Обреченные на жизнь. Повесть вторая: Казань постъядерная. Глава 1. "Начало". Часть 2.

2.

Сергей спал, прислонившись спиной к стене, в помещении, где был организован госпиталь. Хотя сном это назвать было нельзя. Вонь, духота и жгучая тоска не давали ему отключить измотанное сознание хотя бы на час. Слабый свет от диодного фонаря, прикрепленного к металлической балке, еле рассеивал влажную взвесь в воздухе. За ночь он несколько раз поднимался, чтобы поднести воды кому-нибудь из раненых или убрать сделанные из пластиковых бутылок или гнутых листов металла утки. Оставленные дежурить помощники поднимали головы и тут же вскакивали на ноги, чтобы самим выполнить эту работу, но Сергей отказывался, отправлял их отдыхать и каждые полчаса снова начинал свой обход. К утру он, уже ничего не соображающий, и бродящий между лежанками как зомби, наконец, не выдержал. Он сел на место и отключился.

Очнулся он так же резко. Просто открыл глаза и все. Его помощники уже были на ногах. Он подошел к первому раненому: парню с открытым переломом голени. Еще вчера этот парень выглядел вполне нормально (насколько это возможно в таком состоянии), теперь он был без сознания, весь покрылся испариной и тяжело и прерывисто дышал. Сергей склонился над его ногой и тут же ему в нос ударил сладковатый запах, который ни с чем нельзя было спутать. Он нахмурился и отошел в сторону. Больше обход он продолжать не мог, вернулся на место, сел и закрыл голову руками.

- Сергей, ты не виноват. – услышал он над собой чей-то голос. Подняв голову, он увидел, что над ним стоит один из его помощников – старик с длинными седыми волосами и аккуратной бородкой. Если бы не дурацкие спортивные штаны и растянутая майка, некогда голубого цвета, он вполне бы сошел за какого-нибудь монаха или священника.

- Антон Кириллыч, я все понимаю. Только вот глядя на этого парня, меня посетила одна страшная мысль. Зачем продлять их страдания, бороться за их жизни? Проще освободить и их и нас от этого. Это же можно сделать быстро и безболезненно. Тем более шансов без настоящей медицинской помощи у них никаких.

- А вот это ты, парень брось! – старик с укоризной покачал головой. – Не надо грех на душу брать, не стоит. Если благодаря твоим стараниям хотя бы один из них выживет и встанет на ноги, то ты можешь считать, что ты справился. Не каждый врач стал бы браться за помощь этим несчастным, не имея ничего под рукой, а ты взялся. Ты мог промолчать, забыть о том, что ты врач, но ты этого не сделал. Ты сам вызвался им помогать, так будь добр, доведи свое дело до конца. Каким бы он ни был. Ты слышал про Брестскую крепость? Не перебивай и не спрашивай пока ничего. Так ведь там похуже было. Гораздо хуже, но люди выживали, люди продолжали сражаться. И не последняя заслуга в этом врачей и санитаров. Они, не имея ничего, спасали жизни раненым, просто выполняя свою работу. Люди смогли выжить в условиях гораздо хуже тех, что у нас тут. Я тебе потом как-нибудь про тех героев расскажу. А тебе пока не надо стараться быть героем. Тебе просто надо делать свою работу. Люди уже потом решат. А теперь, давай, Сережа, вставай, пойдем и заново обход начнем.

Сергей ничего не нашелся ответить. Он, молча, поднялся, посмотрел на старика красными воспаленными глазами и пошел вдоль лежанок с ранеными, раздавая указания помощникам.

- Эй. – кто-то дотронулся до плеча Сергея. Обернувшись, он увидел перед собой бомжа, который, как ни странно, уже не вызывал отвращения.

- Слушай, тут это… - не зная с чего начать, замялся Никита.

- Если есть что по делу – говори сразу. – Сергей махнул рукой и отвернулся к пациенту.

- Так это… Чтобы заражения не было. Поссать надо. Ну, типа помогает. – бомж облегченно выдохнул, закончив свою короткую речь.

- Ты о чем сейчас? Говори ясно. – Сергей непонимающе уставился на Никиту.

- Так это… Мужики так делают. Ссут на рану, чтобы зараза не пошла. Помогает, а что? И на зоне так же делали, когда… Ну, вот в общем… Забудь. – бомж смутился под взглядом Сергея и отвернулся в сторону выхода.

- Погоди. Я слышал что-то об этом. Любая моча подойдет?

Обход почти подошел к концу, когда в помещение влетел Роман. Он взглядом отыскал Сергея и махнул ему рукой, подзывая к себе.

- Что случилось? – спросил Сергей, видя на лице Романа панику.

- Там сейчас резня начнется. – выпалил он, увлекая Сергея за собой.

В общем зале обстановка критически накалилась. Напротив входа в госпиталь у дальней стены прижались к стене группа из десяти-двенадцати человек. Среди них были и те, что вчера напали на Илью. У всех в руках были обрезки труб, куски арматуры. Сергею показалось, что мелькнуло пара лезвий ножей. На них наседали остальные обитатели убежища и только то, что между ними вклинились диггеры, Айдар Исламович, Рамиль, Илья и Тимур сдерживало толпу.

- Что тут случилось? – спросил Сергей у сопровождавшего его Романа.

- У этих, что у стены запас продуктов есть. Они с ним спустились, а остальные требуют разделить его между всеми.

Когда Сергей подошел к толпе, из нее раздался выкрик:

- Вы хоть о раненых подумайте, для них еды дайте. – в ответ полетели отборные ругательства.

- Они не сегодня-завтра сдохнут, чего на них тратить? А с вами делиться тем более не станем. – вперед выступил молодой человек в стильной футболке.

- Хоть детям чуть-чуть дайте. Ведь есть совсем нечего. Пожалейте! – женщина в желтом платье выбежала вперед, но была остановлена Рамилем.

- Я что? Муж тебе, чтобы твоих ублюдков кормить? – усмехнулся тот же молодой человек. За его спиной одобрительно заржали. Женщина взвыла от ярости, вывернулась из рук Рамиля и кинулась на своего противника. Тот ловко увернулся от нее и наотмашь ударил куском арматуры ей по затылку. Женщина по инерции пролетела еще пару метров и упала под ноги опешивших людей, стоящих в углу. Мгновенно нависла тишина. Где-то заплакал ребенок.

- Что? Кто еще халявной жратвы хочет? Идите, всем хватит! – в бешенстве выкрикнул молодой человек и встал в стойку, схватив свое оружие поудобнее.

- Уууу сука! Мочи их!!! – послышался чей-то дикий рев из середины толпы и оттуда вылетел обломок бетона. Описав широкую дугу, обломок ударился о голову впереди стоящему парню. Тот рухнул под ноги своих товарищей, обливаясь кровью. Еще никто не успел ничего понять, как над головой Сергея в угол полетели другие обломки. Тут же ответила и другая сторона: камни полетели в толпу. Один из них попал в голову Айдара Исламовича, который пытался остановить одного из нападавших. Сергей подскочил к обливающемуся кровью пожарному одновременно с Рамилем, и в этот момент толпа с ревом кинулась вперед. Те, кто был ближе к обороняющимся, попытались воспрепятствовать этому или хотя бы выйти из-под первого удара, но тщетно: людской поток вынес их прямо под удары. Вдвоем с Рамилем, они накрыли тело Айдара. По ним пробежало несколько десятков ног, втаптывая и вдавливая в бетонный пол, давя конечности. Зал утонул в яростных воплях и предсмертных криках: у тех, кто был у стены, не было никаких шансов.

Они с трудом вытащили находящегося без сознания Айдара Исламовича из-под ног, где к ним тут же бросились на помощь остальные, успевшие вовремя отпрыгнуть в стороны, избежав нахлынувшего потока человеческих тел.

Они ушли к входу в госпиталь и смотрели, как во второй раз за последние сутки образовалась давка. Те, кто был впереди и не попал под удары оборонявшихся тут же накинулись на пакеты с продуктами и выпивкой. Сзади люди тоже рвались к разделу и без того скудных запасов. За считанные секунды пакеты были разодраны, и толпа отхлынула, оставляя в углу кучу растоптанных, порезанных, с разбитыми головами и лицами людей.

- Скоты, вот же скоты. Просто стадо! – шипел в бессильной злобе Рамиль, наблюдая за тем, как люди, стараясь делать вид, будто ничего не случилось, расходились по своим местам. Они даже не смотрели (или боялись смотреть) в тот угол, где еще шевелились раненые, к которым почти сразу бросился Сергей со своими помощниками.

Спустя час диггеры закончили оттаскивать убитых в коридор запасного выхода, где уже образовалась внушительная куча тел. К убитым при дележе продуктов прибавилось шесть человек, умерших от ран. От жары, тела быстро разлагались, поэтому выходили в респираторах.

***

Роман закрыл за собой дверь в проход, где складывалась трупы, и, проводив взглядом товарищей, выключил фонарик. Оставшись в темноте, он прислонился спиной к осклизлому металлу гермодвери и медленно сполз вниз, затем закрыл руками лицо и с губ сорвался тяжелый стон. Все это время он не осознавал ужаса происходящего, все казалось ему каким-то нереальным, похожим на сон, но теперь… Перед глазами поплыли картинки, как из трейлера к очередному фильму. Вот он стоит на пьедестале и со слезами смотрит на улыбающуюся мать – первая медаль в районных соревнованиях по самбо; а вот, он, еще совсем маленький, куда-то бежит, падает и сдирает в кровь коленки об асфальт, картинка смазанная, нечеткая, но ощущения получились очень реальные; а вот он стоит с непокрытой головой той страшной зимой и смотрит, как на красную обивку гроба падают первые комья земли. Тогда похоронили его мать, тогда же и кончилось детство. Рядом стоят тетя и дядя, которые, тоже плачут навзрыд… «Мама, хорошо, что ты не дожила…» - вслух прошептал он и почувствовал, как соленые слезы скользнули по губам, оставляя горечь. Он до крови закусил губу, и, застонав, лег на бок, прижав к груди колени. Все снова и снова перед глазами всплывали лица, проносились картинки, доносились звуки из уже прошлой, навсегда исчезнувшей, жизни.

Сколько он пролежал в таком положении, он не знал, кажется, он даже уснул на какое-то время, его привел в себя легкий толчок в плечо. Роман мгновенно среагировал и вскочил на ноги, включив фонарик. Перед ним на корточках сидел тот самый бомж, и прикрывал глаза от луча света растопыренными пальцами.

- Чего тебе? – как можно грубее спросил Роман, стараясь сдержать вырывающиеся всхлипы и вытирая рукавом размазанные по лицу слезы.

- Свет убери от лица, пожалуйста. – прокуренным осипшим голосом попросил бомж, и когда Роман отвел луч в сторону, неожиданно спросил: - Попрощался?

- Чего? – не понял его диггер и снова направил луч ему в лицо.

- Да убери ты свет. – беззлобно прокряхтел Никита и поднялся с корточек. – Попрощался, спрашиваю?

- Да ты можешь по-русски мне сказать? И вообще… - он отстранил с пути бомжа и сделал несколько шагов в сторону. Со спины он услышал тот же голос:

- Я ведь тоже, как и ты, тут валялся и так же соплями исходил. Себя жалел, родных жалел, всех жалел и проклинал себя и их всех тут же. – Роман встал на месте, и, резко развернувшись, посмотрел на Никиту.

- Тебе-то кого оплакивать, ты же, небось, и позабыл, как мать твою звали? – ему очень хотелось уйти, но что-то в поведении собеседника его удерживало.

- Так давно это было. Шесть? Нет, семь лет назад. Ты ведь понимаешь, что я всю жизнь не бомжевал.

- Я не спился же, и вообще, какого хрена, ты мне это рассусоливаешь? Нашел что сравнивать! Тут…

- А я и не сравниваю, просто я тогда на этом же самом месте попрощался с прошлой жизнью, поняв, что назад уже не вернуться, а будь у тебя возможность, так ты бы сейчас тоже бухал и еще как бухал! Ты не злись на старика, ведь и сам понимаешь, что так оно и есть. Что все, вчера у нас уже нет, а завтра… Наступит ли оно это завтра? Или оно будет таким, как у тех, что за этой дверью. Хе, а бухнуть-то как хочется! И покурить… - бомж провел языком по высохшим губам. – Ты еще раз меня, того, прости уж. Я тебя увидел, сразу вспомнил и так вдруг тоскливо что-то стало. Помню как сам тут валялся, вот прямо на этом месте, и так ждал, что кто-то придет и заберет меня обратно, в нормальную жизнь… Вот и решил тебе помочь, а вот сейчас думаю, что зря: помочь-то я тебе не могу, взять за руку, и на улицу вывести, а там птички-бабочки, ларьки-девки… Эххх… Трубы горят, трубы мои… - последние слова он проговорил, проходя мимо Романа, которому на миг показалось, что что-то блеснуло в глазах этого опустившегося по меркам его мира человека, но сейчас мимо прошел все тот же бомж, грязный, опустившийся человек, с одной проблемой – что бы поесть и чем бы залить тяжкие воспоминания. Он еще минуту постоял в нерешительности, и стремительным шагом направился к помещению лазарета.

- Надо что-то делать. – выпалил он, подойдя к Рамилю и Эдуарду, которые сидели у стены и о чем-то тихо переговаривались. Его взгляд наткнулся на мутные глаза Рамиля, который с усилием привстал и глянув на Эдика, спросил:

- Что делать? Знаешь, как достать ящик консервов или там за стенкой склад медицинский откопал? – без всякой улыбки спросил он и пошарил в карманах брюк, пытаясь что-то там отыскать.

- Я пойду наверх. За помощью. – это решение созрело в его голове сразу после ухода Никиты.

- Сколько времени прошло? – Роман непонимающе взглянул на свои наручные часы и затем уставился на Рамиля. Тот так же устало повторил: - Сколько времени прошло с момента, как мы сюда попали?

- Вторые сутки, а что? – пожал плечами Роман.

- А ничего. Ты собираешься выходить на поверхность через сутки с лишним после ядерного взрыва. Иди. – он безразлично кивнул в сторону гермодвери основного входа.

- А ты не думаешь о том, что уже завтра те, кому сегодня не досталось жратвы, начнут жрать сырое мясо, причем не парную говядину, а… Да вообще, Рамиль, ты же пожарный, неужели ты думаешь, что ваши там не развернули уже спасательные, или как это называется, мероприятия?

- Так иди, что у меня-то разрешения спрашивать? – отмахнулся Рамиль и сел на свое место, демонстративно отвернувшись в сторону.

- Хрен с тобой, спасатель чертов. Люди гибнут, а он… - злость, которая кипела в Романе, была готова вырваться наружу, как на его плечо легла ладонь Эдуарда.

- Я иду с тобой. Все сроки мы тут не протянем, это точно. А Рамиля… Оставь, у него… В общем, пошли к остальным.

Сергей, молча, выслушал их предложение и лишь кивнул головой, одобряя его. Кроме них двоих, остальные отказались выходить, откровенно ссылаясь на страх.

- Его помощь нам бы не помешала. – вздохнул Эдуард, глядя на не приходящего в сознание Айдара Исламовича (обломок сильно повредил ему голову, да к тому же по нему пробежало несколько десятков ног). – Он-то бы нам и объяснил, что да как себя вести, а то я вообще не бум-бум. Самый армагеддон у меня был, когда прошлой зимой в квартире батареи полопались от мороза.

Последнее он сказал, без всякой улыбки, повода не было.

- Закутайтесь. Комбезы на все клапаны и замки. – за спиной послышался севший голос Рамиля. - Роман с Эдуардом удивленно обернулись, тот стоял и хмуро смотрел на них из-под бровей. Через миг молчания снова продолжил:

- На лица кроме респираторов и очков намотайте ткани, Каски – тоже будут нелишними. Рабочие перчатки у вас вроде были? В два-три слоя, переложенные полиэтиленом. С собой – запасные фильтры для респираторов, а эти – смените. Учтите, что там все горит, эту духовку мы тут не сами надышали. Идите цепочкой, след в след. Старайтесь избегать скопления пыли, воды и прочего. Отсюда выйдете на Восстания. Осмотритесь. Сначала попытайтесь выйти к Энерго, там наше главное управление, там должны быть спасатели. Основной лагерь, конечно развернут за городом, поэтому если не станет возможности идти к центру, выходите из города и двигайтесь… Отсюда ближе в сторону Зеленодольска, по дороге наверняка кого и встретите. Хотя сам Зеленый по-любому под удар попал, так что край ваш – Раифский монастырь. В любом случае, ждем либо вас, либо спасателей. И еще. По дороге ничего не хватайте и не трогайте без лишней необходимости. Транспорт, если понадобится либо из закрытых гаражей, либо за чертой города, но следите за любыми странностями: любое подозрительное тут же обходите – непонятные лужи, капли, порошок, в общем, все то, чего быть не должно. Я сейчас нарисую вам бумагу, чтобы Вас патруль за мародерство не расстрелял, если попадетесь ему на чужой машине. Документы с собой? Давайте сюда. Если станется, что придется возвращаться – вы знаете, что здесь нужно. Все. Будут вопросы – я на своем месте. – Рамиль закончив свою речь, мгновенно ушел к своему месту и сел, раскрыв ежедневник, куда вписывал данные из переданных паспортов. Роман с Эдуардом переглянулись, но ничего друг другу не сказали.

Слухи о том, что кто-то собирается выходить на поверхность, вызвали неоднозначную реакцию. Одни тревожно перешептывались, поглядывая то на дверь, то на снующих диггеров, другие же вели себя более активно. Первыми прибежала делегация из трех женщин и мужчины в порванной майке. Они в резких выражениях осудили предстоящее мероприятие.

- Там радиация, а вы ее сюда пустите! – воскликнула наиболее активная женщина, размахивая руками.

- А тут чем лучше? – рявкнул на нее подбежавший мужик с красным, будто обожженным лицом. – Я с вами! – обратился он уже к диггерам, которые занимались тем, что оборачивали перчатки целлофаном.

- Не нужно, вы в такой одежде долго не протянете, они же пешком. – сообщил подошедший Рамиль и протянул Роману сложенный лист и паспорта.

- Вы что не понимаете, что если открыть дверь, то мы все тут умрем! – закричала женщина, широко округлив от ужаса глаза.

- Да! Не надо! Нет. – послышались возгласы из толпы собравшейся за ее спиной.

- Что вы знаете о радиации? – меланхолично спросил Рамиль, помогая Эдуарду заправить манжеты перчаток в рукава. – Так позвольте тогда мне судить о том, что опаснее: ваша некомпетентность и необоснованные страхи или…

- Ты как со мной разговариваешь? – ее голос сорвался в визг, но только то, что ее удержали сзади, не позволило ей наброситься на Рамиля.

- Вот именно поэтому и надо отправить их за спасателями. Еще два дня и мы тут начнем рвать друг друга просто так! – громко сказал пришедший из лазарета Сергей. – Мало вам на сегодня драк? Еще крови захотели?

Сергей красными от усталости глазами оглядел толпу противников выхода на поверхность.

- Что за звери, а? Ну что вы за… - он в отчаянии махнул рукой в их сторону и повернулся к уже готовым к выходу ребятам. – Если придется вернуться, тут список самого необходимого. Я все расписал, вдруг найдете. Да! И вот еще список для спасателей. Тут я написал какие раненые у нас тут, чтобы… Лишним не будет, в общем, удачи! – он похлопал их обоих по плечам и, вновь бросив взгляд в сторону негодующей толпы, удалился к своим пациентам.

- Но нельзя, же так! – уже тише сказала та самая женщина, нервно хрустя пальцами.

- А как? Вы надеетесь, что спасатели придут в богом забытое бомбоубежище и увезут как волшебники в голубом вертолете? Будьте реалистом. – из-под бровей сказал ей Рамиль и еще громче в толпу:

- Так, люди, отошли все от входа! Давайте все к дальней стене! На всякий случай прикройте дыхательные пути. Чем? Да тряпками, одеждой! Сейчас эти двое выйдут в поисках спасателей. Опасаться, что проникнет радиация – не надо! Это не газ, она просто так по воздуху не летает. Ясно?

Проследив, чтобы все отошли подальше, Рамиль при помощи еще одного диггера открыл дверь. В лицо ударил поток горячего воздуха.

- Итак, полдня. У вас 12 часов, чтобы найти спасателей или вернуться самим. Если нет – следующим пойду я. Все, удачи. – Рамиль слабо улыбнулся и закрыл за ними дверь.

Как только с глухим звуком дверь закрылась, диггеры включили налобные и ручные фонари. Первое что они увидели – несколько тел несчастных, которые не успели попасть в убежище. Они в беспорядке лежали среди куч мусора с застывшими на начинающих разлагаться лицах масками ужаса и боли. Почти все были обожжены. Ребята двинулись вперед, освещая путь и стараясь обходить тела, не переступая через них. У приоткрытой двери, где была самая ужасная давка, тел было гораздо больше, и они лежали, нагромоздившись друг на друга.

- Господи! – прошептал Роман и сглотнул несуществующую в пересохшем рту слюну, не решаясь пройти по телам.

- Надо Ромка! – послышался дрожащий голос Эдуарда, луч света в его руках дрожал мелкой дрожью. С шумом выдохнув, Роман наступил на чью-то руку и, зажмурившись, буквально перепрыгнул через тела погибших. Внизу, в убежище к мертвым относились как к чему-то неизбежному, ведь по большей части они сами видели, как погибал тот или иной человек. Здесь же Романа захлестнуло чувство вины за то, что он в какой-то мере причастен к их гибели хотя бы тем, что не все смогли попасть внутрь до того, как закрылась дверь. Уже не глядя под ноги, он чуть не бегом взбежал по лестнице и снова встал, увидев все вокруг. Уютного дворика, в котором они были еще вчера, уже не было. Панельная 5-этажка превратилась в догорающую груду стройматериалов, старинный дом, который стоял прямо за пустырем тоже превратился в груду кирпичей. Не стало ни кустов сирени, ни деревьев, вместо них стояли безжизненные обуглившиеся столбы, еще дымящиеся. Еще две пятиэтажки обвалились частично и тоже горели. Гул пожара и дым заполняли все пространство вокруг, черный дым застилал все небо и все вокруг было окутано густым туманным сумраком.

- Двинули. – сказал Роман вслух и сделал несколько шагов вперед. Под ногами хрустели обломки стекол и кирпича. Они быстро пересекли двор и тут Роман снова остановился.

- Ласточка моя. – грустно сказал он, глядя на изуродованные останки своей машины, раздавленные рухнувшей стеной дома..

- Не время, надо быстрее найти людей. – подгонял его Эдик и сам вышел вперед. То и дело, спотыкаясь об обломки, они вышли на улицу Восстания. Она была вся уставлена брошенными машинами, некоторые полностью обгорели, другие пламя почему-то пощадило, и они пострадали меньше. Практически везде они натыкались на обгоревшие и изуродованные тела людей.

Спеша за товарищем, Роман на миг снова посмотрел на небо: черные клубы дыма и пепла страшно шевелились, будто какое-то существо, и сквозь эту темную пелену едва прорывался солнечный свет в виде ярко-красных полос.

Несмотря на то, что обломки и искореженные машины мешали в пути, они довольно быстро подошли к пересечению с улицей Декабристов. Эдуард, шедший все это время впереди, остановился.

- Надо срезать. Там дальше черт его знает что твориться.

Из-за его спины Роман увидел, что перекресток превратился в одну большую яму, из которой торчал обгоревший зад пассажирского автобуса.

- Метро? – спросил Роман.

- Наверняка оно. Это же не Москва. Тут метро неглубокое, давай через дворы.

Здания сталинской застройки, в отличии от более поздних «коробок» с виду практически не пострадали. Они все были покрыты трещинами, без крыш и из слепых оконных проемов валил вездесущий дым. Они свернули в один из дворов, который так же был безжизнен. До выхода на улицу оставалось пара сотен метров, как Роман краем глаза уловил движение в остающемся слева здании школы.

- Люди! – воскликнул он, указывая на разрушенный волной дверной проем. Эдуард кивнул и направился туда, Роман медленно пошел за ним. На школьном крыльце хрустнувшее позади стекло заставило его резко обернуться. И тут же на него повалился Эдуард, которого с ног сбил неожиданный удар из-за проема.

- Лапы в гору! – послышался чей-то окрик, и первым, что увидел Роман, оторвав взгляд от земли, были резиновые сапоги, в которые были заправлены камуфлированные брюки.

***

После ухода диггеров Рамиль еще несколько секунд стоял у двери, не выпуская из рук колесо запорного устройства.

- Что там у нас с поисками второго входа? – спросил он у длинноволосого диггера, имя которого он не помнил.

- Да мы уже по три раза обошли все стены – глухо. Как будто не дверь заложили, а новую бетонную стену выложили! - пожал плечами его собеседник.

- А что за прибор у вас?

- Пусты определяет.

- Глубоко?

- На полтора метра брал. Точно, я же его хозяин. Но нет прохода. Мы же уже три раза… - сконфуженно почему-то оправдывался диггер.

- Ищите, ребята, ищите! Не может его не быть! Ну не может не быть! – произнес Рамиль и быстро прошел к лазарету.

- Хорошо, мы еще раз попробуем. Но шансов мало. Да и в чем толк? Эдик с Ромкой все равно спасателей приведут. – развел руками диггер.

Рамиль остановился, и, приближаясь к нему, громко сказал:

- А как же! Приведут, конечно! Но ведь не сидеть, сложа руки нам. – и, приблизившись, вполголоса быстро заговорил:

- А если нет? Если они не вернутся? И следующие не вернутся, и… Надо, Марсель, надо искать!

Он облегченно вздохнул, оставив диггера, больше от того, что вспомнил его имя.

Еще несколько часов назад в нем созрела мысль о самоубийстве, но после того, как он увидел желание помочь и выжить в глазах Романа, после того, как он в очередной раз увидел, как Сергей и его помощники делают свою работу, это желание внезапно угасло. Сейчас он шел к своему месту в полной решимости выжить несмотря ни на что, и если совсем недавно образ погибшей жены тянул его во тьму, то теперь тот же образ заставлял его сделать все, чтобы как можно больше людей, остающихся тут, смогли бы остаться в живых. Дальнейший план действий созрел в его голове, когда он увидел десятки лиц, обращенных в сторону двери, куда ушли Роман с Эдуардом. Он взял в руки ежедневник, который неизвестно как попал к нему в этой суматохе, пролистнул исписанные страницы и посмотрел во тьму убежища. Он долго не мог подобрать слово, с которого начать, но, плюнув на все, громко заявил:

- Граждане! Скоро сюда придут спасатели, чтобы увезти всех и оказать помощь всем. Но мы тоже не должны сидеть, сложа руки. Предлагаю всем подойти ко мне по очереди и назвать свои фамилии, имена, даты рождения, гражданские и военные специальности. Не надо на меня так смотреть! – он постарался улыбнуться. – Это нужно для того, чтобы нам как можно быстрее оказали помощь. Для того чтобы не проходить эту же процедуру там, наверху, а сразу получить необходимое: одежду, пайки и прочее. Мы на войне, она все-таки началась, и сомнений в этом нет, поэтому, чем быстрее мы сможем оправиться от этого удара, тем быстрее мы приблизим конец хаоса. Итак, если у кого есть при себе документы, сюда, остальные – потом.

Люди сначала нехотя, будто во сне потянулись к нему. Из листа железа сделали импровизированный стол. Скоро вокруг стола образовалась внушительная толпа.

- Пожалуйста, не спешите. – просил Рамиль, глядя на десятки паспортов, протянутых к нему. Постепенно образовалась нормальная очередь, и если сначала Рамиль боялся, что снова возникнет лавка. То теперь он спокойно записывал все, что ему говорили.

- А мы же по ним тоже вдарили, ведь так? - спросил невысокий мужчина, протягивая водительское удостоверение.

- Еще как! Второй волны мы же не слышали. – ответил Рамиль, переписывая с подсвеченного фонариком документа имя и отчество.

- В смысле? – не понял мужчина, убирая права в карман.

- Следом за ракетами должна была их авиация поработать, а ее не было слышно, город не бомбили. Так что… Ваша гражданская профессия? – прекратил разговор Рамиль и вновь склонился над записями.

Через какое-то время очередь иссякла и Рамиль, наконец, оторвал взгляд от записей, в которых последняя фамилия стояла под номером 256.

- Там несколько человек не отметились. Возле прохода. – сказала подошедшая девушка и указала рукой в темноту. Рамиль проследил взглядом ее движение и сказал только:

- Хорошо, идите пока.

В углу у тамбура, ведущего к заваленному выходу, сидела группа из четырех мужчин и двух женщин. Они исподлобья недоверчиво глядели на него.

- Что? Записывать пришел? – пробурчал один из мужчин.

- А вы не хотите? – не понимал их реакции Рамиль.

- Ага, чтобы потом нас сразу посадить, да? – с вызовом ответил самый крайний из них. В нем Рамиль узнал одного из самых активных участников утренней бойни.

- Я об этом умолчу. Что произошло – это нас всех вина. Я не следователь и не прокурор, не мне вас судить. – небрежно произнес Рамиль, но ваши данные все-таки нужны.

- Итого 262 человека. – вздохнул Рамиль, проведя черту под списком.

- Теперь по твоим. – он обратился к курящему рядом Сергею, у которого выдалась свободное время.

- А что там? Сорок семь человек. Из них двадцать три тяжелых, еще с десяток станут ими через десяток часов без нужной помощи. Умерших и убитых за все это время шестьдесят восемь человек. Хороша статистика? – Сергей пристально посмотрел на Рамиля.

- Ничего хорошего. Умерших документы ты же сразу собирал? Дай их мне.

- Ага. Сейчас. Вот именно потому я и ушел из «скорой». Я хотел лечить людей, а не больных. Я старался увидеть в каждом человека с только ему присущей индивидуальностью, а в итоге они все превратились в рабочий материал. Как бумажки в моем офисе или заготовки для станка… Давай, продолжим статистику. Вот тут документы умерших и убитых. Здесь – раненых. Кстати, как зовут ту девушку, что с тобой пришла? Она совсем не говорит и документов никаких. Шепчет что-то, уйти просит, мол, не трогайте меня. – Сергей докурил сигарету и внимательно посмотрел на Рамиля.

- Я не знаю, Сергей. Она официантка была в той кафешке, где мы сидели. Лейсан по сути ее спасла. Пойду, поговорю с ней.

- Только позже, она спит сейчас. Вижу, разговор будет не из легких для тебя?

- Не то слово. Да сейчас, по-моему, ничего легкого и не осталось. А если ты не бросишь курить, то у тебя легких точно не будет.

- Сплюнь, каламбурщик. – Сергей ухмыльнулся и пошел в лазарет. Рамиль пошел следом.

Сначала он подошел к своему бывшему наставнику, Айдару Исламовичу, который лежал на спине и прерывисто дышал. Его голова была перевязана каким-то тряпками, лицо все было покрыто испариной. Рамиль взял его за руку и несильно сжал.

- Наставник мой. Я когда после армейки пришел в пожарные, он бы командиром караула, многому меня научил. Отличный мужик. – он повернулся к стоящему позади Сергею. – Ты уж постарайся, чтобы там все как следует, ну там…

- Я понял, постараюсь. – кивнул Сергей.

Рамиль медленно подошел к лежанке, на которой была официантка.

- Она спит, не беспокой ее, пожалуйста. – сказала шепотом проходящая мимо санитарка.

- Нет, нет, не буду. – так же шепотом ответил Рамиль. – Я тут, рядом посижу.

Он поправил ее задравшуюся юбку и посмотрел на аккуратно наложенную шину из куска доски. В который раз за день что-то в нем перевернулось, и он понял, что раз его жена хотела спасти эту девчушку, то теперь вся ответственность за ее спасение полностью легла на него. Он поморщился при виде темных пятен от своих пальцев на ее шее и брезгливо посмотрел на свои руки. Не желая ее будить, он и не хотел уходить, и занялся заполнением сведений погибших и раненых. В какой-то момент он отвлекся и увидел, что девушка проснулась.

- Уйди! – беззвучно прошептала она и ее глаза наполнились слезами. Рамиль отложил свои дела и посмотрел ей в лицо.

- Мы два года назад поженились. – не зная зачем, начал он это рассказывать. – Честно признаться, я не всегда ценил всего того, что она для меня делала. Но я любил, нет, я люблю ее безумно. И вот вчера узнаю, что скоро должен стать папой, и именно в этот момент заорали сирены. Как все…

Он прервался и вдохнул побольше воздуха.

- Знаешь, каково это, когда чего-то ждешь, и вот оно! Случилось. В те секунды, до того как заглохло радио и зазвучали сирены, я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете. Я узнал, что стану отцом. Я готов был взлететь от счастья… Мне очень трудно говорить, я и сам не знаю, зачем я это тебе говорю… Хотя знаю. Ведь это она заставила меня вернуться за тобой, когда все убежали, она спасла тебе жизнь, и поэтому сейчас. Когда ее… их… их нет…я…

Он снова замолчал и, сложив пальцы козырьком начал с силой тереть свои брови.

- Я сделаю все, чтобы жила ты… Она спасла тебя, а я сделаю все… - он больше не мог говорить и посмотрел на нее. Девушка смотрела на него и плакала, но это были уже другие слезы.

- Ты простишь меня за… - слова застревали где-то в горле.

В ответ она лишь кивнула и слезы с удвоенной силой полились из ее глаз. Он еще час сидел около нее, не находясь, что сказать, наконец, он поднялся и снова посмотрел снова в ее глаза.

- Можно я буду навещать тебя? Эээ…

- Ирина. – сквозь всхлипы произнесла она.

- Рамиль. Спасибо.

Он быстро пошел в сторону дверей, но там еще раз обернулся и сквозь туманную взвесь, которую еле пробивали лучи фонарей, снова встретился с ней глазами и кивнул, чуть прикрыв глаза. Его жизнь вновь обрела смысл.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 86
Комментарии

ахахахахахаха))))))) Ценок - 5, комментов - 0)))))

В след раз проси наоборот))))

Нормально, понравилось... продолжай.

Уф-х долго ждал, дождался :-).

Автор не останавливайся на достигнутом, начало интригует. Уже интересно

От первой главы до сих пор под впечатлением!

Автор,пиши ещё!))

Всё нравится

прости, поставил оценку неудержался
отлично, но мало
_________________
здравствуйте хозяйки, меня зовут Ахметка

Вообще сначала поставил, потом прочитал, на радостях - больно долго дожидался=)

Разруха прежде всего наступает в головах.

В моей голове она уже наступила...

Ждем продолжения. Надеюсь будет не хуже, чем первая повесть. Начало многообещающее!

Нууууууууууу...................... )) дальше хочю)))

И тишина.. еще один автор ушел в загул))) Ну с наступающим тоды тебя)) за рассказ 7-ка мало, долго не пишешь, короче вредина я)))

Если бы загул... Дорабатываю последние деньки в Банке, поэтому с утра до ночи привожу свои дела в порядок. Домой приползаю - засыпаю без ног и с утра заново... В общем, как стану безработным, так, думаю, быстрее дело пойдет.

И еще. Продолжение всегда пишется трудно, поэтому пришлось многое удалить. Перечитав понял: повторяюсь...

Автор с новым годом тебя!!! жду не дождусь продолжения уже целый месяц! а ка узнал что есть продолжение Обреченных так очень обрадовался! знай что и в Казахстане есть поклонники!

по ходу продолжения не будет...

Будет. У чела реальные траблы по жизни, не до книги ему сейчас. Знаю, что материала аж на три повести. Сам жду, аж в морду лица автору готов дать...

Как жаль что нет продолжения

Вот. Закончил вторую главу. Теперь ругайте ;)

2Ириша: просьбу постарался исполнить.

Поясните, пожалуйста, для блондинки Иришы - где эта законченная вторая глава?

Ай эм тупик)))

А прямо тут же выше)))

ааа уу)) улыбнуло))) чмоки в щеки - покраснела))

Крюто!+10 (так долго заставлять ждать тоже некрасиво Рустам!)

_______________________________________________

обычный человек в необычных ситуациях это необычный человек. Время меняет всё.

Читается на одном дыхании.

Автор всё также делает упор на человеческие взаимоотношения.

Атмосферу очень хорошо умеет передать. Так держать!

Автора зовут Рустам Ханнанов.

Первая часть СУПЕР,первые две части етой тоже цепляют(недостатков я не вижу-просто читаю и наслаждаюсь моментом,отдыхаю).Так держать:)

оч понравилось) тока блин продолжения нет это плохо... зацепило)

када продожение? автор как у вас дела? все в порядке имею ввиду?

Очень жаль, что продолжения не будет((

Первая часть - шедевр! Вторая тоже началась замечательно...

Начальник , когда твой гениальный ум сотворит 3-ю часть, народ бунтует:)

Да, считай вторая книга - на порядок жестче уже и литературнее, при том что первую прочитал на одном дыхании.

Рустам! искренне жду продолжения. Так держать.

И вот уже прошел почти целый год с момента публикации второй части данного рассказа, после которой автор опубликовал другой рассказ. Вынужден сделать вывод, что рассказ, столь интересно начавшийся, не будет продолжен и работа над ним остановлена. ЖАЛЬ, ОЧЕНЬ ЖАЛЬ !!!

Хоть и не закончен - все равно лучшее что тут читал, на ровне с первыми "обреченными"! Все еще есть надежда на продолжение, а пока его нет можно потешить себя догадками.

Скажу что и первую и вторую часть прочел на одном дыхании, и после этого на долго завис на этом сайте. Короче СПС автору)

Автор! Продолжение пожалуйста! Рассказ СУПЕР!!!

просить о продолжении уже думаю бессмысленно! или все же...

Рустам умеешь могеш. Давай прододжай в том же духе.

~~~~~~

Jak pył pustyni w zwiewną piramidę

Быстрый вход