Странник. Глава 6

«Если не знаешь, что делать – сделай шаг вперед»

Приятели и знакомые никогда не считали Влада авантюристом. Экстремалом, спортсменом, бойцом – но в то же время человеком, не способным на яркие эмоции, чувства, фантазии. Всегда собранный, рациональный, уравновешенный. Его ценило начальство, положительно отзывались коллеги по работе. И лишь родные и близкие друзья знали, что под этой маской флегматика скрывается человек романтичной натуры, способный писать стихи, философствовать и зачарованно провожать таящий в вечности закат.

Но это был романтик, твердо стоящий на ногах. Идущий по жизни путем, который считал правильным. Он не стремился делать карьеру, идя по головам. Не плел интриг и не стучал на коллег, как это стало модно в последние годы в некоторых трудовых коллективах. Учился тому, что было интересно – а не нужно исключительно для продвижения по службе. Проводил свободное время не «как модно» или «как все», а как нравилось ему самому. Уважал ценности, порой забытые в современном обществе. Но вместе с тем порой мог показаться окружающим некоммуникабельным, бескомпромиссным, жестоким.

- Иногда мне кажется, что ты человек из прошлого и из будущего одновременно – сказала ему как-то Ира. Возможно, она была в чем-то права. Влад не переживал по этому поводу, гармонично чувствуя себя в современном мире. Обычный человек, рядовой инженер. Да, он не имел большой квартиры, престижной машины, высокой зарплаты. Но прекрасно жил и в своей однушке с окнами на тихий скверик в историческом центре Питера, с удовольствием ездил на шумной Ниве с байками на велобагажнике, и нисколько не комплексовал от своего скромного оклада.

Однако даже малознакомые люди отмечали в этом жилистом высоком парне некий внутренний стержень, какую-то мощную энергетику, словно исходящую от него. Не показная отвага, не нарочито выставляемые напоказ знания, не культ силы. А способность быть здесь и сейчас – и в тот же миг где-то неизмеримо далеко. Способность на решение и поступок.

- Сваливаем, Михалыч – только без шума. Следи за бойцами, потом по моему сигналу садись в машину. Я пока проверю выезд.

- Понял все, буду ждать.

Влад, действуя предельно аккуратно, отворил створки калитки и, вслушиваясь в шорохи зеленых крон, двинулся в запущенный парк, больше похожий на обычный лес. На едва заметной колее кое-где лежали упавшие деревья, но можно было надеяться, что Порше с ними справится. Пройдя километра полтора, Влад выбрался на вполне приличную лесную дорожку, уже помеченную на карте. Объездной путь был найден.

Михалыч откровенно прозевал подкравшегося практически вплотную человека. Чтобы не провоцировать возможную бурную реакцию, Влад отошел назад и оттуда тихо вызвал напарника к машине. «Да, разведчик из него никакой» - и тут же вспомнил, как он сам точно так же прозевал подкравшегося «пролетария». «Оба мы никакие! Нужно срочно избавляться от этой обывательской заторможенности».

Могучий двигатель на низких оборотах урчал на удивление тихо – Влад был уверен, что в домике его не услышали. Закрыл калитку, даже постарался выровнять примятые шинами кусты и траву. Поехали. Окна открыты, в салон залетело несколько комаров. Деревца перевалили без особых проблем, лишь с легкой пробуксовкой, тут же прерванной электроникой. Дальше - по дорожке в сторону железнодорожного полотна.

- Бля – дорога закрыта! – всполошился Михалыч, заметив перекрывающую выезд железную трубу.

- Будь начеку, я проверю.

Шлагбаум прихвачен цепью и закрыт на висячий замок. «Попадалово…»

Фомка не помогла: как Влад ее не крутил. Вспомнил про напильник, прихваченный «на всякий пожарный». Пригодился. Четверть часа – и взмокший Влад отогнул отпиленную дужку от столба и открыл ворота. Убавил кондиционер, чтобы не простудиться. Сейчас болезнь или ранение вполне реально могли стоить жизни. Да, медицинские принадлежности он взял – и первую помощь в случае чего оказать сумеет. Но в нынешней ситуации любое снижение подвижности, внимания, боеспособности – и его приключения в новом мире закончатся, едва начавшись.

«Они и так скоро закончатся» - гулко вторглась в голову мысль, -«Значит, сначала шизиками становятся, а потом погибают …»

Но Влад не дал ей шансов впрыснуть свой яд: «Еще неизвестно, правы ли эти «научники»! А может, специально голову морочат рядовому составу, чтобы не было угрызений совести при расстреле гражданских».

Самочувствие было хорошее. Даже стрессы последних дней не нанесли ему заметных повреждений. Как сказали бы лет пятьдесят назад: «Готов к труду и обороне».

Михалычу про услышанный разговор не сказал. Точнее, сообщил его «откорректированный» вариант, без упоминания про версию о неизбежном помешательстве и смерти. Владислав смог удалить на корню из сознания липкие ростки страха и тоскливой безысходности – но для этого ему вновь пришлось воззвать ко всему своему духу и наработанным годами навыкам. Какой эффект произведет подобная страшная новость на простого работягу – он не знал, и рисковать не хотел. «Нужен не просто «язык» - нужен, как они выражаются, «научник», знающий если не всю, то хотя бы большую информацию, чем простой солдат».

- Что теперь? – спросил немного успокоившийся Михалыч, откинувшись на шикарном кресле.

- Осмотрим аэропорт Пушкина, а затем замкнем кольцо – проверим оставшиеся трассы к Питеру.

По широкой дуге обогнув пару «знакомых» пулеметчиков, Влад неторопливо покатил в сторону Красносельского шоссе. Черное облако дыма оказалось хорошим указателем на аэропорт. Как можно было предположить, он тоже горел. Причем пожар начался, судя по всему, относительно недавно. Внимательно осмотрев аэропорт и его окрестности через бинокль, Владислав не обнаружил никаких признаков движения:

- Похоже, артиллерией или ракетами били. Взлетная полоса тоже разбита.

- Не хотят, чтобы свалили воздухом? – предположил Михалыч.

- Не знаю. Возможно, просто следуют инструкции, без привязки к конкретной ситуации. В любом случае, среди нас пилотов нет. Или есть?

- Какое там – махнул рукой с пистолетом Михалыч так, что Влад инстинктивно пригнулся за рулем, убирая голову с возможной линии выстрела – я только трактором и умею управлять. Гусеничным.

- Это уже что-то. Танк – он такой же трактор. Только побольше, посложнее и с пушкой.

- Да ладно – развеселился «пролетарий», окончательно сбрасывая напряжение после сидения в засаде.

- Во всяком случае общего хватает. Кстати, раз уж помянули пушки – ты своим Макаровым-то не размахивай перед носом. А лучше на предохранитель поставь. Надежней будет.

- Ааа … Ну да, запамятовал – Михалыч щелкнул предохранителем и сунул пистолет в карман пиджака.

При приближении к пересечению Волхонки с Пулковским шоссе тормознули. Развернув машину под углом, Влад прильнул к окулярам бинокля. Логика его не подвела.

- Тут тоже двое с пулеметом. Еще один аванпост.

Он быстро сдал назад и, крутанув руль, направил автомобиль обратно.

- Не заметили?

- Похоже, нет. Огневую точку из разбитой машины делают. Эти недавно сюда выдвинулись, как и первые. Думаю, что и на перекрестке с Красносельским та же картина. Но посмотреть нужно.

Владислав не ошибся: когда они осторожно подъехали в пределах видимости оговоренного перекрестка, то заметили две едва заметные фигуры, а затем отъезжающий от них Уазик.

- Укрепляют оборону – ухмыльнулся Влад.

- И кого ждут? Мерикосов поганых что-ли?

- Судя по их действиям, они готовятся оказать горячий прием любому, кто подойдет с нашей стороны.

- А если лесом?

- Думаю, возможно. Если мин не натыкали. Хотя вряд ли успели – слишком мало их.

- Ну дык тогда лесом рванем? А, шеф?

- Хотелось бы сначала понять, стоит ли так рваться в охраняемый этими бойцами город. Как бы на могильник не попасть вместо Земли Обетованной.

Машина мягко катилась, изредка объезжая замершие навеки экипажи со своими мертвыми хозяевами внутри. Михалыч начал клевать носом, и вскоре, негромко захрапел.

Под колесами зашелестело Гатчинское шоссе: все медленней и медленней, так как Влад снизил скорость перед въездом в Гатчину. Несколько раз останавливался, осматривал окрестности, затем вновь трогался в путь, готовый в любую секунду выпустить на волю табун бешенных лошадей под капотом. Городок был пуст – а следующая огневая точка располагалась только на развязке КАДа. Там тоже стоял танк, рефлекторно заставляя втянуть голову в плечи.

Быстро покинув опасное место, в постепенно наступающих сумерках Влад подъехал к крайней западной «точке въезда» - Петергофскому шоссе. На этот раз пост был сразу за мостом у Южно-Приморского парка.

Хотя полное кольцо они не замкнули, но с большой долей вероятности следовало предположить, что въезды в Петербург по основным дорогам перекрыты. С какой целью – это уже другой вопрос.

Решив, что сегодняшний день можно считать завершенным, Влад отъехал на безопасное на его взгляд расстояние от блок-поста, свернул с трассы и выбрал в качестве места стоянки роскошную загородную виллу. Дорогу перегораживал электрический шлагбаум, но его удалось поднять руками. Ломать могучую стальную дверь или бить стекла не хотелось. Ловко забравшись по водосточной трубе на третий мансардный этаж, он пробрался через открытое окно в помещение. Чтобы не поранить руки, предварительно защитил руки спортивными перчатками, заранее прихваченными во время "похода" в магазин. Через четверть часа останки сторожа, лежащие на диване перед неработающим ныне телевизором, были вытащены за ворота, а Порше с так и не проснувшимся Михалычем загнан в подземный гараж.

Утро выдалось прохладным: в воздухе висел густой туман. Еще не отошедший от сна Михалыч с сигаретой в зубах почти на ощупь брел к воротам, выставив перед собой пистолет.

- Кого стрелять надумал, приятель? – поинтересовался Влад, выходя с веранды. Он уже позавтракал и выглядел умиротворенно. В доме оказались практически все автономные системы, включая генератор и мини-котельную.

- Ох, бля – присел от неожиданности «пролетарий» и икнул - я уж думал, тебя грохнули!

- Не дождетесь. А ты чего это – с утра уже за воротник заложил?

- Так это я того – нервишки успокоить. Страху натерпелся – вот и пригубил.

Влад подошел и внимательно посмотрел на Михалыча. Того шатало, глаза помутнели: очевидно, от страха он «пригубил» он немало.

- Послушай внимательно, коллега. Если ты не хочешь дальше выживать в новом мире в одиночку – то слушаешь и выполняешь то, что я скажу. Согласен?

- Ну так да. Я ж только малек – со страху …

- Повторять я не хочу. Ты выпил «со страху» - а потом из-за тебя мы оба можем погибнуть. Мне это не нужно. А тебе?

- Угу – я не того … не буду больше, шеф. Могила.

- Я тебя предупредил. Церемониться не буду – учти. Сейчас другая жизнь и другие законы. Можешь поесть – на веранде найдешь. Потом поговорим. И не кури в доме и машине.

Бормоча извинения и пошатываясь, Михалыч побрел в дом.

Это была неожиданная проблема. Влад всегда вел здоровый образ жизни: практически не пил, даже пива, не курил, старался правильно питаться, ежедневно занимался спортом. Он никогда не сталкивался с проблемой пьянства или наркомании: среди его родственников и знакомых таких пагубных привычек ни у кого не было. И ему откровенно не хотелось влезать в подобные проблемы сейчас, во время гибели прежнего мира.

Вскоре решение было принято: если «пролетарий» не сможет задавить свою тягу к спиртному, то дальше будет существовать в одиночку. «Вывезти его в любой поселок – и пусть живет, как хочет. Продукты и вода найдутся».

Ни малейших угрызений совести в случае принятия такого решения Влад не испытывал, равно как и не боялся одиночества: он был уверен, что справится и с этим. Теперь же нужно было продумать свои дальнейшие действия.

Если он хочет жить, не испытывая в будущем голода и холода, то именно сейчас нужно делать запасы всего, что может пригодиться для выживания. Склады с продуктами длительного хранения, полуфабрикаты и средства для приготовления пищи, транспорт и топливо – и многое другое, что он давно занес в свой написанный в тетрадке «список выживания». Влад был не любителем ведения домашнего хозяйства – но сейчас понимал, что от его действий в эти дни будет напрямую зависеть, как он будет жить через неделю, месяц, год.

Первое, что следовало разведать – ВЧ. Это и запас продуктов длительного хранения, и топливо, и оружие, и кондовые транспортные средства с простейшим устройством и обслуживанием. Его Порше был великолепен: ужасающе быстр, удобен и комфортен, достаточно проходим. Но сложнейшая мехатронная начинка неизбежно раньше или позже потребует обслуживания, которое могут обеспечить только специалисты на фирменном сервисе, вооруженные современным оборудованием. Этот совершенный ультрасовременный болид может обездвижить банальный сбой в работе электроники – и без квалифицированного вмешательства на дороге будет стоять лишь элегантная гламурная игрушка на четырех колесах, бесполезная в суровом мире настоящего. Мире, где дольше прочих проживет лишь простая, надежная, дубовая и неприхотливая техника.

Размышляя, Влад не терял времени и обследовал дом. На втором этаже, изящно вписанный в интерьер "под старину", обнаружился массивный оружейный сейф. Увы, ключ найти не удалось - но Влад особо и не стремился его вскрыть. Ничего адекватного стоседьмому по боевой эффективности там быть не могло. Разве что хороший компактный "дробовик" пригодился бы для работы в помещениях. Помимо его машины, в подземном гараже находился длинный тюнингованный для офф-роуда Дефендер. Видимо, владелец виллы увлекался охотой и рыбалкой. Такая машина могла весьма пригодиться. Тем более, что в отдельной примыкающей к гаражу кладовке обнаружился десяток полных канистр с топливом. «Запасливый товарищ оказался» - подумал Влад, рассматривая «мудовую» резину джипа. В ходе дальнейшего осмотра оказалось, что владелец запасся и продуктами: одна из кладовок была под завязку забита разнообразного рода снедью, часть которой была явно «приватизирована» с армейских складов.

Недолго думая, Владислав принялся загружать Лендровер. К тому моменту, когда более-менее проспавшийся после "тихого часа" Михалыч нарисовался в гараже, все канистры и большая часть продуктов уже перекочевали в джип, и даже частично в Порше. Тем не менее, всю кладовку подчистить не удалось, хотя в Деф был загружен под крышу: оставалось местечко только для водителя с пассажиром. Правда, оставался еще экспедиционный багажник на крыше, но он мог пригодиться под негабаритный груз.

- А это нафига? – поинтересовался трезвеющий «коллега».

- Моя запасная машина. Резерв.

- Ну ясно. А сейчас какие планы?

- Сейчас двигаем в Сосновый Бор. Там есть крупная часть. Да и что с АЭС делается, хочется посмотреть.

- А мы не того – под радиацию не попадем?

- У меня есть дозиметр. В случае чего – уедем. Если со станцией какие-нибудь проблемы – придется сваливать быстро и подальше.

- А чего с ней может случиться?

- Например, из-за отсутствия электричества прекратится охлаждение реактора. Там есть резервный генератор, включающийся автоматически – но его запасы топлива не бесконечны.

- И чего – ебанет как в Чернобыле?

- По идее, реактор должен заглушиться.

- Хех … ну не знаю. Не хочу я жить у АЭС.

- И я не хочу. Поэтому задерживаться там не будем. Осматриваем часть, берем что нужно, затем беглый осмотр АЭС – и уходим.

Да АЭС ехали медленно. Влад усмехался про себя, что стал обладателем спорткара, чтобы ездить на нем со скоростью чинной домохозяйки. Впрочем, однажды он уже выжал из болида все его возможности до капли – тем самым сохранив себе жизнь. Такая мощь и динамика действительно были востребованы и как никогда важны в новом мире.

- Может, музыку врубим, шеф – попросил Михалыч – чай веселей будет ехать.

- Не нужно, музыка отвлекает. Лучше смотри в оба, мы уже подъезжаем к Сосновому Бору.

Влад хорошо помнил, что на въездах в городок существуют КП – и ехал уже совсем с черепашьей скоростью, чтобы с максимального расстояния рассмотреть их. Не расставаясь с биноклем, он периодически останавливался и осматривался. Осторожность не была излишней: вскоре он обнаружил блок-пост с открыто стоящим за бетонными блоками танком. Поведя биноклем чуть дальше, Владислав уперся в точно такой же бинокль, направленный прямо на него. Человек в камуфляже даже привстал, чтобы лучше разглядеть незваного гостя.

Не раздумывая ни секунды, Влад втопил педаль, отбрасывая машину назад под защиту перекрывающих обзор кустов вдоль дороги. Секунды тикали, как пудовые гири: в любую из них мог раздаться выстрел, за которым последует уже знакомый свист летящего снаряда и взрыв.

- Машина сзади! – заорал вдруг крепко приложившийся о стекло Михалыч – Близко!

Он не ошибся: на полном ходу по дороге несся БТР, хищно оскалившись стволом крупнокалиберного пулемета …

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 60
Комментарии

Оставляйте отзывы - в том числе и критические. Если они содержат рациональное зерно - учту их, откорректировав текст.

Так как обычно двигаюсь по сюжету вместе с героями, стилистика не всегда успевает за непредсказуемо изменчивым миром. Шлифую ее позже.

Может быть лучше вместо "не боялся страха одиночества" написать "не боялся одиночества", или "был лишён страха одиночества"? Как-то более по русски получится.

Да, это уже изменил.

пиши есче , рассказ аж захватывает, оч интересно что будет дальше

Молодец Hobbit, как и прежде обрываешь рассказ на самом интересном месте. Заставляя тем самым, с нетерпением ждать продолжения. 9+

Ьлин, ппц! Что ж этот Влад такой удачливый-то?! Из задницы - в задницу, из задницы в задницу!!

По-прежнему интересно, драйвово, жестко, грамотно! Молодцом!

Дотошно, деловито, атмосферно!

Респект.

Всё отлично, но может не надо так часто употреблять слово "пролетарий"? А Влад сам-то кто? Принц голубых кровей? Он такой же пролетарий как и Михалыч...

Да и нудноватый парень он: даже музыку не хочет включить, а вдруг по радио что-нибудь передают на счёт войны?! Мог бы и включить, не переломился бы...

Это моё личное мнение по отношению к персонажу. :)

Многа букаф, ниасилил.

Ясно чувствуется шматок. Не офицер, а именно шматок. Ни опыта, ни сноровки, зато жажда командования и пренебрежение к подчиненным.

Без этого момента - замечательный рассказ. С этим - очередное явление народу "вашблагородия".

У самого еще молоко на губах не обсохло, а сколько пренебрежения к "пролетарию". Хозяином жизни себя почувствовал, а дядьку можно и "высадить" где-нибудь.

Герой получается слишком хороший, таких в жизни не бывает.

Ну очень уж любит его автор!

Сорвался бы Владик хоть разок, снял маску терминатора, заорал от ужаса, или руку бы ему прострелили, в общем, хочется суровой правды жизни.

Странное везение - и не убило его, а все вокруг лежат, и воинскую часть нашел нетронутую, и джипы один круче другого, еды - завались, боеприпасов - кучи, топлива - целые заправки и т.д. Не многовато ли для "железного" мальчика?

И что же он там кружит вокруг города? Что за цель? Понятно ведь, что родственников его там нет, так что держит?

Его танками обстреливают, а он лезет на амбразуру. Непонятно.

Натурально все описано, читается живо.

Только жести больше хочется )

Супер))сижу читаю)) оч интересно)) спасибо за рассказ)) мне оч понравилось)) так как есть всё))оч клёво)) вот уже часа два сижу читаю остановится не могу)) класс!

Мне почемуто кажется что автор представляет себя в роли героя, только возраст ему уменшил от своего. Герой отчасти напоминает моего друга, что вызывает улыбку.

Но всеравно неплохо, продолжаю чтение :)

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

очередный зомбо день...

Быстрый вход