Система Эволюции. 20 глава. Договор.

— Что происходит?! — В панике хотела прокричать я, но сдержалась. События этого дня просто никак не могли уложиться в моей голове.

Сначала я пошла в лес с охотниками, потом меня спас незнакомец по имени Чупакабра… Странное имя. Я уж было подумала: «Вот настоящий мужчина, которого я так долго ждала!» И вроде спас меня от Какеру, но потом… потом началась дичь. Он просто схватил меня и перекинул через плечо, и бросился через джунгли по веткам. Как какой-нибудь Тарзан.

Сидя на вершине пятидесятиметрового дерева, я даже боялась опустить голову вниз. Над лесом взошла луна… Хотя может и нет, я ведь даже неба не вижу через кроны деревьев.

Окружающая меня растительность выросла намного выше того места, где я отдыхала. Но вот вряд ли обычному человеку это покажется действительно отдыхом. Постоянное жужжание снизу, чириканье птиц сверху, уханье хищников, стрекот насекомых — все это вгоняло меня в дикий ужас. Тем более ветка на которой я лежала, обвязанная веревкой, оказалась настолько неудобной, что о каком-либо сне можно было забыть.

Но все же, кое-как успокоившись и побрызгавшись специальным баллончиком от насекомых, я смогла сомкнуть веки и уснуть.

Утром меня разбудил Чупакабра и дал бутылку воды, чтобы я могла ополоснуть лицо. На завтрак у нас был свежий хлеб, варёные яйца, вяленые куски мяса и какой-то рыбы и натуральный холодный чай, что удивительно. Когда он был в лагере, я не заметила у него никакого мешка с собой. Казалось, он достал еду из воздуха, словно волшебник. Но как?

Не прошло и пяти минут после трапезы, как Чупакабра приоделся в новую военную форму защитного цвета. Такая одежда особо подчеркнула его развитое тело… Мда… Господи! О чем я вообще думаю?!

— Слушай, — робко начала я, — давай может познакомимся?

— Ага. Вчера времени не было, так что извини. Меня зовут Аркадий.

— Я Рина Шитоками. Можно просто Рин.

— Окей, познакомились. Теперь пошли.

— Куда?

— В город.

— Чего? Подожди, но там же куча зомби! — Я была поражена. У него совсем мозги отбиты?

— Но они не такие опасные, как ты думаешь. По сравнению с ними, у человека намного больше преимуществ. Тем более, для тебя лес, наоборот, опаснее.

— Ааааа…

— Не волнуйся, я научу тебя защищаться… Я больше не хочу пройти через это, — его голос дрогнул, как будто он сдерживал свои эмоции, поэтому я не удержалась и спросила:

— Через что?

— Забудь, — махнул Аркадий в ответ.

— Ладно…

Спустя час мы вошли в город Аомори. Небольшой городишко в устье реки.

Чтобы не беспокоить зомби, Аркадий решил остановиться в лесу, недалеко от шоссе. После небольшого инструктажа, парень повел меня в город.

Убивать зомби совсем не получалось: мои руки дрожали, а мысли в панике разбегались в разные стороны. Страх поглощал все мои силы, и даже дошло до того, что меня чуть не укусили. Слава богам, что Аркадий был рядом и подстраховал. И только к полудню смогла успокоиться и привыкнуть к кровавому занятию. Отрубанию голов. Йеее, рок! Зато я поднялась до десятого уровня.

За все время, пока мы убивали мертвяков, он не улыбался. Со вчерашнего дня он оставался безэмоциональным, словно хладный камень. Что же произошло в его жизни, что его глаза так потускнели от тоски? Но от всех вопросов он лишь отмахивался.

К концу дня я смогла достичь двенадцатого уровня. В процессе прокачки мы набрели на небольшой военный лагерь Сил Самообороны, где до сих пор принимались беженцы. Это меня удивило. После апокалипсиса редко можно встретить людей, которые еще ценят человеческую жизнь.

— У них есть мощные энхансеры, — пробормотал Аркадий, осматривая убежище из кустов.

— Почему ты так думаешь, — недоуменно спросила я, сдвинув брови. Стиль мышления этого человека мне был непонятен, поэтому я не пыталась все осмыслить сама, а лишь ждала его ответа.

Лагерь был расположен на большой открытой поляне, окруженный крепким деревянным забором, глубоким рвом и «колючками». Над этим местом вились дымки костров, раздавался лай собак и гомон людей. Высокие сторожевые вышки с пулеметными гнездами отбивали всяческое желание нападать. Вокруг лагеря стояли шесть бронетранспортёров, а в центре на четырех земляных валах застыли танки, повернутые в разные стороны. Впечатляющая грозная мощь. Так почему же он говорит, что у них должны быть энхансеры? Разве этого недостаточно?

— Для эволюционировавших зомби не составит труда преодолеть сотню метров за пару секунд. Если такое случится, то лагерь обречен. Так что, вероятнее всего, на границе дежурят сильные воины. — Ясно. Вот оно как. А в этом есть смысл.

— Что будем делать?

— Переждем ночь здесь. В городе очень опасно в темное время суток. — Ответив, Аркадий неспешным шагом отправился в сторону убежища. Я последовала за ним.

— Стой! Кто такие? — Невысокий солдат рассматривал нас через перекрестие прицела.

— Мы беженцы, и хотели бы переночевать здесь.

— Хорошо, но сначала вас обследует врач на предмет заражения. Пройдите сюда. — Боец указал рукой на небольшую белую палатку, в которой сейчас проходили обследование несколько человек.

— Нет!.. Что вы делаете, отпустите! — В этот момент оттуда выволокли одного человека.

Раздались выстрелы и вопли бедолаги стихли. Я вздрогнула. А вдруг мне тоже придётся оказаться в такой же ситуации?

— Не бойся, заражение проходит в течение пяти-десяти минут. Тебя не кусали, так что все нормально.

Как и сказал Аркадий, все прошло хорошо. Медсестра сначала осмотрела каждый сантиметр моей кожи, а потом еще кровь взяла на анализ.

Аркадий в это время подошел к стражнику возле палатки и что-то шепнул. Тот, удивившись немного, повел нас вглубь лагеря. Вскоре мы оказались в главной палатке, которую усиленно охраняли несколько взводов солдат.

— Зачем вам самолет? — Спросил мужчина в возрасте, скорее всего командир этого лагеря. Но… Что? Самолет? Уж не происки ли это Аркадия?

— Мне нужно улететь отсюда на другой берег, — ответил тот, даже не заметив моего вопросительного взгляда. — В качестве оплаты могу предложить монеты выживания и снаряжение из системы. Что скажете?

Некоторое время командир молчал, а потом ответил:

— Ты, наверное, не простой малый. Давай так. Ты мне 100 тонн мяса, а я тебе самолет с командой.

— Ваши энхансеры тратят силы на защиту лагеря, поэтому вам некого послать в лес, правильно я говорю?

— Да, ты прав, однако, — со вздохом ответил командир и продолжил, — с каждым днем беженцы прибывают, а еда на исходе, так что было бы неплохо пополнить запасы.

— Ладно. В конце концов, это не такая уж и проблема.

— Я кстати, так и не понял, зачем нужны эти монеты, так что я бы не прочь купить у тебя навыки и вещи за эти самые монеты. Что скажешь?

— С удовольствием!

Пока Аркадий договаривался об обмене, я направилась в палатку, которую нам выделили для проживания. Похоже мы тут застряли надолго. Вряд ли Аркадий быстро справится с этой задачей. Что у него вообще на уме? Зачем ему на другой берег? И что это вообще за место?

Постойте… Тут нет перегородки?! Беда! Мне мама часто говорила, что если меня увидят голой до свадьбы, тогда никто не возьмет меня замуж! Нееееет!

Пока Аркадия не было, я спешно принялась навязывать веревки и тряпье таким образом, чтобы поделить пространство напополам…

Утром следующего дня я снова позавтракала в палатке с парнем. В лагере давали лишь скудную варёную жидкую кашу без единого кусочка мяса. Чтобы не смущать желудки беженцев, мы решили укрыться от посторонних взглядов.

— Зачем тебе самолет? — Поинтересовалась я с набитым ртом.

— Хочу улететь в Россию. Там мои родственники.

— И ты возьмёшь меня с собой? — Я была поражена. Только сейчас мне стало понятно, что он иностранец, хотя можно было додуматься и раньше. Какая-то у Аркадия внешность — славянская, да и имя специфическое. Блииин, вот же я дурочка. И что теперь делать?

— Ты сказала, что будешь со мной, так что я не особо беспокоился о том, согласна ты или нет. Но если наступил на чувства, то уж прости, — хмыкнул Аркадий и продолжил поглощать пищу.

— Ясно…

Он, наверное, скучает по ним. По родителям. А вот у меня никого нет. Мама с папой погибли в авиакатастрофе, когда мне было десять лет. С тех пор я жила у двоюродного дяди, однако он меня сразу невзлюбил.

Следующие годы оказались для меня полным кошмаром. Я не могла спокойно находиться в этих четырех стенах, под одной крышей с ним. Частенько приходила домой поздно вечером. Ужаснее всего было то, что первым зомби, которого я успокоила, был именно дядя.

Этот новый мир шокировал до глубины души, так что я отходила потом часа два от произошедшего. А когда очнулась, оказалось, что городишко полностью заняли зомби. Я не старалась убивать или как-то улучшаться, как сказал этот непонятный голос. Для меня это было слишком. Я просто старалась не шуметь. Именно благодаря этому мне удалось выжить.

После завтрака Аркадий ушел на охоту, мне же захотелось прогуляться по лагерю. Здешние жители не очень-то были довольны своей жизнью. Сплошная антисанитария и недоедание. Здесь был шанс выжить, поскольку два раза в день беженцам давали миску жидкой кашицы, ну, а все самое лучшее доставалось только бойцам. Однако о нормальной жизни лучше забыть, иначе с ума можно сойти.

Молчаливые, угрюмые дети провожали меня своими голодными взглядами. Меня даже передернуло от такой картины. Где те детские улыбки и счастливые глаза? Затерялись в океане боли и печали. И это страшно. Страшно осознавать, что не будет как раньше. То, о чем мечтала я или эти дети, никогда не произойдет. Однако, даже так, я рада, что встретила Аркадия. За его спиной чувствуешь себя в безопасности. Еще в первый момент нашей встречи я восхитилась его дикой мощью.

Многие женщины в этом лагере предлагали свои услуги. Даже при том, что от них уже давно не пахло свежестью, некоторые солдаты пользовались такими услугами. Я покривилась. Хорошо, что мне не надо этим заниматься. Но я не думаю, что Аркадий будет долго сдерживаться. Многие парни раньше заглядывались на меня. Я, немного засмущавшись, поправила челку. Интересно, я ему нравлюсь?

Ой… О чем я вообще? Откуда такие мысли? Расслабилась, блин.

Ближе к вечеру вернулся Аркадий. За его спиной волочился по земле длинный холщовый мешок. Я бы даже сказала огромный, как палатка, мешок, в котором лежали рубленые куски мяса. Как он может тащить такую массу на себе? Там, наверное, тонн десять. У солдат, что были на приемке, глаза на лоб полезли, когда они увидели эту картину. В принципе, как и у меня.

На теле охотника я заметила свежие рубцы и еще не закрывшиеся раны. Его форма изрядно поистрепалась, заимев крупные прорехи.

— Вам помочь? — Спросил боец, заметив, видимо, его состояние.

— Я сама, — перехватила инициативу и повела уставшего Аркадия к палатке.

— Что же ты так не бережешь себя? — Хлопотала я вокруг него, не замечая его раздражения.

— Да все нормально.

— В каком месте?

— Хватит уже! — Разозлился.

— Так сильно хочешь встретиться с родными…? — Пробормотала я тихо, обняв Аркадия.

— Конечно, — также грустно и тихо ответил он…

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 6

Быстрый вход