Первая весна. глава 2

Воспоминания это бич одинокого человека, и чем более он одинок, тем больнее обжигает каждый фрагмент прошлой жизни.

Вся жизнь, как какой-то жестокий обман, что-то феерически несправедливое и неправильное. Страшное, как один нескончаемый сон, который повторяется из ночи в ночь, липкий, как паутина кошмар, заставляющий просыпаться в холодном поту и осознавать, что на самом деле сон оказался явью…

Глядя на Хватова, никто и никогда бы не мог подумать, что за маской “железного Феликса”, скрывается такой же человек как и все мы. Глубоко несчастный и одинокий как волк, спрятавший все свои эмоции за огромными железными воротами души. За ним накрепко закрепился образ жестокого и хладнокровного комитетчика, человека со стальными нервами и несгибаемым стержнем внутри. Но никто так и не смог заглянуть в его душу, полную слез и боли потерь.

Хватов напивался. Человек, презирающий алкоголиков, всячески старавшийся искоренить все их племя, был в стельку пьян. Он мог позволить себе такую слабость раз в год - в день, когда погибла его семья. Этот эпизод жизни навсегда отпечатался в памяти и каленым железом обжигал сердце на протяжении долгих пятнадцати лет. И сейчас, находясь в дыму алкогольной нирваны, Хватов возвращался в тот злополучный день…

Красное солнце, огненной колесницей медленно взбиралось по небосводу. Еще слабые, но настойчивые лучи озаряли заснеженные макушки далеких горных хребтов, блекло отражаясь от векового льда.

На улице было морозно. Крупные снежинки падали за воротники и люди ежеминутно передергивались от холода и старались втянуть шею поглубже в поднятые воротники курток. На вертолетной площадке собралось человек тридцать. В основном это были женщины и дети – семьи офицеров, ожидавшие эвакуации. Когда открылся десантный люк вертолета, все поспешили спрятаться в теплое нутро машины, и через несколько минут на площадке осталось три человека. Красивая молодая женщина, державшая в руках небольшую сумку и мужчина с маленьким мальчиком на руках. Женщина глядела на мужа и с трудом сдерживала слезы. Ярко голубые глаза ее увлажнились, и она вытерла лицо небольшим розовым платочком.

Лопасти вертолета начали медленно вращаться – пилот начал прогревать двигатели.

-Гена, ты, когда к нам приедешь? - Маргарите приходилось кричать мужу в ухо, шум работающих двигателей вертолета заглушал слова.

Завихрения, создаваемые лопастями, поднимали маленькие торнадо над землей. Семья отошла подальше от вертолета, чтобы не замерзнуть от холодных воздушных потоков.

-Не переживай, нас вывезут примерно через неделю. Часть эвакуируется, ты же знаешь что я куратор от Минобороны и просто обязан все контролировать лично! На ледоколе у вас с Федей будет отдельная каюта. Капитан мой давний приятель, и он заверил меня, что вам там будет комфортно.

-Папа мне страшно, эта штуковина так сильно тарахтит.- Маленький мальчик, сидевший на руках Хватова, крепко вцепился в отца.

-Не бойся малыш, дядя пилот даст тебе вот такие боольшущие наушники.

Федя соскочил с рук, и порывшись в сумке достал игрушечного медвежонка.

-Папа возьми Мишку с собой, он хочет остаться здесь.

-Мишка полетит с тобой, он давно хотел полетать на вертолете.

-Правда?

-Да сынок, он мне давно об этом говорил. – Геннадий улыбнулся и подмигнул жене.

К Хватову подбежал пилот. Он был чем-то озабочен.

-Товарищ майор, пора вылетать. Только что передали сводки погоды, на нас движется буран.

-Хорошо старлей. Рита, Федя давайте прощаться.

Хватов крепко обнял сына и расцеловал жену.

-Мы будем ждать тебя папа, прилетай скорей. – Мальчик посмотрел на отца грустными глазами.

-Я прилечу. Обещаю. – Хотелось плакать, но майор сдержал эмоции. Он ненавидел прощаться.

Рита взяла Федора за руку, и они пошли к вертолету.

Перед тем как закрылся люк, Рита высунулась и послала мужу воздушный поцелуй и прошептала что-то.

-Я тебя люблю - прочитал Хватов по губам.

Вертолет, набирая обороты, поднялся над площадкой, и начал медленно удаляться…

Через несколько часов Хватов сидел в кабинете и пил чай. Противным звонком затренькал телефон.

-Да! Слушаю!

-Майор Хватов?

-Да!

-Тут такое дело...

-Говорите!

-В общем - это диспетчер с авиабазы…

-Что случилось?

-Вертолет на котором летели ваша жена и сын разбился. Никто не уцелел.

Хватов побледнел, противный горький комок подкатил к горлу и слезы соленой рекой полились по щекам майора. Он рыдал, так плохо ему никогда в жизни не было. Все ради кого он жил погибли. Любимая жена, сын они были его смыслом его жизни, два лучика в этом поганом черном мире, и они угасли. Он не смог уберечь их, не смог спасти их жизни, хотя всегда думал, что сможет. Рука самопроизвольно расстегнула кобуру. Холодный металл пистолета уперся в висок.

Палец нажал на спуск, но выстрела не последовало.

-Надо передернуть затвор.

Трясущимися руками хватов привел пистолет в боевое положение. Еще секунда и все...

Телефонный звонок вывел майора из транса. Кто-то настойчиво пытался дозвониться до Хватова.

-Да!

-Майор, соболезную тебе. Через десять минут мы вылетаем к месту крушения.

-Я буду. - Хватов положил трубку, и взглянув на пистолет в руке, со всего размаха бросил его в стену. Ствол, отскочив от стены, упал на тумбочку и разбил графин с водой.

Но майору было наплевать на графин и на пистолет, он уже бежал к вертолету.

Во время полета хватов молчал. Говорить с кем бы то ни было, не было желания. Он смотрел на пассажиров вертолета, и понимал, что все эти люди страдают никак не меньше чем он, каждый из них потерял кого то из своих родных в этой аварии, но собственная утрата казалось ему несравненно больше, чем горе других вместе взятых.

Вертолет пошел на снижение, и едва он коснулся земли, как все пассажиры выскочили наружу, и увязая по колено в снегу ринулись к месту падения. Вертушка упала на лед реки. Пилот видимо пытался посадить борт на брюхо, но ему это не удалось. Вертолет упал и при столкновении проломил лед. Половина была скрыта под водой, хвост и задняя часть торчали надо льдом. Видимо речка была неглубокая и вертолет, упершись носом в дно, не затонул до конца. Удивительно было то, что от такого сильного удара внешне он практически не пострадал, лишь лопасти, погнутые и порванные валялись невдалеке. Мужчины, подбежавшие к вертолету замерли. Один из них упал в снег и разрыдался.

Хватов медленно начал подходить к вертушке. Он боялся, что лед не выдержит, и он провалится в воду, но толстая корка, покрытая трещинами, уже снова схватилась на морозе.

-Мужики, тащите инструменты, будем вскрывать.

Принесли ломы, кувалды и зубила. Была бы у них газовая горелка, они бы справились минут за двадцать, а так уже два часа беспрерывной работы и практически никакого прогресса. Закоченевшие пальцы совсем онемели, и инструмент выпадал из ослабевших рук, но те кто еще мог работать, остервенело кромсали тело железной стрекозы. На улице постепенно стало темно, фонарики не давали достаточного количества света.

-Есть, пробились. Отгибайте мужики. - Хриплым голосом заорал один из работающих.

Хватов, отдыхавший в стороне, в два прыжка преодолел расстояние до вертолета и сразу же включился в работу. Лист фюзеляжа отогнули так, чтобы можно было протиснуться во внутрь. Хватов, растолкав всех, первым залез в вертолет.

-Дайте фонарик. – хриплым голосом скомандовал майор.

Мужики протянули ему последний еще не совсем севший фонарь.

Геннадий осветил внутренности вертушки. Оторванные скамейки, свисающие отовсюду провода и торчащие куски порванной обшивки.

О выживших в аварии не могло быть и речи. Разорванные и перекрученные тела, заполняли собой четверть отсека. При падении вырвало дверь, и отсек был заполнен водой, которая покрылась тонким льдом. Хватов держась за кабель, чтобы не соскользнуть вниз освещал пространство отсека, в надежде найти тела жены и сына. В глубине души он не хотел обнаружить их, не хотел увидеть свою красавицу жену изуродованной до неузнаваемости. И тут он увидел плюшевую игрушку сына. Мишка вмерз в лед одной лапой и если чуть-чуть спуститься вниз, то можно было его достать.

Мужики с улицы что-то кричали, но Хватов их не слышал, он медленно спускался за игрушкой. Достать этого медведя - вот цель. Единственная вещь на память о сыне. Он не мог бросить этот плюшевый комок здесь. Держась за кабель, и зажав фонарик в зубах, хватов протянул руку к игрушке, и тут неожиданно что-то ударило в нос вертолета. Он качнулся и хватов почувствовал, что вертолет накренился и двинулся.

-Выбирайся, мать твою. Вертушка тонет - заорал мужик в дыру.

Хватов рванулся вверх, но вспомнив про медведя, спрыгнул по колено в воду и схватил игрушку. Обдирая одежду о металлические углы и куски пластика, Хватов продирался к такой близкой спасительной щели в борту. Ему безумно хотелось выжить, жить ради памяти о жене и ребенке. Просто жить.

Он карабкался вверх. Еще немного, еще совсем чуть-чуть. Руки не слушались, сердце безумно стучало, в висках пульсировала кровь. Когда до дыры осталось чуть более полуметра, Хватов понял что соскальзывает вниз, но чьи-то крепкие руки не дали ему скатиться в холодную воду.

Его выдернули наружу двое мужиков и оттащили от вертушки. Через несколько секунд вертолет с треском ушел под лед, навсегда забрав с собой останки своих пассажиров.

Хватов лежал на снегу и глубоко дышал. К груди он прижимал игрушку сына…

Будильник вырвал Хватова из цепких лап тягостного сна. Часы показывали ровно шесть утра. Через два часа начнется рабочий день, водоворот проблем, больших и маленьких. В свои сорок пять Геннадий Хватов находился в отличной физической форме. Ни грамма лишнего веса, сплошные мышцы и жилы. Практически все свободное время он проводил в тренировках. Рукопашный бой, тренажерный зал и стрельба. Директор по безопасности очень часто принимал участие в спец. операциях своего ведомства. Борьба с преступным миром города стала навязчивой идеей Хватова. Преступники подвергались жестоким избиениям в камерах, а приговоры суда всегда были очень суровыми.

-Если человек не хочет работать на благо общества, значит человек, обществу не нужен. – Эту фразу Геннадий Андреевич произнес на заседании Директората, на котором обсуждалось расширение статей, попадающих под смертную казнь.

Фраза прозвучала так громко и убедительно, что Директорату нечем было крыть и новые поправки были приняты.

За голову Хватова, бандитская сходка назначила такую немыслимую награду, что покушения на Директора происходили, чуть ли не каждую неделю. Но врожденное чутье, интуиция и в какой-то мере удача, постоянно спасали жизнь Хватова. Видимо у судьбы были свои планы насчет Геннадия, и пока он оставался цел и невредим. Бандиты прозвали его Цербером Директората и не ошиблись. Он действительно, как сторожевой пес охранял покой мирных и законопослушных граждан Города. Цель оправдывает средства. И Хватов придерживался этого правила. Глеб Жеглов говорил: “Вор будет сидеть в тюрьме. Я сказал!”

Геннадий Хватов говорил: “Вор будет лежать в земле. Я сказал!”

Но он не только говорил, он еще и делал. И делал свое дело безотказно и четко, как автомат Калашникова.

Умывшись, одевшись и позавтракав, Хватов открыл ноутбук и проверил секретный канал связи. Он мельком пробежал сообщения от информаторов и стукачей, ничего интересного так и не нашел. Он уже собирался выключить компьютер, как увидел, что пришло еще одно новое сообщение.

“Старик представляет опасность для общества. Аналитический центр предлагает мягкое устранение.”

-Мягкое устранение разрешаю. – Напечатал и отослал сообщение Хватов.

-Безопасность общества превыше всего – Мелькнула в голове Директора мысль…

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 15
Комментарии

Дождался=))

Круть 10 !!!!

_______________________

зло это лишь точка зрения.

Дождался=))

Круть 10 !!!!

_______________________

зло это лишь точка зрения.

И ждали не зря) Текст держит до конца. И очень сильно вышел эпизод с игрушкой - вообще, люблю, когда сильнейшие чувства передаются постредством одной акцентированной детали.

Замечания:

Вот эпизод, когда Хватов узнал о гибели семьи и до попытки застрелиться вышел гораздо слабее. Всего один абзац. А ведь просто на осознание самого факта случившегося йдет немало времени. И мне кажется, что такой человек как Хватов не будет плакать. Скорее, оцепенеет, впадет в некоторый ступор и желание покончить с собой - тоже холодное, мертвенное, расчетливое..

Не совсем понятно, почему вертолет все же утонул. Почему были ломы и молотки, но, зная, куда направляются, не взяли ту же горелку

И немного по стилистике:

\\скрывается такой же человек как и все мы - кто мы? отчетливо слышится голос автора

\\за огромными железными воротами души - "огромные ворота" не в тему. массивные, плотно закрытые, не ворота, а узкие створки...

\\какой-то жестокий - тут, думаю, ясно, что не так

9.

____________________________________________________

Вначале было Слово...

10. Но главу можно было бы назвать по-другому.

К примеру - "Слезы сильного человека". Глава рассказывает только про Хватова.

______________________

Я люблю ощущать жизнь...

Написано сильно, понравилось!

Язык и стилистика в полном порядке, есть пара мелких замечаний:

"Воспоминания это бич одинокого человека, и чем более он одинок, тем больнее обжигает каждый фрагмент прошлой жизни." - перед ЭТО тире.

"Крупные снежинки падали за воротники и люди ежеминутно передергивались от холода и старались втянуть шею поглубже в поднятые воротники курток." - воротники повторяются.

"Лопасти вертолета начали медленно вращаться – пилот начал прогревать двигатели." - начали повторяется.

Сюжет и эпизоды впечатляют. Единственное на мой взгляд: можно было чуть раскрыть сильнее чувства и действия Хватова при получении ужасной вести.

Продолжай ,старина.

тоже 2 влепил кто-то

_______________

Ешь,гуляй,ни хрена не делай,сри где хочешь-Это твоя страна!!!Голусуй за единую россию!

уже как-то к этому привыкли)

Более чем неплохо!

________________________________________________________________

...зверь самый лютый жалости не чужд, я чужд, так значит я не зверь...

Все хорошо только мне кажется после дзвонка Хватову надо было более ярче описать переживания, эмоциональнее чтоль

______________________________________________________________

Сила зависит лишь от того, какого рода знанием владеет человек. Какой смысл в знании вещей, которые бесполезны? Они не готовят нас к неожиданной встрече с неизвестным.

Спокойно трубку докурил до конца, спокойно улыбку стер с лица... Гвозди бы делать из этих людей...

Насчет событий после звонка Хватова уже отписались. К орфографии где надо прикопались. Есть лишние запятые - например, в словах "Гена, ты, когда к нам приедешь?" - перед "когда".

А в остальном - на высоте. Правда, мало. Даже для главы.

+10

__________________________________

ДРЕВНЕЙ МЕНЯ ЛИШЬ ВЕЧНЫЕ СОЗДАНЬЯ,

И С ВЕЧНОСТЬЮ ПРЕБУДУ НАРАВНЕ.

ВХОДЯЩИЕ, ОСТАВЬТЕ УПОВАНЬЯ.

Данте. Ад

Знаете, эта глава по-своему содержанию кажется оправданием действий Хватова относительно профессора.

Мало и слишком напыщенно. Мишка во льду - старый как мир прием. Трагедия на воздушных средствах передвижения - каждый третий фильм- катастрофа блещет такими сюжетными поворотами.

По сравнению с первой главой - регресс.

Для Papercut. А по моему вы не правы! Сюжеты повторяются во все времена, со времен античной литературы, что то новое придумать крайне сложно!Достоинством или недостатком произведения как раз и является то как автор раскрыл и обыграл сюжет!

____________________________________________________________________________

...зверь самый лютый жалости не чужд, я чужд, так значит я не зверь...

В том-то и дело:сюжет обыгран с помощью стереотипов и не очень удачных художественных приемов

уважаемай если для вас мой сюжет банален и полон стереотипов,то расскажите пожалуйста как он дальше разовьется?

кстати первая трагедия в воздухе, это падение Икара, что же теперь все считать плагиатом с древних мифов?смешно

_______________

Ешь,гуляй,ни хрена не делай,сри где хочешь-Это твоя страна!!!Голусуй за единую россию!

Я говорил, что сюжет банален? Я намекал на высокую концентрацию шаблонов и стереотипов в вашем рассказе?

Посмотрите на мой комментарий к первой главе. Это раз.

Один стереотип - это, по-вашему, много? Это два.

Плагиат с древних мифов? Вы преувеличили. Вы знаете, что я имел в виду, когда подчеркивал момент катастрофы. Падение вертолета, в котором находились близкие люди какого-то персонажа-это избито. Это три.

Кроме вас, развитие сюжета никто не знает.

Хорошо написано, дождался-таки. Жалко только, что коротко вышло, хотя если рассматривать главу как биографию Хватова, то, на мой взгляд, этого вполне достаточно.

Единственное чего я не совсем понял, так это аккуратность и осторожность, с которыми Хватов подходил к разбившемуся вертолету. Особенно если учитывать, что чуть выше он чуть было не застрелился. Опять-таки, за мишкой полез, рискуя погибнуть, утонуть, а под лед побоялся провалиться.

10 баллов. Жду продолжения, надеюсь, скоро будет. Спасибо.

Быстрый вход