Странник. Глава 8

Разбирая всевозможный камуфляж в «комнате охотника» на втором этаже виллы, Влад вдруг ощутил неясную тревогу. Словно, войдя в парадную после тяжелого рабочего дня, неожиданно засомневался, не забыл ли он поставить машину на сигнализацию.

Машинально подойдя к окну, Владислав заметил приоткрытые ворота.

- Вот бля! – непроизвольно вырвалось у него.

Держа автомат у плеча, крадучись, проверил дом, затем внутренний двор - Михалыча нигде не было видно. «Куда тебя понесло, дурень?» - с досадой подумал Влад и, пригнувшись, двинулся вдоль забора.

«Коллега» мог либо полезть на дорогу, если кого-то увидел или услышал – но тогда наверняка сообщил бы «бригадиру». Поэтому, скорее всего, он двинулся к заливу по каким-то своим делам.

Не пройдя и пары десятков метров, Владислав услышал звук удара и падающего тела, за которым последовал толи стон, толи всхлип.

Перебежка от дерева к дереву, беглый осмотр окружающего леса. Пульс резко подскочил, как перед серьезной схваткой на татами. Проверил оружие: патрон в патроннике, выставлен режим очереди по три выстрела. Небольшая лужайка, без признаков жизни лежащий в ее центре Михалыч – и какой-то странный человек в пестрой одежде, копошащийся у велосипеда.

«Ни хрена себе» - прошептал Влад. Думать, откуда здесь оказался этот персонаж, было некогда. Есть убитый или раненный напарник, есть напавший на него. Больше вокруг никого не наблюдалось: похоже, «спортсмен» был один.

Скользнув за массивную сосну, показавшуюся хорошей позицией, Влад лег на землю и вскинул автомат. Он не успел заметить, есть ли какое-то оружие у противника – но тот сам дал ответ на этот животрепещущий вопрос. Каким-то образом услышав или заметив движение, он бросился вперед, сделал кувырок и в клубах поднятого песка оказался на корточках с дробовиком Михалыча в руках.

- Не двигаться! Оружие на землю! – крикнул Влад первое, что пришло в голову, стараясь, чтобы его голос звучал жестко и твердо. Но оппонент и не думал подчиняться, поднимая ствол наизготовку для стрельбы с колена и поведя им из стороны в сторону в поисках цели. Точную позицию Владислава он, похоже, пока не обнаружил.

Влад быстро прицелился противнику в ноги и, на секунду задержавшись, нажал на спусковой крючок. Впервые в жизни он стрелял в живого человека – теперь пришлось перешагнуть и через этот барьер.

Однако потраченная на ломку моральных установок секунда могла оказаться решающей: словно почувствовав что-то, долговязый противник перекатился в пыли, и три пули калибра 5.45 впились в грунт, не найдя цели. Распластавшись и укрывшись за телом Михалыча, «спортсмен» сумел засечь месторасположение Влада, и в ту же секунду громоподобный выстрел поднял в воздух всех птиц в округе. Заряд картечи переломил одиноко росшее молоденькое деревце, словно спичку, но никому вреда не причинил.

На этот раз Владислав целился в открытую часть туловища и голову врага, стараясь не задеть использующегося в качестве бруствера напарника. Сейчас он был уверен, что попадет – расстояние-то совсем небольшое. Но противник успел его опередить: новый выстрел попал точно в ствол сосны, служившей Владу укрытием. Девятимиллиметровые картечины с хрустом впились в дерево, одна срикошетила в каком-то сантиметре от виска. Палец инстинктивно нажал на курок – и вслед за этим послышался крик боли.

От бешеного пульса окружающее казалось подернутой красноватой пеленой, дыхание со свистом вырывалось из сжатой окаменевшими мышцами грудной клетки. На сознание наползал мерзкий спрут, затмевающий разум щупальцами страха и отчаяния.

- Хрен тебе – громко, во весь голос, выругался Влад. Жесткие, резкие дыхательные упражнения – и вот он снова сконцентрирован на враге, у которого на голове отчетливо видна кровь. Руки вновь поднимают автомат, прицеливаются, палец нажимает на курок.

И вновь раньше на какую-то долю секунды раздался выстрел дробовика. Что-то горячее чиркнуло по предплечью, очередь ушла чуть левее головы противника. Но Влада это не остановило. Бросив тело влево и оказавшись с другой стороны сосны, он кожей ощутил, как новый заряд дроби просто изрешетил его прежнюю позицию. И стрелок тут же навел оружие немного правее. Казавшаяся такой толстой и надежной, сосна вдруг превратилась в тонкий прутик: до смешного жалкий, почти эфемерный. Хотелось врасти в землю, укрыться с головой - и не поднимать ее, пока этот ураган свинца не прекратится. Но на удивление прояснившимся до кристальной чистоты сознанием Влад понимал, что в этом случае враг сможет просто вразвалочку подойти к его укрытию – и, выстрелив в упор шквалом картечи, превратить оппонента в месиво безжизненной плоти и обломков костей.

Никаких мыслей, никаких эмоций: отрешенная пустая голова. Тело, наконец-то, расслабилось – и молниеносно реагировало на нервные импульсы. Словно почувствовав, что не успеет прицелиться и нажать на курок, Влад вновь бросил корпус за спасительный ствол сосны. От глубоко ушедших в корни картечин его отделили считанные сантиметры. Вновь перекатился направо, тройка выстрелов навскидку, уже не целясь, бросок за ствол – очередная порция просвистевшей у плеча картечи. Владислав не понимал, как – но интуитивно избрал тактику ведения схватки, и претворял ее в жизнь.

«Сколько там патронов?» - полыхнула мысль, лихорадочно напрягая память – «SPAS-15, шестизарядный магазин. А сколько раз он выстрелил? Вроде шесть. А в стволе патрон был?».

Влад, на мгновение выставив плечо с левой стороны дерева, тут же переместился вправо, приложившись щекой к теплому оружию. Раздался характерный щелчок – и враг резко припал к земле, едва не лишившись головы от прицельной очереди, деловито выплюнутой сто седьмым.

Развернув тело Михалыча на бок, долговязый распластался на песке, словно пытаясь закопаться в него. Послышался звук отсоединения и защелкивания магазина. Из-под приподнятой головы напарника блеснули белки настороженных глаз врага. Дым от выстрелов и поднятая перекатами пыль рассеялась, потревоженные шумом птицы вернулись на деревья.

Враг не стрелял. Влад тоже не мог его достать, не задев Михалыча. Пауза затягивалась.

- Эй, спецназ, слышишь меня – наконец подал голос лежащий – что делать-то дальше думаешь?

Говорил он отрывисто, как находящийся на пределе нервного и физического истощения человек.

- У меня вариантов много. Например, пристрелить тебя прямо сейчас.

- Своего-то не жалко?

- Он уже убит. Твоих рук дело, урод?

- Живой он – я его только вырубил. Так что, если надумаешь стрелять, придется двоих сразу валить.

- Откуда я знаю, жив он или нет. Даже если жив – твое положение все равно пропащее. Что мне мешает сейчас встать, подойти и в упор влепить в тебя очередь – дробовик-то без патронов.

- Уверен? Я ведь мог и магазин заменить.

- Это вряд ли. В любом случае, скоро мои бойцы придут – расстреляем тебя со всех сторон, все равно погибнешь.

- Значит, таков мой путь. В вашу долбаную клинику я больше не пойду.

Внимательно следя за говорившим, Влад быстро прикинул свою линию поведения:

- Ты не за того меня принимаешь. Я тебя не знаю, и ни про какую клинику тоже не в курсе.

- Не пизди, спецназ. Давай уж, говори начистоту. Хочешь убить меня – попробуй. Сдаваться я не буду!

- Еще раз говорю: я не знаю, про какую клинику ты толкуешь. Я здесь оказался случайно.

- Про клинику в Сосновом Бору я говорю. Ты ведь оттуда!

- Как раз наоборот. Мне совсем не по пути с вояками, что там засели. Они меня чуть на тот свет не отправили!

Долговязый замолчал – и в этот момент раздался стон приходящего в сознание Михалыча.

- Не шевелись, иначе голову снесу – крикнул ему «спортсмен», вновь поворачивая набок дернувшегося было Степана. Тот замер, шумно и тяжело дыша.

- Видишь, спецназ – я не обманул, жив твой напарник. А откуда вы сами, если не из Соснового Бора.

- С востока приехали. Хотели в город пробиться, да там нас расстреляли из танков – еле ушли. Теперь вот сюда заехали – так и тут бронетранспортер на нас натравили.

- А когда натравили?

- Четыре дня назад. Нарвались на блокпост, потом за нами БТР погнался.

Оппонент притих, что-то обдумывая. Затем, видимо приняв решение, твердо сказал:

- Скажи реально, спецназ: тебе нужна моя смерть? Твоего бойца я не тронул, ты сам тоже живой. Так чего тогда мы друг в друга палим?

- Я увидел своего человека убитым или раненным - и тебя рядом. Что мне нужно было думать?

- Теперь же видишь, что он живой. Если бы он не пытался оружие поднять – я бы вообще мимо проехал.

- И что ты хочешь?

- Чтобы ты хотя бы не стрелял, раз уж на то причин никаких и нет.

- Лады. Не буду стрелять. Можешь вставать, и помоги подняться моему бойцу.

Несмотря на худобу, долговязый оказался весьма силен - легко поднял и поставил на ноги охающего Михалыча. «Ты мне ребра сломал, гонщик, бля» - зло скулил тот.

Держа противника на прицеле, Влад медленно вылез из-за изрешеченного картечью ствола сосны, и вышел на поляну.

Стрелок выглядел весьма колоритно: рост под 190, худой и жилистый, с начавшими седеть волосами, с которых сочилась кровь, капая на яркую спортивную велоодежду. Несмотря на то, что его тело колотил озноб, лицо было спокойно, а в глазах читалось что угодно, но не страх. Дробовик он вернул Михалычу – тот, морщась, повесил оружие на плечо.

- Как тебя зовут, спортсмен?

- Можешь называть меня Лекс.

- И как ты тут оказался, Лекс – прямо с гонки что-ли какой приехал аккурат в конец света?

- Можно сказать и так. С другом я тренировался – трассу прикатывали к гонке. Потом сознание потерял, а когда очнулся – друг был мертв, и все окружающие тоже.

- А к этим как попал, в Сосновый Бор?

- Сам к ним и приехал. Сначала накормили, отправить в город обещали. А потом я познакомился с их клиникой …

- И что там? Продолжай, раз уж начал рассказывать.

- Ничего хорошего там. Кололи постоянно чего-то, кровь брали литрами, допросы устраивали. Все хотели понять, почему я не погиб, как все. Под конец вообще решили какую-то электронику в тело вживить и превратить в подопытное животное.

- Как убежать смог?

- Похоже, что благодаря вам. Там шухер такой поднялся, когда машину заметили и БТР следом пустили - что про меня позабыли. Одному медику зарядил с ноги, пока выбегал, перелез через колючку, схватит брошенный у КП свой байк – и погнал вдоль берега в сторону Питера. Ехал как лунатик, еле ногами шевелил – чем-то обкололи меня видимо, чтобы не дергался. Ну а потом на вас нарвался.

- А как же ногами махал да через заборы прыгал, если обколотый был?

- Сам не понял. Я, когда узнал, что меня там ждет и решился на побег – как в другом измерении находился. Забор там не меньше трех метров плюс колючка сверху кольцами – а я его перемахнул не глядя. Только потом заметил, что порезался.

- Занимательный рассказ. Значит, прыгал-бегал – а потом случайно на нас напоролся. И случайно чуть на тот свет не отправил.

- Тут мы квиты. И стрелять-то не я первый начал.

Сгорбившийся от боли Степан, осмотрев свое возвращенное оружие, встрял в разговор:

- Из чего дальше-то стрелять собирался? Ствол пустой, у меня с собой тоже патронов не было.

Влад усмехнулся:

- Я так и думал, что Михалыч вряд ли позаботится о запасном магазине.

Лекс тоже скривил губы в усмешке:

- Предполагаю, что никаких «твоих бойцов», кроме вот этого, тоже не существует?

Влад промолчал. И только сейчас почувствовал, как по правой руке к кисти что-то течет. Боли не было – только немного саднило кожу. Закатав рукав, осмотрел руку.

- Сильно зацепило? – поинтересовался долговязый.

- Царапина. Но обработать нужно. Тебе, кстати, тоже голову осмотреть не мешает.

- Угу. Меня ты тоже зацепил легонько. Кожу сняло и в ушах до сих пор звенит. Еще руки-ноги порезал, когда через тот забор с колючкой перелезал.

- А ты где так стрелять научился, гонщик? В армии служил, воевал?

- Служил. Но воевать не довелось. Ну а сейчас периодически в страйкбол со знакомыми играю – еще одно мое хобби. Точнее – играл.

Влад оценивающе посмотрел на бывшего противника, взвешивая «за» и «против». Тот не двигался, спокойно смотря «глаза в глаза» и не обращая внимания на стекающую на лицо кровь.

- Что за имя такое у тебя странное – Лекс?

- Это мое прозвище. Настоящее имя – Александр.

- Тогда пойдем, Александр, на нашу виллу. Обработаем тебе раны да поговорим в более спокойной обстановке. Не возражаешь?

- Ничуть.

Последующий час был посвящен «зализыванию ран». Влад справился быстрей всех: ему действительно сильно повезло получить всего лишь скользящую царапину. Лекс самостоятельно обработал поверхностную рану на голове и несколько достаточно глубоких порезов на руках и ногах. Обошелся бинтами и пластырем, зашивать ничего не стал. Причитающего Михалыча осматривал Влад, в итоге придя к выводу, что переломов нет.

- Доктор, я буду жить? - вполне натурально изобразил Степан, кривясь от боли.

- Я не доктор, я патологоанатом - в тон ему ответил Владислав, - не спец я в медицине. Первую помощь оказать могу, может еще что по верхам нахватал - но чудес целительства не жди. Очевидно, трещины трех ребер у тебя, ушиб брюшной стенки. Надеюсь, что кровоизлияния и разрыва внутренних органов нет. Сердце, говоришь, болит - значит ушиб сердца тоже был. Сейчас я тебе дам обезболивающее и сердечное - и ложись отдохни. А мы пока с Александром пообщаемся.

Влад изложил краткую, без некоторых подробностей, историю своих приключений и встречи с Михалычем. Затем настал черед делиться информацией Лекса:

- Особо рассказывать-то не о чем. Петербуржец, в этом году стукнет сорок лет, работал в проектном институте, два высших образования, кандидат технических наук. Велоспорт – это мое хобби еще с детских лет. Еще, как уже говорил, страйкболом увлекался: можно сказать, тоже одно из любимых занятий. С оружием более-менее знаком, из автомата в армии бил, помнится, хорошо. Сейчас вот из дробовика пострелять довелось, хотя такой модели раньше в руках не держал.

- Про Сосновый Бор что скажешь?

- Из того что видел или слышал: у них один танк, один БТР, несколько Уазиков. Сколько людей – точно не знаю. Не меньше двадцати человек точно, но вероятно больше.

- Они сами по себе – или часть армии или чего-то еще?

- Как я понял, сейчас нет ни армии, ни какого-то всеобщего правительства. Во всяком случае, солдаты ничего не знали, когда между собой трепались. Есть некое начальство, что периметр Питера держит. И со связью какие-то проблемы у всех: не работает связь. Вообще никакая – только по проводам на небольшие расстояния. Они БТР посылают для общения с городскими – сам слышал. Те им патронами, медикаментами помогают, даже несколько бойцов присылали.

- А что с миром-то случилось – не говорили? Почему все вокруг умерли за считанные секунды?

- Кое-что говорили. Если, конечно, не соврали – это тоже могли запросто. А говорили они …

Едва слышный рокот двигателя, донесшийся через раскрытое окно, заставил их мгновенно замолчать и потянуться к оружию.

- Дай мне какой-нибудь ствол – прошептал Лекс. В другое время его спортивная одежда в сочетании с перебинтованной головой смотрелась бы смешно – но сейчас было не до улыбок.

- Все вниз – так же шепотом ответил Влад – Михалыч, держи на прицеле вход. Войдет чужой – стреляй. Лекс – со мной.

Залетев в подземный гараж, Влад открыл багажник кроссовера и дал Александру стоседьмой и три запасных магазина. Тот, бросив взгляд на оружие и переведя его в режим огня по три выстрела, недолго думая, рассовал магазины в карманы веломайки, вполне удачно справившейся с ролью разгрузки. Думать о том, стоит ли доверять оружие неожиданному напарнику, было некогда.

- Держи запасной выход с задней стороны дома. Я буду на втором этаже. Стреляй только если обнаружат или кто-то из нас начнет бой.

- Понял – бросил Лекс и скрылся за дверью.

Влад метнулся на второй этаж, к огромному окну с видом на подъезд к дому и, присев на колено, внимательно следил за воротами. Неизвестный хозяин виллы, видимо, не любил посторонних глаз – все стекла были зеркальными. Сейчас этот факт здорово помогал вычислить незваных гостей, не боясь быть обнаруженным.

Шум мотора приблизился – и из-за деревьев показалась темно-зеленая громада бронетранспортера. Выпустив черный дым, машина замерла в нескольких метрах от ворот, ощерившись крупнокалиберным пулеметом на башне.

«Ни хрена не получится проскочить на машине мимо этой глыбы» - подумал Влад, взглядом оценивая узкую полоску между бронированным бортом и росшими вдоль дорожки исполинскими соснами.

Десантное отделение открылось, и оттуда вылезло двое вояк в камуфляже. Они не спешили и не скрывались – действовали планомерно, даже рутинно. Похоже, просто в плановом порядке проверяли окрестности.

«Интересно, слышали они нашу канонаду – или просто шерстят дома после наших догонялок на авто … Если были в машине в момент стрельбы – вряд ли могли услышать. Тем более, часа два прошло с тех пор».

Вояки неторопливо обошли забор по периметру, потолкали запертые изнутри ворота, посмотрели сквозь щели во внутренний двор. Наконец, один подсадил другого – и тот, схватившись за верхний край железных створок, стал осматривать двор.

Влад быстро прикинул, может ли что-нибудь выдать их присутствие. Вроде – ничего. Если только никто из них не унюхает запах незадолго до этого отходившего покурить Михалыча. «Не утерпеть ему, придурку, было» - прошипел про себя Влад, держа на прицеле голову наблюдателя.

«Тут вроде чисто. Проверять будем?» - донесся через приоткрытый на микропроветривание стеклопакет голос «смотрящего».

Сделанные «под старину» часы на стене тикали на редкость громко: шестеренки с лязгом и скрежетом приводили в действие массивный механизм, нехотя перемещая по циферблату длинную стрелку, украшенную хитрым узором. Механизмы работали все медленней, их звук дробился на составляющие – словно пружина, приводящая в движение всю эту конструкцию, отдавала свои последние силы. Странность же была в том, что у этих часов не было пружины – они работали на батарейках …

«Надо бы проверить на всякий случай!» - послышался голос из открытого водительского «окна» бронетранспортера.

Часы, скрипнув в последний раз, остановились – и на Влада обрушилась оглушительная тишина.

Но это остановились не часы. Это остановилось время …

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 70
Комментарии

Срочно товарищ продолжение, еще одну главу. Ждать не возможно, что же дальше???

10 из 10, и главное на таком месте остановился. Все как нужно.

9, очень понравилось.

Подкорректируй "ушиб Михалыча". Либо в сторону ухудшения его здоровья, либо в сторону облегчения повреждения. Ушиб внутренних органов - это серьёзный диагноз и во многих случаях подразумевает разрывы органов, а следовательно и внутреннее кровотечение.

"Очевидно, трещины трех ребер, ушиб брюшной стенки – травмы не критичные. "

Так более правильно, учитывая удовлетворительное состояние Стёпки!

В подтверждение моих слов - http://bruise.at.ua/index/0-12

Абзац про травму Михалыча изменил.

Приключения реально захватывают - приятно читать.

Жду продолжения

Добавил заглавную фотографию и откорректировал текст.

Когда продолжение?)))

Классно, новый персонаж здорово разбавил обстановку, хотя до того момента как автор указал его 40-летний возраст, я представлял себе более молодого "спортсмена". Но сильнее всего интригует что же там произошло)). 10

Фигасе ты шпаришь свои главы... Раз в три дня... однако :()

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Как всегда - жжесть!

Как всегда - на самом интересном месте!

А... э... вопрос возник. Почитал описание внешности Лекса, почитал справа абзац "Об авторе" - и че-то как-то обнаружил сходство во многих пунктах. Намеренная случайность или совпадение?))

ГГ - везунчик. Стрелять слевой стороны от дерева - это и не удобно и опасно. Спортсмену надо было всего лишь один раз сломать такт и ГГ словил бы картечь всем корпусом.

Пусть в след.раз не высовывается слева от укрытия если он не левша - достаточно только ствол выставить держа в руках.

Ждем продолжения :)

Точно так: опасно и неудобно.

Но и "сломать такт" в реальном бою со свистящими над головой пулями, да еще когда одна из них зацепила - сложно даже "нюхавшему порох" бойцу.

PS: сцена списана с реального боя, рассказанного одим из сослуживцев.

Объясните плиз = где курил Михалыч что ГГ боится что остался запах? Или ГГ - параноик?

читаемс )) пора бы узнать чего там в мире :)))

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

очередный зомбо день...

Быстрый вход