и, главное, огромные цистерны, очевидно, с топливом. Там можно оборудовать свою базу №1, оставив дачный подвал с запасами как резервный вариант на крайний случай.

Работа избавляет от посторонних мыслей и переживаний – и Влад, не мешкая, приступил к сборам в дорогу. Накидав в походный рюкзак минимум необходимого и прихватив перед выходом карманный дозиметр, юноша сел в машину и устремился воплощать в жизнь свой план.

Непроизвольно ухмыльнулся: такой Гольф он рассматривал как один из вариантов для скорой покупки. Эргономичная небольшая машина с хорошими ходовыми характеристиками и вполне подходящей для неидеальных российских дорог подвеской. Теперь он может выбрать любую машину, какую захочет. Пока она не сломается и пока будут в наличие топливо и расходники.

«Но в нынешних условиях потребуется не столько динамичная и удобная машина, сколько мощная, крепкая и надежная, с минимумом сложных электронных систем и прочих изысков. Ведь в крупных населенных пунктах наверняка придется расчищать дорогу от брошенных машин» - размышлял Влад, аккуратно выруливая на шоссе.

Во время недавнего «посещения» упомянутой ВЧ в рамках велосипедной однодневки вдоль берега Ладоги, он отметил стоящих около штаба два новеньких «Тигра», а также боевую технику в глубине части. Вояки, как уже не раз бывало, «профукали» компанию спортивных байкеров, проехавших их базу насквозь и даже вежливо прикрывших за собой железные ворота. По утрам в воскресенье бдительность служивых никогда не была на высоте.

На дороге ничего не изменилось: все то же зловещее безмолвие, да несколько лежащих в кюветах автомобилей. Проезжая мимо автобусной остановки, Влад увидел обнявшуюся перед смертью молодую пару. Непроизвольно нахлынула тоска, которую юноша тут же постарался прогнать. «Нельзя раскисать, никак нельзя» - он прибавил газу, заложив левый поворот у Разорванного Кольца.

Подкатив к воротам части, Влад аккуратно, чтобы не поцарапаться, перелез через забор, и открыл широкие железные створки. Заехав внутрь, закрыл ворота и бросил взгляд на дозиметр: фон был обычный.

Остановившись у «штабного» здания, Влад вышел из машины и осмотрелся. По коже пробежал холодок: на него кто-то смотрел! Резко обернувшись, юноша уперся взглядом в привалившегося к пожарному щиту мертвого совсем юного солдата-срочника, закатившиеся зрачки которого выглядели жутковато. Выдохнув, Влад осторожно положил труп на землю лицом вниз. Звякнул об асфальт штык-нож. Дневальный так и не сможет закончить свой перекур. «Спи, братишка – не серчай».

«Тигров» у здания не было, но боевая техника в отдалении под навесом стояла. Решив осмотреть ее позже, Влад зашел в главное здание. Методично осмотрел все комнаты, осторожно обходя лежащие на полу тела. Несколько дверей заперто – не стал их трогать. Ведущая вниз лестница, заканчивающаяся массивной железобетонной дверью, явно похожа на бомбоубежище. Дверь оказалась заблокированной – с ней можно будет разобраться позже.

Решил сразу пробежаться по другим строениям, чтобы иметь общую картину. Двухэтажная казарма. Внутри несколько трупов солдат. Дальше – офицерское общежитие, с характерным букетом запахов в небольших комнатушках. Ничего интересного. Следующий приземистый дом заинтересовал особо: оружие, боеприпасы, вещевой склад. После недолгих поисков, обнаружил ключи у замершего на стуле толстого прапорщика с ярко выраженными трупными пятнами.

Оценив небольшой, но серьезный арсенал, Влад в раздумьях присел на ящик с патронами.

Вооружаться или нет? Если катаклизм локальный, затронувший только их район, то проникновение на территорию воинской части и хищение боевого оружия, ничем хорошим не светили. Одно дело: в условиях стресса и крайней необходимости угнать машину, и совсем другое – боевое оружие.

- Да и зачем мне ствол? – вслух озвучил свою мысль Владислав, перебирая варианты «за» и «против». Оружие могло вскоре пригодиться для охоты и защиты от одичавших животных. Но для этих целей лучше экспроприировать дробовики из оружейного магазина. Надежное помповое ружье в таких ситуациях может оказаться гораздо полезней «Калаша». Не зря «Итаки», «Моссберги» и иже с ними до сих пор активно используются в полиции и спецподразделениях многих стран мира.

Наконец, решив, что пока не увидит собственными глазами, что происходит в Питере, к оружию не притронется.

Выбравшись из душного склада, Влад сел за руль и доехал до другого края части: всего около километра. Выходящие на север ворота также были закрыты изнутри. Кроме стоящей неподалеку Волги с военными номерами, ничего примечательного не наблюдалось. А к трупам Владислав уже почти привык. «Надо будет их все куда-нибудь перенести и похоронить или сжечь, если я хочу делать тут свою базу». Он усмехнулся, отметив, что уже думает об этой ВЧ как о своей собственности. А пока можно было вернуться к «штабному» зданию и продолжить осмотр территории.

Цистерны с топливом, на которые Влад так надеялся, оказались на месте. Три огромных стационарных бака, почти до верху наполненные соляркой – и стоящий рядом седельный тягач с цистерной. Этого запаса хватит надолго. Правда, не было бензина – этот важный момент следовало не упускать из вида. Да и как долго и успешно на этой соляре будут работать современные напичканные электроникой движки иномарок – вопрос нетривиальный.

- Мне нужно где-то достать бензин. Много бензина. Лучше цистерну – вслух размышлял Влад, пройдя дальше и осматривая стоящую под навесом боевую технику.

Тускло отсвечивающие защитной краской пара новеньких БМП-97 ему понравились сразу. Живьем их видеть юноше не приходилось, но его увлечение оружием и военной техникой оказалось весьма полезным: он многое знал об этом автомобиле, словно вышедшем из романов о постъядерном мире. Относительно недавно принятая на вооружение и сделанная на основных узлах «Камаза», машина зарекомендовала себя как простая, надежная и функциональная. Неплохая броня и вооружение дополняли общую картину: зачехленный ствол тяжелого пулемета выглядел впечатляюще. Вопрос лишь в том, на ходу была эта техника или нет.

Дальше шли ряды законсервированных Уазиков, стоящих здесь, как помнил Влад по своим детским вылазкам, с десяток лет. С краю навеса возвышались два Урала с брезентовыми кузовами. На этом автопарк воинской части заканчивался.

Последние два здания, которые стоило осмотреть, оказались столовой и продуктовым складом. Беглый взгляд позволял оценить, что с продуктами в ближайшее время проблем не будет. Тем более, что во дворе имелась механическая колонка с, как можно было надеяться, питьевой водой.

Общее представление о «своем» хозяйстве Влад получил: нужно было планировать дальнейшие действия. Решив на всякий случай захватить защитный костюм и противогаз, которые он обнаружил в одной из комнат, юноша уже почти по-хозяйски распахнул дверь - и застыл на пороге.

Нелепо раскачиваясь из стороны в сторону, на него бежал человек …

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 64
Комментарии

Цепляет! Жду продолжения.

Немного откорректировал вторую главу.

Двигаюсь по сюжету вместе с главным героем - стилистика не всегда успевает за непредсказуемо изменчивым миром.

Да интересно. Жду.9.

ЗЫ6 а что за "три воины"?

1. Советско-финская 1939-1940 гг

2. Великая Отечественная 1941-1945 гг

3. Советско-японская 1945 гг

Мой дед участвовал во всех этих войнах (и не только в этих).

классно!всегда в мыслях крутился постьядерный Питер идя в офис а Невском)))

*«Уж не один ли я остался на этой планете …» - мелькнула НЕпрошенная (ошибочка тут) мысль, но Влад быстро отогнал ее. Должны, просто обязаны быть выжившие. И он найдет их.

А сейчас он едет к отцу с матерью – и это самое важное.*

Ну тут становится понятно что родители мертвы.

Супер! Очень интересно почитать продолжение, радует обилие приятных реалистичных мелочей в описаниях!

Мелочи как раз не реалистичны.

И чем же не реалистичны?

Главный герой черезчур спокоен и деловит. У нормального человека подобный катаклизм вызовет сильнейший шок, даже при хорошей психической подготовке.

Слог по-прежнему хороший, легкий...

Но вот главный герой что-то не вдохновляет. Больше похож на андроида, чем на человека. И в результате главная проблема - не получается ему сопереживать.

____________________________________________________

Вначале было Слово...

"Дальше – офицерское общежитие, с характерным запахом портянок и травки в небольших комнатушках."

это ржачно.

Родной. В офицерской общаге пахнет перегаром. Горелой картошкой. Одеколоном и духами. Чем угодно, но не портянками. А вот в казарме - таки да. В казарме пахнет ими.

Эх, молодежь. Не нюхали Вы портянок, так зачем упоминать-то?

Что дневальный со штык-ножом делает у пожарного щита? Это просто очередное упоминание того о чем нет понятия или это ружье на стене?

Склад оружия? Или все таки оружейка?

Что, в части где он проходил "практику" (я так понимаю в роли практикантки?) оружейку так и называли "склад оружия"?

Дальше все интересней и интересней Автор молодец!!!

Оставляйте отзывы - в том числе и критические. Если они содержат рациональное зерно - учту их, откорректировав текст.

Особо интересны "оружейно-боевые" моменты. Служил я много лет назад: что-то забылось, что-то успело измениться.

Все замечательно, но не понимаю зачем было писать в план действий разжиться оружием, если в последний момент он отказался от него, да еще и от такой халявы безнаказанной. По моему тяга к оружию должна быть инстинктом каждого мужика. И как помпа может быть лучше нарезного боевого оружия?! Еще непонятно толи он уже готовился к БП, толи нет. У него уже был дозиметр, он разговаривал с отцом на эту тему, значит видимо готовился?! В целом мне нравиться 9.

Не знаю на счёт запаха портянок и прочего, но мне интересно читать и следить за событиями!

P.S. А сколько времени уходит на написание одной главы?

Быстрый вход