Твари

Наш вертолёт проносился над верхушками мохнатых деревьев с твёрдыми, как камень, стволами. Они тянулись от горизонта до горизонта, заполняя всё пространство на этом приличном в размерах острове. Под самими же кронами имелось болото с редкими участками суши. Оно являлось непроходимым для человека, да и для большинства транспорта тоже. Впрочем, среди стволов петляла единственная дорога, что вела к базе-135, поставленная здесь ещё вначале прошлого столетия. Но этим путём никак не воспользоваться в данный момент из-за подтопления, которое вызвало сильные ливни, что шли в течение нескольких дней. Один из бронетранспортёров попробовал проехать, но увяз уже через пару километров. А когда тот попытался сдать назад, то был атакован из болота. Все члены экипажа погибли, как и полагается. Твари не оставляют никого, не беря заложников, а просто уничтожая человеческие организмы, пожирая их. Группа быстрого реагирования, что вылетела на место трагедии, обнаружила только пустой бронетранспортёр, да и пятна крови.

Сигнал с базой—135 был потерян во время сильных ливней. Операторы вначале списали это на непогоду, но и после того, как стихия ушла на юго-запад, связь не восстановилась. Было сделано несколько попыток, а фотоснимки из космоса не показали никакого движения. Оно обычно происходило на крыше, где располагалась вертолётная площадка, так как внизу для людей было не безопасно. Тут же в главный штаб пришёл сигнал готовности, что на границе не всё в порядке. Скорее всего, виной тому твари, так как в последнее время их развилось слишком много. На террористов вину перекладывать не приходилось. В конце концов, они не были сумасшедшими, чтобы лезть такую глушь. Да и эти отморозки понимали, рухни граница, и людские территории падут под напором инопланетных существ.

Нашу группу подняли по боевой готовности, загрузив в вертолёт, отправив в самый цент острова, к базе-135, чтобы понять о масштабах трагедии, возможно, обнаружить живых, а также дать отпор тварям, пока не прибудут основные силы. Меня подняли прямо из постели, оторвав от семьи, но я не роптал, так как отлично понимал, где и на кого работаю. Если не мы, то кто?

— Две минуты, — объявил пилот, чей голос раздался в наушнике.

Вертолёт сделал круг, после чего завис над площадкой десятиметровой базы. Каждый из бойцов стал спускаться по тросу вниз, скользя в пустоту, останавливаясь лишь внизу, на ровной поверхности. Я был замыкающим, двигаясь в конце. Когда моя подошва соприкоснулась с широкими плитами, несколько бойцов облачённые в сверхпрочную броню, уже устремились к входу вовнутрь, работая с электронным замком, вводя пароли. Тем временем вертолёт поднялся на несколько метров вверх, разворачиваясь, устремляясь обратно. Спустя минуту рокот винтов затих, а в уши устремились звуки леса.

— Готово, — проговорил Кот, парень лет тридцати.

Он раньше служил на Титане, где и потерял часть ноги и руку по плечо. После того, как были выращены новые части тел, Кот остался служить в родном мире, не пожелав улетать обратно, на прежнее место службы, благо контракт это позволял.

— Заходим, — скомандовал я. – Работаем двойкой.

Включив прибор ночного зрения, мы прошли сквозь тёмный этаж, на котором ничего не обнаружилось. По какой-то причине освещения здесь не работало. Пустые помещения показались заброшенными, а в некоторых была обнаружена на полу и на стенах слизь. Так и оказалось, сюда пришли твари, захватив базу, и возможно уничтожив всех людей на ней.

— Двигаемся дальше.

Датчики движения показывали только своих, а запись всего происходящего транслировалась и уходила в блок памяти, как и мысленный отчёт, который я постоянно вёл, совсем не отвлекаясь от основной работы. Уже привык трудиться мозгами, мысленно набирая текст, отправляя его тоже в хранилище на случай не предвиденной ситуации. Впрочем, такое делал каждый из нас. В самолётах раньше имелись чёрные ящики для расшифровки, а теперь, когда технологии шагнули дальше, на смену им пришло вот это. Не надо было докапываться, понимая, разбирая слова. Стоило лишь доставить блок памяти, и комиссия увидит, а также прочитает полный отчёт всего происходящего.

— Комиссар, идёшь замыкающим, вместе с Валетом. Змей и Кот впереди. Остальные…

Мы спустились на этаж ниже, отключая прибор ночного виденья. Здесь имелся свет, который загорался при каждом движении любой части тела, реагируя ещё и на тепло наших напичканных электроникой костюмов. Стены покрывали пятна крови, а на приоткрытой двери отчётливо виднелись засохшие волосы в кашице чего-то серого. Мне не надо было приближать зрения, делая анализ, чтобы понять, что это такое. И без этого ясно.

— Проверять каждое помещение.

Конечно, не стоило говорить, так как ребята и без этого знали свои обязанности, начиная их исполнять. Но для отчётности. Ведь по возвращению наши действия станет изучать комиссия, так что следовало соблюдать протокол.

Мёртвых тел нигде не было. Скорее всего их сожрали твари, не оставив абсолютно ничего, поглощая даже кости и одежду. Мелкие же предметы, будь то пластик или металл, после выходил вместе с дерьмом, не растворённый. Хотя странно, инопланетные существа могли работать с различными элементами, проникая сквозь защитные стены, растворяя их выделяемой кислотой, а тут не могли переварить ручки, телефоны или имплантаты. Или просто не видели это нужным.

Базу тварей обнаружили на Церере, но достоверно известно, что паразиты прибыли из далёкого космоса, так как на поверхности карликовой планеты отыскали корабль неизвестной расы. Он вошёл в пояс астероидов около двухсот лет назад, по примерным прикидкам, и всё это время инопланетные захватчики находились в состоянии анабиоза. Они очнулись лишь тогда, когда туда приземлились первые колонисты. Тогда-то твари и захватили земной транспорт, устремившись к колыбели человечества. Они совершили посадку в районе большого скопления островов, начиная терроформирование. В том месте изменилась природа. Исчезли животные, а деревья превратились в то, что каждый мог видеть сейчас, нечто мохнатое с твёрдым стволом. Почва постепенно стала болотистой, непроходимой, в которой комфортно себя чувствовали пришельцы из космоса. Первые попытки уничтожить захватчиков потерпели полное поражение. Группы людей просто исчезали, не выходя больше на связь. Впрочем, потерпели попытки и вторые, и третьи разы. Людям оставалось лишь сдерживать существ, устремив сюда все свои силы. Оружие массового поражения не использовали по той простой причине, что твари успели расплодиться в океане, проникая в моря и реки. Города накрыли защитные силовые поля, которые не давали гадинам проникать сквозь барьер. Но битва потихоньку всё же перемещалась в пользу человека. Существ изничтожали, выжигая целые районы. Были построены специальные защитные базы, что сдерживали пришельцев. Одна такая из баз как раз оказалась захвачена каким-то образом и полностью уничтожена.

Под ногами хрустела засохшая слизь, источая неприятный запах тухлятины. То и дело на стенах попадались выщерблины от пуль. Похоже, здесь шло довольно сильное сражение. Но все равно тщетное. В конце концов, эта из твердынь пала, покорившись полностью врагу. Но ненадолго. Пришли мы, а следом за нами прибудут и остальные, которые восстановят систему, чтобы снова стать на границе, защищая людей в городах.

Кот резко остановился, вскидывая руку. Но и без этого наше автоматическое оружие, которое крепилось на плечах, уже успело среагировать на движение. Из-за ближайшего поворота появилась женщина в рваной форме сотрудника безопасности. Она шла слегка покачиваясь, и остановилась, увидев нас, опершись плечом об измазанную кровью стену. Кожа на лице была не естественно бледной, а руки тои дело сотрясали судороги. Из-под тяжёлых век на нас смотрели глаза. Странные глаза.

— С вами всё в порядке? – поинтересовался Змей, используя наружный микрофон.

Солдат сделал два осторожных шага, останавливаясь, скидывая руки. Я, почувствовав шестым чувством опасность, послал своему бойцу мысленный приказ отходить, но опоздал. Рот женщины широко открылся, чуть ли не разрезая голову пополам, выпуская из себя пульсирующий жгут покрытый синими, мерзкого вида прожилками. Заострённый конец врезался в Змея с такой силой, что пробил насквозь защитное стекло на шлеме, вонзаясь в плоть, ломая черепную коробку. Из бронекостюма хлынул поток крови, выплеснувшись волной под ноги умирающему бойцу.

— Огонь!

Наше автоматическое оружие застрочило, превращая женщину в решето. Но странное дело, из тела не выплеснулась кровь, как это полагалось. Такое ощущение, что сотрудник безопасности была мертва к этому моменту не один час, а возможно и день. И только тут, приблизив некоторые детали, шлем услужливо показал в чём причина. В спину женщины вонзались несколько мерзких жгутов, которые и двигали руками и ногами, как это обычно делает кукольник с марионеткой. Ходячий труп, и это не выдумка киношников. Всё реально! Такого никогда не происходило раньше, и поэтому мы вначале не поняли новую тактику тварей. А они ведь создали нечто новое, к чему мы оказались совершенно не готовы, и из-за чего погиб отличный боец.

Изуродованное, разорванное мощным орудием, тело женщины разлетелось на куски, но проблема от этого не исчезла, а скорее уж наоборот только возросла. Теперь нам предстояло столкнуться с самим кукольником, а точнее с тварью. Она мощным рывком бросила двести килограмм вперёд, желая подмять под себя человека, но Кот, используя усиленные мышцы, отпрянул в сторону, избежав смерти. Он подпрыгнул вверх, отскакивая ногами от стены на высоте пары метров, переворачиваясь, оказываясь рядом с нами.

— Рассредоточились! Быстро!

Чёртов протокол, который нужно соблюдать даже в таких критичных ситуациях. Приходится отдавать команды, тратя на это драгоценные секунды, а опасность совсем рядом. Каждый миг сейчас был дорог. Промедления, и всё канет в пропасть. Впрочем, Змей погиб. И без этого операция перешла на новый уровень.

Огромная, безобразная туша инопланетянина, похожая на мерзкую личинку серого цвета с синими прожилками вен и множеством щупалец, бросилась на нас, но тут же получила отпор в виде свинца в свою плоть. Из лопнувшей кожи хлынула белёсая жидкость, дурно воняющая, ядовитая для человека, если попадёт на открытый участок тела. Тварь забилась в конвульсиях, скручиваясь в кольца, извиваясь, словно слизняк, которого посыпали солью. Во все стороны летели ошмётки плоти, с мерзким звуком ударяясь о стены, сползая вниз, оставляя следы в виде неровных дорожек. Спустя секунд пять, существо окончательно затихло, издохнув. Но это не всё. Ещё неизвестно, сколько таких гадин прибывало на базе.

Проверять, жив ли Змей, не было обязательным, так как его система, встроенная в головной мозг показала, что жизнедеятельность прекращена. Один из нас ушёл навсегда. Хотя мы все прекрасно понимаем, какому риску подвергаемся. Это выбор каждого. Кто-то делает это из-за денег, а кто-то по личным соображениям, потеряв близких, и тем решив отомстить космическим захватчикам. Какие бы не были наши мотивы, все мы хотели одного, избавиться навсегда от тварей, вернув планету, снова став полноценными хозяевами. Возможно это будет не при нас, и не при наших детях, но обязательно настанет тот день и час, мы все в это верили, когда война закончится, а враг окончательно будет изничтожен.

— Двигаем дальше.

Обогнув мёртвую тушу инопланетной гадины, мы направились по коридору, не забывая обшаривать помещения в поисках опасности. Но этот этаж оказался свободным, так что следующая цель, это нижний уровень, на который мы проникли, спустившись по широкой лестнице. Здесь также было освещение, так что не пришлось включать приборы.

Выведя перед глазами карту базы, я изучил её, мысленно проклиная строителей, которые создали столько помещений. Но с другой стороны здесь работала не одна сотня человек, так что ничего удивительного в этом не было. Каждому нужно было место для работы и отдыха.

Комиссар приблизился к застывшему роботу с повреждёнными механизмами. Его сенсоры погасли, и не слышался шум сервомоторов. Похоже, одна из тварей, случайно или намеренно, повредила машину, выведя ту из строя. Вообще достоверно было неизвестно об умственных способностях инопланетян. Исследование не дало многообещающих результатов, на которые надеялись учёные. Понятное дело, что твари мыслили, но явно не так, как делаем это мы. Они обучались, применяя тактику, хитрость, обман, что послужила примером трагедия со Змеем и мёртвой ходячей женщиной, управляемой отростками. Они также могли изменять свои тела, не значительно, но всё же…

Комиссар качнул головой в шлеме, и все мы двинулись дальше, готовые применить оружия к любой опасности. Вскоре она появилась в виде очередной твари. Та находилась на потолке, прикреплённая слизью, и собиралась плюхнуться нам на голову. Так бы и получилось, если бы не датчики движения, которые заметили гадину. Наплечные оружия выплюнули порцию огня, разрывая существо на куски. С потолка хлынул поток белёсой жидкости и всего прочего, что осталось от существа. Несколько отростков так и остались наверху, всё ещё прикреплённые даже после смерти носителя.

— Не задерживаемся, — передал я голосовую команду. – Продолжаем идти дальше.

Мы оставили за спиной с десяток комнат, после чего подошли к обширному залу, в котором в основном проводились всякие мероприятия, совещания и всё такое прочее. Распахнув широко двери, я увидел несколько тварей. Они молниеносно метнулись прочь, исчезая из поля зрения, теряясь в других комнатах. Для своей двухсоткилограммовой комплекции существа двигались довольно резво, используя для передвижения не только щупальца, но и брюшные мышцы, которые отталкивали тушу от пола.

Не дожидаясь команды, Комиссар и Змей рванули следом, а мы с несколькими бойцами остались прикрывать спину. Откуда не возьмись, со всех помещений полезли твари, большие и не очень, по-видимому, молодняк. Они огромной лавиной накатывались на наш небольшой отряд. Стольких гадин вместе мне видеть ещё не доводилось. В основном пять, ну шесть особей, но никак не три десятка. Мир явно поменялся, а пришельцы, очевидно, поумнели, решив объединиться в стаю, группу, не знаю даже как назвать. Тем не менее, весь этот ужас сейчас двигался к нам. Наши оружия застрекотали, разрывая инопланетян, но этого определённо было мало. Одни умирали, а вместо них приползали другие, и все двигались из той части коридора, которую мы не успели проверить.

Где-то взорвалась граната. Система прислала сообщения, что Комиссара не стала. Тот погиб, пожертвовав собой, подорвав и существ. Не самое худшее решение в нынешней ситуации. Возможно нам следовало так поступить изначально, а не палить из оружия, но стало поздно. Моих бойцов скрутили по рукам и ногам, оплетя щупальцами, не давая пошевелиться. Не помогали даже усиленные мышцы и экзоскелет. Мы были обречены на нечто страшное. Сейчас нас сожрут с потрохами.

Мой костюм заскрипел от давления снаружи. Из толстого отростка отделился более мелкий, который отыскал маленькую, буквально микроскопическую щель в защите. Я ощутил прикосновение чего-то мерзкого, прохладного и влажного к своему телу. Это нечто поползло вверх, пока не достигло подбородка, крепко сжатых губ. Отросток проник мне в ноздрю, оказываясь в гортани и ниже, где-то в области лёгких. Потом, спустя всего пару секунд после этого, в меня проникло нечто шевелящиеся, маленькое. Я осознал, что это был совсем не отросток, а скорее уж что-то вроде шприца или трубки, которая подселила в меня живое существо. Оно поёрзало во мне ещё с минуту, а потом выбросило во все стороны многочисленные щупальца, опутывая все жизненно важные органы, нервную систему, мышцы, мозг. Сразу перед глазами встал труп двигающейся женщины. Только на этот раз теперь дело происходило с живыми. Нами управляли кукловоды, полностью контролируя тело, не давая нам и шансу. Твари явно эволюционировали, создав нечто новое, чего мы даже не подозревали. Если они будут действовать такими методами и дальше, то человечество обречено на вымирания.

* * *

Два дня мы пробирались сквозь лес, незамеченные патрулями, находясь под полным контролем тварей. Наконец показались первые фермы, где мы подсадили инопланетян в других людей, мирных жителей. Моё существо, что находилось внутри, делилось пять раз, перейдя в фермерскую семью, после чего мы вновь направились в путь. Ещё через трое суток, используя коды, наша группа вошла в один из городов, где начался неспешный захват. Мой нынешний хозяин начал делиться, отслаивая от себя иных пришельцев, и те вселялись в горожан, которые попадали под контроль. Это людское поселение оказалось обречённым, как и следующее. Всё происходило быстро, никто даже ничего не успел заподозрить, как находился под контролем чужой расы. Твари таким образом планировали захватить город за городом, охватывая весь мир. Кто же все-таки узнавал правду, мгновенно погибал. Мне ничего не удавалось сделать, оставалось лишь думать, вспоминать свою семью, которая покамест находилась в безопасности. Но надолго ли? А ещё я занимался тем, что мысленно составлял отчёт. Пришелец только это и позволял, не давая доступ к сети, чтобы я не отослал сообщения.

Моя боевая группа исчезла, растворившись среди жителей. Наверное, она находилась в розыске. А может и нет, если списали на мёртвых. Да и кому теперь искать, если несколько городов прибывали в рабском состоянии. Нам давали минимум необходимого, но еды категорически не хватало, так что силы быстро таяли. Уже на второй недели захвата, я истощился настолько, что мой носитель решился от меня отказаться, бросив умирать в ближайшей канаве, перебравшись на нового слугу. Почему тварь не сожрала моё тело, я не знаю. Возможно у неё имелись причины, а возможно и нечто иное, что человеческому мозгу никогда не понять.

Я пролежал, таким образом, пару часов, тяжело дыша, ощущая, как бешено бьётся моё сердце. Сеть с внешним миром по-прежнему была отключена, как и нанороботы в моём теле. Я не мог позвать на помощь, я не мог излечить себя. Перед глазами вновь и вновь мелькало счастливое лицо супруги, моей дочери. Она громко смеялась, раскачиваясь на качели, которую я повесил на заднем дворе, использовав для этого ветку дуба. О боже, как же мне хотелось оказаться с ними рядом, но, увы, ничего не поделаешь. Это просто не в моих силах.

«Простите меня за то, что я к вам никогда не вернусь», — проговорил я мысленно.

Следовало как-то привлечь властей к экспансии, а иначе будет поздно. Три города захвачены, так что ещё имелся шанс, но для этого мне требовалось постараться и не умереть раньше времени. Так что собравшись с силами, я поднялся на негнущиеся ноги, начиная шагать к центру города, где находилась энергетическая подземная станция. Её я достиг спустя минут десять, так никем и не остановленный. Впрочем, по одной причине, пришельцы не обращали на меня внимания, так как из болот прибыли новые особи, двухсоткилограммовые туши, которые встречали мы на базе. Они вползали в захваченный город, обустраиваясь в подземельях, подвалах, во влажных местах. Контролируемые же тварями люди, грузили в поезда и летательные аппараты оружия, готовясь к массовому вторжению. Но его не произойдёт по той простой причине, что я занимался тем, что уничтожу вот-вот это логово.

Удивительно, но инопланетяне оказались самонадеянными существами. На подземной территории не было охраны, и вообще никого. Автоматика работала самостоятельно, и лишь несколько роботов-уборщиков вычищали стены и пол, тихо жужжа сервомоторами. В прежнее время на энергетической станции имелась своя служба безопасности, а также патруль городской полиции, а сейчас… Чёрт, мне это было на руку. Сражение моё тело не пережило бы.

Обойдя систему, как нас и учили в своё время в Тихоокеанской академии, я приготовился отдать команду самоуничтожения. Такое было в каждом городе, на всякий случай. Как, например вот на такой. Меры безопасности ввели уже после вторжения тварей, решив, что лишним такая штука не будет. Лучше уничтожить десять тысяч человек, но спасти миллионы.

«Вот и всё, с грустью подумалось мне, лишь на секунду дав себе слабину. – Моя служба подошла к концу. Будет ли там что-нибудь или нет, я сейчас узнаю».

Приблизив руку к сенсорной панели, я приготовился совершить последний шаг, не стесняясь текущих по щекам слёз. Мне никогда не вернуться домой, не обнять жену и дочку. Никогда не услышать их голоса, не ощутить запах цветов и различных трав. Никогда не наслаждаться теплом солнечного света, никогда не почувствовать простые радости жизни, коих я никогда не ценил. Это был конец. Конец, но я надеялся, что мы се-таки выживем, чтобы смогли спокойно жить наши дети, внуки, правнуки. Они унаследуют мир после нас, но какой он будет?

Запись прервана 24 мая 2392 года.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.8 / голосов: 15
Комментарии

"Вертолёт сделал круг, после чего завис над площадкой десятиметровой базы...

...Выведя перед глазами карту базы, я изучил её, мысленно проклиная строителей, которые создали столько помещений. Но с другой стороны здесь работала не одна сотня человек, так что ничего удивительного в этом не было. Каждому нужно было место для работы и отдыха."

Круто. Уместить в 10 метров этилые и рабочие помещения на несколько сот человек Наверное, инопланетные технологии.

Здесь имеется в виду 10 м в высоту. Можно и догодадться же. Сами написали, в комменте... Инопланетные... Нет, самые обычные технологии.

А ядерная война тут никаким боком. Тег сам поставился. Ставил просто война, но подставляется автоматом ядерная.

И кстати, при чем тут "ядерная война" упомянутая в тегах?

Быстрый вход