"Кажется, завтра будет дождь" Часть 5

Над пустырем пролетела многоголосая стайка испуганных воробьев. Они уселись на ближайшее уцелевшее дерево и вновь завели свою громкую песню. В глубине, между песчаными холмиками веселилась компания опьяневших от свободы молодых людей. Иногда можно было различить среди прокуренных охрипших голосов, вставлявших маты через слово, тихонький женский плач и вскрики. Это были отнюдь не слезы радости или крики от счастья, нет. Голос не звал на помощь, не пытался привлечь чье-либо внимание. Это был голос загнанного в угол зверя, смирившегося со своей участью.

Еще над пустырем послышался непонятный короткий свист, резанувший слух одного из парней в той самой банде. Он взобрался на холм, осмотрелся вокруг, но так ничего и не заметил – был пьян. Через несколько секунд раздался похожий свист, но совсем с другой стороны. Ему даже показалось, что он заметил колыхание желтой травы от свиста. Но, опять же, никого там не увидел. И уже было собрался спускаться вниз, как его окликнули, и он, тормозя на крутом склоне, остановился, углубляясь носками кроссовок в песок:

- Стой на месте! – Я смотрел на него сквозь целик на пистолете.

В этот момент показалась еще одна лысая башка и заулыбалась щербатым ртом. Второй встал во весь рост. Сзади за ним появился еще один гражданин в спортивном костюме. Они медленно подняли руки, выбрасывая попутно свои дубинки в сторону, но все так же продолжали тупо лыбиться.

- Дружище, мы ж свои! – Промурлыкал щербатый, делая короткий шажок в мою сторону. – Не признал, батя?

- Еще одно движение и выстрелю в тебя. – Блин, воздух будто выкачали из груди, я запнулся на средине фразы.

- Всех так прямо и перестреляешь? У тебя в лучшем случае там девять патронов, - сплюнул он и еще шире растянул рот в улыбке, - на всех не хватит.

- Хватит! – С противоположной стороны подобрался к ним Димка. Их разделяли десяток метров. – У меня хватит.

Он картинно передернул бутафорный затвор и крепче прижался щекой к прикладу. Гопники сразу же оглянулись в его сторону, и, кажется, перестали лыбиться. Они замялись на месте, не зная, что делать.

- Все поднимитесь на одну насыпь! – Скомандовал я. – Внизу кто-то остался? Сколько вас всего? – Не дожидаясь ответа на первый, сразу же задал второй вопрос.

- Считать не умеешь? Я подскажу, если что! – Огрызнулся все тот же парень.

- Значит так, вы, двое с края, бегом на холм слева! – Я переборщил с бегом, надо было сказать «медленно», но так у них оставалось меньше времени на разные фокусы. – Спиной к спине, живенько-живенько!

Они продолжали стоять лицом ко мне, смотрели округлившимися глазами, будто перед казнью. Коленки у обоих дрожали, зубы стучали, даже мне было слышно этот перезвон.

- Н-н-не надо, брат, пожалуйста! – Скривился один и зарыдал. – Пожалуйста, я ее не трогал, честно. Ну,.. хочешь, я на колени стану? Все, что скажешь, сделаю… Все! Не стреляй, пожалуйста…

- Руки подними! Спиной друг к другу!

- Х-х-хорошо, хорошо… - По подбородку текли сопли, слезы лились ручьем, будто у наказанного мальчишки, отпоротого розгами.

- Оба сразу, как только я спрошу, на пальцах рук отвечаете, ясно?!

- Да, да…

- Сколько вас здесь?

Оба показали растопыренную пятерню. Что ж, не соврали мне.

Щербатый, видать их главарь, спустился вниз и начал уверенно шагать в мою сторону. Я вдруг испугался. Мне пришлось выстрелить. В воздух.

- Что, пристрелишь и даже не моргнешь? Тебя ж потом совесть замучает, дядя. Ты сам подумай, зачем оно тебе надо? – Храбрился он на словах, но все же замер.

- Думаешь, не убью? – В ушах стоял знакомый со времен военки звон. Меня слегка оглушил выстрел. Наверное, я говорил громче, чем нужно, но зато так было убедительней. – А теперь ТЫ сам подумай: если я тебя убью, мне никто ничего за это не сделает. И твоих дружков тоже пристрелим, можешь не оглядываться на них. Сделаешь шаг ты – убьем всех. Тогда некому будет играть в героев-мстителей. Тем более, лица наши вы, небось, запомнили. – Я специально накалял ситуацию.

- Нет, не запомнили. Честно! – Один балбес специально опустил глаза вниз. – Костян, вернись на место. Не гони беса, Костян, слышь…

- Закройся, урод! – Рявкнул в спину одному из дружков Костяна Димка, вспомнив, наверное, манеру выражаться своих бывших друзей.

- Если ты сделаешь еще одно движение, Костян, я буду тебе очень благодарен. – Продолжал я. – Ты сам спровоцируешь меня. Ведь, согласись, рано или поздно мне придется стрелять в кого-то. Рано или поздно я встречу человека, который будет тоже с оружием. И там все будет зависеть от того, кто быстрей решиться выстрелить в противника. Правильно, Костян, я говорю? – Тот лишь кивнул едва заметно, видимо, счел, что я могу принять это за «лишнее движение». – Вот смотри: я убиваю вас сейчас, меня пару дней – да что там дней – неделю мучает совесть, бессонница. Но, зато я знаю, каково это убивать людей. – Я выдержал театральную паузу. – Даже безоружных. Не одного, а сразу нескольких. Как ты думаешь, буду ли я тогда сомневаться, стрелять или нет в одного вооруженного человека, а? Что нам сейчас стоит вас здесь уложить?

Еще один парень лет шестнадцати-восемнадцати скулил за спинами у остальных, и, дождавшись, когда закончиться мой монолог, зарыдал взахлеб. Я обвел всех взглядом, задержался на том парне, которого я «допрашивал», у того на светлых джинсах расползалось вниз мокрое пятно. Лишь щербатый стоял с каменным выражением лица.

- Что собираетесь с нами делать? – Голос его дрогнул, сорвавшись на писк.

- У меня есть идея! – Снова подал голос Дима. – Все на склон мордой в песок, головой вниз.

В сумке, которую он нес на плече, в маленьком боковом карманчике среди всякой мелочевки, типа болтов и гвоздей, нашлись монтажные хомутики. Слишком тонкие, чтоб связывать руки, но зато достаточно прочные, чтоб связывать пальцы. Дима скомандовал всем закинуть руки за спину и сложить их ладонями вместе. Пока я держал парней на прицеле, он ходил и стягивал каждому мизинцы и указательные пальцы на первых фалангах хомутиками.

- Фиг развяжут. – Прокомментировал он, затягивая последний. – Лежите, отдыхайте, ребята. Зовите нас, если что.

За соседним холмом мы обнаружили ту самую девушку, которая пропала из машины. Она лежала куске клеенки обнаженная, заворачиваясь в какие-то тряпки, скуля и тихо плача. Ее тело пробивала дрожь, состояние было такое же, как и у подруги, - шок. На лице у девушки было несколько ран, пальцы разодраны до крови, лодыжки связаны ремнем. Все тело испачкано – или в ссадинах? – не разобрать. Рядом на песке валялись обертки от шоколадок и печенья, пару пустых бутылок из-под водки. «Какой же праздник без нее?» - подумал я. Чуть поодаль – полиэтиленовый пакет с какой-то жрачкой.

- Уже?.. – Пересохшие губы произнесли фразу, которую я сразу не понял. – Уже все? – Она не отрывала взгляд от автомата в Димкиных руках.

- Мразь! – Процедил я сквозь зубы и быстрыми длинными шагами направился к тем ублюдкам.

Они все так же лежали на песке, о чем-то перешептывались. А щербатый успел уже сесть на корточки, пытаясь высвободиться. Остальные, похоже, его отговаривали.

- Лежать!!! – Подача пяткой с разбега вернула гопника в исходное положение. Я опять схватился за пистолет, медленно переводя ствол с одной мишени на другую.

- Не надо! Ну пожалуйста, пацаны… - Заскулил один из них.

- Молчи, молчи… - Шептал другой. – Он же сказал, чтоб мы… Аааммммм.

Я припечатал ногой его морду, и тот едва не захлебнулся песком. Остальные последовали его примеру, и сами вжались еще глубже.

- На кой хер вы машину подожгли, а?! – Мне сейчас не было дела до того, кто там сгорел. Я злился потому, что там сгорели ЛЮДИ, и эти уроды виновны в этом.

- Дружище, клянусь, мы им ничего не делали. Они сами загоре… - Не разобрать было, кто говорил, все лежали вниз лицом, но видимо сочли за лучшее замолчать.

- А теперь все набрали полный рот песка! Все!!! Ты особенный? – Щербатому опять достался пинок под ребра. Тот, пыхтя, начал вгрызаться в песок зубами, жадно набивая рот. Песчинки попадали ему в глаза, засыпались в нос, но он не останавливался. – Отлично! Вот теперь мы поговорим.

- Я ее не трогал… - Промямлил один и тут же схлопотал удар носком в ухо, застонал, сразу закашлялся, но песок не выплюнул.

- Вы что, уроды, хотите без зубов остаться? – Вмешался Дима. – Свободой запахло? Сейчас перебью вам все запахи… И тебе… Куда? Лежать!

Он, выдавливая из себя всю злость сквозь стиснутые зубы, поочередно раздавал замашистые удары лежачим пленникам. Пускай это было подло, нечестно, мол, лежачего не бьют и все такое. Но только так можно было отбить у этих отморозков охоту совершать что-либо подобное. Дима остановился – запыхался. Он наклонился, уперся в колени руками, окидывая взглядом поле боя: пять гопников, связанных и беспомощных, лежат в лужах крови вперемешку с песком. Уже никто не ревет, не клянчит пощады. Но они все еще дышат.

- Пойдем, там мы нужны больше. – Я махнул товарищу, и мы снова возвратились к бедной изнасилованной девушке.

Все повторялось по схожему сценарию: вода, утешение, ненавязчивый разговор. Пришлось только найти ей нормальную одежду из тех тряпок, что валялись вокруг.

- Ничего, все уже позади, все нормально. – На этот раз была моя очередь успокаивать. – Они больше тебя не тронут. Не смогут – не чем.

Опять улыбка, опять – знак того, что с нами идут на контакт и доверяют.

- Вы их прогнали?.. – Она снова задрожала.

- Нет… но…

- Вы убили их? – Вопрос прозвучал без удивления или страха.

- Они связаны. Маринуются, голубчики, в собственном соку. – Димка забросил автомат за спину и протянул ей кое-какую одежку.

Мы посидели еще пару минут, пока девушка окончательно придет в себя, а потом вместе с Димкой взяли ее под локти и пошли. Проходя мимо тех ребят, она попросила нас остановиться.

- Что теперь с ними будет?

- Не знаю. Связаны они крепко. Может, другие их найдут, а может, оголодавшие псы первыми прибегут на запах добычи. – Я слегка толкнул одного ботинком. Тот тихо застонал, а ее аж передернуло.

- Мразь… Разве это честно, что вот такие вот… отбросы… - Она снова заплакала. - …выживают, а другие люди погибают? – Ее голос хоть и дрожал, но слова она произносила уверенно, не заплетаясь.

Не похоже, что она тоже была пьяна. Неужели, я все-таки встретил нормального человека? Девушку, вполне вменяемую, обожженную новым миром, но не потерявшую здравый смысл.

- Держи. – Я протянул ей свой пистолет. – Там семь патронов, не трать зря.

Она взяла оружие, сжала рукоять так, что аж костяшки пальцев побелели.

Один парень поднял голову. Кровь залила все лицо, бровь была рассечена. Различить удавалось только глаза. Один глаз. Второй – заплыл. И зубы, скалящиеся то ли в улыбке, то ли от боли. Изо рта он выплюнул комок песка, склеившегося от крови. Сейчас можно было принять его за монстра или одного из зомби из фильмов Тарантино.

- Извини… - все, что успел сказать он перед тем, как плюхнулся лицом в песок снова.

На мгновение мне показалось, что в ушах еще больше зазвенело, но выстрела-то не было. Девушка отдала мне назад пистолет.

- Не хочу брать грех на душу. – Прокомментировала она свой поступок. – Если им удалось выжить после всего случившегося, пускай докажут, что готовы жить и дальше в таком мире.

Пока мы, мужики, работали, женщины командовали. Она стояла чуть поодаль и наблюдала, как я и Димка исполняем ее приговор. Ей показалось, что у них очень много шансов остаться в живых, поэтому мы вместе решили усложнить задачу. У нас еще оставалась куча тех хомутиков – значит нужно их использовать, чтоб не таскать такую «тяжесть» с собой. Если у гопника связаны руки – это еще ничего не решает. Следующий уровень сложности – связанные ноги. Мы стянули им всем пальцы на ногах. Занятие было не из приятных, но чего не сделаешь ради женщины.

«Я сейчас размышляю, блин, как Ганнибал Лектор. – Подумал я. – Никакой ненависти, злости. Все улетучилось. Я делаю это из-за принципа и интереса. Надо будет придти сюда через несколько деньков, проверить, как справились с заданием эти пятеро».

- Молодежь, слышь, - в заключение добавил Дима, - Через час с лишним прекратиться кровоснабжение в пережатых пальцах. Советовал бы вам поторопиться. – Застегивая сумку, он заметил на дне еще один хомутик. – О, а это тебе от меня подарок! – Димка затянул его на правом большом пальце у щербатого. – Знаешь, чем человек отличается от животного? У него есть противостоящий большой палец, чтоб можно выполнять больше операций рукой. Работать, то есть, скотина. Это так, на будущее.

Мы спустились с насыпей на землю, чтоб было легче идти нашей новой знакомой. Довели ее до временного лагеря. Девушка резко остановилась от удивления, увидев свою подругу спящей возле сваленного дерева. Она, наверное, и не надеялась, что они снова встретятся. Мы с Димкой заулыбались. Все-таки приятно делать сюрпризы.

- Вы не говорили, что не одни. Кто это? – Она посмотрела на нас с интересом.

- Да, меня зовут Лиза. Но ее я вижу в первый раз. Понятия не имею, откуда она меня может знать. – Девушка недоумевала от такого поворота событий. Впрочем, мы тоже.

- Вы в машине ехали вместе только что? – Задал вопрос в лоб Димка.

- Вы что, издеваетесь? Меня эти ублюдки, - она обидчиво кивнула назад, - держали в плену около суток…

- Хорошо, хорошо. Не будем больше об этом. Сень, пора наверное, будить нашу спящую красавцу, потому что ситуация не проясняется.

- Да уж, разбуди ее.

Димка ушел к своей подопечной, а я тем временем подсел ближе к Лизе.

- Не злись…

- Я не злюсь. Просто… нервы уже сдают. Я вас так и не поблагодарила за то, что вы меня спасли. Спасибо!

- Не за что. Вообще-то, нужно еще поблагодарить и Киру. Она сказала, что ее подругу – Лизу – увела банда каких-то отморозков. Мы думали, что ты та самая Лиза, ее подруга. Но получилось совсем не так. Совпадение.

- Да, и очень хорошее совпадение. – Она откинула голову назад и глубоко вздохнула.

Еще держится на плаву, но если ничего не предпринять, может пойти ко дну.

- Мы здесь недалеко обосновались с Димкой. Пойдем с нами? У нас есть небольшие запасы еды и воды, ну и крыша над головой. Там безопасно.

- Это вы про лагерь уцелевших?

- Да, если считать, что мы с ним – единственные уцелевшие.

- Нет. Я говорю о месте, где собрались все выжившие. Вы разве не оттуда?

Похоже, сегодня я успею не только сойти с ума, что уже вряд ли, но и узнать много интересного о новом мире.

Подошел Димка с Кирой. Она выглядела лучше, но говорила все равно с трудом. На все вопросы о подруге она лишь отрицательно крутила головой. Бодун продолжается, праздник в самом разгаре. Здравствуй, елка, новый год!

- Я вон в том доме жила. – Она показала на шестнадцатиэтажку, разрезанную пополам одним из тех лучей. – Мы с моим парнем были на озере за поселком, когда все это произошло. Знаете, там, на поле, ни один луч не появился. Мы прямо на берегу стояли и наблюдали за тем, что творится вокруг. Я хочу сказать, нам очень повезло, что мы были в тот день там и остались живы. Прибежав к городу, мы увидели пожары, разрушения. Там было еще с десяток уцелевших людей на улице, они спаслись в подвале. Я сразу же бросилась к своему дому, но там еще пылал пожар. Попыталась пробраться к подъезду, но все напрасно, везде был огонь. С парнем мы больше не виделись, он куда-то пропал. Я думаю, ушел искать своих. Пару дней жила с теми людьми в подвале. Это было ужасно. Воду мы сцеживали с труб. Один раз открутили не тот вентиль и из трубы хлынули нечистоты. Вонь была невыносимая. Пришлось перебираться еще глубже в подвал. Из еды – только то, что удавалось добыть на улице. Один парень как-то нашел уцелевший киоск, я наконец-то от души наелась сникерсов. Обожаю их! – Она улыбнулась, прищурившись, вспоминая, наверное, их вкус. – Потом появились другие люди, сказали, что они из лагеря уцелевших, ищут выживших, объяснили, где это место находиться. Выглядели они не лучше нас, не похоже было, что там действительно нам окажут помощь.

- И где же их лагерь?

- У вас в конце поселка есть гастроном, возле него школа, верно?

- Да, есть.

- Так вот, они сказали, что все выжившие в поселке собрались именно там, что у них есть еда и вода, которой они могут поделиться. Та школа уцелела, и в ней они все живут, места хватит для всех.

Дима вопросительно посмотрел на меня.

- Я туда не доходил и не успел проверить те места. – Оправдался я и обратился к Лизе, - продолжай.

- Пару раз я слышала, как наши заводили спор о том, стоит ли идти туда, не ловушка ли все это? Они вообще в последнее время были какие-то странные. Некоторые уходили и не появлялись больше. Никто не собирался их искать. Нас, в конце концов, осталось человек пять. И вот, проснувшись ночью оттого, что в подвале гулял ветер, я увидела пустое помещение. Никого не было, вещей тоже, дверь на распашку. До утра я не могла уснуть, ждала, что они вернутся, а как только начало светать, выбралась наверх и меня сразу же схватили… - ее лицо скривилось от душевной боли, но она сдержалась, не заплакала, а просто отвернулась.

- Я думаю, все те люди, с которыми ты жила в подвале, уже давно в поселке. Нам тоже не следует задерживаться на этом месте.

Судя по солнцу уже было далеко за полдень. Жара спала, ветер приутих. Заканчивался еще один августовский день, а вместе с ним и лето близилось к концу. «Каникулы заканчиваются, а на море я так и не съездил. Только на озере был пару раз, но это не считается» - загрустил я. Старые привычки, прежние мысли, одни и те же переживания – все это осталось, а мир изменился. Долго придется мне перестраиваться.

Мы все изрядно устали и морально, и физически. Путь домой займет по времени столько же, сколько и к школе. Это если по дороге. Привыкли ходить по давно проторенным путям. А теперь не знаешь, чего ожидать за каждым углом, который раньше был тебе знаком с самого детства.

- Засиделись мы. – Я встал, разминая затекшие ноги. – Дим, сколько там на твоих гламурненьких натикало?

- Начало пятого. Блин, как можно по этому дурацкому циферблату определить время? – Пожаловался он. – Из делений только двенадцать, три, шесть и девять. Ни тебе секундной стрелки, ни цифр.

- Дашь поносить? – Пошутил я.

Димка отошел в сторону, делая вид, что не услышал насмешки. Начал всматриваться вдаль, замирая взглядом на стайках собак. Теперь они все считались бездомными, и, кто знает, возможно – людоедами.

Я стал рядом с товарищем, и первый заговорил к нему:

- Что будем делать?

- А то ты еще не решил, что будем делать? – Огрызнулся он, но так, чтоб никто больше его не услышал.

- Я хотел посоветоваться с тобой, а ты тут начинаешь. – В тон ему прошептал я. – Нам к выжившим надо. Долго мы одни не продержимся в своем бункере. Если о нем узнают – нам капец.

- Будем держать осаду, как в замке.

- Ага, пока провизия не кончится.

- Ну, у нас ее на неделю хватит, а осаждающие тоже не будут целую неделю сутки на пролет караулить. Если что, эээ… воспользуемся пистолетом, - он старался избегать слов «стрелять» и «убивать», - отпугнем их. Это – в крайнем случае.

- Это – в лучшем случае. А в худшем – нам устроят засаду и все дела.

- Тебя не переспоришь. – Обиделся он. – Подъем, молодежь! Идем в лагерь.

В его последних словах не было больше ни капли обиды, наоборот – решительность и оптимизм. Он тоже не собирался так просто сдаваться.

Мы шли медленно, каждый раз выбирая как можно ровней дорогу. У Киры тоже разболелась нога, но пока терпимо. Сначала все испугались, на перелом не похоже, но как бы не трещина. С другой стороны – это хорошо, она чувствовала боль, выходила из шока, к ней возвращалось чувство реальности.

Димка был весь в заботах. То и дело, что крутился вокруг девушек. Мне приходилось смотреть вперед, выбирать путь, обходить подозрительные руины. Впрочем, это и не удивительно, один я знал эти места. Может, еще и Кира, но она не признавалась, партизанка.

Лиза поделилась с нами еще одной интересной историей. Она до кризиса работала в тур-бюро, пока ее не уволили. С одной сотрудницей они очень сдружились, общались часто. Та ей присылала фотки с разных стран, куда любила часто ездить с мужем, привозила сувенирчики. Еще перед началом всех этих серьезных событий ее подружка улетела в Аргентину в ЛаПлато. Уже было собирались они возвращаться обратно, но их не выпустили из аэропорта. Как она написала в письме, в стране отменены все рейсы, введен карантин и чрезвычайное положение. Причины никто не называл, просто вспышка очередного вируса-мутанта.

Несколькими днями раньше Лизе приходило письмо от подруги с темой «Чупакабра!!!». «Эту тварь пристрелил наш сосед, Мануэль, когда она пыталась пробраться в хлев к козам. Только не говори, что ты ничего не слышала про Чупакабру. Поищи в Интернете, если не веришь! Кстати, здесь это чудище – вполне нормальное явление. Газеты просто об этом не пишут». Во вложениях были фотки странного существа, которое напало на скот. Больше было похоже на чахлую безухую собаку с облезлой шерстью.

Перед тем, как пропала мобильная связь, Лиза еще раз общалась со свей подружкой по аське. Та плакалась ей, что у них нет денег больше оставаться в Аргентине. Ситуация в стране накаляется. Участились случаи заболевания животных новым вирусом. Местные говорят, что люди этим не болеют, а вот животных приходиться сразу убивать, иначе они становятся бешенными. Уже несколько людей в ЛаПлато были искусаны до смерти. Один их них – хомяками в зоомагазине.

- А что, если этот вирус попадет к нам? – Дима озвучил нашу общую мысль.

- Как его через океан перенесут? – Вопросом на вопрос ответила Лиза.

- Плохо будет, если птицы тоже начнут болеть. – Неожиданно подала голос Кира. – Я люблю, когда зимой синицы поют под окном.

- Для тебя это безобидные птички, а для вируса – общественный транспорт…

- Ой, нога! – Она стала еще больше припадать, уже почти не в силах опираться на конечность.

Мы шли не так уж и долго. Я-то вообще не устал. Делать привал некогда и осталось нам здесь совсем немного. Раньше можно было уже разглядеть школу поверх крыш особняков отсюда. Теперь же посреди дороги лежало столетнее поваленное дерево, которое упало на гранитный забор, придавив небольшой грузовик, повалив еще два дерева поменьше и потащив за собой столбы электропередач. Сверху на всей этой куче маячили на ветру большие куски клеенки и прочий мусор. Надо обходить эту конструкцию и опять по чужим дворам. Так можно случайно натолкнуться и на выживших хозяев дома и получить заряд дроби в живот. Пора заканчивать с этими лазаньями. Чем черт не шутит, нажить неприятностей стало очень просто.

- Ужас, как нога болит. – Заныла Кира. – Может не пойдем дальше?

- Тут совсем немного осталось. – Попытался возразить я.

- Сень, давай остановимся, у меня тоже нога начала побаливать что-то? – Дима скорей всего соврал.

- Давайте вообще не пойдем туда? – Вдруг ни с того, ни с сего предложила Кира.

- Как это? На самом пороге развернемся и пойдем назад? – Возмутилась и Лиза.

Опять эта «шокированная» выдает бессмысленные идеи. И не одному мне она не нравится, Лиза тоже разделяет мои чувства к Кире.

- Придем, и что дальше? – Продолжала Кира невозмутимо высказывать свои доводы. – Ну кому он там нужен со своей ногой? – Она посмотрела на Диму.

- Нас пригласили! – Ответила Лиза.

- Не надо туда, пожалуйста.

Голос Киры стал какой-то напуганный. Она явно не собиралась к выжившим идти. Или – возвращаться?

- Ты уже там была? Что с тобой случилось в лагере? Почему ты не хочешь возвращаться туда снова?

Все трое удивленно глянули на меня. Дима вообще собрался был что-то сказать, но Кира успела первой:

- У него же нога болит. Его не примут, он бесполезен. – Она разрыдалась, сев прямо на землю.

Я отошел в сторону. Меня просто бесил весь этот бред, что она несла. А еще больше бесило то, что на этот бред ведутся и воспринимают всерьез. У девушки обычная истерика, ей хочется внимания, а мы за всю дорогу так ни разу ее и не выслушали, ничего не спросили. Все время только между собой втроем общались. Мне немного полегчало. Я мысленно досчитал до десяти и вернулся к остальным ребятам.

- Мы идем дальше. Посидели немного и хватит. Если снова устанешь, я понесу тебя на руках. – Совершенно спокойно, аж сам удивился, произнес я.

Без возражений и пустых разговоров мы двинулись в сторону школы. Сам не знаю, почему мне так хотелось побыстрей дойти туда. Сначала думал, что наконец-то мы встретимся с другими людьми, и, наверное, из-за этого мне не терпелось попасть в лагерь. Еще, конечно, была надежда встретить своих друзей, знакомых, соседей. Это было бы замечательно, только вот больше всего я желал узнать, что с моими родителями, успели ли они добраться до Одессы, к дедушке с бабушкой? И, самое главное, когда же мы снова с ними увидимся? Яне сомневался, что наша встреча случиться. Иначе и быть не могло.

До школы оставалось пару сотен метров. Пару сотен отделяли нас от остальных людей. Черт, снова вспомнился корабль и утопающие. Неужели, я плыву не к берегу, а к тому самому кораблю? Нет, лагерь – это и есть суша, там нормальные люди. Может, не все, но большинство. Там должны быть остатки общества. Я словил себя на мысли, что хочу избавиться от своих новых знакомых, которые тянут меня на дно. «Ну уж нет! Если ей снова захочется «передохнуть», я не буду останавливаться. Пускай что хотят, то и делают, а я ее ждать не собираюсь».

Вот уже показался школьный забор, клумба. И люди. Много людей, человек шесть, ходили по двору. Один силуэт промелькнул на крыше, еще один вышел с парадного входа. К нам навстречу двинулся третий. Хоть солнце уже садилось, но было еще светло. Удалось разглядеть на толстом мужике, который шел в нашу сторону, двустволку на плече. Сразу бросилась в глаза полосатая тельняшка и обычные брюки от костюма тройка. Он курил сигарету и не торопясь, вразвалку приближался к нам. Меня охватило чувство радости, неимоверной, щенячьей радости.

- Привет!!! – Громче, чем нужно было, закричал я и энергично помахал рукой.

Мужичок тоже махнул мне в ответ.

- Иваныч, кто там? – Донеслись едва слышные слова. Встречавшего нас, догоняли еще два человека.

- Ребята пожаловали! – Оглянувшись, ответил Иваныч своим.

Он уже стоял рядом, широко улыбался, но взгляд его был усталый, вроде он дежурил несколько суток без сна.

- Димка, мы не одни! – Потряс я товарища за плечо. Он застыл, будто вкопанный, широко раскрыв глаза.

Я не заметил, как взгляд мужичка резко стал меняться. Он опустил глаза вниз. Димка нервно сглотнул и перемялся с ноги на ногу, кривясь от боли в ране.

- Ну-ка, ребятки, отойдите в сторонку. – Кажется, мужик обращался именно ко мне, но его взгляд был прикован к Диме.

Лиза и Кира первые отступили на шаг назад. Я взял их за плечи и оттолкнул в сторону, сам полез под китель, пытаясь нащупать дрожащими руками пистолет.

- Отойди! Руки подними, чтоб я их видел! – Рявкнул он мне и сразу же тихим голосом продолжил, - Димка, значит? Как нога, не беспокоит больше? – Будто доктор, поинтересовался он.

Я стоял в нескольких метрах от товарища, но даже здесь чувствовал напряженность, висевшую в воздухе. Что же делать? Хвататься за пистолет? Нет, дружки Иваныча видят нас как на ладони.

Димка посмотрел на меня виноватым взглядом. В этот момент мужик снял одним движением с плеча винтовку и наставил ее на Диму. Тот все оглядывался то на меня, то на оружие. Толстяк сделал еще один шаг навстречу.

- Сень, стреляй! Стреляй же!!! – Закричал Дима.

Не знаю, что меня останавливало. Флегматический взгляд безобидного толстяка или страх перед двустволкой. Я попятился назад, отдаляясь в сторону от товарища. Взгляд был приклеен к Димке, я не мог даже посмотреть на двух других мужиков, бежавших навстречу к Иванычу, размахивая руками и что-то крича.

- Стре… - Уже разворачиваясь, чтоб убегать, крикнул Дима, но его голос заглушил выстрел.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 29
Комментарии

Твердая 9. Кстати у Тарантино нет ни одного фильма про зомби. "От заката до рассвета" и "Планета страха" это фильмы Родригеса.

Да, перепутал, т.к. ни тот ни другой не смотрел. Спасибо! ))

>>>он дежурил несколько уток без сна.

Исправь. А так 9.

Мне понравилось. Отлично. 8.

Увидел название и решил не читать.

http://deadfantasy.ru

1) Тебе лишь бы что-то написать?

2) Причем здесь эта ссылка? Спам?

3) Ты, друг любезный, если ставишь оценку "1" (до тебя был ср. бал 9,6 при 8 голосах, после тебя - 8,7 при 9 голосах. (9,6*8) - (8,7*9) = 1,5), то хотя бы прочти первые строки, а не по названию суди.

Да, кстати, забыл добавить: ты это название мог и видел раньше. Например, на конкурсе. Почему же еще тогда молчал?

1) Нет, я откомментировал, что является моим полным правом.

2) Поставил её себе в подпись, но почему-то она тупо появляется в окне комментария каждый рах при написании оного. Поэтому сдвигаю её вниз %)

3) Я не ставил тебе никаких оценок, ибо даже не читал.

Не обратил внимания - там 50 рассказов было, все не рассмотреть.

Да, и будь проще в конце концов, в тырнетах и не такое бывает.

Badmaestro,

Дык потому и появляется эта ссылка, что ее в подпись поставил)))

Jinn,

Действительно, исправил бы название - глаз режет до невозможности.

____________________________________________________

Вначале было Слово...

Не дурно!!!

А фишка про хомяков убийц вообще супер чуть со стула не упал=))))только не хочется про очередной вирус читать, надеюсь это не будет главной причина сего кошмара ....

Сюжетец закручивается это хорошо, концовочка очень заинтриговала и застваила сильно задуматся... Да и уже пора бы разьяснить хоть что то более мение внятно , из за чего все это произошло (тока не вирус плиззз) , в чем корень этого зла, конечно приключения ГГ архе важно но всетки с этим тоже не стоит затягивать .... жду подолжения, уже только за хомяков я ставлю 10=) .

P.S и еще умей принемать любую критику. даже такую неаргуметированую как у высше отписавшегося товарища ,привыкай Тезка.

__________________________

зло это лишь точка зрения.

Вирус будет, но на этот раз не для людей. Надо же как-то усложнять задачу выживания гг. Дальше будет еще больше не менее загадочного. В аннотации к первой части я уже писал, что мир будет смахивать на Зону из сталкера, со своими тайнами и секретами. Но причин, по которым мир стал таким будет больше и я не хочу открывать все карты сразу. Ведь, согласись, не интересно было бы читать историю подружки Лизы, если бы я сразу написал, что появился новый вирус и куча других неприятностей на голову человечества. Но зомби не будет, обещаю!

Что не так с названием, обьясните мне???

Facepalm.

Кажется без мягкого знака.

http://deadfantasy.ru

Мягкий знак убрал.

Но из-за одной буквы так критично относиться ко всему рассказу...

Как бы отнесся к рассказу, названному Гирой Нашего Времени?

http://deadfantasy.ru

Проехали.

Не подходит к рассказу. Пафосное до тошноты.

Лучше придумайте название после завершения рассказа.

Возможно после завершения и поменяю название. Теперь уже поздно, рассказ примелькался и многие запомнили его именно под этим.

автор всю атмосферу напряга испортил тем что мужика загрызли хомяки)))

______________________________________________________________

Сила зависит лишь от того, какого рода знанием владеет человек. Какой смысл в знании вещей, которые бесполезны? Они не готовят нас к неожиданной встрече с неизвестным.

Да твердая 10! Действительно уникально)))

Так реально все описано, прям нет сомнений что на нашем пространстве "Укранины-России" именно так и будет)))

Супер)))

Быстрый вход