"ЗАМОК АЛЕТТА .ТАМ,ГДЕ ПЛАЧУТ АНГЕЛЫ".(Фентези, хоррор).

От автора

Я никогда еще не писал фэнтези и просто сказок. Вот решил попробовать. Посмотрим, что получиться. Стоит попробовать. Считаю это для себя обязательным и необходимым, создать хотя бы единственную красивую и одновременно жуткую сказку.

Стиль сказок и фэнтези весьма сложен. Там много всего. И поэтому порой сложно за это браться. Только те, кто способен писать в таком стиле могут пробовать себя в этой теме. Есть здесь свои сложности, но зато здесь много и преимуществ. Главное, что порыв фантазии здесь ничем не ограничен. Главное не перебрать сладкого, как говорится. Не знаю, как у меня со сладким здесь будет обстоять дело. С эротикой будет точно. Но постараюсь ее сделать помягче, чем делал до этого.

Это произведение моих рук пробное, как и все другие работы в силу того, что я не профи писатель, а любитель. И пробую себя в излюбленных мною жанрах, фантастики, мистики и хоррора. Но вот в стиле сказки и фэнтези точно первое и возможно, будет единственное.

Судить тоже не стоит слишком строго. Я не мастер - бластер, а только учусь. И кому нравиться фэнтези, сказка и хоррор, можете в силу возникшего вдруг желания прочитать эту повесть.

С уважением к читателю Киселев А.А.

Часть 1: Больное сердце

Виной всему было его больное сердце. Вот уже сорок с лишним лет оно мучило Вадима. С самого детства это заболевание не давало ему покоя и спокойной мирской жизни.

Вадим родился больным и уже с раннего детства перенес кучу операций и имел вес в сто восемьдесят килограммов. Да он был и сам как огромный толстяк жирдяй ростом метр восемьдесят. Он плохо передвигался. С внушительной одышкой. Про бег вообще можно было и не говорить. Вадим болел еще в довесок артритом из-за своего этого излишнего веса. В общем здоровье было никакое. И вот благодаря, ему, случилось то, что изменило всю его в дальнейшем одинокого автомеханика холостяцкую жизнь.

Вадим имел небольшой в свое время бизнес по части ремонта легковых автомобилей прямо на дому, в своем довольно таки большом гараже и за счет этого и жил какое-то время. У него дома почти под самым окном, была своя автомастерская, и было на что жить потихоньку, не имея ни жены, ни детей.

Да, я был холостяк. Упертый холостяк, не желающий уже семьи.

Почему, спросите вы? Ну, а кому нужен такой вот толстяк, да еще с пороком сердца.

Хоть и было на что жить, но все же семьи Вадим не завел, из-за того, что много еще раз кроме этого ошибался в своем выборе.

У Вадима была знакомая подружка Ксюха, и она иногда бывало, заезжала к нему в мастерскую по нужде. Там масло поменять на ее заезженной, уже порядком Тойоте, или шурупы какие-нибудь там же подтянуть. Ну, вот и все. Вот и все были общения с женским полом.

Друзей у Вадима тоже было шаром покати. И тоже, от случая к случаю. И тоже, заезжие. Так в гости на баночку пива. И в картишки на четверых пораскинуть в дурачка. Когда делать было нечего. Короче не жил он, а так только мучился, не имея ничего в своей запущенной сорокашестилетней жизни. И так жизнь катилась по уклону к очередному неминуемому сердечному приступу и реанимации.

В этот день, так себе вполне обычный, как и все остальные. По-моему пятница. Да и ничем ни примечательный, разве что хорошим проливным дождем и туманом с сыростью. Вадим ковырялся в своем гараже, налаживая Шевроле своей недавней знакомой Шевчук Лидии Марковны. Женщины солидного, если не старческого уже возраста. Оставившей мне на ремонт свою машину. И уже на днях должна была ее забрать. Он знал ее фамилию и отчество, и имя как других клиентов по тех паспорту автомобиля.

Ну, так, вот. Он занимался как обычно своим делом. Занимался с утра ремонтом машины. Прямо в дождь с грозой и молниями. Под грохот грома, сотрясающего все вокруг. А что оставалось еще делать, как не ремонтом в такую дрянную кошмарную погоду. В полумраке под искусственное в ремонтном гараже освещении. Освещение я не жалел и горели все лампы дневного света.

Вадим поднял Шевроле на гидравлическом в мастерской подъемнике. И ковырялся внизу снимая, меняя кардан и сам уработанный задний мост уже достаточно старенькой машины.

Он, обратил перед этим внимание свое на салон машины. И увидел там лежащую на заднем сиденье странную большую и толстую книгу. Он ее не трогал. Да и ему книги были не интересны. Он мало вообще что-либо в жизни своей читал. Но книга та была довольно большая, хоть и не шибко толстая по объему страниц.

Он лишь прочитал название книги. И сплюнув на бетонный пол автомастерской, принялся за свою работу.

- Странная вы Лидия Марковна Шевчук - произнес он сам себе под нос. - Да, да, весьма странная. И разговариваете со мной как-то странно. Все, намекая о чем-то. О каких-то иных сказочных для меня целях. О перемене жизненной в корне обстановки, и главное справлялась о моем здоровье. К чему? Понятия не имел я тогда даже. Все говорила о каких-то вне этого мира мирах.

Шевчук Лидия Марковна. Вадим ее мало знал, так от здрасьте до до свидания. И то, что вроде того, как она сама говорила, работала в какой-то городской библиотеке. Он мало с ней разговаривал, но она почему-то с ним всегда заводила обширный разговор и смотрела на него как-то странно.

Вадим был ей чем-то, видимо, все-таки интересен. И вот эта книга с таким странным названием.

Это странное ее название. Оно врезается в голову. «ЗАМОК АЛЛЕТА. ТАМ, ГДЕ ПЛАЧУТ АНГЕЛЫ».

- Странное название книги – произнес Вадим - Такое же странное, как и вы, Лидия Марковна.

И вот этот очередной сердечный приступ. Обычный приступ, как и у всех сердечников. Просто сначала больно кольнуло в сердце. Как иглой больно и сильно. Прямо в грудь и вглубь до самой спины.

Вадим внезапно вскрикнул от пронзившей меня словно острой и горячей иглой боли и схватился за спину и грудь. Было больно. Он оперся о машину Марковны своей, помню правой рукой, и потом оперся обоими, навалившись на капот Шевроле. Он так и не включил этот свой подъемник, и сейчас было не до этого.

Вадим тут же почувствовал, что становиться все хуже. Его затошнило, и побежали круги в глазах. Появилась одышка и пот, и закружилась голова.

Вадим понял сразу, что надо вызвать скорую, и чем быстрее, тем лучше. Так как меня затошнило и закружилось все вокруг. Меня прошиб холодный пот, и напала сильная слабость. Он еще помнил как, подкосились его больные артритом ноги. И он присел, возле поставленного на подъемника Шевроле этой старенькой библиотекарши. Вадим оперся спиной, усевшись прямо на бетонный холодный гаража и автомастерской пол.

Дыхание сильно сбилось, и он стал задыхаться. Дело было серьезное. И помочь было теперь некому. Вадим попытался встать через слабость на ноги, дрожащие и ватные, но все, же дойти не сумел до телефона. Здесь же висячего стационарника, на стене гаража, на противоположной стороне. В этот момент, второй острый, и сильно режущий удар в груди его просто сшиб с ног. И Вадим упал, не так и не дойдя до телефона.

Он еще помнил, как упал на спину, откинувшись от второго удара назад и все… Стал задыхаться и терять сознание. Вадим просто умирал и ему уже никто не мог теперь помочь. Он был тут один. Впрочем как обычно и всегда.

Раньше он еще успевал вызвать на дом врача. Но вот сегодня все оказалось не в его пользу. Даже погода и этот телефон на противоположной стороне гаража, до которого Вадим, так и не доковылял на своих ослабших обессиленных от приступа ватных артритных ногах.

Он просто свалился на бетонный гаража пол, и поплыл в какой-то темноте, теряя полностью ощущения своего лежащего на бетонном полу тела.

Вадима подхватил какой-то поток сильного ветра. Он его ощущал обдуваемый им, и мне было даже приятно. Он плохо помнил, как вдруг разверзлась чернота перед его открытыми глазами. И, как будто он летел над какими-то заснеженными большими красивыми горами. Нет не в темном, каком-то бесконечном каком-то туннеле, а над какими-то заснеженными скалистыми вершинами. Именно летел, ни чувствуя ничего и даже себя, а только один свежий холодный практически ледяной воздух. И как он пронизывал, обжигая его горло и легкие.

Странно как-то, но Вадим даже не закашлял, как бывает, если глотнешь ледяного воздуха. Но не теперь, промерзший насквозь этим ледяным воздухом с дуновением сильного попутного ветра. Лишь сильно обожгло легкие этой дивной ледяной зимней свежестью. Его кружило и вертело и куда-то несло этим сильным потоком. Светило в лицо яркое солнце и мир менялся прямо на глазах. Небо становилось ярче, пока не превратилось в сплошную белую ледяную пелену и все…

Что это было? Сон или смерть или еще что-то?

Он не знал, что с ним сейчас происходит, но он просто летел по воздуху, куда-то, в полной невесомости. Как будто лишился своего больного сто килограммового тела. Вадим его не ощущал. А только просто летел, где-то как в воздухе, погрузившись в ледяной уже мрак и вылетев из него. Потом он просто потерял свое окончательно сознание и уже не помнил ничего.

***

- Я нашел младенца под деревом! - сказал громко кентавр Волонгар - Это знамение! Ведь так, Урмур?! - спросил он у козлоногого древнего бородатого фавна – Ты, ведь твердил об этом всем, кто спрашивал. А я нашел малыша, как в твоей древней книге.

- Если так - ответил Урмур - То все, так как должно быть в писании. Все, так как говорит эта книга. Все похоже на то, что там написано и совпадает по времени описанных в ней дальнейших событий. И говори по тише, Волонгар, чтобы не слышали другие.

Урмур, взял из рук большого сильного кентавра маленькое живое пищащее тельце с маленькими кучерявыми светлыми мягкими, как пух волосенками на маленькой головке. И положил его на свою застеленную бараньими шкурами постель. Старый заросший до половины волосами фавн, взял с книжного шкафа старинную большую книгу и раскрыл ее, положив на резной старинный стол. Он там что-то поискал, листая пожелтевшие от времени страницы. Потом молча, поднял со старинного, как и этот дом стола, руками похожими на человеческие, большую старинную рукописную книгу. И положил ее в небольшой стеллаж на полку такого же книжного шкафа, заставленного книгами.

- Так как было предначертано. Так как завещал сам нам сказочник – он ответил большому сильному кентавру – Про даты тут не сказано, но все остальное как есть. Все сходится точно.

Волонгар гордо и радостно, стукнул передними своих лошадиных ног копытами.

- И, вот только не надо стучать по полу, Волонгар от радости – произнес недовольно фавн Урмур - Дом мой старенький, как и я. И не дай еще Бог, рухнет от твоего топота.

Волонгар извинился, и молча уставился на Урмура.

А тот, подошел к маленькому, пускающему слюнявые пузыри младенцу, положенному на стол в лесной хижине. Он наклонился над голеньким тельцем малыша.

- Это человеческий ребенок - произнес Урмур - Точно человеческий.

- Откуда ты это знаешь, Урмур - произнес Волонгар - Ты когда-нибудь видел людей.

- Да, видел, Волонгар - произнес козлоногий фавн - Только это было очень давно и не в нашем мире. За теми синими горами, Волонгар. Ты же знаешь, я такой же старый как и наш сказочник. Я был еще до рождения этого мира в кольце этих гор.

Урмур наклонился к человеческому малышу.

Тот вцепился маленькими пальчиками в длинную бороду Урмура, и тот засмеялся.

- Цепкий малый - он восторженно произнес - Он сможет изменить этот мир. Так сам мне сказал сказочник. Еще до того как его взяли в плен дьявольские сестры. Еще до того, как он был усыплен ими. И замок на горе над нашим лесом стал их вотчиной. Вотчиной злобного дракона Уволока.

- Скоро зло будет повержено - произнес кентавр Волонгар - Надо известить лес о его пришествии - сказал опять Волонгнар - Он изменит наше будущее и вернет сказочника к жизни. Я буду трубить в свой рог на весь лес.

- Я буду поить из священного источника жизни этого младенца из-под священного дуба, и он будет расти быстро. Будет набираться сил от древнего священного дерева - произнес Урмур - И ты обучишь всему его, что сам знаешь и чем владеешь Волонгар.

- Надо дать ему имя, Урмур - произнес Волонгар.

- Не нужно - произнес Урмур - Ему имя даст наш лес и его жители. Главное наступают новые перемены. И они перетряхнут все кругом, и мы освободим сказочника от чар трех сестер Ада и этого дракона Уволока.

Урмур почувствовал что-то, приближение кого-то и приближение опасного.

- Волонгар! - громко он сказал кентавру - Быстро хватай младенца и беги отсюда! Скачи к водопадам в страну фей, быстро! Они скоро будут здесь!

Волонгар сильными руками кентавра схватил голопузого маленького малыша, и мгновенно вылетел из жилища Урмура. Он понесся по буреломам мимо всех дорог, прячась среди больших с широкими корнями, торчащими из земли и широкими стволами деревьев. Перескакивая через них и летя по лесу сшибая листву с низких ветвей и, подымая, копытами четырех своих тяжелых лошадиных ног, разносился по лиственному сказочному лесу. И уходил от лошадиных ног в землю и лиственный настил леса. Стук от его широких в сторону шумящих между высокими скалистыми с глубоким ущельем горами. Там он и затерялся.

А фавн Урмур повернувшись своим лицом к книжному старинному с книгами шкафу, стал ждать того, кто вот только, только появился на его пороге. Он вовремя почувствовал нарастающую опасность и принял меры. Он мог это чувствовать, потому и был главным знахарем всего в этом сказочном огромном лесу и хранителем всех его секретов. В этом сказочном мире, где были горы леса и реки. Мире, разделенном землями фей, эльфов троллей, русалок и прочей лесной и горной нечисти живущей в этих сказочных местах.

Его, как и всех в этом мире создал его хозяин. Сказочник. И сделал самым главным хранителем этой книжной библиотеки. Библиотеки о других мирах вокруг этого сказочного рукотворного мира.

- Здравствуй, Урмур - услышал он женский скрипящий хищный с шипением голос.

Он обернулся к дверям и тому, кто там стоял.

Там стояла очень красивая молодая женщина, женщина, лет не старше тридцати на вид.

- Здравствуй, Урмур - произнесла очень красивая черноволосая с черными вздернутыми и тонкими черными бровями остроносая с алыми полными любвеобильными губами вся в украшениях и золоте молодая женщина.

- Здравствуй, Зайна - произнес с неохотой и опаской в голосе Урмур.

Видно, появление этой красотки в черной длинной, похожей на длинную до самой земли тунику, стянутую туго в гибкой талии широким в драгоценных камнях поясом одежде, было ему крайне неприятно.

- Тебе от меня опять что-то нужно? - произнес спокойно, но с опаской фавн Урмур.

Он боялся за свои книги и весь лес вокруг. Но ему приходилось время от времени общаться с этой стоящей за его спиной развратной до бесстыдства, и злобной адской тварью. Тварью, захватившей этот мир. Мир его хозяина и творца.

- Я думала, ты забыл все наши уже имена - произнесла, шипя, как змея Зайна - Я давно не была у тебя фавн Урмур и да мне нужно.

Она внезапно вдруг, замолчала. И за его спиной появилась еще одна такая же молодая в длинном, таком же, но синем наряде, такая же красивая, и как две капли воды, похожая на Зайну черноволосая и чернобровая, остроносая и тоже в золотых серьгах кольцах и браслетах женщина. Она обняла за волосатые плечи фавна и прижалась к его человекоподобной такой же заросшей густой шерстью сгорбленной с рогами старика лет семидесяти спине.

- Нужен ты, Урмур - она, тоже, шипя, как змея произнесла.

- Привет, Феба - произнес фавн старик - Не вижу третьей, вас всегда трое и вы всегда не разделимы. Как гидра со своими головами.

И буквально из самого воздуха материализовалась еще одна черноволосая такая же лицом как Зайна и Феба красавица уже в тоге желтого цвета, и тоже вся в золотых сверкающих и блестящих украшениях и поясом из драгоценных камней.

- Нам нужен и ты и твои знания, Урмур - произнесла третья, подходя к нему от стола и прижимаясь к его старика фавна такой же волосатой, как и плечи и спина груди. Она подняла свои желтые с узкими змеиными зрачками глаза, и посмотрела в глаза Урмуру - Нам просто необходим ты, Урмур. На нужны и твои знания.

- Привет, Кайла - он поздоровался с третьей женщиной.

Тут подошла от дверей и встала почти впритык рядом с Фебой, первая Зайна.

- Я все хочу склонить тебя на свою сторону, но ты, Урмур уперт, как настоящий лесной козел - произнесла Зайна - Но без тебя никак нельзя мой любимый козлоногий Урмур.

Зайна окинула Урмура снизу доверху и облизнулась длинным раздвоенным черным змеиным языком.

- Я бы давно разделалась с тобой за неподчинение мне, изнасиловав и загнав как дикого зверя до смерти, предварительно, съела бы тебя козлик горный - она сказала ему, проведя рукой с длинными ногтями, больше похожими на когти дикого зверя. По его волосатой груди и положила пальцы себе в рот, вкушая вкус фавна и закатывая от наслаждения свои змеиные желтые с узкими зрачками глаза - Но мне нужно от тебя то, что только ты способен дать мне - произнесла Зайна.

- Но ты уперт и все никак не соглашаешься - произнесла, следом за Зайной Феба.

- И ты до сих пор так и не хочешь мне подчиниться - следующей, произнесла за Зайной и Фебой, Кайла.

- Не хочу - произнес Урмур - Мне и тут хорошо и это мой мир, а не твой, дракон Уволок. Ты захватил его и взял в плен моего учителя и хозяина и хочешь подчинить меня себе.

- Но сказочник мой - произнес дракон Уволок - И мой теперь весь этот лес и все, что теперь в нем осталось. Но только ты, да твой друг Волангар, все не даете мне согласие на подчинение.

- И не я один. Весь лес до самой страны Мории, и все что живет здесь - ответил Урмур, говоря своему врагу, как и всем в этом лесу правду - Это все временно, трехликий Уволок. Временно. Скоро пророчество сбудется, и сказочник проснется, и ты покинешь эти края навсегда Зайна, Кайла и Феба. Навсегда. Или умрешь от руки избранного освободителя, который придет сюда.

Уволок, засмеялся в три женских голоса. Засмеялся, шипя и сливаясь в одно целое. В одну очень красивую высокого роста женщину, в светящейся голубоватым светом длинной подпоясанной в узкой талии как тога монашки, одежде. С таким же остроносым красивым чернобровым лицом и желтыми змеиными хищными и злыми глазами. В больших за черными длинными завитушками височных опускающихся на плечи волос, золотых серьгах в ушах. И в перстнях на пальцах с ногтями больше похожими на когти зверя, и браслетах на запястьях красивых женских тонких, но очень сильных рук. И отойдя от старика фавна. Ступая своими под длинной той одеждой женскими, вероятно тоже очень красивыми широкими в бедрах ногами на середину его слепленного из хвороста и лесной красной глины под кроной большой укрывающей ветвями ивы и покрывающего сверху из речного густого высохшего тростника крышу жилища. Выгибаясь, красиво соблазнительно и изящно назад в гибкой, стянутой широким из драгоценных камней поясом в талии. Расправив такие же изящные под одеждой плечи и полную женскую грудь, она ему сказала - До новой встречи старик. Когда-нибудь это случиться, и ты сам придешь ко мне и по доброй воле, и попросишь крова и пищи Урмур, но смотри, чтобы не было уже поздно.

И Уволок исчез. Бесшумно как его и вовсе не было. Просто испарился в воздухе. А Урмур вышел из своего жилища и подошел к бегущей недалеко от его дома реке. Он перескочил копытами волосатый козлиных ног на торчащий в воде большой камень.

- Ага, сейчас - произнес раздраженно и зло фавн Урмур – Тебе так просто не сломить старика Урмура.

Урмур присел, склоняясь к быстрой и прозрачной воде.

- Валга - прошептал он - Валга, отзовись, слышишь меня, Валга?

Фавн провел своей похожей на человеческую, рукой по бурлящей воде.

- Слышу тебя, Урмур - прозвучало где-то сзади, и его Урмура дернули за козлиный его длинный на заднице старческий фавна хвост. И женский нежный и переливающийся, как по камушкам вода и сама река голосок, разлился трелью за спиной Урмура.

- Привет Валга - он произнес, улыбаясь водной русалке.

- Ты пришел со мной поиграть или поговорить? - произнесла Валга.

- Уволок, приходил только, что ко мне - произнес серьезно и с горечью в голосе Урмур Валге.

Русалка перестала смеяться и смотрела на козлоногого Урмура уже серьезно.

- Что ему от тебя опять нужно? - произнесла русалка.

- Все тоже - ей сказал Урмур - Она хочет меня. Я ей нравлюсь.

- Ты и мне нравишься, Урмур - произнесла русалка Валга.

- Я не про то, Валга - произнес нервно Урмур - Ему, то есть ей, нужны знания. Мои знания, но он или она, взять их так просто не может. Уволок хочет завладеть полностью этим миром, и всем что тут есть, тобой Валга, Волангаром, лесными феями, эльфами и троллями этих лесов и гор, и жителями пещер и водопадов. Но без меня и сказочника не может.

- Он это она? - произнесла русалка Валга.

- И то и другое - произнес ей в ответ фавн Урмур - Их всегда трое и одновременно это женщины и они все в одном, то что составляют целое, чем и является этот Уволок. Но скоро все уже измениться. Сегодня ко мне прискакал Волангар. И принес младенца.

- Младенца? - пропела тихо и с нескрываемым интересом, русалка Валга - Какого младенца?

- Тише и не шуми, Валга - произнес Урмур - Не хватало, чтобы наш разговор унесла вода к замку моего спящего и плененного хозяина Диаманта - он помолчал, оглядываясь по сторонам, и посмотрел на Валгу - Человеческого младенца из иного мира. Мира далекого за пределами нашей волшебной книги. Оттуда откуда сам наш создатель, Валга. Это я вызвал его сюда, способом известным только моему хозяину и мне. Я смог привлечь его сюда. Его душу из мира людей и мира, откуда мой хозяин. И Уволок знает о том мире, мире людей, но попасть ему туда никак не получается. Он захватил нашего сказочника, усыпив его, но не получил знания. Знания есть только у меня. Это я приказал Волонгару скакать к волшебному дубу к водопаду под скалой, где он и нашел человеческого малыша. И об этом Уволок не знает. И Волонгар сегодня принес его. Так говорит моя книга. Наступает новый мир. Мир неподвластный Уволоку. Он не получит ничего и ему придется сдаться или покинуть наш мир, и уйти или погибнуть и исчезнуть навсегда. Погибнуть от руки того малыша, ставшего мужчиной и воином.

- Это знамение, Урмур! - пропела тоненьким голоском русалка Валга.

- Да, Валга - произнес ей фавн Урмур - Человек в нашем мире, мире за пределами человеческого мира и Уволок захочет его получить, чтобы ворваться в тот мир, и уничтожить его с нашим миром. Уволок несет в себе все беды какие только есть. Весь разврат, боль и ужас. Он уничтожил уже полностью на Востоке Дельфию. Страну эльфов и лесных фей. И теперь очередь за Морией, страной Троллей и Гномов. И хочет вырваться в мир людей. Он хочет знать, как попасть туда и это наш секрет Валга.

- Я могу чем-нибудь помочь тебе, Урмур? - проговорила русалка Валга.

- Да ты можешь быть полезной в свое время, которое наступит уже скоро. Только подожди немного Валга, и мы спасем свой мир и мир людей от вторжения злой силы, за пределами моей книги.

***

Кентавр Волонгар поднес под струи кипящей падающей с водопада воды малыша.

- Вот так, малец - произнес он - Скоро ты будешь расти не по дням, а по часам, как когда-то рос я. Так нужно человеческий ребенок. Так нужно для твоего и моего мира. Мира вот за тем древним дубом.

Он поднял ребенка вверх над собой и покрутился сам на месте, показывая как бы все ему вокруг и держа пищащего громко малыша по мышки. Тот, пуская слюнявые пузыри и вылупив свои синие глазенки, осматривал все вокруг волшебное сказочное королевство.

- Это теперь наш с тобой мир - он громко произнес ему, повернув лицом к своему остроухому человеческому с широкими ноздрями носом лицу - Наш и ничей больше. Понял меня крепыш? Мы с тобой не отдадим его этому Уволоку или еще кому-нибудь. Пусть попробует хоть, кто-то явиться сюда со своим злом.

Волонгар прижал его к своей мускулистой очень сильной натренированной воина кентавра человеческой груди. И встряхнул своей длинной гривой. Идущей от его длинных волнистых волос с золотой сережкой в остроухом ухе головы. От самого затылка и по такой же мускулистой загорелой до черноты спине на лошадиный такой же сильный торс.

- Ты не случайно здесь парень. Тебя еще не видели эльфы и их королева и гномы, тролли и все речные и озерные русалки и лесные феи - он ему сказал - Скоро эта новость дойдет и до них, и мы все пойдем войной на того трехликого дракона Уволока, посмевшего отнять у нас нашего сказочника и захватить его замок.

Волонгар почувствовал, как стал крепнуть малыш. Как его совсем маленькое еще детское человеческое тельце становилось крупнее и наливалось изнутри силой. Он это почувствовал сам. Он и сам знал, каково это. С самого своего детства, когда его купала мать Регнеда в этом водопаде. Его и его брата Волорота, который погиб вместе с эльфами воюя против Уволока за Дельфию. Там тогда погибли многие. И Дельфия долго горела от огня Уволока. Говорят, там ничего не осталось. Выжженная голая пустыня без какой-либо живой жизни. Он, Волонгар там не был. Даже тогда когда она еще была цела и полна жизни. Его брат жил там с отрядом кентавров. И погиб за ту Дельфию.

- Ну, что крепыш-малыш, зови меня теперь своим папой – произнес, глядя на малыша Волонгар.

- Папа – пропищал ему малыш.

- Вот так то будет лучше! – восторженно и радостно произнес кентавр Волонгар сам, оторопев от неожиданности и удивления, глядя на осмысленный уже взгляд малыша.

– Папа! Значит я теперь твой папа! – крикнул он.

Они проскакали всю равнинную пустошь, от водопада по камням, спустившись со скал, и понеслись в сторону густого впереди них стоящего зеленого почти непроходимого леса.

Волонгар, понесся в густой лес, ломая ветви и коряги на скаку и широкими копытами, разбивая большие пни. Он понесся, размахивая лошадиным длинным своим хвостом по сторонам к лесным феям. Ему нужно было его спрятать. На время. Да и отдать пока он еще совсем маленький на их усмотрение. Ведь Волонгар не очень хорошо умел заботиться о совсем еще маленьких детях. Надо было подождать, пока бы тот его найденыш подрос, и стал хотя бы ходить. Они лесные феи когда-то и его приютили еще совсем малышом и играли с ним и заботились в лемму о Волонгаре и он знал кому поручить столь деликатное и немаловажное для них всех теперь дело. Ему нужно было возвращаться к рогатому козлоногому фавну Урмуру и спросить, что делать теперь дальше.

***

Феба, положив свою черноволосую, растрепанную женскую голову на его грудь. Гладила когтистыми в золотых перстных руками по мужской груди. И смотрела желтыми с узкими черными зрачками змеиных глаз, как Кайла расчесывала такие же черные волосы на голове, стоя у раскрытого огромного замкового островерхого в красивых цветных витражах окна. Она смотрела на саму себя со стороны и любовалась своим таким же вторым телом, лежащим с ним раздетым до ногаты под шелковым постельным одеялом на постельном ложе, в спальне огромного замка.

Утренним свежим ветром красиво и плавно развивало шторы и светило ярко солнце над заснеженными далеко отсюда горами. Оттуда где была страна Мор. Там обитали горные Тролли и Гномы. Там была сеть больших глубоких пещер, и это было место как раз для них. И они там жили с незапамятных времен, когда была создана руками их Творца та Великая жизни книга. Книга их спрятанного между многими другими мирами мира.

Феба смотрела на Кайлу у того раскрытого настежь замкового окна. Она просто молчала и смотрела на саму себя со стороны.

Еще не вернулась Зайна. Еще одна ее родная и близкая и старшая над первыми двоими сестра. И она лежала со спящим беспробудным крепким завороженным колдовскими чарами сном волшебником. Она, только, только, в очередной раз, закончила наслаждаться с ним страстной любовью, как и до этого ее родная сестра, которая, только что закончив это, теперь стояла у раскрытого того красивого в высоком огромном на высокой скале окна пятибашенного замка. У быстрой искрящейся теперь на утреннем солнце реки. С осадными высокими каменными стенами. Практически, неприступного со всех сторон. И к которому, можно было подступиться. Только со стороны подходящего к воротам и подъемному мосту темного леса. И только с дороги ведущей к воротам самого замка. Замка, который был старше этого мира вокруг него. Мира созданного этим почти седым человеческим стариком. Этим сказочником, взятым драконом Уволоком в плен. Человеком, пришедшим сюда из-за тех голубых далеких гор. Мира сотканного из его фантазий и волшебных мыслей, который сам, теперь был в плену этих коварных трех молодых сестер, что и было драконом Уволоком. Что в слиянии с ними превращался и в мужчину. Это было нечто жуткое в своей основе и кошмарное. Адская тварь, кошмарной гибридной и химерической формы из мира кошмаров и сонных наваждений. Что проник через те мысли самого творца в этот мир и желал большего. Желал захватить кругом и другие миры. Но оказался в плену здесь. Из которого, не мог легко найти выход. Не мог пересечь те окружающие этот мир голубые высокие горы, отрезанные от всего теперь вокруг защитным непробиваемым и незримым для обычного глаза барьером.

- Как думаешь, Кайла? – произнесла, лежащая с ним рядом Феба - Тролли и Гномы нам по зубам?

- Думаю, и они сломаются, в конце концов - произнесла Феба - Их час еще наступит. Дельфия пала и ее больше нет, и Мория падет тоже вместе с этим лесом.

- Да, это единственное место непокоренное нами - произнесла сестре Кайла.

- Главное уломать и сдаться этого козлоногого и рогатого старика Урмура, и узнать от него многое об этой стране и за пределами ее - произнесла Феба. Этот сказочник, сколько мы не пытаемся выведать у него все тайны его мира, тоже не сдается даже под гипнозом и нашими чарами сестра. Этот Урмур, он самый старый из всех в этом сказочном мире. И самый доверенный сказочника. Он его библиотекарь и архивариус. Этот старый козлик, где-то знает многое, и мы выведаем это. Падет и Мория и тот лес с Эльфами и Троллями. Русалки и непокорные больше всех нам воинственные Кентавры. И этот лесной громадный волк - оборотень, что меня однажды покусал. И я ношу шрамы на теле от его зубов.

- Я слышала - произнесла Кайла Фебе - Эти козлоноги рогачи те еще эротоманы и любовники, Феба. Когда будем пытать этого козлоногого, надо с этой стороны на него давить.

- Я поняла, Кайла - произнесла Кайла Фебе - Нам страхом не взять эту страну. Но вот попробовать любовью можно. И этот, думаю, Урмур все же сломается под такими любвеобильными пытками и не выдержит. Под нашим утроенным напором, проболтается о тайнах сказочника.

- Я уже знаю то, что этот сказочник - произнесла Феба Кайле - Он из людей. Он создал этот свой сказочный придуманный им мир и укрылся в нем от внешнего реального мира и своих сородичей здесь. И скрывает то место, откуда он пришел.

- Это знаю и я, и знает уже Зайна - произнесла, Кайла. Повернувшись от раскрытого настежь замкового большого островерхого в витражах спальни окна. Сбрасывая с себя всю свою одежду. И, подойдя к лежащей поверх нагого молодого мужского спящего тела своим голым женским, таким же молодым телом. И, смотрящая в лицо спящего крепким сном заросшего длинной бородой и усами, и волосами на голове мужчины Феба.

- Я только что видела большого орла – произнесла Кайла – Он кружил над нашим замком. Откуда он, сестра?

- Не важно, Кайла, откуда взялась эта птица. Пусть себе кружит и летает пока здесь, пока мы не истребим этот мир, погрузив его в разврат, похоть и хаос. Пока не насладимся гибелью его и кровью. Лично меня интересует вот этот наш пленник - произнесла Феба - Наш любимый и страстолюбивый в порочных своих мыслях пленник. И я вижу это и хочу его снова, и снова Кайла. И этот Урмур будет скоро нашим со своими дурацкими теми книгами. А убить мы их всегда успеем, как только узнаем все.

Феба, запрокинув свою в украшениях растрепанную черными волосами голову, заерзала на спящем мужчине и затерлась под шелковым постельным одеялом своим волосатым лобком и промежностью о мужской член своего спящего любовника.

- Ни один мужчина не устоит перед моими развращенными мыслями, сестра Кайла – произнесла, и начала дико стонать, насаживаясь на торчащий мужской член своей женской промежностью Феба.

Кайла, сделав на своей голове прическу. Забрав волосы в длинный черный змеящийся волнистыми длинными волосами хвост, снова, сверкая золотыми сережками, перстнями и браслетами на своих теперь полуоголенных женских руках из-под синей полупрозрачной тоги. Легла рядом прямо в своей длинной одежде на постель рядом. Поверх постельного из белого шелка одеяла. Она принялась руками гладить русые длинные разбросанные по шелковым белым подушкам в кружевах волосы спящего мужчины и его длинную растрепанную во все стороны русую бороду.

- Мы все равно все узнаем - произнесла она Фебе, и та качнула Кайле своей черноволосой с распущенными волосами головой.

- Все равно узнаем - произнесла, хищно улыбаясь острозубыми зубами Феба, и прильнула своими змеиными алыми женскими устами к губам спящего, и не способного оказать, им двоим здесь сопротивление сказочника. Она, поцеловав его, оторвалась и снова произнесла - Узнаем и весь этот мир, и все за его пределами будет наше.

***

Диора сидела на крыше замка. Она любила здесь сидеть. Еще с раннего своего детства, когда была жива ее мать королева Эола. Когда не было еще этого дракона Уволока, захватившего это сказочное королевство и этот замок. Пришедшего из темного страшного мира. Мира боли разврата и страданий. Жаждущего поработить и другие миры, но застрявшего здесь благодаря ее отцу повелителю этого сказочного мира. Благодаря его книгам, что хранит фавн Урмур в своей библиотеке. И только Урмур знает все тайны и языки этих книг. И летопись о приходе спасителя и освободителя по имени Элиас, который должен прийти сюда из некоего мира людей.

Диора не видела еще людей, как не видела и других миров. Она была рождена в этом сказочном мире, мире созданном ее отцом. Сказочником и правителем этого мира между всеми мирами.

Она сама толком не знала кто ее отец. Но он при жизни мог многое. Урмур говорил, что Диамант не родное имя ее отца. Это имя родилось уже здесь в этом созданном им сказочном мире. Это сказал ей Антаэль, горный орел, спустившийся с небес и живущий в голубых высоких заснеженных горах, что стоят далеко отсюда и отгораживают этот мир от всех миров кольцом. Там изменяется само время, и нет прохода никому сюда. И только путь сюда сможет найти один единственный. Тот, кого предрек ей сам Антаэль.

Антаэль сказал Диоре, что они тесно связаны с ее отцом Диамантом. У этого Антаэля и ее отца Диаманта было, что-то действительно общее и Антаэль появился лишь тогда, когда мир был захвачен этим Уволоком. Орел прилетел с тех гор и сразу к ней к принцессе Диоре. И она все не решалась у него больше обо всем расспросить. Именно он ей сказал, что помощь уже идет. Идет из-за тех высоких голубых заснеженных гор. Там где обитают люди. И что это и ее судьба. Что тот, кто сюда идет, идет и к ней к Диоре.

Диора сидела на высоком каменном квадратном постаменте, под ногами четырехметрового с мечем каменного ангела на главной башне замка, раскрывшего свои оперенные огромные крылья в обе стороны. И смотрела на те на горизонте высокие в синеющей дымке окаймляющие это сказочное королевство кольцом горы.

Антаэль сказал ей, что они огораживают это сказочное царство ее отца от всего. И доступа сюда нет никому из других миров. Как и нет теперь выхода самому дракону Уволоку. Тот в таком же теперь здесь плену, как и все вокруг. И он пытается вырваться наружу, но не может, без помощи сказочника и тайных знаний, скрытых в библиотеке фавна Урмура.

- Я бы никогда не уходила бы отсюда – произнесла Диора сама про себя и в слух, даже не заметив этого – Это единственное место, где меня не видит Уволок. Его хищная, развратная и многоликая иллюзорная злая сущность.

- Я бы тоже - услышала она вдруг за своими плечами знакомый голос и вздрогнула, но тут же заулыбалась. Принцесса Диора откинулась назад и прижалась девичьей спиной к мягким пушистым серым перьям. И, откинув свою голову с заколотыми на затылке в пучок и в большую золоченую из листьев диадему русыми волосами, посмотрела на ангела Антаэля. А тот обнял ее за плечи своими большими орлиными крыльями и прижал к себе. Он посмотрел на нее своими черными птичьими глазами.

- Я напугал тебя, Диора – Прости меня.

- Нет, ничего, Антаэль – произнесла она ему ласково – Ты единственный друг мне, которому я могу здесь полностью доверять и кого не могу бояться. Я заперта здесь в этом замке в заточении и только и могу вот здесь чувствовать себя свободной.

- Я тоже, Диора - произнес ей ангел Антаэль – Мне тоже нет пока отсюда выхода. Даже подняться в небо. Но я не оставлю тебя этому Уволоку. И я знаю, помощь уже идет. Из-за тех гор.

- Кто он, Антаэль – произнесла ему принцесса Диора – Он человек?

- Да, он человек – ответил ей горный орел – Имя его будет Элиас. Ты его еще увидишь, и вы будете вместе.

Она еще сильней прижалась к его груди, а он еще сильней ее обнял своими серыми большими в перьях крыльями.

Было здесь с утра весьма прохладно, а Диора была в одной нательной рубашке, в которой встала со своей постели в своей комнате. И пока никто не видел, она снова поднялась тихо сюда в тайне от всего, что было живого и мертвого в этом замке. Через потайную дверь в стене и лестницу прямо на эту крышу главной башни, что показал ей ангел Антаэль.

К ним обоим подлетела маленькая ручная рыжая птичка, выпущенная из маленькой клетки самой Диорой, что стояла тут же, у нее в коленях девичьих согнутых ног. Порхая перед лицом Диоры, она пропела ей звонким голоском – Элиас, Элиас.

***

Волонгар нес малыша по пыльной дороге к темному корявому ветвями и стволами большому лесу. Он нес его так быстро, что сзади за большим и мощным кентавром и его конским длинным хвостом поднималась вверх пыль и долго еще стояла за ним целым серым клубящимся шлейфом.

Волонгар спешил назад к тому водопаду, где он его и нашел. Этого маленького совсем еще пищащего малыша. Он тогда ехал в объезд этого леса и мимо глубокого синего с ровными берегами и гладкого водой как стол озера. Прямо по берегу, под пьянящие трели водных нимф и русалок с которыми он особо не водил дружбу в отличие от его знакомого фавна и старика Урмура, возраст которого был у Волонгара под сомнением. Судя по внешнему виду, Урмур был еще ничего для лесных и водных девок.

Он несся теперь в этот лес. Ему надо было успеть показать свою находку лесным феям и эльфам, пришлым сюда с уничтоженной огнем и мечем начисто Дельфии. И своим же собратьям, кентаврам их здесь приютившим. Тут в лесу были и гномы с самой Мории и тролли. Феи и эльфы тут обосновались конкретно и пока не могли уйти никуда.

Собиралось большое войско. И под началом самих кентавров. Все готовилось к предстоящей битве. Весть о находке быстро распространилась по всей округе. И не исключено дошла теперь и до захваченной территории Уволоком. Но нужно было спешить. Спешить к водопаду и к его волшебной исцеляющей и живительной воде.

- Этот Урмур, тот еще - произнес на скаку и, поглядывая на малыша, прижатого к своей груди, произнес Волонгар - Он все знает наперед. И он знает, что надо еще. Этому малышу и крепышу нужна вода Эренейского горного водопада. Возле того дуба. Понял, малыш.

Он улыбнулся бородатой смуглой физиономией пищащему малышу, которого он нес предельно аккуратно, хоть и летел, бегом стуча копытами конских своих четырех ног по пыльной дороге. Он теперь был ему как отец. Что-то сработало в нем в Волонгаре сейчас. То, что раньше не было у него, воина и вождя лесных кентавров. Он почувствовал за малыша особую ответственность.

Волонгра был славным и самым сильным воином в том лесу среди братьев и сестер кентавров, но вот как отец, он только сейчас это почувствовал, прижимая малыша к своей широкой сильной груди.

- Пискун, ты маленький – произнес он и засмеялся громко на всю округу и сильней сам себя пришпорил, влетая на полном скаку в темный заросший ветвями густой лес. Распугивая ярко окрашенных маленьких и больших птиц. И как маленьких светящихся мотыльков вперемешку с порхающими бабочками Домидами, лесных летающих на своих маленьких цветных крылышках цветочных человечков. Которые собирались сзади кентавра Волонгара и летели следом, видя, что тот что-то нес пищащее в своих руках.

Они тоже стрекотали быстро что-то и напугано между собой как цикады, звонко и громко и сопровождали Волонгара.

- Этому трехликому дракону Уволоку скоро не поздоровиться - Волонгар произнес, углубляясь в густую широколиственную и зеленую чащу леса – Вот выращу из тебя воина и тогда посмотрим, Уволок кто тут самый будет сильный и смелый.

Он снова посмотрел на малыша и произнес еще - Мы с тобой, малец, порвем ту тварь на куски и разбросаем по всей округе. Мы освободим нашего сказочника и освободим всех вместе. Этот Уволок не сможет найти отсюда выхода. Ему тут и придет конец.

Он проскакал еще некоторое расстояние, ломая под собой валяющиеся на земле в зеленой траве сучья деревьев, и выехал на широкую лесную поляну.

***

- Ты была там не одна, ведь так? – произнес Уволок, преследуя по пятам идущую Диору - Ты почти не выходишь из своей комнаты. Тому есть, какая-то причина или ты записалась затворницы.

- Тебе, какое дело – резко произнесла в ответ Фебе принцесса Диора и окинула презрительным взором высокого черноволосого с черными едкими и злыми демоническими хищными глазами мужчину, лет на вид тридцати или даже чуть меньше. В черном облачении, черного костюма и в сапогах с высокими расклешеными голяшками. С накинутым черным таким же плащом с блестящей большой золотой бляхой застежкой на правом плече с изображением оскалившегося зубами дракона.

Диора спешила быстрей спуститься с широкой каменной лестницы с верхних этажей вниз на первый этаж и скорее выскользнуть в замковый сад. Она была тут теперь пленницей вместе со своим спящим наверху в большой спальне замка спальне отцом. Диора не могла покинуть этот замок. Так нужно было не Уволоку, так нужно было пока ангелу Антаэлю. Диора отвлекала Уволока внимание на себя. Антаэль понял, что Диора нравится этому чудовищу и тот хочет ее. Хочет получить ее душу себе, как стремиться получить душу спящего сказочника Диаманта. Как забрал души всех убитых с Севера, поглотив их, испепеляя в своем огнедышащем чреве. Но не мог вот так убить ни Диору, ни сказочника Диаманта. Он сам оказался в плену этих двоих и ангела Антаэля, проникнув сюда из сердца самого Ада. И он чувствовал, что если не вырвется отсюда, то сам сгинет в этот стране, постепенно. Он был заключен в этом каменном замке как в тюрьме вместе с Диамантом и принцессой Диорой.

Диамант успел что-то сделать, и дракон застрял здесь и не мог вырваться. И даже покинуть пределы этого замка. Только превращаясь в трех похожих одна на другую женщин, обретая облик в трех призрачных ипостясях, он мог выходить наружу и удаляться далеко от этого высокого стоящего на высокой скале замка. Живое же его жуткое в твердой как металл чешуе тело дракона не могло этого сделать.

Уволок, еще мог превращаться в этого черноволосого высокого в черной одежде мужчину, тоже призрачное почти бестелесное существо, но отчетливо видимое и идущее следом за спиной принцессы Диоры.

- Кто он? - Уволок снова спросил Диору и в его голосе была уже злоба и ненависть к идущей, впереди его, молодой стройной в ночной длинной белой рубашке девице.

- Я тебе все равно не скажу никогда - ответила ему Диора и резко развернулась стоя перед самим Уволоком.

Их взгляды встретились.

- Ты никогда не сможешь получить то что хочешь – произнесла ему Диора –Никогда.

Она резко развернулась и быстро пошла дальше прочь от Уволока. Но тот хватил ее за плечи и прижался к ней всем своим телом и произнес Диоре – Посмотрим еще, Диора. Я все равно вырвусь отсюда, и Диамант и его чары не удержат здесь меня. Я выведаю все, что мне нужно для этого у того лесного фавна Урмура и если надо будет, выведаю у тебя.

Диора молчала и только смотрела вперед, замерев на одном месте.

- Отпусти меня, Уволок – произнесла она ему в ответе с ненавистью – Мне нужно идти в свой сад. Я должна ухаживать за своими там цветами.

Тот отпустил ее и отошел чуть назад.

- Ладно, иди. Я сам узнаю, где его искать - произнес злобно дракон Уволок - Я обшарю все вокруг. Весь лес и все окраины, если придется вашего сказочного королевства. Я допытаю до смерти твоего отца и этого подручного его фавна Урмура. И проникну во дворец королевы леса Томирис, но найду то, что мне надо.

Он исчез в самом воздухе над каменным полом нижнего этажа замка. А принцесса Диора пошла быстрым шагом дальше. Она быстро сбежала вниз по каменным ступеням и побежала бегом в замковый сад, проскочив каменную ограду и высокий такой же каменный с колоннадой свод у Западной замковой угловой башни. Ее белая ночная длинная рубашка еще, какое-то время мелькала среди кустарника и высоких растений с деревьями, пока не исчезла в самих густых как лес непролазных зарослях сплетенных стеблями ярких красивых лепестками цветов. Диора просто растворилась в том саду. Она тоже исчезла и слилась с тем сказочным цветущим и сладко пахнущим замковым садом. Она сделала то, что умела с самого своего рождения. Растворяться в растениях деревьях и цветах.

Часть 2: Аллета. Замок плачущих ангелов

Этот замок стоял практически на голой скале. На высоком утесе выходящим почти целиком и всеми крутыми скальными отвесными стенами к реке. И перед ним была до перекидного между замком и подъездом к нему и мосту голая равнина. За которой был густой зеленый живой лес, который оживал с наступлением утра и восхода солнца и вытягивал свои ветви к живительному солнцу и наполнялся разными голосами. Это говорили между собой деревья. Он уходил далеко к югу и сливался практически незаметно с обычным лесом.

К замку вела только одна дорога. Через оба леса и со стороны жителей этой страны, жизнь которых теперь сосредоточилась исключительно и только на самом юге. На равнинах и в тех южных лесах.

Внизу бурлила глубокая синяя река. И со стен замка внизу было все видно до самого дна в той реке. Как там проплывали светящиеся рыбы и играли в волнах русалки.

Но никто больше не подходил и не приближался кроме тех в воде русалок к этому стоящему на высоком скальном утесе замку. С пятью круглыми башнями и зубчатыми стенами. Замку сказочника. Замку Аллета.

Никто не знал, почему так он звался. Никто кроме фавна Урмура и самого сказочника.

Кто-то говорил, что так звали одну из первых русалок из той бурлящей реки, которой больше здесь не было. И которая, уплыла далеко отсюда, попрощавшись навсегда с самим сказочником. И еще говорили, что это место было пристанищем и площадкой небесных ангелов. Еще до возникновения здесь этого замка. Будто ангелы спускались на утес и, глядя с высоты в реку, лили свои слезы. От грусти и одновременно от радости. И от чего вода в реке стала такой искрящейся и необычной. Будто от слез тех небесных ангелов.

Это все были легенды здешних жителей лесов и равнин. Гор и пещер, которые теперь были изгнаны злым трехликим двуполым драконом Уволоком, захватившим этот замок, но так и не сумевшим пока полностью овладеть этим миром. Миром Диаманта.

За замком уже не было ничего. Там на севере страны было все мертвым и не живым. Там была Дельфия. Ее всю уничтожил до основания дракон Уволок, что жил теперь в замке сказочника Диаманта, но не мог вырваться дальше. Его держала сила самого замка и этого места. Сказочник заклятьями смог удержать дракона в замке. И он не мог продвинуться дальше. А книга с этими заклятьями была у фавна Урмура и еще много других книг. Но просто так забрать книгу Уволок не мог. Ее должны были ему отдать лично в его драконьи руки. А этот фавн Урмур не поддавался уловкам его трем обликам женоподобным злобным, развращенным похотью, жаждой неуемного секса и хитрым. Зайне, Фебе и Кайле. И это Уволока бесило. Но он не мог добиться того чего хотел. Он не мог вырваться полностью из замка Аллета. Замок держал за длинный шипастый хвост крылатого трехголового адского Уволока. Да еще эти местные недобитые им местные жители во главе с лесными эльфами и троллями. Да, примкнувшие к ним гномы гор Мории.

Уволок был в этом замке в заточении и в постоянной осаде. Прижатым к реке на высоком утесе. Там, где плачут ангелы. В замке Аллета. И мог только посылать свои адские коварные женоподобные и хитрые ипостаси во все стороны, которые могли принимать облики и прятаться среди других жителей этой сказочной страны. Порой, творя какие-либо пакости. Вот и сейчас, одна из них носилась среди деревьев сказочного густого леса невидимым призраком, и летела следом за скачущим по полузаросшей лесной дорожке кентавром Волонгаром и росшим буквально на его руках не по дням, а по часам младенцем.

Волонгар выкупал малыша в волшебной воде текущего с гор водопада. У огромного дуба, где он его и собственно нашел.

Он прижимал росшего быстро мальчишку к своей мускулистой воина кентавра груди. И несся сломя голову через заросли густого зеленого летнего леса. И Кайла летела за ними обоими незримым призраком, преследуя Волонгар. Он привлек е внимание своей быстро ездой и тем мальчишкой на своих руках. Кайла неотступно следовала оп воздуху за летящим на всей скорости Волонгаром, не отставая ни на шаг и углубляясь в сам лес и его густую зеленую чащу.

Волонгар стуча копытами по тропинке и распинывая по сторонам камни, уже сопровождаемый, маленькими крылатыми небольшими с бабочку феями и в окружении самих красивых лесных бабочек и стрекоз ворвался на широкую и большую открытую лесную поляну.

Он, держа в одной руке уже порядком выросшего мальчишку, взял в другую из-за своей спины на широком ремне заброшенный туда вместе с колчаном со стрелами и луком большой металлический, когда-то давно и лично для него сделанный горными гномами рог. И затрубил в него на весь лес.

И тут же словно из-под земли из леса тали появляться его лесные жители. Все кто был в и жил в этом лесу. Они стали подходить к Волангару и окружать сильного воина кентавра.

Мальчишка на его руках сначала напуганный всем вокруг громко заплакал, обнимая за шею Волонгара, но потом притих, вытаращившись на приближающихся троллей и гномов, парящих маленьких лесных фей, которые, смеясь и громко что-то балаболя писклявыми голосами наперебой кружили вокруг черноволосой кудрявой головы Волонгара. Они рассматривали напуганного мальчишку, который первый раз произнес слово на человеческом языке.

- Вы кто?- неожиданно прозвучало из писклявых уст мальчишки. Он даже сам удивился, наверное, этому. Его этому никто не учил. Это человеческие гены и то, что было внутри тела мальчишки, само произнесло им.

- Он говорит! – удивленно пропищали крылатые феи.

И по рядам окруживших кентавра троллям гномам и другим жителям леса, прокатилось этаким эхом – Человек! Он говорит! Говорит с нами!

- Естественно говорит! - произнес сам неожиданно удивленный таким явлением кентавр Волонгар и, глядя на своего весьма уже подросшего мальчишку, которого он поднял обеими руками вверх над своей головой и показывал всем, кружась вокруг на копытах и лошадиных ногах коня и человека.

- Кто он?! – услышал Волонгар из рядов лесных жителей – Откуда он взялся?! Где ты его нашел?! Он не наш и не из нашего мира, Волонгар!

- Я его подобрал под древним дубом у священной нашей горной реки! -ответил им громко Волонгар – Он явился сюда из тог о мира, что за теми голубыми снежными горами! Он тот, кого предсказывала книга Диаманта!

- Воин! - прозвучало снова в рядах лесных жителей – Книга! Он пришел из той книги! Сбывается!

- Что сбывается?! – вдруг раздался еще один перекрывающий все голоса громкий голос и ряды расступились, пропуская высокую и стройную фигуру к кентавру Волонгару. Эта фигура шла не одна. С ней были еще двое и вооруженная стража в сверкающих металлических доспехах.

Фигура была в белой подпоясанной широким золотым поясом до земли одежде. Расшитой тоже замысловатыми узорами из золота эльфийском королевском платье. В короне диадеме. И двое что были рядом с ней, были в довольно богато украшенной узорами и расшитой одежде. В сапогах и при оружии. У каждого был с собой длинный кинжал и меч на широком тоже военном ремне с широкой металлической пряжкой.

Это была хранительница леса и королева, вдова покойного короля Сигулда I, Томирис. Рядом с ней Сигурд V - предводитель воинства горных гномов. Со своим заместителем и командиром Габайдуном. Самым смелым и сильным среди воинов гномов. С одной стороны от Томирис. С другой стоял Мордехай - предводитель воинства троллей. Рослый двухметровый с подручным троллем из тоже самых сильных воинов троллей Тарупом и тремя воинами из свиты эльфов Тао, Зарустрой и Отторусом. Здесь же был и Шакри - волк оборотень с севера и выжженной огнем Уволока страны Дельфии. Единственный, кто выжил после того поголовного истребления всех там жителей. Еще были рядом с ними и за их спинами. Гамаюрин и Тамарин, очень молодые эльфийки и дочери королевы и хранительнийы леса Томирис и лесного короля Сигулда I. Рядом с ними две женщины кентавры и воины, как и Волонгар и его подруги Диколетта и Кассиора. Из целого племени с востока сказочной страны, прибившиесья к эльфам еще совсем молодыми и оставшимися здесь на совсем в эльфийском лесу.

- Покажи мне его – уже спокойно произнесла Томирис. И Волонгар не выпуская мальчишку из своих сильных воина кентавра рук, показал ближе ей.

- Можно я возьму его, Волонгар? - королева эльфов Томирис спросила.

- Если он сам этого захочет - произнес ей Волонгар. Но мальчишка протянул ручонки к молодой красивой женщине и произнес вдруг опять для всех неожиданно – Мама.

Это потрясло всех лесных жителей. И снова громкий ропот на различных языках по рядам троллей и эльфов. Гномы те вообще все просто молча и удивлено переглянулись, и снова уставились своими заросшими густыми рыжими и черными бородами лицами на мальчишку.

- Он мой – произнес королеве Томирис кентавр Волонгар – Я его беру себе.

- Я его и не забираю – произнесла Томирис - Я лишь хочу подержать его на руках и ощутить, кто он такой на самом деле.

- Мама – снова произнес мальчишка. И она взяла его на свои женские руки.

- Я тебе не мама, малыш – произнесла нежным голосом королева Томирис – Но если ты хочешь, можешь звать меня так. Откуда, интересно ты взялся здесь у нас?

- Его предрекла книга Диаманта и фавна Урмура - произнес кентавр Волонгра - А я его нашел под древним дубом у водопада. Урмур сказал, что он тот, кто будет великим воином и победит Уволока. Урмур мне про него раньше рассказывал, а я его нашел.

Габайдун и Мордехаем дернули своими большими гномьими носами и что-то пробурчали про себя.

Волонгар это заметил. И особенно их кривые ухмылки.

- Что, вам смешно! – он возмущенно произнес им – Я воспитаю из нег о действительно воина, и он надерет задницу любому, кто будет стоять у него на пути!

- Вот когда воспитаешь и сделаешь воином, тогда посмотрим – произнес король гномов Сигурд V.

- Тихо! - произнесла громко королева эльфов и хранительница леса Томирис - Этот человек будет под моим покровительством и защитой! Я вижу его! Его будущее! Его душу! Душу живого человека! Он не из нашего мира! Но он рожден для нас! Его создал наш повелитель, сказочник Диамант!

По рядам эльфов и гномов с троллями прокатился громкий гулкий ропот и все стали переглядываться друг с другом. А порхающие вперемешку со стрекозами и бабочками маленькие лесные феи, радостно запищали и засмеялись, кружась вокруг королевы леса и маленького, но весьма подросшего в ее руках мальчишки.

- Он заменит короля нашего леса Сигулда I, погибшего в битве на севере с драконом Уволоком. И я вижу еще!

Она вдруг замолчала и потом снова произнесла - Он станет сыном самого Диаманта!

- Вот те в нос, вопрос – произнес вдруг молчавший все это время главный тролль Мордехай и Таруп, его поручный покачал своей остроухой большой головой.

Подошли две совсем молодые дочери королевы леса Гамаюрин и Тамарин, и приложили руки к мальчишке. Они радостно засмеялись.

- Мы будем дружить с ним – они произнесли королеве – Он будет нам братом.

Следом подошел волк оборотень по имени Шакри и, вдыхая воздух возле малыша, произнес тоже – Я буду ему верным помощником, когда придет время. Наконец, я отомщу за смерть моих всех близких и за весь север и Дельфию.

Он повернулся к стоящим лесным троллям, эльфам и гномам и громко прокричал им всем - Мы победим Уволока!

И все дружно подхватили – Мы победим Уволока!

Эхом это все пронеслось по всему густому лесу и растворилось в лесной, зеленой чаще.

***

- Принцесса Диора опять заперлась в своей девичьей келье – произнесла Кайла Фебе и Зайне – Я хотела выманить ее сюда, но она продолжает уединяться от нас сестры.

- Ее не приобщить к нашему падшему кругу, Кайла, младшая моя – произнесла ей Зайна, верхом снова оседлав лежащего на постели спящего сказочника Диаманта. И глядя, злобными и одновременно влюбленными до дикости глазами на лежащего под собой полуголого заросшего длинной бородой мужчины, произнесла – Надо получить Диору. Но по доброй воле. Она сама должна сдаться нам и войти в наш круг. Она не подвластна ни каким нашим чарам и соблазну. И убить мы ее не можем, пока жив сказочник.

- Ее питает сама природа этого мира - произнесла Кайла – Пока жив это мир, нам ее не убить.

- Я давно не занималась уже любовью, сестра моя – произнесла ей Феба лежа рядом и гладя по голой женской коленке свою еще одну ипостась дракона Уволока.

Она прижалась черноволосой с растрепанными длинными вьющимися змеями волосами к лицу Диаманта и снизу посмотрела в глаза самой себе. В такие же черные и злые развращенные глаза.

- Здесь нет никого, кроме него, кого можно было бы окрутить и изнасиловать до самой гибели. И потом просто съесть – произнесла ей сверху сидя на сказочнике и широко расставив свои голые ноги совершенно нагая Зайна.

- Я голодная уже столько лет – произнесла ей Кайла, опустившись рядом на постель с другой стороны - Я хочу крови и плоти. Я хочу Диору.

- А я хочу его – произнес, Уволок, сверкая теперь драконьими змеиными желтыми глазами на лице Зайны - Я хочу его всего и потом разорвать его на мелкие кусочки, как и всех в этом его сказочном лесу. Потом спалить весь этот лес как ту северную Дельфию.

Она опустилась, свешивая свои черные, вьющиеся змеями волосы к лицу спящего гипнотическим почти мертвым сном сказочника Диаманта, и обнюхивая его всего, произнесла – Надо узнать, где прячут ту волшебную книгу и у кого. Этот пронырливый Урмур. Старый хитрец. Он спрятал книгу где-то в самом лесу. Надо узнать о том малыше, что приютили в том лесу Кайла. Ты видела его, и ты кое-чего уже о нем узнала.

Зайна обратилась к еще одной ипостаси Уволока, глядя на нее снова черными как ночь глазами.

- Если все это правда, его нужно убить – добавила Кайле Зайна – Ты меня поняла, Кайла?

Зайна зашипела по-змеиному. И во рту ее появились длинные острые клыки.

- Да, моя единокровная сестра, Зайна – ответила ей Кайла. И тоже оскалилась длинными клыками, как и, шипя с другой стороны постели Феба.

***

Урмур находился в своем доме у речки. Он взял ведро и пошел к воде, растопив печь и решив заняться приготовлением пищи из лесных кореньев и трав. Затем, он просто решил снова порыться в своей домашней библиотеке и узнать побольше, о том мире за горами, что было в его книгах от Диаманта. Ведь Диамант был оттуда. Из мира людей. Он сбежал из того мира. И Урмур как-то не задавался вопросом почему, до сегодняшнего дня. Только после того как Волонгар принес малыша. И мир сразу изменился перед глазами старого фавна Уволока. Сбывалось то, что было предсказано в той книге, которую надо было сберечь и спрятать подальше от трех сестер Уволока. Теперь этой книге здесь было не место. Это была особая книга. Книга его мира. И книга не совсем принадлежащая этому миру. И от нее зависело теперь все. Как и от фавна Урмура.

Урмур был перворожденным здесь и самым старым в этом сказочном мире. Умудренный уже опытом всей здешней жизни и прожившим достаточно уже долго у этой быстро бегущей речки.

Он, стуча копытами своих козлиных волосатых ног, спустился с деревянного крыльца и по камням, сошел к самому берегу реки. Там прыгая по торчащим большим таким же камням, он запрыгнул на самый большой из них и зачерпнул ведром воду. Урмур вдруг не захотел быстро идти обратно. Он просто сел на камень. И стал смотреть в прозрачную текущую быстро воду реки.

- Урмур – вдруг раздался голос Валги. И его коснулась сзади женская мягкая рука. Она коснулась его широкой старой спины, и он обернулся.

- Здравствуй, Валга – произнес русалке фавн Урмур.

- Грустишь? – она его спросила.

- Есть немного – произнес старый рогатый фавн – А ты все веселишься.

- Урмур – она нежно ему произнесла и засмеялась – Мой, любимый Урмур.

Валга погладила фавна старика по его козлиной бороде и лицу своими руками.

- Как мне снять с тебя эту грусть? – произнесла она ему -Как мне утешить твою эту печаль. Я ведь не знаю, о чем ты грустишь.

- Я грущу о будущем, Валга – произнес фавн Урмур – О том, что произойдет скоро и о тех, кого больше возможно уже не увижу никогда. Я грущу о своем друге Волонгаре. Я бы не хотел, чтобы так случилось, но это произойдет и неизбежно.

- Не грусти, Урмур - произнесла ему русалка Валга.

И тут же из воды вынырнули еще две русалки Каелопа и Кефала.

- Здравствуй, Урмур - они радостно ему произнесли и засмеялись, звонко как журчащий весной из-подо льда пробившийся ручей.

- Привет, мои любимые - произнес им Урмур – Мне надо идти домой.

- Посиди еще с нами, Урмур! – они наперебой заголосили ему - Ну немножко, Урмур!

- Тише вы, дурехи - произнесла им Валга – Он полон грусти, и сейчас не время болтать. Идемте и оставим Урмура с его печалью. Так будет лучше, я думаю. Ему надо побыть одному сегодня и не до болтовни с нами и шуток.

- Хорошо! – протрещали звонкой громкой трелью Каелопа и Кефала - Прощай, Урмур!

И они нырнули в воду. И исчезли в глубине реки и ее быстрых струящихся волнах.

А Валга погладила еще раз нежной рукой русалки бородатое лицо старого фавна Урмура и тоже произнесла ему - Прощай. И не грусти, Урмур. Пусть все печали оставят тебя к утру.

И тоже скрылась в волнах реки, исчезнув там бесследно, как будто ее и не бывало. Только река шумела своими волнами вокруг торчащих черных камней и того большого широкого, как площадка камня, на котором находился фавн Урмур.

- Хорошо вам – произнес, вставая Урмур на свои волосаты с копытами козлиные ноги – Ни тебе забот, ни хлопот, ни ответственности, ни перед кем.

Он развернулся лицом к берегу и своей, там, на берегу избушке. И прыгая с ведром воды по камням через струящие между камней потоки воды, пошел к своему старенькому с соломенной крышей укрытому склоненными сверху густой зеленой кроной деревьями жилищу.

Часть 3: Лес троллей, эльфов и фей

Маленький цветочный лепесток парил вдоль лесной заросшей ореховым кустарником тропинки. Его нес невидимый легкий ветер и поток почти неощутимого воздуха. Он нес его с самого юга из глубоких холодных почти ледяных каменных пещер. Оторванный от своего основания и самого цветка, он летел к своей намеченной цели, посланный невидимой, но самой мощной в этом мире силой. И он знал куда летел и для чего. Нужно было только теперь успеть. Успеть пока не успел другой. Тот, кто пробирался этой ночью и черной почти тоже незримой тенью к своей намеченной цели. К той же, что и лепесток того цветка.

Тот черный двигался тоже очень быстро и скрытно. И был уже тоже в этом ночном, заросшем кустами и деревьями лесу. Но он двигался с севера и его путь был длиннее, чем у цветочного летящего по воздуху лепестка.

Тот, что был тенью, была ипостась дракона Уволока Кайла. Ее послала к намеченной своей цели еще одна ипостась Уволока Зайна. Ее цель была маленький мальчишка, что прятался в этом лесу в кругу фей, эльфов и троллей. Он был прямой враг адского дракона Уволока, как впрочем, и все в этом ночном лесу. Каждый куст, каждое дерево. И каждый убегающий в сторону, почуявший опасность перед собой и Кайлу, зверь этого сказочного леса.

Кайла двигалась к своей намеченной цели и уже была в лесном городе и сказочных его созданий. Но она не смогла сразу найти то, что искала. Она не знал, кто он, и где он точно. И тихо и незаметно обследовала каждый уголок и каждый лесной дом в этом лесу. Побывала даже внутри тех домов, прислушиваясь к разговорам тех, кто еще не спал. Проникая даже в сознание тех, кто спал этой ночью и их сновидения. Портя им своим присутствием сны и наводя в тех снах кошмары и ужасы.

Кайла остановилась у большого ночного горящего костра и сидящих трех с копьями у него в военных доспехах стражников. Это был один эльф, гном и тролль. По одному от общей находящейся в лесу лесной команды. Такие посты были по всему лесу и вокруг лесного города.

Слышалось негромкое пение. Это матери пели колыбельные своим маленьким детям. И лес был наполнен стрекотанием сверчков и ночных кузнечиков. Громко стрекотали цикады, и это все сливалось в гулкое гудение, которое как ни странно не мешало здесь никому. А наоборот даже убаюкивало.

Вот и сейчас стражники сидящие у горящего большого костра при входе в лесной дворец королевы и хранительницы леса Томирис просто задремали от монотонного пения сверчков, кузнечиков и цикад. Они даже не ощутили неведомое странное присутствие чего-то неприятного и злого рядом с собой. И Кайла проникла мимо них во дворец лесной королевы. Она проплыла в сонном тяжелом висящем воздухе, осторожно заглядывая в каждое украшенное цветами и вьющимися растениями помещение, пока не добралась до самого отдаленного уголка лесного дворца королевы Томирис. И тут в отдельной комнате она нашла то, что искала. Кайла даже ощутила это сама. Это был он, тот за кем ее послали.

Она полетела близко и увидела мальчишку, лет тринадцати. Он прямо на ее глазах рос во сне. И это удивило кайлу.

- У! Скоро ты станешь красавцем мужчиной! – прошипела по-змеиному над спящим мальчишкой третья сестра Кайла.

Она опустилась на пол и наклонилась над ним, рассматривая красивое молодое лицо и светлые русые вьющиеся колечками волосы.

- Я сегодня подарю тебе, мальчик мой, незабываемую ночь в своей юности – произнесла, шипя Кайла – Я научу тебя любить, раньше, чем ты это даже успеешь понять и осознать что это такое. И перед тем как умереть.

Развращенное сознание и соблазн с красотой молодого мальчишки увлек саму Кайлу.

- Я буду в твоем сне и твоем сознании, мальчик мой – прошипела она снова ему – Ты тот о ком все тут говорят и боготворят. Но я Уволок и я убью тебя. Но прежде поиграю с тобой в любовь, заставив ощутить самую высшую точку сексуального наслаждения и саму красоту смерти.

Кайла материализовавшись в красивую молодую черноглазую женщину, сбросила с себя всю одежду. Обнажившись полностью перед постелью молодого спящего человека.

- Они даже понять ничего не успеют, как…- она прервала свой диалог вслух, когда увидела парящий перед собой маленький сверкающий голубыми искорками лепесток некоего и незнакомого ей цветка.

- Что это еще?! - она удивилась, когда в комнату вбежала сама королева Томирис, и все кто вбежал вместе с ней.

- Тварь! – прокричала она Кайле – Пошла прочь отсюда! Как ты тут оказалась?!

Кайла резко развернулась ко всем, сверкая черными ненавидящими все вокруг своими глазами. Она полностью и совершенно голая выставила левую свою украшенную золотыми браслетами и кольцами руку вперед к направленному к ней острому оружию, мечам и копьям лесных жителей и стражи дворца. Она встряхнула своей черноволосой женской головой и протянула свою правую руку к спящему мальчишке, пытаясь его коснуться пальцами с острыми звериными когтями.

- Он умрет – прошипела она Томирис и всем вокруг.

- Я убью тебя, тварь! - произнесла Томирис Кайле – Прочь свои змеиные руки от мальчишки!

- Вам всем смерть в этом лесу – снова прошипела Кайла, но отдернула свою руку, только лишь коснувшись лба спящего мальчишки. Ее рука легла на тот цветочный большой сверкающий ярким голубоватым светом лепесток.

Кайла тут же от пронзившей всю ее боли, скрючилась, вся в три погибели у постели спящего мальчишки. Она упала на пол, судорожно дергаясь и шипя как змея. Ее заколотило и затрясло. Она вся почернела и стала превращаться в черную змею. Свиваясь кольцами и извиваясь на том полу у той постели спящего мальчишки.

Стоящие воины и стражники возле Томирис было решились, подскочить к умирающей и свивающейся в упругие кольца черной змее, чтобы вонзить в ее тело свои копья и мечи. Но Томирис их остановила руками и сама шагнула вперед к умирающей Кайле и третьей ипостаси дракона Уволока.

- Стойте на месте! – она произнесла им всем громко – Чтобы она не коснулась кого-либо из вас! Пусть подохнет в одиночестве! Она это заслужила!

- Я ненавижу вас всех! - прошипела с ядовитой пеной у рта, сверкая желтыми змеиными уже глазами Кайла – Я! – она еще успела произнести. И

Вскоре, превратившись окончательно в покрытую черной скользкой чешуей змею, извивающаяся в смертельной агонии Кайла, превратилась в призрачную тень и исчезла в самом воздухе, превратившись сначала в черный пепел, а потом в ни что.

А замок на северной части сказочного леса и над обрывом струящейся ночной реки наполнился криками ужаса и боли, сотрясающей его каменные стены. Шипением и клокотанием дракона Уволока, распустившего свои черные в стороны огромные перепончатые крылья.

- Кайла! – прокричал он на двух голосах Зайны и Фебы – Сестра наша, Кайла! Они убили тебя! Я убью их всех! Всех! И не будет им никому пощады!

- От тебя и так нет никому пощады - произнесла ему стоя за его спиной и, спустившись в большую замковую залу на его сотрясающий весь замок Ангелов, принцесса Диора - Ты убил уже столько и стольких, что иного не заслуживаешь. Ты пленил моего отца и меня, но и скоро тебе придет конец. Так сказал мне мой друг, ангел Антаэль.

- Что! – взревел, резко развернувшись, дракон Уволок, распуская в стороны свои перепончатые крылья, и размахивая своим змеиным в острых шипах хвостом.

Уволок тут же, превращаясь в черноглазого в черном длинном одеянии высокого черноволосого тридцатилетнего мужчину, стремительно бросился к принцессе. Так быстро, что та даже не смогла отскочить в сторону.

Он, схватил ее правой своей рукой за горло и, пролетев с ней над каменным полом главной замковой залы из одной стороны в другую, больно ударив ее спиной о каменную стену, и прижал к той стене.

Диора схватилась за его руку обеими девичьими руками, пытаясь ослабить его хватку, и задыхаясь от силы правой руки Уволока.

- Ты принцесса цветов и принцесса утренней зари! - он ей в бешенстве громко и шипя, произнес - Ты еще не испытывала боли! Нет! Ты не думай, что я всегда буду к тебе столь благосклонен! И ты будешь вечно прятаться в своей верхней замковой келье или в том своем цветочном саду, исчезая в тех цветах и деревьях. Я бы хотел сейчас убить тебя, но не могу! Не могу, пока сила Диаманта держит меня здесь, принцесса Диора! Не могу убить и его! Но уничтожу все вокруг вас! Все! Все, что ты видишь, Диора! Я убью и твоего того ангела Антаэля, когда смогу это сделать! Вот увидишь сама!

Он отпустил ее из своих когтистых рук, и Диора упала на пол, сползя по каменной стене залы, кашляя от удушья.

- Я все равно получу свободу и порабощу эту страну – произнес он ей уже тише, но, продолжая шипеть как змея – А отца твоего Диаманта, просто затрахаю спящего до смерти и замучаю его своими адскими кошмарными снами. Хочешь, поведаю тебе, Диора, что он видит там в тех своих и моих сновидениях?

Диора поднялась с каменного холодного пола замка и, отвернувшись, пошла в спальню к Диаманту. Она молчала и не говорила ни слова своему врагу и поработителю. А за большим цветным витражом и окном замка на утренней заре прокричал паря высоко над башнями и крышами большой орел. Его крик оглушил дракона Уволока. И тот, боязливо, пригнувшись, и снова жутко по-змеиному шипя, развернувшись, прочь, открыв настежь обеими руками большие двустворчатые двери, выскочил в длинный между помещениями замка коридор. Быстро и широко шагая, он пронесся мимо окаменевшей стоящей как каменные скульптурные изваяния замковой стражи, заколдованной им же драконом Уволоком.

***

Когда Волонгар увидел его, он его даже сразу не узнал. Он стоял рядом с лесной королевой Томирис и несколькими эльфами из ее свиты.

Это был уже не тот, маленький, совсем и пищащий карапуз, который первый раз произнес слово - Мама… как раньше, а уже лет пятнадцати на вид худощавый подросток. С русоволосой головой и синими большими широко открытыми глазами. И он все еще рос и выправлялся в красивого молодого человека.

Он за ночь вырос и превратился из малыша лет трех четырех в пятнадцатилетнего подростка.

- Мать моя кентавриха! – произнес потрясенный кентавр Волонгар – Это, что, мой, пискун!

- Не сквернословь, прилюдно - критически его одернула и толкнула в бок, стоящая рядом с ним его подруга кентавр и воин Диколетта - Ты же сам видел, как он рос на глазах, после того, как ты его искупал в том волшебном источнике.

- Молчу – он ей ответил искоса на нее глянув, но широко улыбаясь довольный и радостный как никто – У меня просто нет слов.

- Вот и не сквернословь при лесной королеве – повторила ему строго еще одна его подруга кентавр Кассиора.

- Его имя Элиас - произнесла всем, взяв за плечи подростка, королева эльфов и всего леса на юге Томирис. И поставив перед собой – Это имя дала ему я.

- А меня даже не спросили – возмутился теперь уже не очень довольный кентавр Волонгар – Ведь я его будущий тренер и почти как отец. Я его нашел под древним дубом у волшебного водопада. И я его купал под той волшебной водой.

Королева Томирис пристально и строго на него посмотрела, но промолчала. Волонгар итак все понял. И только еще добавил - Вот женщины. Все себе присваивают.

Вокруг собралась большая толпа со всего леса, и выбежав из своих лесных домиков.

А за спиной королевы из дворца ее вышла вся ее свита и стояли король гномов Сигурд V с подручным гномом Габайдуном и король троллей Мордехай с подручным троллем Тарупом. Здесь же были дочери королевы Томирис, всегда молодые и юные Гамайюрин и Тамарин. И такие же молодые воины эльфы Тао, Зарустра и Отторус.

- А ты, Волонгар, будешь его теперь наставником и учителем – произнесла ему Томирис.

Это было даже неожиданно, хотя ожидаемо здесь для всех.

- Ты нашел Элиаса – произнесла ему королева Томирис – И ты имеешь право на его воспитание. Ты к тому же великолепный и самый сильный в этом лесу воин из всех. И я отдаю его тебе на воспитание.

Она подтолкнула Элиаса руками в спину. А тот, оглянулся ей в лицо. И она его спросила – Помнишь его? Помнишь своего спасителя?

Элиас повернул свою русоволосую кучерявую с длинными волосами до плечей голову и уставился на Волонгара.

- Я помню все - он произнес уже всем.

А Волонгар протянул к нему свои мускулистые сильные руки кентавра и произнес со слезами на глазах - Иди ко мне, мой мальчик.

Элиас покрутил головой, но видно было, он боялся еще всего вокруг.

- Не бойся - произнесла ему Томирис – Иди.

И Элиас пошел в сторону стоящего и плачущего от радости и счастья кентавра Волонгара.

- Ты должен мне доказать, что можешь являться его воспитателем и отцом – произнесла королева и хранительница леса Томирис.

- Я сделаю все, что только от меня зависит для этого – радостно прокричал, не сдерживаясь от радостных эмоций, прилива неудержимого счастья и ликования кентавр Волонгар – Я сделаю из Элиаса самого лучшего и самого сильного воина.

***

- Он убьет его – произнесла Диколетта Кассиоре. При таких нагрузках и тренировках.

- Зато умрет с честью – ответила ей Кассиора – А вообще, Волонгар знает свое дело. Мальчишке здорово от него достанется, но он станет тем, кем должен стать в итоге.

Две женщины кентавра стоя на высоком крутом заросшем высокой травой холме наблюдали за тренировками Элиаса и Волонгара. Чисто для подстраховки. Наблюдая за окружающей вокруг с холма местностью.

Недавно ночью была попытка убийства этого мало еще известного им обеим неожиданно появившегося в их лесу мальчишки. Человеческого мальчишки и с такими чудесными качествами.

Они мало видели людей в своей жизни. Была когда-то целая деревня их далеко на севере. Там были женщины и дети. Большая деревня, но дракон Уволок спалил и ее с другими поселениями жителей сказочной страны.

Его пытался убить Уволок. Та молодая призрачная из ночи появившаяся женоподобная сущность. Но не вышло. Королева леса заступилась на мальчишку в своем лесном дворце и все там находящиеся воины леса. И тот странный лепесток. Он коснулся лба мальчишки, как все говорили в том лесу и в тот момент, когда тот призрак притронулся своими руками к его телу. И призрак, издавая кошмарный громкий визг и крик, просто растаял в воздухе. Сначала вспыхнул ярким искрящимся огнем и сгорел потом в нем, превратившись в белый пепел, который исчез, как его и не бывало.

На берегу реки стоял крик и шум. Это Волонгар гонялся галопом взад и вперед за убегающим от него лет двадцати светловолосым мальчишкой. Он гонял того длинной палкой и заставлял прыгать на бегу высоко, подхлестывая мальчишку довольно больно и преследуя того. Дело доходило даже до слез, но вскоре все начиналось заново, после ругани и воспитательных громогласных речей Волонгара.

- Ты будешь у меня носится как молния! – произносил Элиасу, кентавр Волонгар – Это первый урок, который ты должен усвоить на отлично! Убегать это тоже хорошая спасительная и стратегически важная тактика! Научишься убегать от опасности, значит, постигнешь и все остальное!

Элиас утерев слезы, спросил Волонгара – А когда будем тренироваться с оружием?

Волонгар засмеялся, сотрясая сам воздух своим диким кентавра воина смехом на это в ответ и на весь берег журчащей голубой реки.

- Оружие! – он прокричал Элиасу – Ты сначала бегать научись и прыгать без оружия!

Диколетта с Кассиорой не отрываясь, смотрели вокруг в каждые подозрительные кусты прилегающего невдалеке от реки леса, готовые пустить из луков свою стрелу, если там, будет кто-то шпионить за тренировками и обучением Элиаса.

- Все-таки жестко он с ним и грубо – произнесла Диколетта.

Она была мягче по характеру своей подруги Кассиоры.

Та промолчала, внимательно взглянув на горящее вверху над ними и холмом жаркое солнце, прикрываясь голой в золотых браслетах левой женской рукой, и ударила сильно конским копытом задней правой лошадиной ноги.

- Как думаешь, Кассиора – спросила снова второго кентавра женщину Диколетта - Он правда, тот о ком говорил Волонгар и наш мудрец старик Урмур.

- Королева и хранительница леса Томирис даже это подтвердила, Диколетта – ответила Кассиора Диколетте – А она видит все наперед. Ей стоит верить.

- Я бы хотела увидеть в лице этого мальчишки великого воина – произнесла Кассиора – И особенно – она хихикнула украдкой и негромко и добавила - Удивленные и озадаченные глаза этого зазнайки и хвастуна гнома Габайдуна, когда он получит свою порцию оплеухов от этого выросшего и уже взрослого мальчишки. Думаю, он заслужил уже давно хорошей трепки.

- Я бы хотела, чтобы Волонгар гордился своим найденышем и отпрыском – произнесла Диколетта – Гордился как своим сыном.

Кассиора повернула свой взгляд синих женских строгих глаз на свою близкую по оружию подругу и произнесла – Я бы тоже.

Часть 4: Воин сказочного леса.

Урмур собирал свои вещи и книги из своей в хижине библиотеки.

- Надо ничего не забыть – произнес он сам себе. Все должно случиться, как предсказано самим Диамантом. И все, что нужно сделать, это собрать теперь здесь все и покинуть быстрее свой дом. Этот Уволок охотится за этой книгой.

Урмур достал ее из кучи других похожих книг и, завернув в чистую белую тряпку, положил в свою большую на широком длинном плечевом ремне из серой холстины сумку.

- Ее надо спрятать в лесу у Томирис – он произнес сам себе – И быстрей отсюда, пока эти три женоподобные твари Зайна, Феба и Кайла снова не вернулись сюда. Они меня теперь тут не оставят в покое. Да и я нужнее теперь буду там в том лесу. С моими личными познаниями в древних книгах и травах. Сейчас самое время присоединиться ко всем жителям леса, гор, равнин и степей.

Урмур собрав все и повернувшись к дверям своей хижины, произнес - Все, пора – фавн Урмур произнес, и, стуча своими копытами козлиных волосатых ног, выскочил из своей у реки избушки.

Он собрал все, что смог собрать и то, что посчитал необходимым. И как раз вовремя успел унести свои фавна старика ноги, когда в его с соломенной крышей небольшое и уже старенькое практически ветхое жилище, проскользнула черная призрачная тень.

- Урмур – пронеслось тихо и в воздухе самой хижины старика фавна. Как некая легкая ласковая трель. Женский тихий голос.

Тень пронеслась по дому фавна и вокруг и остановилась посередине хижины. Она мгновенно материализовалась и превратилась в Зайну.

- Урмур! – произнесла уже громко Зайна – Ты, что играешь со мной в прятки?! Ты жалкий козлоногий старик!

Зайна провела ледяным холодным и звериным злобным и кровожадным взором своих черных драконьих и змеиных глаз по полкам с книгами и вокруг себя, поворачиваясь и вися в воздухе над полом по кругу.

- Чертов ты ублюдок! – она прошипела, почувствовав и поняв, что фавна Урмура ей уже не найти. И его нет дома. И скорее всего, уже никогда он сюда не вернентся.

- Опоздала – прошипела по-змеиному нервно Зайна – Надо было чуть раньше.

Она кинулась к полкам с книгами и стала все ломать и разбрасывать по старому дому Урмура.

- Чертов козлоногий ублюдок! - Зайна прокричала, сотрясая в бешенстве и без того убогие старенькие стены ветхой хижины - Я затрахаю тебя насмерть старик, когда найду тебя, ты тварь лесная! Я найду тебя, и тогда!

Зайна вылетела по воздуху на крыльцо хижины, и хижина фавна Урмура обвалилась вся за ее спиной до самого пола.

С реки донесся дикий веселый женский переливающийся звонкой нежной трелью смех. Это русалки Валга, Каелопа и Кефала, потешались над неудачницей Зайной. Безнаказанно высунувшись по грудь из бурлящей волнами и журчащей громко реки. Плавая между торчащими черными камнями и плескаясь в волнах далеко от самого берега.

Зайна подлетела к берегу реки и крикнула им – Эй, вы! Где этот старик фавн Урмур!

- На что он тебе! - крикнула в ответ ей самая говорливая русалка Валга.

- Мне он нужен! – произнесла громко в ответ ей демоница и одна из сестер дракона Уволока. И его одна из женоподобных эпостасей Зайна.

- Урмур, всем всегда нужен – прокричала ей в ответ Валга. И снова залилась звонким девичьим русалки смехом, как и ее подруги Каелопа и Кефала.

- Где он?! - уже в неистовом гневе и скрипя остроконечными зубами, произнесла, им троим, демоница женщина Зайна.

- А ты его найди?! - прокричала уже в ответ Зайне подруга Валги Каелопа и залилась снова смехом.

– Найди старика Урмура! -пролепетала звонко вторя ей Кефала, заливаясь тоже звонким смехом.

- Я убью вас! - проорала им взбешенная Зайна - Всех уничтожу!

Зайна открыла широко свой женский рот. И из ее рта вырвался фонтаном и длинной струей огонь. Тот огонь полетел в сторону плещущихся в воде русалок, но не причинил им вреда. Они просто нырнули в воду, и след их простыл в журчащей и струящей свои быстрые голубые воды реке. Тот испепеляющий все огонь дракона Уволока лишь прошелся по черным, торчащим из воды камням, и, шипя, коснулся журчащей и бурлящей волнами воды.

- Я сожгу тут все! - прокричала взбешенная своей жалкой неудачей Зайна – Я уничтожу вас всех!

Она развернулась к хижине старика фавна Урмура. И, открыв свой дракона Уволока змеиный рот, огнем спалила старое над домом Урмура дерево и его рухнувшую ветхую хижину.

***

Это было удивительным и невероятным, что заставило всех жителей леса впасть во временное оцепенение и стоять с открытым ртом, когда по истечению нескольких дней в их сказочный лес въехал высокий красивый русоволосый лет двадцатипяти всадник. Широкоплечий, и с красивой такой же, как у кентавра Волонгара мощной мускулатурой.

Он был почти полностью голым и без одежды, как и Волонгар. Так как та эльфийская детская, сшитая одежда, которая была на нем, уже была далеко не по размеру в прошлом одиннадцатилетнему мальчишке. Да и кентавры всегда были до наготы раздетыми. И их это как-то не смущало и не стыдило. Они не стыдились своей красивой наготы. Даже Кассиора и Диколетта были с открытой женской грудью, которая привлекала внимание всех мужчин гномов и эльфов с троллями. И они частенько засматривались на те две женские полулошадей и полулюдей двух воительниц леса груди.

Вот и тот, кто ехал перед двумя лихими и самыми искусными воительницами леса рядом с кентавром Волонгаром был совершенно голым. Лишь обмотавшись по пояс, связкой из длинной травы и, прикрыв свои мужские гениталии и задницу от всех молодых женщин эльфиек и других жительниц большого сказочного летнего леса.

Процесс роста и взросления неожиданно вдруг затормозился. Даже несколько туговатый на голову кентавр Волонгар сообразил, что будет дальше с мальчишкой, если его такое быстрое взросление продолжится. То может в течение последующих дней начать стареть, не по дням, а по часам. И тогда… Его привело это в ужас, но Кассиора сказала ему, что тот натворил, вскоре исправит.

Его надоумила не паниковать Кассиора, которая вместе с Диколеттой громко стуча конскими копытами своих четырех ног по земле и сбивая в утренней росе лесные цветы и в окружении парящих проснувшихся бабочек, стрекоз и маленьких лесных фей двигались за спиной молодого едущего на белой перед ними лошади воина.

Кассиору к себе подозвала тогда еще когда Волонгар забрал с собой на первую тренировку мальчишку Элиаса королева и хранительница леса Томирис.

- Возьми вот это – произнесла она Кассиоре – Этот настой остановит рост мальчишки, когда ты сама посчитаешь нужным. Я доверяю это только тебе, Кассиора. Ты самая умная и толковая среди всех лесных жителей моего леса.

- Что это? – та спросила у Томирис – Какая-то светящаяся жидкость в красивом стеклянном бутылечке.

Кассиора покрутила в жидкой руке маленький стеклянный прозрачный симпатичный для женских глаз сверкающий на ярком летнем солнце предмет.

- Это то, что остановит этот быстрый рост Элиаса – произнесла Томирис – И его преждевременное старение. Если этого не сделать мальчишка быстро превратится во взрослого мужчину и потом просто также быстро состарится в течении нескольких дней и превратится в дряхлого старика. А что случиться дальше ты сама догадываешься, Кассиора.

- Я все поняла – произнесла Кассиора.

- Это лекарство от быстрого взросления и старения – добавила для пояснения Кассиоре Томирис – Это сбор из лесных моих особых цветов и растений. Это то, что остановит это.

- Я все поняла, моя королева – произнесла ей снова Кассиора. И быстро убрала в наплечную переброшенную на кожаном длинном ремне большую походную воина кентавра сумку маленький стеклянный сверкающий волшебной жидкостью флакончик.

- Только не потеряй это и не забудь дать его выпить мальчишке, когда тот достаточно по твоему решению, Кассиора, повзрослеет.

- Я все поняла, моя королева – снова ответила Кассиора.

- Я ценю Волонгара как одного из самых сильных и умелых воинов моего леса, как и других воинов здесь, но он обязательно что-то сделает не так как нужно. Ты сама его знаешь, Кассиора. Волонгар отличный учитель и воин, которому смелости и отваги не занимать, но вот голова у него дурная.

- Хотя он сообразил искупать мальчишку в волшебном источнике у древнего дуба - произнесла Кассиора – Он все же не задумался даже, что это повлечет за собой. Волонгар именно такой. Я его хорошо знаю.

- Это скорее машинальное явление, Кассиора – произнесла ей Томирис – И он, вероятно даже сейчас не думает к чему это все приведет в итоге, если не остановить явление взросления и рост мальчишки в нужное время.

- Я все сделаю как велено, моя королева – произнесла Томирис Кассиора – Я решу сама, когда и как остановить процесс его взросления и роста, когда придет время.

- Очень хорошо - ответила ей королева леса Томирис. И вот теперь королева в окружении своих слуг и воинов со своими двумя дочерьми Гамайюрин и Тамарин, встречала молодого и сильного появившегося в их сказочном лесу воина.

Она и сама была поражена тем, что увидела. И даже была очарована красотой и телом, загоревшим почти до черноты на жарком летнем солнце двадцатипятилетнего русоволосого молодого человека.

Признаться, Томирис как и ее дочери никогда не видела людей. Живых людей своими королевы леса глазами. Как и многие здесь в этом лесу. И он был тут один из живых настоящих людей, которые жили когда-то по слухам и разговорам гномов короля Сигурда V на севере в Дельфии. Людей видели в основном гномы. Они делили горную с редкими равнинами Дельфию совместно в процессе проживания и время от времени пересекались, правда, не всегда дружелюбно. Вот и сейчас, тот же Габайдун и его король гномов Сигурд V, нервно и не очень дружелюбно смотрели на сильного повзрослевшего до соперничества с его воинами молодого человека.

Их теперь, правда, объединяло одно. Это месть и война с драконом Уволоком за гибель своих погибших родственников, селений и городов. Но эта трагедия не умиляла сугубо личных межрассовых и терреториальных разногласий. Теперь людей уже не было на этой земле. Может, стоило благодарить за это гномам дракона Уволока. Теперь Дельфию не с кем было им делить. И хоть Элиас был не из числа поселян Дельфии, а вообще неизвестно откуда, тем не менее, он был человек из плоти и крови, как и дельфийские люди. И это нервировало всех гномов, а особенно короля Сигурда V и его помощника и правую руку гнома Габайдуна. Они, стоя чуть позади лесной королевы и ее дочерей, и единственные смотрели недружелюбно на едущего в их сторону на белом красивом, как и он сам коне Элиаса.

Это теперь была целая парадная процессия, которая двигалась к лесному дворцу самой королевы. Четверо воинов, с оружием, были окружены толпой ликующих лесных жителей. В кругу парящих бабочек стрекоз и маленьких лесных фей.

Волонгар сам трубил в свой большой воинский рог и на весь лес, собирая всех к себе и вокруг себя. Ему не терпелось показать всем, что он сотворил из одиннадцатилетнего молодого совсем сопливого человеческого мальчишки. За несколько буквально дней, он сделал всем то, что торжественно обещал. И Волонгар был горд своим творением как никто другой.

Томирис встретила их на высоком ступенчатом пороге в свой дворец. Здесь они все и остановились. А Элиас спрыгнул с белой своей лошади, которой ранее никто еще тут тоже не видел. Эта белая как чистый горный снег лошадь, а вернее конь, была из выжженной огнем Уволока северной Дельфии. С длинной белой гривой и таким же длинным почти до земли хвостом. Один тоже из немногих выживших коней из селения людей. И подобранный самим кентавром Волонгаром. За которым, тот лично и заботливо ухаживал. Он верил в то, что этот красавец конь найдет своего такого же красивого и сильного, как сам Волонгар хозяина. Он говорил еще жеребенку, что такое когда-нибудь случиться. И вот, теперь этому его сокровищу, нашлось надлежащее применение.

Элиас спрыгнул со спины своего белого коня и быстрым шагом подошел к лесной королеве. Поднявшись по ступеням лестницы и преклонив перед ней свое правое колено. Он склонил молча свою русоволосую кучерявую голову у ног Томирис и ее дочерей, последних, приведя в торжественное неравнодушное волнение. И они, переглядываясь друг с другом, зашептались на своем эльфийском языке за спиной своей матери.

Стоял жуткий громкий радостный и ликующий крик вокруг, но как только Томирис махнула правой своей королевы леса рукой, все сразу замолчали и притихли. Даже Гамайюрин и Тамарин замолчали и, потупив стеснительный свой и смущенный девичий взор в ступени лестницы, лишь искоса переглядывались и застенчиво друг дружке улыбались.

- Встань, Элиас – произнесла ему королева леса и хранительница Томирис – Я хочу посмотреть на твое лицо и в твои глаза.

Элиас поднялся с колена и посмотрел в лицо лесной королеве Томирис.

- Вот значит, какой ты стал, мальчик мой – произнесла ему Томирис – Я знала, что ты будешь таким, каким я тебя теперь вижу здесь перед собой.

Томирис положила на голую грудь молодого двадцатипятилетнего воина свою женскую руку. Там стучал о громко живое человеческое сердце.

Томирис любовно рассматривала синие такие же, как и у нее глаза Элиаса. Она что-то считывала в тех его глазах. И улыбнувшись, произнесла Элиасу - Повернись ко всем. И пусть, они все поприветствуют тебя и своего освободителя.

За спиной Томирмис что-то буркнул недовольно король гномов Сигурд V, но Томирис посмотрела на того, и тот отвернул свои в сторону недовольные глаза. Он посмотрел на своего подручного Габайдуна и тот ему качнул своей бородатой, как и у короля гномов головой.

Они что-то задумали. Томирис поняла что, но это было только им хуже. Томирис знала, на что был способен кентавр Волонгар, а он все вложил в своего ученика, что сам знал и умел. По мере стремительного взросления Элиаса он успел обучить того всему, что умел сам.

Томирис ничего не произнесла, пока лесной народ приветствовал, ликуя своего освободителя, стоящим сзади за ее спиной гномам. Она лишь заметно улыбнулась хитро и лукаво, зная наперед, что произойдет скоро в этом лесу ближе к вечеру.

***

- Уволок убьет меня и моего отца, Антаэль – произнесла, палача принцесса Диора – Он убьет нас как только расправится со всеми в этом нашем сказочном королевстве. Он сейчас рвет и мечет, и ему нет покоя. Погибла его одна часть Кайла. Что ослабило его и лишило частично жизненных колдовских сил. И он не знает, как отомстить за это своим врагам.

- Ты боишься, Диора? – произнес ей ангел Антаэль.

- Да, боюсь, очень теперь боюсь, и вот плачу – произнесла она ему и прижимаясь к перьям горного огромного сидящего рядом с ней орла - Я бессильна что - либо сделать, или как бы то ни было помешать этому Уволоку. Я всего лишь часть этой сказочной созданной моим отцом Диамантом природы в теле живой девчонки. Что я способна сделать?

- Ты сможешь – произнес ей горный орел – Ты его жизнь и его душа. Ты, Диора, уже помогаешь ему. Он живет за счет твоего здесь присутствия. Его душа заключена и в тебе, Диора и под моей охраной. Твой сад в этом замке. Цветы и деревья. Это все он и это все ты, Диора. И ты даже пока не знаешь того, что будет дальше. Ты нужна всем. Лесу и вот той реке.

Антаэль показал кивком своей орлиной головы вниз с высокой черепичной крыши замковой высокой главной башни, где они снова сидели вдвоем. И вместе. Под большой каменной статуей стоящего крылатого с мечем ангела. Там внизу под ними текла синяя быстрая река.

- Ты необходима даже вот тем в снегах далеким горам - произнес орел по имени Антаэль - Без тебя здесь никогда не наступит весна и не будет смены времен года, Диора. Ты часть этой сказки и этого мира. Ты не отделима от Диаманта. И дракон Уволок тебе ни причинит ничего пока, пока вы оба ему нужны. Будь даже для того ему основательная причина, он все равно не убьет вас, даже если будет этого желать как никогда. Я знаю, Диора и не бойся его. И не бойся смерти и за своего отца тоже не бойся. Зло не вечно, Диора. Оно только временно. Скоро ты и твой отец будете снова вместе, и все воскреснет, и оживет в вашем мире. А я улечу на небо. Туда где должен быть. К свом братьям и сестрам, покинув те заснеженные далекие горы.

- Элиас!Элиас! - пропела кружа вокруг них маленькая рыжеперая птичка, выпорхнув из клетки принцессы Диоры.

***

Наступила ночь. Лес наполнился звонкой трелью сверчков и песнями цикад. Многие уже спали. Лишь не спал сам Элиас. Королева леса Томирис приказала не приставать со всякими вопросами к молодому сильному воину, и дать ему спокойно пережить хотя бы эту наступившую ночь. Но многим не было покоя, и они так и лезли весь день с вопросами и любопытством к молодому воспитаннику кентавра Волонгара. Все, кто только мог. И кто не спал в эту ночь.

Пренебрегая приказами самой королевы леса Томирис даже ее дочери, лет двадцати Гамайюрин и Тамарин не отходили от молодого и красивого сильного Элиаса, чудочеловека, которого они тоже никогда в жизни еще не видели, но который очаровал двух молодых и не замужних эльфиек. Смутил своим присутствием в этом лесу и лишил покоя. Они, буквально обихаживали по очереди его, как только отходили и отлетали другие любопытные жители леса, заигрывая с ним, и ластясь, как две миленькие пушистые беленькие кошки.

Всем жителям этого сказочного леса был интересен он как человек. Большая часть их никогда не общалась еще с живыми людьми. И многие даже их с рождения не видели, живя в этом лесу. Кроме гномов, которые сожительствовали на севере с ними до нападения на север дракона Уволока. И только они не приближались близко к Элиасу. Они сторонились его и даже не особо проявляли любопытства, а скорее некоторое пренебрежение или даже зависть. Никто из них даже предположить не мог, что из мелкого растущего, буквально по часам мальчишки за несколько дней получиться такой сильный воин. Этот человек явно был не совсем человек. Волшебный источник у древнего волшебного дуба сделал свое дело. И еще этот кентавр Волонгар, которого они недолюбливали, как и подруг Волонгара, двух женщин воинов и тоже кентавров Кассиору и Диколетту.

Особенно бесился гном Габайдун и сам король гномов Сигурд V, у которых этот Элиас, и тем более человек отнял все превосходство в кругу лесного воинства. Гномы был зазнайки и горды собой. И считали всех здесь остальных менее искусными воинами среди жителей леса. Даже эльфов и троллей. И их бесил один только вид человека по имени Элиас. И особое к нему расположение самой лесной королевы и хранительницы сказочного леса Томирис. И вообще всех. А их даже как будто никто уже и не замечал.

Этот Элиас уже стал легендой этого сказочного леса. Хотя он еще не проявил себя кем-либо, кроме своей мощной мускулатуры и ловкости, которую всем тут показывал, прыгая по деревьям и размахивая своим оружием. Стреляя на спор с троллями Тарупом и Мордехаем по мишеням. И соревновался в соперничестве силы. В устроенных с разрешения королевы Томирис, по желанию кентавра Волонгара силовых соревнованиях.

Волонгар был как воин тщеславен не меньше самих гномов. И ему не терпелось доказать и показать всем жителям этого леса свое новое боевое творение.

Этот стремительный рост мальчишки в настоящего взрослого мужчину. И чудодейственный источник воды у древнего волшебного того дуба.

Еще не было подобного за все время такого близкого случая ни с кем в этом сказочном сокрытом от всех глаз мире.

По распоряжению королевы Томирис, Элиаса и приодели. На усмотрение самой королевы. И ее распоряжение не обсуждалось. Как лесного эльфа. Не гоже было ходить совершенно голым в этом лесу как ходили сами кентавры или козлоногие или как живое племя энтов. Живых существ растительного мира.

Элиас получил лично из рук эльфа Тао, который вскоре стал его другом свое личное оружие. Лук со стрелами в большом колчане и эльфийский клинок. Легкий, острый, тонкий и невероятно прочный. Тао сказал Элиасу, что меч ковали сами эльфы и им помогали в этом тролли. Его невозможно сломать ничем. Он выдержит даже огонь самого дракона Уволока.

Элиас поблагодарил Тао и королеву Томирис за все и за такое внимание оказанное ему. И пожав в знак благодарности руку эльфу Тао, сопровождаемый Гамаюрин и Тамарин, в кругу порхающих маленьких трещащих и звонко смеющихся фей пошел в сторону лесного дворца королевы леса.

И это случилось уже ночью. Когда громко трещали сверчки, и звонко убаюкивая всех, пели цикады.

- Не много ли ему почестей – произнес эльфу Тао, гном Габайдун, наблюдая во след уходящему довольному своим новым оружием молодой воин Элиас - Как только появился он в этом лесу. И сразу столько знаков внимания, как будто он совершил уже какой-либо подвиг.

- Еще не совершил – ответил гному Габайдуну эльф Тао - Но совершит. Так сказала королева Томирис. Так говорит волшебная книга фавна Урмура. И сам Волонгар взял над ним опеку как над родным своим сыном.

Габайдун усмехнулся ехидно и произнес Тао - Легенда.

- Он уже убил одну ипостась Уволока одним прикосновением, когда еще был совсем мальчишкой – продолжил разговор эльф Тао – Он спасет наш мир. Так говорит Урмур.

- Что вы вообще можете знать – возразил едко и зло гном Габайдун – Со слов этого старика Урмура. Он морочит своими предсказаниями по каким-то древним книгам вам всем головы. Вы верите ему.

- Урмуру верят все в этом лесу. И даже сама королева Томирис - произнес эльф Тао – А королева сама сказала нам всем, что Элиас наш спаситель. Томирис видит будущее. Правда, оно еще до конца не особенно ясное. И не определенное. Но все может быть. И она требует особых почестей к Элиасу.

- За что?! - уже возмутился гном Габайдун – Он ведь еще ничего не совершил. Кто он вообще такой?! То, что его принес сюда и вырастил, этот хвастун и самовлюбленный идиот кентавр Волонгар, это еще ничего не значит!

- Чего не значит?! – прорычал сзади них кентавр Волонгар – Ты, Габайдун, что-то сказал против меня и моего воина?! Ты усомнился в силе и превосходстве его над собой?!

Громогласный голос Волонгара заставил, замолчать даже лесных сверчков.

Тао и сам Габайдун даже вздрогнули оба, когда Волонгар сзади них прокричал эти свои слова возмущения.

Волонгар был в окружении своих двух воинов подруг Кассиоры и Диколетты. Они не спали еще и как раз проходили мимо, когда услышали этот разговор, который оскорбил самого Волонгара.

На громкий крик Волонгара собрались уже зрители. И их становилось все больше. Тут что-то уже назревало. Собрались эльфы, тролли и даже гномы во главе с королем Сигурдом V.

- Что тут твориться? – недовольно выступил вперед Сигурд V, заступаясь за своего подручного гнома – Габайдун, что тут произошло, что всполошило уже целую половину леса?

- Ничего, мой повелитель – произнес своему королю гномов Габайдун - Просто вышел спор между мной и Волонгаром.

- Кентавром Волонгаром! – рявкнул Волонгар.

- Да – произнес, едко ухмыляясь и глядя нагло в глаза Волонгару гном Габайдун – Кентавром Волонгаром.

- Что именно? – произнес, уточняя, король гномов Сигурд V.

- Он усомнился в силе и ловкости моего воина Элиаса! - прорычал Волонгар.

- А разве нет причины? - произнес уже за Габайдуна сам Сигурд V.

Он обошел всех по кругу стоящих кольцом и рядами жителей леса.

- Мы все не видели твоего героя в бою с Уволоком. И вообще не видели на что он, твой воспитанник и воин способен, кроме дурацких соревнований на ловкость и силу.

- Королева запретила бои на смерть и вообще все смертельные поединки -произнес эльф Тао – Все бои до победного кровавого конца.

- А напрасно - произнес король гномов Сигурд V – Это и показало бы на самом деле, насколько ловок и силен твой Элиас. И стоит ли верить тебе и твоему другу фавну Урмуру и даже королеве леса Томирис.

- Не зарывайся! – Тао схватился за свой эльфийский меч – Не зарывайся, король гномов Сигурд V. И не оскорбляй мою королеву, гном!

К Тао подскочил эльф Армий и схватил того за правую руку, не давая обнажить свой меч. Это означало бы оскорбление в сторону всех гномов. И тогда поединка было бы не избежать. Таковы были законы, как среди эльфов, так и среди гномов и троллей. Обнаженный меч означал поединок.

- Остановись, Тао – произнес он – Это вызов нам всем. Но не стоит этого делать.

- Да, король гномов Сигурд V – произнесла вдруг воин и подруга Волонгара Кассиора – Можно попробовать и другие соревнования. А почему бы и нет.

Волонгар повернул к ней свою черноволосую кентавра голову. И глядя черными возмущенными и злыми глазами ей ответил, скрипя своими зубами- Я Элиаса готовил не для этих кровавых поединков!

А Кассиора, молча и ласково погладив любимого своего Волонгара по плечу и лицу своей женской правой рукой, произнесла еще - Успокойся, любимый – она, ему хитро подмигнув, и тихо произнесла – Если им так хочется, пусть будет, так как они хотят.

- Я сам расшибу любому башку здесь гному вместо Элиаса! - прорычал Волонгар – Если на то пошло!

- Что здесь происходит?! - раздался за их спинами женский громкий возмущенный голос.

И все расступились.

Это голос был самой королевы леса Томирис.

В это время к Габайдуну подошел гном Огриус, держа в руках за ножны широкий увесистый меч. А за спиной Тао и Армия появились двое эльфов Зарустра и Отторус. Они прижались плечами с обеих сторон к Тао и взялись за свои мечи.

- Я повторяю! – раздался сзади еще раз голос королевы Томирис и ряды расступились, давая ей, возможность пройти внутрь большого галдящего многорядного круга эльфов, троллей, гномов и еще многих жителей сказочного леса – Кто тут устроил все это?!

Томирис была разбужена в своем стоящем здесь же неподалеку лесном дворце и была явно не в настроении. Вместе с ней вошли сюда и сам Элиас и ее дочери Гамайюрин и Тамарин. Вполне вероятно ее даже кто-то позвал сюда и срочно разбудил из-за назревающей будущей кровавой лесной размолвки между гномами и эльфами. Кто-то из стражи, и тех, кто охранял ночной покой лесной королевы.

Стояла тишина и только все переглядывались друг на друга.

Молчал сейчас почему-то сам король гномов Сигурд V, как и молчал эльф Тао, лишь встав на одно колено, как и все эльфы перед своей королевой. А кентавр Волонгар потупил свой злобный и гневный взор черных глаз в землю. Он было, что-то хотел уже сказать, как его прервала, опередив Кассиору Диколетта. Она лишь сверкнув своими синими глазами на подругу Кассиору, взяла его за левую руку и произнесла – Молчи. Кассиора, прости меня, но сейчас я скажу – произнесла ему и ей Диколетта - Я скажу за всех.

Она, оставив Кассиору и Волонгара, подошла к королеве Томирис.

- Подожди - произнесла ей, протянув правую свою руку Томирис. И повернув, голову к Элиасу произнесла – Иди к своему учителю и наставнику. Я думаю, учеба еще не закончена. Будь с ним. И не на шаг не отходи от него.

- Слушаюсь, моя королева – произнес ей Элиас. И оставив стоять рядом со своей матерью ее дочерей Гамайюрин и Тамарин, и провожаемый их огорченными теперь взглядами, пошел быстро к кентавру Волонгару. Он подошел к своему учителю и встал рядом с ним. Волонгар положил свою правую сильную и тяжелую руку Элиасу на плечо и посмотрел на него уже не таким гневным взором как смотрел до этого на гномов.

- Говори, Диколетта – произнесла королева леса Томирис – Я слушаю тебя.

- Моя королева – произнесла Диколетта - Произошло просто досадное недоразумение. Из-за которого, все тут к несчастью перессорились. Я взываю вас к пониманию и милосердию за это досадное происшествие.

- Так что же все-таки случилось, Диколетта? - произнесла гневно Томирис.

- Простой спор из ничего – произнесла Диколетта.

- Тогда, почему столько шума?- произнесла в ответ ей Томирис.

- Вы же сами знаете, королева леса, что гномы те еще спорщики, как и, порой бывают и эльфы – сказала ей в ответ Диколетта – Простой спор из ничего, а Волонгар мимо проходил и решил разнять обоих, рассудив по чести.

- Ладно – произнесла Томирис – Хватит врать и дурить мне голову. Я все поняла уже и так. Я решила, что Волонгару нужно продолжить тренировать и обучать Элиаса. И они должны быть только вместе и подальше пока от этого леса. Я думаю, им пойдет на пользу прогулка на север. Волонгар должен показать ему то, что Элиас еще не видел далеко за пределами нашего леса. Прогулка до выжженной Дельфии будет самым подходящим для него познавательным путешествием.

Томирис подошла к кентавру Волонгару и Элиасу и добавила к сказанному – Уходите завтра же на рассвете. Мы будем ожидать вашего скорого возвращения.

***

- Урмур! – произнесла Зиркин, старая, как и сам фавн Урмур козлоногая лесная родственница и бросилась обниматься с родным своим братом.

Она обхватила ему старика шею и прилипла к нему.

- Я ждала твоего возвращения уже несколько лет - Зиркин расплакалась.

- Я вот вернулся – произнес ей Урмур.

Зиркин оторвала голову от груди старика Урмура и произнесла ему - У нас тут такое было! Твой друг Волонгар.

Она смотрела своими практически черными глазами в старика фавна, такие же глаза не моргая и не отрываясь.

- Волонгар притащил к нам в лес маленького чудесного и волшебного мальчишку! Тот мальчишка рос не по дням, а по часам!

- Я знаю, Зиркин – произнес ей Урмур – Я видел тог о мальчишку и держал его на своих руках у себя дома у реки. Я первым его раньше всех вас видел.

- Он удивительный, правда, Урмур?! – произнесла ему удивленная и радостная встречей с Урмуром Зиркин.

- Очень, удивительный – ответил ей Урмур – И более того, о нем говорит моя волшебная книга. Я принес ее с собой сюда к тебе в лесную библиотеку, Зиркин. Я хочу, чтобы ты ее сберегла, Зиркин.

Он оторвал родную сестру фавна от себя, и добавил, прохаживаясь вокруг стеллажей огромной лесной библиотеки. Он рассматривал внимательно книги. Потом достал одну из стоящих там больших книг. Здесь говориться и о нас с тобой и о, всех наших родственниках фавнах.

- Да,Урмур – произнесла ему, идя на встречу и цоркая копытцами козлиных своих ног с маленькими рожками на голове не высокая ростом Зиркин – Там есть и о тебе и обо мне и о наших родителях.

- Я почти стал забывать их всех – произнес Урмур – Я хочу перечитать книгу всю.

- Я рада этому - произнесла ему старая Зиркин, подойдя к фавну старику.

Он, положив книгу на свое место, обернулся к ней и обнял ее уже сам.

- Я намерен остаться теперь навсегда здесь, Зиркин – произнес ей Урмур – Остаться здесь в этом лесу среди всех вас.

- Как я рада этому, Урмур! - произнесла ему Зиркин.

- Я тоже – ответил ей старик фавн Урмур – Но мне сейчас необходимо увидеть лесную королеву.

***

Это было странное напряженное чувство. Чувство, что кто-то наблюдает за тобой. Здесь уже в этих северных землях. Когда были южнее, такого ощущения вообще не было.

Уже и проехали много. Но чувство именно сейчас только усиливалось. Словно тебе смотрели прямо в затылок и спину.

И этот кто-то тебя постоянно преследовал, неотступно наблюдая за тобой.

- Учитель – произнес Элиас, верхом едущий на белом своем и длинногривом Таббурине – Вы ощущаете то же, что и я?

- Есть такое ощущение – произнес едущий и стучащий своим в такт с копытами Таббурина копытами кентавр Волонгар – Это дракон Уволок преследует нас. Он на такое способен. На удар в спину и всякие подлости и гадости. Он не такой как мы с тобой Элиас. Он не будет драться вот так и сразу, открыто. Он трус!

Волонгар специально громко это выкрикнул, чтобы его услышали. Ему не терпелось вступить в настоящий бой.

Элиас поднял вверх голову и увидел высоко в небе парящего среди облаков и на фоне горящего яркого жаркого солнца орла.

- А может это он за нами наблюдает? – произнес Волонгару Элиас.

- Нет, это точно не он - ответил Элиасу Волонгар – От орла такого ощущения не будет. Это что-то злое и мерзкое. Я спиной своей чувствую.

- Даже, этакий, ледяной бежит холодок по спине – произнес Элиас.

- Только не говори, что тебе страшно мой учение – произнес кентавр Волонгар.

- Нет, не страшно – произнес в ответ Волонгра Элиас – Просто неприятно.

- Тут еще что-то – произнес ему Волонгар и остановился у деревянного полуразрушенного и уже порядочно сгнившего бревенчатого моста через высохшую полностью маленькую речку. Элиас тоже остановил Таббурина.

- Что там, учитель? – он спросил Волонгара, а конь его недовольно и встревожено под ним забеспокоился и зафыркал своим конским носом, широко раздувая свои ноздри и вдыхая впереди горячий воздух.

- Это Таль – произнес почти шепотом Волонгар. И взялся за свою длинную свисающую с его кожаного за спиной на конском боку кентавра ремня дубину-палицу с огромным, тяжелым твердым металлическим шипастым наболдажником.

- Осторожно, Элиас – он произнес Элиасу и попятился немного назад.

Что и сделал сам Элиас с Таббурином.

- Если это он - произнес Волонгар – То нам просто тут и без боя не проехать.

- Кто такой, Таль? – произнес Элиас и стараясь также шепотом, медленно вынимая свой эльфийский еще не опробованный, пока ни в одном в бою длинный меч.

- Огромный земляной тролль – ответил Волонгар – И он, похоже, почуял нас.

Впереди на прибрежном склоне высохшей реки зашевелилась сама земля и буквально разверзлась в стороны. И из нее вылезло здоровенное чудовище. Огромных размеров. С длинными до самой почти земли трехпалыми руками и, покрытое коркой земли. А может, это его тело было таким, похожим на саму землю. Черное и рогатое. С серой пылью и шерстью похожей на зеленую траву. Оно вылезло из земли, где видимо, спало и потревоженное заревело, громко и как труба на всю округу. Совсем маленькие и, по-видимому близорукие глаза его смотрели в неистовой злобе на пришельцев ступающих по его территории.

Размахивая своими трехпалыми с длинными когтями руками, это чудовище, кинулось на трех пришедших в его земли живых и незнакомых ему существ.

Таль обладал сокрушительной силой, которой было трудно противостоять. Размахивая своими длинными большими волосатыми руками как огромными дубинами, он сбил с ног в мгновение вместе с конем Элиаса. Они отлетели на целых пять метров, и упали на землю. И возможно, этот громадный земляной тролль бы победил, если бы не Волонгар.

Тролль выбрал неправильно и по врожденному своему тупоумию не того на кого надо было первым нападать.

Еще мгновение, и Волонгар ударил того своей сокрушительной с металлическим шипастым наболдажником дубиной в прыжке. Он вложил всю свою силу кентавра воина в свое орудие убийства. И этот удар был сокрушительным для головы земляного тролля.

Нет, он не смог его убить. Убить такую махину было делом крайне сложным. Но вот вырубить было вполне вероятным. И как - только тролль начал падать, Элиас подскочил к тому и вонзил ему прямо в грудь свой эльфийский очень острый меч. Тот пронзил грудь Таля, когда тот оглушенный дубиной кентавра Волонгара стоял на коленях своих трехпалых с когтями ног. И прорычав громко на всю округу трубным своим оглушительным голосом, тролль завалился на бок и затем на спину, испуская свой дух.

- Не будет мешать жить другим - произнес в сильной одышке Волонгар.

Он выпустил всю свою энергию тела и силу кентавра, что была в нем. И вот приходил теперь в себя.

Он подошел к мертвому здоровенному черному с серой земляной пылью телу мертвого теперь уже земляного тролля.

- А ведь могло бы сложиться все иначе - добавил Волонгар, поворачивая свою кучерявую черноволосую голову в сторону подошедшего к нему Элиаса и коня Таббурина. Вообще жаль этого тугодума. И нам можно было идти иной дорогой. И тогда этот тролль был бы живым.

- Да, жаль теперь его - ответил Волонгару Элиас – Нам, наверное, пора дальше.

- Да, пора – произнес Волонгар и первым поехал через осыпающееся русло высохшей реки. Он не стал идти через мост. Тот практически рассыпался от ветхости и гнили и представлял собой жалкое зрелище, как и умершая река.

- Мы на границе северных земель - произнес Элиасу Волонгар – Мы на территории теперь мертвых тел и не упокоенных душ.

Он вышел, стуча о пыльную и высохшую землю своим четырьмя широкими кентавра воина копытами уже убрав свою палицу назад в кожаный чехол и ремень. И встал на другом берегу, прикрыв левой рукой свои глаза от палящего сверху яркого и жаркого солнца.

- Дай воды – произнес Волонгар Элиасу - Чертов тролль. Притомил. Все силы в удар вложил и вот пить хочу как ненормальный.

- Это все жара и солнце - произнес ему Элиас. И тоже приложив правую руку к голове, посмотрел вперед, протягивая Волонгару кожаный непромокаемый большой походный мешок с водой.

- Впереди будет еще река, учитель? – спросил Элиас Волонгара – Надо напоить Таббурина и пополнить запасы воды.

- Тут Талю позавидуешь - произнес в ответ ему Волонгар – Ему крайне редко нужна вода. Вообще он воду впитывает своим телом в самой земле. Глубоко зарывшись туда.

- Там впереди что?- произнес Элиас, всматриваясь вдаль и замечая на горизонте что-то похожее толи на мираж, толи на город.

- Там нет ничего – произнес ему Волонгар – Ничего из живого. Все уничтожил дракон Уволок. Вообще, мой ученик – продолжил кентавр Волонгар – Это не лучшая идея ехать сюда. Тут ничего нет живого. И мы вряд ли что-то тут найдем.

- Но все же, Томирис почему-то направила нас сюда – произнес ему Элиас.

- Ладно, пошли дальше – произнес Волонгар Элиасу.

И они все втроем отправились по выжженной и высушенной солнцем и огнем дракона Уволока северной земле.

Часть 5: Выжженная Дельфия

- Они давно ушли, моя королева? – произнес Томирис фавн Урмур.

- Буквально перед самым твоим приходом, мой преданный житель этой страны и слуга сказочника Диаманта Урмур.

Урмур стоял в главной зале лесного дворца лесной королевы и перед ней самой. Урмур был огорчен тем, что не застал своего друга кентавра Волорграа с выросшим и практически возмужавшим Элиасом. Он даже первый раз услышал имя молодого уже взрослого воина.

- Да, я много пропустил – произнес разочарованно Урмур, потупив свой в дворцовый пол взор черных старческих глаз фавна – Надо было раньше уйти из своего дома. Диамант мне говорил в своем сне, а я припозднился. Все не мог оставить свою библиотеку и дом у реки.

- Не грусти, Урмур – произнесла ему Томирис – Они должны скоро уже пойти обратно. Я знаю. Они достигли уже северных земель и скоро повернут обратно. Это путешествие было необходимо. Оно только на пользу молодому воину Элиасу.

- Это может быть опасно - произнес Урмур ей.

- Да, мой мудрый фавн Урмур – ответила ему королева леса Томирис – Но не бесполезное. И также будет на пользу самому Волонгару. А то он засиделся без дела. И в лесу не будет лишних неприятностей, вызванных недовольством гномов и их короля Сигурда V.

- Да, я понимаю все - произнес Урмур – Просто жалею, что не застал Волонгара и Элиаса. Но спас книгу сказочника. Она, теперь в лесной библиотеки у моей сестры Зиркин.

- Зиркин много о тебе говорила мне, Урмур - произнесла Томирис - Я когда встречала ее в лесной библиотеке, она только и твердила о тебе, Урмур и о волшебной книге Диаманта. О предсказаниях и легендах, о воине освободителе нашей страны.

- Это так, моя королева леса – произнес ей фавн Урмур – И скоро предстоит настоящая битва. Уже скоро, моя королева. Ее не избежать. И у каждого здесь будет своя роль.

- И у тебя тоже, мой старый друг Урмур? – произнесла, встав с трона, лесная королева и подойдя к стрику фавну Урмуру.

- И у меня, моя королева – ответил Урмур – И особая и не менее важная, чем быть только главным библиотекарем и хранителем истории нашей сказочной страны. И я боюсь так и не увидеть своего Элиаса, и не увидеть больше никогда друга Волонгара. Вот почему я полон грусти и тоски.

Томирис опустила ему на склоненную в знак уважения рогатую старика голову свою руку лесной королевы и хранительницы леса и огладила по черным с белесой сединой волосам.

- Ты не останешься в нашем лесу? - Томирис спросила его.

- Я должен выполнить еще одно не менее важное и ответственное поручение Диаманта – произнес ей фавн Урмур – Это поручение опасное и неизвестно, чем обернется для старика Урмура.

- Урмур! – раздался восторженный и радостный крик. И в главный зал лесного дворца вбежали две молодые эльфийки и сестры Гамайюрин и Тамарин.

Они подбежали к старику и обняли его, прижимаясь к волосатому телу фавна.

Они услышали, что Урмур появился в их лесу, но еще не видели его.

- Девочки мои! – радостно произнес старик фавн Урмур - Вы стали практически взрослыми. И как я рад тоже вас видеть!

- Ну, хватит уже - произнесла им их мать королева леса Томирис – Урмур устал и ему надо сейчас отдохнуть. Быстренько бегите отсюда и отпустите Урмура. Идити играть в лес с лесными феями.

Гамайюрин и Тамарин, отпустили Урмура, и целуя старика. Они побежали вприпрыжку и обгоняя другу дружку, смеясь и радуясь молодой своей жизни. Прямиком из главной залы, и вообще из самого дворца в густой живой и наполненный жизнью сказочный лес.

***

Она давно не видела в небе своего парящего горного орла. Сидя у ног большой каменной статуи крылатого с мечом ангела на главной башне замка и крыше. Снова в своему одиночестве и уедини.

Эта ведьма Зайна не подпускала ее к спящему ее родному своему отцу. И Диора не знала жив ли он там в той своей спальне. Он был заколдован и превратился в нетленный спящий вечным беспробудным сном полуокаменевший труп. И она не видела его. Она пыталась попасть в спальню замка, но не могла. И при контакте с Уволоком всегда спешила укрыться в своем саду. Либо скрыться наверху на крыше замка.

Правда Уволок ей особо не интересовался. Его волновала пока еще не найденная им волшебная книга с пророчествами. В этом сказочном королевстве у Уволока не было слуг. Так вышло, что приходилось искать все самому, прибегая к своим колдовским и волшебным адским драконьим особенностям.

Зайна теперь была одна, то становясь мужчиной то женщиной это драконоподобное чудовище, само зло во плоти и в трех ипостасях, не давало самой принцессе Диоре покоя, преследуя ее по всему замку. Только доступа ему не было в ее покои. Почему-то они отгоняли от себя эту злую адскую тварь. И сам зеленый цветущий и сладко пахнущий замковый сад был не по нутру этой мерзкой твари со змеиными глазами. Но она не могла причинить пока вред ничему здесь, хоть и хотела. Диора не могла знать почему? Хоть ангел Антаэль и говорил ей о противоборстве добра и зла. И что зло не сможет перешагнуть дозволенное ее сущности. Это добро в этом замке было сильнее Уволока и бесило его. Уволок, мог причинить боль и страдания за пределами замка, но не здесь. Он был взаперти и не мог ничего с этим поделать. Это была его тюрьма, и ключи от нее были в руках спящего Диаманта и той волшебной книги этой сказочной страны, которую Уволок безуспешно пытался отнять у фавна Урмура и у самого сказочника Диаманта.

И Уволок боялся воина. О котором, он узнал теперь. Как было предсказано в той древней сказочной книге. Который появился в сказочном лесу. И теперь следовал на север. Который уже убил часть Уволока будучи совсем еще мальчишкой. Этот мальчишка отнял часть жизни у самого Уволока. Погибла одна из ипостасей дракона Кайла. Она была убита каким-то лепестком цветка, лежащего на голове спящего мальчишки.

Ангел Антаэль знал, что это за цветок, но молчал и уклонялся от прямого ответа Диоры, когда та хотела расспросить его о том цветке. Антаэль лишь сказал ей, что его так просто не найти. И он недоступен даже дракону Уволоку и вообще никому кроме великого воина явившегося прямо с неба еще младенцем в их сказочную страну и из-за тех заснеженных высоких и неприступных гор.

- Что же там, за теми горами? – произнесла сама про себя Диора.

- Там нет ничего, Диора – произнес негромко ей Антаэль и прижался сзади к ней своим орлиным густым оперением – Там, только пустота, моя принцесса Диора. И нет ничего.

- Антаэль! – она обрадовалась его появлению и откинула свою голову с длинными распущенными по девичьим плечам волосами ему на орлиную грудь - Я уже стала скучать без тебя!

- Я разве заставил тебя уже о себе волноваться, моя принцесса? – произнес Антаэль – Прости меня. Я просто летал по небу и осматривал все вокруг этого замка. И залетал в Северные земли и собираюсь снова посетить их с воздуха. Мне придется тебя на время тут оставить одну.

- Это важно? - спросила его Диора.

- Очень важно, моя принцесса – произнес ей ангел Антаэль – Это необходимо. Это моя миссия здесь на этой земле, Диора и я должен выполнить свою работу. От этого зависит будущее твой страны, Диора и будущее всего, что ты видишь с крыши этого замка. Всех жителей этой твоей страны и страны твоего отца.

- Я все же рада тебя снова видеть, Антаэль – произнесла ему принцесса Диора – А как там на небе? Как твои братья, Антаэль?

- Я давно их не видел – произнес Антаэль – Бог запретил мне быть там, пока я не решу здесь все. Мои братья были здесь, когда сюда проникло зло и овладело этой страной. И они кружили над твоим замком, принцесса Диора. Они роняли слезы в эту реку под его стенами, и их плач разносился на всю округу от этих башен и его каменных стен. Они были бессильны, как был бессилен и я сам тогда. Но теперь все меняется и скоро мои братья возвестят победу над злом своим радостным пением.

Антаэль обнял принцессу Диору своим орлиным огромным крылом и прижал к себе.

- Уже скоро, принцесса Диора – произнес, он ей, всматриваясь, как и она, вдаль на горящее над заснеженными во льдах горами яркое красное вечернее солнце – Скоро все закончиться – он добавил еще к сказанному.

***

Волонгар обещал ему показать выжженную огнем Уволока Дельфию. Он не хотел этого, но Элиас настоял на этом. И Волонгар согласился.

- Зачем тебе такое нужно, Элиас? – Волонгар его спросил – Поверь мне, твоему наставнику и учителю, это не доставит твоим глазам что-либо приятного. И это пожелание королевы Томирис.

- Я должен видеть, кто это и что он натворил - произнес Элиас Волонгару -Я, должен знать с кем буду иметь дело. И мне нужно то, чего я должен знать и видеть.

- Хорошо – согласился кентавр Волонгар – Я покажу тебе всю Дельфию, раз просишь меня об этом.

И вот они уже были там, где когда-то кипела жизнь, и текли полноводные реки и сверкали меж гор зеркальным отблеском и чистой водой озера. Бвли города и поселения. Они объехали много территорий, но кругом царила смерть и запустение. Руины и выжженная земля.

Волонгар и Элиас на коне Таббурине достигли окраин одной из выжженных огнем дракона Уволока деревень на севере сказочной страны. Это была самая дальняя когда-то деревня. И здесь жили люди. Дальше стояли горы с заснеженными макушками и крутыми скалистыми склонами, и пути дальше не было.

- Все дальше нет дороги – произнес Волонгар – Это конец нашего маршрута.

Элиас слез с коня и пошел среди сгоревших руин, с ужасом созерцая все, что когда-то было живым и жило своей жизнью. А теперь тут жила лишь смерть и погибель. И странные губительные ощущения и казалось, сам воздух загустел и застыл неподвижно на одном месте. Стоял до сих пор запах гари и повсюду были одни только головешки и руины. На огромное расстояние впереди. До самых ближайших отрогов гор. А реки и озера просто испарились до самого дна от высокой температуры огня. И земля была черной в золе. И на ней до сих пор не выросло ничего. Ни единой травинки и цветка.

Элиас шел первым и смотрел на все это с нескрываемым ужасом и, осознавая, кто такое мог натворить. За ним следом двигался кентавр Волонгар и конь Таббурин.

Вдруг Таббурин сорвался с места и понесся в глубь сожженной огнем деревни. А Элиас с Волонгаром бросились бегом за конем.

- Стой, Таббурин! – прокричал убегающему от своего теперешнего хозяина белому коню Элиас – Стой, куда тебя понесло! Остановись! Немедленно остановись, я приказываю тебе!

Они пронеслись через все выжженное огнем селение, и вдруг Таббурин остановился возле одного из сожженных дотла небольших деревенских домов и поваленной деревянной ограды. Он поднялся на дыбы и упал на колени передних ног, положив, свою белогривую лошадиную голову на обожженную огнем и голую до сих пор без цветка и травы землю. Он замер в таком положении и затих, когда к нему подлетел Элиас, и тоже упав на колени и прижавшись к коню, обхватил его обеими своими руками шею. Элиас прижался русоволосой кучерявой головой к шее своего коня, с горечью созерцая все выжженное огнем Уволока пепелище.

- Что с тобой, дружище случилось? – Элиас произнес ему, напуганный поведением своего коня - Это был твоим домом?

Рядом уже стоял и сам Волонгар. И его почти черные кентавра глаза горели гневом и ненавистью в дракону Уволоку. Волонгар первым произнес негромко и с надрывом в своем голосе – Да, это его дом. Бывший дом. Я его тут и нашел тогда еще жеребенком. Когда Дельфия еще дымилась и была завалена обгоревшими мертвецами. Тут его был дом и его мать и отец. Я знаю. Он мне рассказывал о них.

- Ты понимаешь язык лошадей, Волонгар – произнес Элиас.

- Я же кентавр, Элиас – ответил Волонгар – Я наполовину сам как Таббурин и прекрасно понимаю язык лошадей, как и Кассиора и Диколлета. Уволок убил его мать и отца, братьев и сестер. Убил и их хозяев, живших когда-то тут, как и всех в этой деревне. Он хочет отомстить за их гибель как все кто в нашем лесу. И он рассчитывает на тебя, Элиас. Он ждал тебя, Элиас. Он рассчитывает на тебя, меня и на тех, кто способен убить Уволока. Он бы сам это сделал, но он всего лишь конь. Его цель служить своему хозяину, коим ты теперь являешься. Таббурин поклялся сам себе, что будет служить тебе верой и правдой всегда, и особенно, если ты исполнишь его заветное желание. Не разочаруй своего верного и преданного друга.

Элиас прижался сильнее к шее своего коня, который поднял свою голову и, повернув ее к Элиасу, посмотрел на него и прямо в его синие глаза своими почти черными в слезах глазами. Казалось, он хотел ему сказать что-то, но не смог. Он был конь. Он лишь поднес свою голову с шикарной белой гривой к Элиасу и прижался конской правой щекой к левой щеке молодого сильного воина.

- Я сочувствую и скорблю по твоему горю, Таббурин, но мы убьем этого Уволока – Элиас ему ответил.

И конь понял его мгновенно. Он поднялся с колен и встал перед Элиасом, а Элиас запрыгнул ему на спину.

***

Королева выслала их из леса на северные границы и подходы к лесу для охраны как самых сильных воинов леса и из числа гномов. Хоть и Габайдун не хотел, но вынужден был подчиниться. К тому же это касалось чести самого их короля Сигурда V. И это все из-за той стычки между им и этим кентавром Волонгаром. Надо было оказаться ему рядом, когда Габайдун высказался о нем и об этом выскочке Элиасе.

Шум поднялся на весь лес и его теперь и Волонгара выслали с этим Элиасом в северные земли, а Габайдуна, тролля Мордехая, с еще тремя гномами воинами сторожить с севера сказочный лес и главную дорогу к нему.

И еще этот эльф Тао с друзьями туда же. А они были товарищами, пока Габайдун не разругался с ним и всем лесом из-за этого еще мало кому известного Элиаса.

- И что в этом выскочке Элиасе такого значимого?! – произнес троллю гном Габайдун – Подумаешь. По мне так он просто выскочка и все.

- Именно - повторил за ним в его поддержку тролль Мордехай.

Мордехай был слаб умом, но обладал огромной силой. И где не требовалась сила, он испытывал неудобство и старался придерживаться за спиной друга гнома Габайдуна и все время повторял за ним или всегда одно и то же твердил как слово – Именно или, Еще бы, Возможно и просто коротко и не особо рассудительно - Нет, Да и все такое. Короткими словами, стараясь угадать в тему.

Вот и сейчас только и занимался тем, что поддакивал Габайдуну на его недовольные ворчливые рассуждения вслух.

- Вот встретимся где-нибудь на узкой дорожке – продолжал свою ворчливую болтовню гном Габайдун – Вот тогда и увидим, кто есть кто? Вот тогда я нос то и утру этому Волонгару, чтобы не задирался и не гордился своей силой кентавра. А то и королева за него и весь лес до последнего эльфа.

- Именно – повторил, коротко и не особо думая узколобой, но тяжелой головой тролль Мордехай.

Их выслали сторожить вход в лес, и цель была разбить лагерь на опушке у самого леса. Это была им поставленная задача королевой леса Томирис и королем гномов Сигурдом V. И надо было не опростоволосится перед всеми в лесу и особенно своим королем. А то позора не оберешься.

Они все пятеро разбили небольшой лагерь у самого въезда в лес и вблизи дороги. Поставив большие соломенные от дождя и жары высокие шалаши и разведя костер, сложив свое все оружие в один из шалашей и облегчив себя от прочей своей походной ноши, сели вокруг большого горящего костра по обычаю и стали травить разные сказочные с необычными чудесами байки гномов и троллей.

***

Эти, не весть, откуда взявшиеся люди прибились к ним, троим. Волонгар и Элиас нашли их случайно. Просто столкнулись на самой окраине одной из последних выжженных деревень на севере Дельфии. Они даже были в некотором шоке, когда увидели целую группу настоящих выживших здесь людей.

Считалось и уже давно, что они все были убиты Уволоком и просто исчезли вместе с выгоревшими селениями и городами Дельфии. Но оказалось не совсем так. Мало того, там были кроме крестьян и горожан даже воины. И это обрадовало особенно Волонгара.

- Надо привести их в лес. И побыстрей забрать отсюда – произнес Волонгар Элиасу.

- Мы рады, что вы нас заберете отсюда – произнесла им Каира, воин женщина из людей. Она единственная уцелела в битве с Уволоком, когда горела вся Дельфия вместе с деревнями.

Каира вмешалась в их разговор. И это не понравилось Волонгару.

- Ты, пока, помолчи – он резко отрезал ей – Мы еще будем решать с моим Элиасом, что с вами теперь делать. Вас, вон, сколько к нам прибилось волей судьбы. Да еще с детьми и стариками.

- А что решать, то – произнес ему Элиас – Их надо забирать отсюда. Тут все погибло, и, причем безвозвратно.

- Я воин - встряла снова в их разговор Каира – Я обязана защищать своих и защищать людей. Меня готовили к этому.

- Вот и помолчи пока - еще жестче ответил ей Волонгар – Твои способности пригодятся позднее или по пути обратно. А пока не встревай в наш разговор.

Элиас покачал своей русоволосой головой Каире. И показал, что не надо перечить его учителю и наставнику своими синими как небо глазами.

Элиас всю дорогу чувствовал еще чье-то рядом присутствие. Оно не покидало теперь его всю дорогу. Кто-то неотступно следил за ними и был, вероятно рядом.

- «Еще этот сон» - он подумал.

Он о нем пока не рассказывал Волонгару.

- «Этот жуткий развратный сон, что заставил его даже кончить во сне» - он снова подумал о нем. И это так и застряло в его голове.

Элиас отвлекся сейчас от разговора с учителем кентавром и увидел перед собой почти как наяву ту красивую черноволосую и черноглазую невероятной красоты молодую, лет не старше двадцати на вид женщину. Она была всю ночь с ним с Элиасом, и развлекала его своим голым телом. Впервые он, Элиас почувствовал, что такое женщина в прямом смысле этого слова. Она целовала его. И в тех поцелуях был такой жар. И столько пламени. Казалось, что он вспыхнет и сгорит дотла. И Элиас ощутил ее как живую всю. Прошедшей ночью. И даже то, что было между ее женских ног. Ощутил своей восставшей внезапно возбужденной торчащей плотью. Первый раз в своей жизни. И даже кончил.

Она дала ему понять, что он, Элиас созрел как настоящий мужчина.

Но кто она? И она была такой ощутимой, словно живой всю ночь с ним. И он с ней как в каком-то отгороженном ото всего живого месте. Все как наяву и вживую. И был ли это сон?

- «Ее имя?» - он пытался вспомнить сейчас – «Феба» - неожиданно он вспомнил – «Точно, Феба».

Но кто это? Элиас не понимал вообще. И откуда взялась эта Феба?

И он кончил. Впервые кончил туда, куда…

- Ты слышишь меня, Элиас?! - произнес уже в третий раз ему кентавр Волонгар – Что с тобой сегодня, ты летаешь в каких то облаках, Элиас!

Волонгар был крайне недоволен их таким вот разговором. Элиас постоянно отвелкался на что-то. А эта Каира лезла со своей болтовней к ним и встревала в их общение учителя и ученика.

- Вынырни из облаков, Элиас – произнес, уже понизив свой громогласный голос Волонгар – Ты мне так и не ответил толком, что решим в конечном итоге.

- Как скажешь, учитель, так и решим - произнес ему Элиас – Но оставлять этих людей тут нельзя. И это точно. Они последние из рода людей, что еще выжил при налете Уволока на города и деревни Дельфии.

- Мне интересно, что ты скажешь – произнес, усмехнувшись иронично Волонгар – А ты вот так просто, что я решу так и будет. Мне может интересно услышать, что ты мой ученик скажешь, а не я. Я то знаю, что делать. Мне интересно твое решение. Совпадет ли оно с моим.

- Я думаю, завтра надо как можно быстрее отсюда уходить – произнес ему Элиас – Тут все открыто и как на ладони. На нас уже нападали.

- Эти Дхоли. Злобные людоеды и карлики - произнесла Каира – Я их знаю. Они все трусы и нападают только на безоружных и мирных. Я уже таких поубивала достаточно.

- Тут не только Дхоли могут быть теперь - произнес ей Волонгар – Есть враг и по страшнее и по серьезней в этих краях. Я раньше сталкивался с ним, когда заезжал сюда еще до того как Уволок спалил тут все.

- Я не слышала о подобном, сколько живу тут - произнесла ему Каира.

- Вот и прекрасно, что не слышала ни о земляных троллях не о Заргонах -произнес ей кентавр Волонгар – Они правда пришлые твари, но опасные и жуткие. И силой обладают не малой. Мы с Элиасом одного такого уделали по дороге сюда.

Он посмотрел на Элиаса, а тот покачал утвердительно снова своей русой растрепанной длинными волосами на ветру головой Каире.

Наступала новая ночь, и было уже поздно.

- Я буду половину ночи дежурить - произнес Элиасу Волонгар – Остальную половину вы вдвоем.

Волонгар указал на Элиаса и Каиру.

- И смотрите у меня – он им произнес жестко - Утро время коварное. Чтобы смотрели в четыре глаза и во все стороны. А теперь пошли быстро спать и уторкайте там остальных на окраине нашего лагеря. Что-то они там шибко развеселились. Не к добру это все. Не к добру.

***

- Интересно, где они сейчас? - произнесла Урмуру Зиркин - Дельфия большая.

Урмур смотрел, молча в волшебную книгу и не отрываясь, все рассматривал одну и ту же страницу.

- Вот - произнес он Зиркин – Вот, я нашел - он произнес еще.

- Что, Урмур? – произнесла негромко ему Зиркин.

- Цветок - произнес ей довольный своей неожиданной находкой фавн Урмур – Цветок Диаманта. Это то, что может победить Уволока. И я знаю, где его найти. Хоть взять его будет непросто.

- Цветок Диаманта?- Зиркин переспросила Урмура.

- Вот зачем нужна эта книга Уволоку и все что в ней - произнес ей фавн Урмур – Ну и я, конечно тоже. Потому, что единственный кто умеет читать эту книгу.

- Его взять не просто – произнес он снова - Он под неусыпной и постоянной охраной. Но я знаю, кто может помочь мне и тому, кто его возьмет в свои руки. Только он его сможет взять, только он. Тот, кого обмыли воды горного водопада у древнего дуба.

- Ты о ком, Урмур? – спросила удивленная его речам подруга и хранительница лесной библиотеки Зиркин.

- И мне предстоит еще сделать одно важное после этого дело – он отвлеченно и будто ее не слыша, ответил сам себе вслух – Уволок падет. И я это теперь точно знаю. Этот цветок и Элиас, это его смерть. И эта книга, и я для него важны, не меньше чем, Элиас и тот цветок Диаманта. Он захочет нашей встречи. И я подарю ему нашу встречу. Но прежде надо дождаться Элиаса и Волонгара из Дельфии.

- Урмур – произнесла ему потрясенная его речами старая Зиркин – Ты сейчас даже пугаешь меня.

- Ладно - произнес ей Урмур - Пора идти спать. Проводи меня старика до спальни, Зиркин. Этот наш лес с поющими ночными цикадами и сверчками сладко убаюкивает старого фавна Урмура.

Часть 6: Битва на переправе

Кто она, эта красивая голая женщина? Что опять ночью была с ним? Он лежал на земле, на подстеленной звериной мягкой шерстистой шкуре подстреленного на охоте дикого лесного оленя. И рядом с ним спала Каира. Она буквально прилипла к его мускулистому полуобнаженному молодому телу воина. Каира подружилась мгновенно с Элиасом. Как-то само собой все вышло, как только они увидели друг друга.

Но то была не она. И он снова в ее мире, мире сновидений и ярких любовных грез. И вокруг были слуги. Много слуг. Женщины и мужчины. И Элиас лежал на большой устеленной шикарными шелковыми простынями постели вместе с ней. А постель стояла в огромной дворцовой красивой украшенной золотом спальне в каком-то старинном замке.

Играла музыка и перед их постелью танцевали обнаженные молодые танцовщицы. Тоже все в золотых украшениях и странным образом невероятно похожих на его лежащую и прижавшуюся к нему молодую любовницу.

Этот сон был еще более ярким и красивым.

- Нет, ты не Каира – произнес Элиас – Но, кто же ты? Ты была прошлой ночью со мной и не даешь мне покоя. Кто ты такая?

- Я твоя любовь, любимый - произнесла ему ипостась Уволока по имени Феба – Я снова явилась любить тебя, мой воин. Ты нужен мне. Ты должен любить меня и защищать.

- От кого защищать - спросил он ее, обнимая ее нагое полностью в одних лишь золотых украшениях нежное смуглое женское тело.

- От них – она произнесла ему и показала всех вокруг него. Дворец вдруг исчез. И там прямо в самом воздухе перед ним были лесная королева Томирис и ее дочери Гамаюрин и Тамарин. Все лесные эльфы и тролли с гномами. Потом появился перед глазами Элиаса его учитель могучий и сильный кентавр Волонгар. Затем старик фавн Урмур и парящий в воздухе над ними огромный горный орел. Тот орел кружил над ними, и Феба забеспокоилась. Она уставилась на него и вдруг зашипела как дикая змея. Запрокинув свою голову, и из ее рта вылезли острые длинные змеиные ядовитые клыки и раздвоенный змеиный черный язык. А орел упал камнем на землю перед ними и из него и яркого вспыхнувшего следом ослепительного света возник белокурый высокий человек с большими за спиной крыльями. Феба, мгновенно отползла на своей голой широкой женской заднице от Элиаса. И, шипя, превратилась в длинную черную извивающуюся змею и быстро исчезла из его сна.

- Ты увидел истинную ее сущность – произнес, склонившийся к его лицу своим словно вырезанным из белого мрамора красивым лицом крылатый человек - Это одна из трех сущностей дракона Уволока. Уволок совращает тебя, Элиас. Он пытается поработить твой разум и душу.

- Кто ты? – спросил, напугано Элиас.

- Я тот, кто знает, кто ты и зачем здесь - произнес ему ангел Антаэль - Я знаю, откуда ты тут и какова твоя дальнейшая судьба, воин Элиас. Я пришел предостеречь тебя и защитить самого от влияния зла.

- Но, кто же ты? - снова спросил его Элиас.

- Придет время, и я назову свое имя – произнес ему ангел Антаэль и снова, обратившись в ярком искрящемся коконе света в огромного черного горного орла, взмыл в воздух. И исчез из вида, где-то среди облаков.

***

Утро было прохладным и ветреным. И не предвещало ничего хорошего. И поэтому все быстро собрались в дорогу. Каира была за старшего в человеческом небольшом отряде людей, вооруженных котомками с продуктами и мешками с личным скарбом. А также длинными палками. Среди них практически не было детей. Только у двоих, по-видимому семейных пар и еще молодых были дети. Это отягощало маршрут следования всем, но бросить их было нельзя на произвол судьбы. Да еще в таких местах без крыши над головой и среди опасных мест, где промышляли пустынные твари Дхоли и прочая нечисть. Ее тут поселилось много, после того как Уволок выжег все здесь до самых границ Дельфии и заснеженных на севере гор.

Пора было выдвигаться и как можно быстрее.

Кто-то ехал как Элиас и Каира на конях. Но большая часть двигалась пешим ходом на своих ногах. Это тоже создавало трудности перехода, и темпе движения.

Но все же путники достигли переправы у бурной реки. Того самого места, где чуть левее по руслу и где было мелководье, Элиас вместе с Волонгаром уделали земляного здоровенного сильного тролля. И снова эта река южнее того места их прошлого свирепого боя. Сражения не на жизнь, а на смерть.

- Вот там мы разделались с тем троллем – произнес Каире Элиас.

- Ты все ей описал, мой ученик? – произнес ему, идущий рядом и, стуча копытами по высохшей земле, кентавр Волонгар – Ничего не упустил из наших подвигов?

Элиас несколько смутился и посмотрел на Волонгара.

- Ничего, инчего – произнес снова ему Волонгар - Иногда надо чем-то похвастать. А то кто будет знать о тебе и о том кто ты есть, и что ты совершил.

- Но никто этого со стороны не видел – произнесла вместо Элиаса Каира – Кто на самом деле узнает, что Элиас и ты Волонгар здесь бились с тем земляным троллем.

- Ну да, ну да – произнес ей Волонгар и улыбнулся заметно, ехидно – Просто я хочу дать понять моему ученику, что хвастать не хорошо.

Они уже подъехали практически к деревянному и потрепанному долгой жизнью мосту над бурной широкой речкой. Эта речка текла с севера на юг и пересекала эти земли. Он была безымянной в отличие от других ручейков и речек в этой сказочной стране. Вероятно потому, что здесь были дикие и пустынные места. И никто не жил вдоль ее берегов как в других местах. Даже в Дельфии все жители как люди и гномы в горах жили у своих речек и озер. А тут никого. Ну, разве за исключением падальщиков, тварей в виде Дхолей, похожих на людей, только маленьких, жутких и злых, и земляных троллей.

- Тихо – произнес всем сам Волонгар и первым въехал своими стучащими кентавра копытами черытех конских ног на деревянный тот мост – Идем все за мной и соблюдаем дистанцию.

- Может, я поскачу на Таббурине первым – произнес ему Элиас – Впереди всех и на расстоянии. И разведаю, что там за мостом. Вдруг снова земляной Тролль.

- Нет - отрезал сразу ему Волонгар – Я пойду в впереди. Пусть кто-нибудь устоит перед моей булавой.

Волонгар взял в свои сильные мускулистые кентавра воина руки огромную и тяжелую булаву. Его гордость и свое любимое оружие. Что не так давно уработало земляного тролля Таля. Он поскакал впереди всех, стуча копытами ног и подымая пыль с деревянного моста.

***

- Элиас! – громко пищала, вылетев из клетки, через открытую дверцу маленькая игривая птичка – Элиас!

Она кружила вокруг сидящей у статуи ангела с мечем на крыше замка, принцессы Диоры, и чему-то радовалась, произнося имя ее возлюбленного.

- Элиас – прошептала ласково, нежно, и чуть слышно сама Диора – Я люблю тебя, Элиас. Уже очень скоро наступит время нашей встречи. Я так жду его.

В небе снова закружил большой горный орел и подлетел к стоящему на обрывистой черной скале замку. Он опустился рядом с принцессой Диорой и сложив большие в перьях крылья приблизился к ней, прижавшись свой сзади оперенной орлиной грудью.

- Здравствуй, Антаэль - произнесла ему принцесса Диора.

- Здравствуй, моя принцесса Диора – он ей ответил – Я несу радостную весть.

- Какую, Антаэль – она обернулась к нему, запрокинув свою русоволосую с распущенынми длинными волосами девичью голову на грудь и глядя снизу синими глазами в его орлиные глаза.

- Элиас уже на пути к сказочному нашему лесу эльфов, троллей, гномов и фей – произнес ей ангел Антаэль – Скоро будет сражение и он поведет войско гномов, эльфов и троллей на этот замок. Король гномов Сигурд V бросил Уволоку вызов и призвал к сражению. Была скоротечная битва недалеко от этого замка. Сигурд V проиграл и пал со своими воинами гномами, но Уволок принял вызов к битве. И она состоится.

- И что?! – она отпрянула от орла и уставилась округлившимися в испуге и удивлении своими девичьими синими глазами в его глаза – Снова война и погибель! Уволок очень сильный. Его сложно одолеть. А моя крестная королева Томирис. Она как все это восприняла?

- Да, моя принцесса. Уволок опасен и силен, и это верно – орел ответил ей – Но это теперь неизбежно, так считает ваша крестная, королева и хранительница леса Томирис. Именно как и предсказано древней книгой. Теперь все зависит от меня. Я должен выполнить свою здесь положенную в той битве роль. И только я знаю, как уничтожить дракона Уволока.

- А если дракон Уволок одержит победу над всеми нами, что тогда? - она перепуганная произнесла дрожащим своим нежным голосом. А ее маленькая красивая игривая птичка, пропищав снова имя Элиас, нырнула назад в раскрытую свою клетку и притихла - Отец умрет. Умрет вся эта наша с ним сказочная волшебная страна. А я умру от горя вместе с ним. И мой живой чудесный в этом замке сад завянет навсегда.

- Теперь уже исключено - произнес ей ангел Антаэль – Уволока дни уже сочтены. Он потерял свою одну ипостась Кайлу. И рвет теперь и мечет в жажде отмщения. Но о скорой погибели своей не знает. Знаю я, и знает фавн Урмур. Об этом знает твой отец, Диора, только он спит и проснется, когда дракон умрет либо в стенах этого замка, либо за его стенами. Таково пророчество, которое хранит верный страж волшебной книги Урмур. И только он знает о скорой победе, как и я. И мы вдвоем поможем Элиасу одержать над драконом победу. И освободить всю эту сказочную страну от его разврата и зла. А ты встретишь своего Элиаса в большом зале этого замка, Диора, когда он станет рыцарем и великим воином после той победы.

- Я жду теперь каждый день нашей встречи – произнесла принцесса Диора и снова прижалась к оперенной черными перьями груди горного орла.

- Элиас! – снова пропищала маленькая красивая птичка, и замолчала, сидя на жердочке в своей клетке.

***

Черная невысокая тень появилась на переправе. Она нарисовалась из самого жаркого палящего воздуха и поднятой вокруг нее ветром серой дорожной пыли. Это была женщина. Женщина в черной длинной одежде. Черноволосая и с черными широко открытыми не излучающими ничего холодными глазами, которые не отрываясь смотрели вперед на едущего впереди всех по мосту кентавра Волонгара.

Волонгар встал перед ней посреди моста. Он пахнул палицей и крикнул в черном одетой молодой на вид женщине.

- Пошла с дороги! Прочь! – он громко крикнул.

Но та даже не шелохнулась. Она стояла как вкопанная.

- Я кому сказал! – Волонгар еще раз ей крикнул – Ты что глухая или слепая!

За его спиной уже собрались люди, и подъехал Элиас на Бабурине и Каира на своей лошади.

- Она что, уходить не собирается с пути? - произнесла Каира и посмотрела на смотрящего на ту женщину Элиаса.

- Нет – ответил тот ей, даже не глянув на нее. И его рука потянулась к эльфийскому в ножнах мечу.

Волонгар размахивая палицей, двинулся на ту в черной длинной одежде стоящую женщину.

- Ну, тогда пеняй на себя красавица! – он крикнул ей.

Он не успел близко даже подъехать к ней как какая-т о неведомая Сила отшвырнула его и он отлетев упал на деревянный мост подымая с нег о дорожную пыль.

- Вот тварь! – Волонгар выругался и соскочил быстро на свои копыта кентавра - Я убью тебя!

Он кинулся в одиночку на стоящую посредине моста и дороги недвижимую молодую черноглазую женщину.

- Убью! – он прокричал ей и был снова отброшен назад мгновенно с невероятной снова силой.

- Нет! – вдруг крикнула им всем стоящим на мосту та женщина – Это я убью сейчас вас здесь всех!

И пока Волонгар снова вставал на свои четыре кентавра конские ноги, та превратилась в черную завихряющуюся пыль. И из нее полетели кружась такие же черные тени. Тени, кружа, бросились на людей и стоящих впереди их воинов.

Волонгар снова бросился, вперед размахивая своей громадной деревянной из дуба дубиной и разгоняя те черные кружащиеся тени. За ним Элиас и Каира, выхватив свое оружие и рубя те тени. Но все было бессмысленно. Тени, окружив троих воинов смельчаков и ведя с ним бой, напали на людей.

Началось массовое убийство. Люди падали замертво убитые черными кружащимися тенями. Их тела летали в воздухе и невидимая сила рвала их на куски. Кругом был безумный крик и летела кровь и плоть, руки ноги и головы.

- С моста в воду! - проорал всем, размахивая своей палицей, кентавр Волонгар – Быстро в воду!

И те, кто еще был жив, последовали незамедлительно его приказу. Просто побросав все, что было у них на плечах с детьми, спрыгивали с деревянного моста в бурную реку. И быстрая ревущая в кровавых потоках вода уносила их от моста немедленно и быстро. Это было единственное теперь спасение, особенно для мирных людей и их детей. Хотя, не всем повезло, и они просто тонули в тех бурных в потоках воды и дальше уже пыли трупы.

- В воду! – проорал Элиасу и Каире, сам, готовясь сигануть с моста в воду Волонгра – Нам так не одолеть это! В воду, Элиас!

Они вдвоем прыгнули с моста и мгновенно пропали в бурной окровавленной людской кровью воде. Так их унесло далеко от моста и тогда они опять вынырнули, вертя головами и рядом со своими конями и среди тех, кому повезло больше, чем умереть. Рядом с ними появилась из воды торчащая голова самого кентавра Волонгара. Затем конская его черная спина.

- Ныряйте в воду! – он им крикнул – Там им нас не достать!

Но черные тени исчезли, а на мосту стояла все та же молодая женщина с черными злыми глазами и в черной длинной одежде. Она кусая от ненависти и бешенной злобы свои женские губы, провожала уплывающую от нее добычу.

***

Река вынесла их на крутом повороте и выбросила на сам берег. Всех, кто выжил, спрыгнув в воду. И тех, кто не утонул в ней.

Это были сам кентавр Волонгар, Элиас с конем Таббурином и Каира со своей лошадью. Еще несколько живых но измотанных плаванием в бурной реке до изнеможения мокрых и трясущихся от холода людей. В основном мужчины. Человек десять и только четыре женщины. И двое выживших детей. Это все что осталось из двадцати пяти человек шедших за спасением и за ними с погибшей северной Дельфии.

Сразу разразился дикий плач у женщин и причитания. Даже некоторые мужчины зарыдали как маленькие дети, видя последствия сражения на мосту.

Некоторые заговорили, что им вообще не добраться до леса и не дойти уже совсем. Но кентавр своей грозной мощной фигурой воина и размахиванием своей палицей Волонгар быстро пресек эти пораженческие мысли.

- Мы дойдем все, кто выжил – он рявкнул, сам в бешенстве от дикой злобы и бессилия теперь что-либо сделать на них – Мы все равно дойдем. Уже не так много осталось – он произнес им – Река нас спасла от опасности и сократила часть пути.

Действительно как оказалось они и сами не поняли как проплыли в бурлящей бурной реке половину своего маршрута до сказочного леса. Эта река постоянно меняла направление, виляя, и ее русло как раз проходило не так далеко от леса как оказалось. Даже сам Волонгар этого не знал, но понял все, видя вдалеке сам уже свой родной лес. Просто они с Элиасом выступили в свой поход на север с другого конца леса, а теперь должны были войти со стороны вот этой реки.

Волонгар никогда тут не был и не знал, что еще попадется им на пути.

- Ладно – он произнес уже спокойнее всем – Сейчас разведем костры, и будем греться. Привал, чтобы залечить свои раны у кого они есть. Самое время.

***

Лидия Марковна проснулась чуть свет, и сразу встав у своей плиты маленького одноэтажного домика с таким же небольшим цветочным садиком, приготовила крепкий кофе. Она посмотрела в кухонное небольшое окно. Было на часах уже восемь и уже было по-летнему светло.

- Чудесный день - произнесла она сама себе вслух.

Она встала у кухонного окна и посмотрела вдаль через верхушки далеких деревьев с другой стороны проезжей чуть поодаль от ее домика дороги.

- Какой чудесный для свершений день - она повторила и глотнула свеже заваренного горячего кофе.

Шевчук Лидия Марковна работала в городской библиотеке. В отделе набитом до отказа в основном сказками и прочими чудесными книгами. Там было всегда много ребятишек. И даже были взрослые дяди и тети, любящие мир фентези и сказок.

Лидия Марковна Шевчук там работала одна и успевала всех обслужить и даже заинтересовать какой-либо изумительной книжкой.

И вот надо было собираться на работу. Но прежде надо было заскочить в один далекий загородом автомобильный гараж. В мастерскую к одному знакомому уже ей давно механику. Там была Лидии Марковы машина. В ремонте. Она как-то совсем недавно позвонила ему и получила от него ответ, что заказ выполнен. И автомобиль исправен вполне. Старенький и тоже маленький Шевроле.

- Ну что ж, Володя – произнесла она, сверкнув своими старушки, лет семидесяти пяти прищуренными глазами – Спасибо за твой звонок. Я скоро заберу свой заказ. Потерпи немного. Я уже собираюсь.

Она допила кофе и пошла в свою комнату, где напудрилась и накрасилась. И приодевшись по-летнему и даже несколько чудаковато, вышла на улицу. Надо отметить, что Шевчук Лидия Марковна была на самом деле несколько чудаковатой женщиной. И в солидном уже возрасте. Она оделась довольно, вызывающе и ярко как на праздник, вышла из своего дома, прихватив на случай всякий свой большой разноцветный, как клумба ярких цветов зонтик. Так на случай внезапного возникшего дождя или яркого палящего солнца.

Она, припеваючи и мурлыча какой-то негромкий мотив какой-то детской песенки довольно шустро стуча каблуками своих летних женских босоножек, пошла по тротуарному асфальту до дорожного перехода-зебры и светофора. Перейдя дорогу, Лидия Марковна подошла к автобусной остановке, и стала ожидать свой маршрутный пригородный автобус в сторону автомастерской, где ее ждала ее старенькая почти такого же, наверное, возраста, как и она Шевроле

***

Они почти вышли к окраине своего леса, когда на самой дороге появились два воина кентавра. И преградили им дорогу.

Это были Диколетта и Кассиора. Они, стуча громко лошадинными копытами своих четырех ног по пыльной усеянной камнями дороге, шли навстречу идущим Волонгару и Элиасу.

- Это еще кто? – схватившись за свой лук и стрелы, произнесла Каира, которая ехала рядом с ним и тоже на коне.

- Стой, Таббурин – скомандовал Элиас, когда Волонгар внезапно остановился и поднял вверх правую руку.

- Нет опасности, Каира - произнес ей не глядя на Каиру Элиас – Это свои. Они тоже воины, как и мы. И кстати не хуже тебя стреляют из лука.

Элиас повернул к Каире свою длинноволосую кучерявую русую голову.

- Ну, это мы еще увидим – произнесла ему Каира. Она опустила свой лук с уже поставленной стрелой.

Два кентавра женского пола скакали быстро и приближались к стоящим немногочисленным уцелевшим после боя на мосту людям.

Они подошли почти в плотную, и тоже встали перед самим Волонгаром.

- Приветствую тебя Кассиора и Диколетта – произнес, им двоим Волонгар, а Элиас просто подняв вверх тоже правую свою руку, опустил в знак приветствия свою голову.

- Приветствуем вас всех - произнесла Диколетта и, подняв тоже вверх правую свою женскую кентавра руку опустила в знак приветствия черноволосую с заплетенной сзади длинной косой голову. Тоже самое сделала и Кассиора, из-под лобья, глядя на Элиаса и на сидящую на вороном коне его спутницу Каиру, вооруженную коротким широким мечем и луком с колчаном и стрелами.

Диколетта тоже окинув быстрым взором черных своих глаз всех, посмотрела на спутницу Элиаса, одетую как воин в дорожную одежду всадника воина. Не в пример Элиасу, почти раздетому догола, лишь в широкой длинной почти до колен юбке. В металлических наколенниках и кожаных сандалиях на широких сплетенных лямках. В металлических на ручьях, и налокотниках. Точно также как у Волонгара.

Женщины кентавры были практически до гола раздеты. Да и вообще кентавры не предпочитали какой-либо одежды и не стеснялись своей наготы.

Женщины порой даже ходили в голой грудью и не стыдились взглядов кого-либо. Но если кто-то хоть что-то говорил о них плохо, тогда тем приходилось плохо. Поэтому никто о них ничего старался не говорить. Ни гномы, ни эльфы с троллями. Волонгар и Элиаса воспитал так, что тот почти всегда был голый, чуть ли не целиком и его это не смущало. Да и нечему было стыдиться. Молодое на загляденье мускулистое тело. Сильное и ловкое. Тело настоящего воина.

Элиасу выдали в лесу одежду, но он снова был до пояса практически раздет и обвешан вооружением. Тоже с колчаном со стрелами, луком и длинным узким лезвием эльфийским мечем.

- Здравствуй, Диколетта и Кассиора – произнес Волонгар – Ну как без нас тут идут дела?

- Идут – произнесла за Диколетту Кассиора – В лесу суматоха. Откуда-то взялись слухи о вашем возвращении.

- Говорят, ангел на крыльях принес их – произнесла Диколетта.

- Все в лесу видели огромного горного орла – сказала Кассиора - И тот разговаривал с фавном Урмуром. Твоим другом Волонгар.

- Близится час битвы, Волонгар и королева и хранительница леса Томирис ждет вас обоих – произнесла снова Диколетта.

- Урмур тоже – добавила к сказанному Кассиора – У него есть дело к вам обоим. И тот орел сказал, что Элиас должен будет куда-то идти с ним.

- Повздоривший по руководству лесным собранным войском с Томирис этот вздорный и самолюбивый король гномов Сигурд V, сам без разрешения и решения всех, пошел к воротам замка и бросил вызов самому дракону Уволоку.

- Он вернулся назад? – спросил Кассиору Волонгар.

- Нет – ответила ему Кассиора – Ни он, ни еще пять из его личной охраны гномов.

- За него остался в его лагере гномов его подручный Габайдун - произнесла Диколлета - Теперь он командует гномьим войском.

- До чего же вздорные эти гномы! – произнес громко и недовольно кентавр Волонгар – Все им не имется!

Он посмотрел, оглянувшись на то, что осталось от их отряда после битвы на речном мосту, и произнес – Ладно, едем в наш лес. Там дальше будем все решать вместе.

***

- Я не смогла совратить его и остановить по дороге из Дельфии - произнесла взбешенная стоя перед Зайной Феба - Они убили всех дхолей и выжили на том мосту, спасаясь от земляных червей Заргонов. Я не смогла лично им ничего причинить. Они под защитой этого ангела Антаэля. И особенно этот Элиас.

- Значит, звать его Элиас – произнесла Зайна, сверкая змеиными узкими зрачками глаз - Он убил нашу сестру Кайлу. Ее убил лепесток того цветка, что опустился на лоб того растущего быстро мальчишки.

- Он наша погибель – произнесла, паникующее шипя по змеиному Феба.

Зайна повернула голову к постели, где лежал в спальне замка сказочник Диамант.

Потом Зайна подошла к Фебе. И они слились в одно целое, став высоким черноволосым и черноглазым мужчиной в черной длинной одежде.

- Проклятый сказочник и проклятая его дочь! – выругался дракон Уволок – Как жаль, что мне не под силу овладеть их душами и телами. И я не могу убить этих двоих пока в руках фавна Урмура его та волшебная книга. Эти твари лесные бросили мне вызов. Ну что же я в долгу не остался. И еще посмотрим, кто победит в итоге.

Часть 7: Между небом и землей

В лесной гуще и вправду было довольно шумно. Все куда-то спешили, и что-то делали. Стояло движение. Лес готовился к войне.

- Вот гномье отродие – выругался Волонгар - По их вине все теперь здесь на ушах. И еще этот придурок Габайдун теперь у них за старшего.

Они в десятером пробирались по узкой лесной тропинке стараясь ни столкнуться ни с кем в этой суматохе.

- Надо быстрей к королеве Томирис – произнес ему Элиас – Надо выяснить все, что происходит окончательно тут.

- Мы на войне, мой ученик – произнес ему в ответ Волонгар - Вот и дождались этого времени. Я только не думал, что оно прейдет так неожиданно быстро. Хотя мы достаточно долго отсутствовали в Дельфии.

- Я хочу увидеть дочерей королевы леса - произнес ему Элиас.

- Принцесс леса? - спросила удивленно его Каира - Я бы тоже хотела на них посмотреть как на лесную королеву. Я никогда тут не была и не видела эльфов и троллей. Я только знакома с гномами.

- Что ж ты увидишь здесь их – произнес ей Элиас и положил ей правую свою воина руку на левую руку молодой девицы из людей.

- Мне необходимо будет совершить молитвы за моих погибших - произнесла Каира – Здесь. В дороге это было невозможно. Мы спешили сюда.

- И это сможешь сделать – он ей ответил – В любое время. У нас здесь будет время.

Они направлялись прямо к самому дворцу лесной хранительницы и королевы Томирис, где их уже встречали, сама королева и хранительница леса, и ее все подчиненные вместе с охраной дворца.

Весь лес гудел от восторга по их возвращению в эти края.

Была яркая встреча, и даже лесное празднество. Хотя не все радовало. Были потери, и лес оплакивал короля гномов Сигурда V и его погибших воинов. Да и Волонгар с Элиасом вернулись с потерями. А вскоре предстояла кровавая битва, и нужен был каждый в ней воин. Или хотя бы тот, кто смог бы держать свое оружие против дракона Уволока.

***

Русалка Валга сидела на камнях напротив рухнувшего домика фавна Урмура. Она подплыла совсем близко и почти вылезла на сам пологий каменистый берег реки.

Ее родные две сестры Калеопа и Кефала плескались и плавали, играя далеко от нее в самой реке, выныривая и кувыркаясь в воздухе и падая снова в воду. Их звонкий смех раскатывался по обе стороны длинного извилистого русла и улетал вверх в жаркий летний воздух. Они даже не обращали сейчас на свою сидящую на камнях у самого берега реки сестру Валгу, а та смотрела своими зелеными как водоросли реки глазами на разрушенную полностью и до основания под деревом хижину Урмура.

Валга грустила. Она уже давно не общалась с Урмуром, и ей было грустно.

Фавн Урмур ушел из своего дома еще до прихода сюда Зайны и был таков. Он что-то затевал. И обещал Валге еще с ней встретиться. И прийти к реке. Но ниже по течению и там где лес практически подходит к самому берегу и кроны деревьев свисают к самой воде. Где густой камыш и тростник. Там полно лягушек и полно в самой реке и водной траве плавающей рыбы.

Валга знала, где это. Там еще живут цапли и на деревьях вьют гнезда аисты. Урмур ей говорил, что и те и другие сюда прилетают из-за высоких заснеженных гор.

- «Вот бы поговорить с птицами» – подумала Валга – «Если бы я понимала птичий язык».

Урмур говорил ей, что он умеет понимать их язык. Странно, но она сама видела как фавн Урмур разговаривал с одним из аистов на высоком дереве в его гнезде с птенцами. Урмур говорил, что эти пролетают огромное расстояние и поселились в их стране. А за горами есть другая страна и живут люди. Но попасть туда невозможно, даже если ее река уплывала туда.

Валга не понимала, как эти птицы прилетают сюда, если этот их мир закрыт от всего на свете и как говорил Урмур, находится под запретом и в особом месте, куда так просто не попасть и не пройти.

Урмур говорил ей, что эти птицы, как и цапли, знают проход в этот мир над заснеженными горами. И они способны посещать по воздуху многие миры. Они каким-то образом проходят сюда. А может эти птицы сами по себе не простые птицы.

Урмур говорил ей, что они носят новости со всего света, и он все знает благодаря им.

- «Вот бы научится разговаривать с аистами и цаплями» - подумала снова Валга.

Неожиданно из зарослей орешника появился большой серый волк. Он осторожно и тихо подошел к берегу реки, и встал напротив Валги, что сидела на камнях.

- Здравствуй, Валга – произнес волк оборотень Шакри.

- Здравствуй, Шакри – ответил ему, улыбаясь, Валга. Ее грустное и печальное женское молодое милое личико засветилось радостной улыбкой.

Шакри подошел вплотную к самому берегу реки и смотрел на русалку Валгу своими волчьими желтыми глазами.

- Ты как здесь и зачем пришел? – спросила его Валга – По проведать нас? Соскучился по общению?

- И за этим тоже – ответил ей оборотень волк Шакри.

- Ты теперь стал таким навсегда, Шакри? – спросила его Валга – Я помню тебя еще похожим на человека.

- Я и есть и остался человеком внутри, Валга – ответил ей волк Шакри – Жаль, что не стану обратно им. Но возможно, еще есть возможность обратиться обратно в того, кем я был раньше. Так сказал мне Урмур. И он сказал как.

- Урмур – усмехнулась русалка Валга – Урмур действительно знает.

Она спрыгнула с торчащего из воды камня, и подплыла к самому берегу встав на свой рыбий в чешуе хвост как на ноги и поравнялась в росте с волком Шакри. Валга смотрела в его волчьи глаза своими зелеными русалки глазами.

- Урмур – она произнесла негромко ему, пока другие две русалки дурачились и ныряли далеко в реке – Он придет сюда?

- Он придет сюда за мной - произнес ей Шакри – Он собирается в дорогу. Я пришел сюда первым, чтобы тебе как раз это сказать.

Глаза Валги засветились искорками радости и веселья. Она хитро улыбнулась и произнесла Шакри – Шакри, вы с урмуром что-то задумали? Ведь так? Это касается и нас?

- Урмур придет и все разъяснит тебе, Валга - ответил ей волк оборотень Шакри – Я не все знаю, что он знает, и придумал. Одно скажу тебе, мы идем в замок Аллета. Идем вместе и у нас там свои дела.

- Вы идете в замок Диаманта?! – оан произнесла удивленно и напугано – Там же дракон Уволок!

- Тише – он ей произнес - Не шуми. Я не должен был сейчас этог говорить, но все же проболтался тебе. Мне пора вернуться к Урмуру и сопроводить его к тебе сюда. Я в его охране. Просто оторвался несколько вперед, пока Урмур еще в лесной библиотеке. Вполне возможно, он меня уже потерял. У Урмура есть к тебе тоже одно важное дело. Он сказал мне это. Какое не знаю, но есть.

- Дело? – удивилась русалка Валга.

- И к твоим сестрам – произнес Шакри – Так что жди нашего прихода. Завтра, жди.

Шакри развернулся и, встав на четыре волчьи ноги, помчался снова туда, откуда пришел к этой реке. А Валга прыгнула в набежавшую шумную речную волну и скрылась под водой. Она присоединилась в игре к своим подругам Калеопе и Кефале.

***

- Это была просто бойня – произнес гном Таруп, поглядывая искоса на гнома Габайдуна. Тот сидел, молча, потупив в землю свой гномий взор - Мы ничего не смогли сделать.

- Почти тоже, самое с нами случилось на том мосту – произнес Элиас – Эти черные из тумана жуткие смертоносные тени. Нас спасла лишь вода реки и бурный поток.

- Помолчи, Элиас – произнес ему Волонгар – Пусть продолжает. Рассказывай, Таруп .

Он посмотрел на сидящих в кругу всех воинов леса из всех племен и сословий во главе с королевой леса Томирис и ее дочерьми Гамайюрин и Тамарин, потом на эльфов Тао и Зарустра, Отторуса и продолжил – Эти тени напали на нас сразу и мы не успевали от них отбиваться. Они были абсолютно неуязвимы. И появлялись из того черного тумана, раз за разом как наше оружие сокрушало их. И погибли все, один, за одним. Все десять наших воинов и мой друг Огриус. Их просто растерзали в клочья те тени Уволока у того замка. И последним, погиб сам мой король Сигурд V. А меня оставили в живых, чтобы я передал вам послание от Уволока. Он принимает вызов на бой. И обещает уничтожить всех, как и намеревался всегда. Он считаете себя непобедимым и по-прежнему сильным.

- Не есть правда – произнес всем фавн Урмур – Одна ипостась его уже не существует, как и сказано в той книге. И умрут две другие, как и сам Уволок.

- И мы все приложим к этому руку – произнесла королева леса Томирис – Каждый воин леса гор и полей отметиться в этом.

- Мы умрем, но уничтожим Уволока – произнес эльф Тао и другие эльфы вместе с Отторусом и Зарустрой поддержали его.

- Я отомщу за гибель моего короля и друга Огриуса – произнес громко тролль Габайдун –Я сам поведу свое теперь войско на эту призрачную тварь.

Все обратили теперь на него внимание. А принцессы Гамайюрин и Тамарин прижались к мощному торсу сидящего в кругу королевского стола королевы леса Томирис. Это несколько напрягло даже сидящую рядом с Элиасом чуть сзади их Каиру. Она посмотрела на Элиаса несколько осуждающе, но он лишь пожал своими плечами.

- Но дракон все еще силен - произнес всем кентавр Волонгар – Еще живы две его ипостаси. Одна из них напала на нас на том мосту, и чуть было не убила даже. Моя булава против той черной пелены и теней мало чего значит. Я дрался практически с черной пустотой. Даже не знаю, убил кого из тех теней или нет.

- Да если бы не рухнувший мост и быстрая река, то неизвестно вернулись бы мы назад все - произнес Элиас.

Его мысли вдруг унеслись в недавние воспоминания. И он обнял двух принцесс и прижал их к себе. А те, словно приросли к нему, как к большому сильному дубу две его ветки.

***

- Вот здесь – произнес Урмур – Вот, именно это.

Он водил своим длинным указательным пальцем старика фавна по листу старинной бумаги и читал какие-то старинные витиеватые узорчатые буквы, сложенные в длинные прерывистые строчки.

- Уже поздно, Урмур - произнесла его подруга и хранительница лесной библиотеки козлоногая Зиркин – Ночь надвигается на лес. Пора на покой, Урмур.

- Ты ложись - произнес ей не отрываясь от волшебной книги фавн Урмур - Я пока еще по работаю. Я только сейчас стал разбирать эти строчки в книге. Раньше я их даже разобрать не мог. Удивительно как-то даже. Даже для меня старика Урмура. Она стала мне сама открываться. Я потрясен и удивлен. И все сильнее захватывает мое воображение. Мне кажется, я вижу эту книгу насквозь теперь. Возможно, даже, я единственный, кто сейчас читает ее.

- Я иду спать, Урмур – произнесла ему Зиркин и пошла в соседнюю жилую комнату, находящуюся за самой библиотекой. Там была и спальня самой Зиркин. И она затихла вскоре там. Уснула. А Урмур сделал ярче огонь, добавив к горящей лампаде еще одну и поставив ее на деревянном широком старинном столе, продолжил читать строчки книги.

Потом он закрыл ее и сняв свои круглые такие же старенькие, как и сам Урмур очки, произнес сам себе – Завтра. Все начнется завтра. Будет битва и Элиас спасет наш мир, а я должен буду выполнить то, что предписано именно мне. Я спасу своего хозяина и повелителя Диаманта.

Он спрятал опять книгу в шкаф и среди других книг, и затушил одну из лампад. Взяв другую Урмур пошел туда же куда ушла Зиркин. Он пошел спать.

- Завтра, утром придет Шакри – он произнес, цокая копытами по деревянному полу – Завтра я покину с ним этот лес.

Он внезапно остановился и обернулся, глядя на ту полку, куда поставил старинную волшебную книгу и произнес сам себе снова вслух - Она разговаривала со мной. Эта книга. Разговаривала странным голосом какой-то женщины.

Урмур помолчал, делая удивленное вытянутое свое с бородой острое фавна лицо.

Он вдруг произнес - Книга говорила мне. Она разговаривала со мной. И это не сон, Урмур.

Он как завороженный стоял и смотрел через круглые свои старые, как и он сам очки на ту полку с книгами.

- Как?! Книга?! Да, книга - он произнес, задавая себе вопрос и отвечая тут же себе сам, потрясенный случившимся. Так и не веривший в очевидное – Такого еще со мной не было. Чтобы книги со мной разговаривали женским голосом.

Урмур вдруг широко улыбнулся, скаля свои фавна большие зубы.

- Она же волшебная – Урмур негромко и вслух, поправляя на своем горбатом фавна носу очки, произнес - Но кто такая Лидия Марковна? Старушка и человек. В странной такой одежде. Здесь такой не носят. И дом у нее какой-то не такой и не похожий, на наши в этом лесу. Кто ты, Лидия Марковна?

***

Он увидел ее и сразу влюбился. Она была невероятно красива и стройна. И тоже увидела его.

Эта встреча была необычной. Их свел вместе Антаэль.

Как так получилось, Элиас не мог себе даже представить, но оказался в этом цветущем красивом саду. Тот, кто назвался ангелом неба, просто перенес его сюда из того сказочного леса в этот замковый цветущий и красивый с чудесными запахами сад.

Все это казалось, происходило между небом и землей. И неудивительно, ведь сад был в замке на высокой скале и над шумной внизу рекой. На огромной высоте и среди каменных крепостных толстых стен. И все было еще, кроме того, в каком-то густом белом легком тумане и золотистом свечении. Казалось весь этот сад, просто искрился и светился лучиками жаркого стоящего высоко над горизонтом солнца.

И эта совсем молодая, русоволосая с золоченой диадемой в волосах, и в яркой красивой одежде, невероятной красоты девица вышла из того белого светящегося золотом тумана. Она просто вышла оттуда из цветов, кустов и деревьев.

Этот мир был отделен от всего другого мира. И как объяснил сам Антаэль ему, этот мир только для них двоих. Он был реален, но был в их сознании и во сне. В его сне и ее сне. Сюда не проник бы никто, кроме самого ангела Антаэля. Этот мир был под его охраной. И даже сам дракон Уволок не смог бы проникнуть в него. Это была некая незримая воздушная связь между замком Аллета и сказочным лесом. И так хотела она, эта сказочная принцесса Диора. Она хотела встречи. Хотела увидеть Элиаса. Она полюбила его с первого взгляда. Она его уже знала. Антаэль показал его ей. А вот Элиас ее увидел впервые. И влюбился. Сразу и мгновенно.

Элиас не понял, кто она. Но быстро приблизился к невероятно красивой и очень молодой, почти, как и сам Элиас красавице.

Судя по диадеме из золота и красивой расшитой золотом одежде, она была из знатного рода. Практически как королева леса Томирис. Та тоже носила на голове своей золоченую корону повелительницы леса. Но он не знал пока ее имени.

Он подошел к ней, и они взялись за руки. И в этот самый миг как будто что-то их соединило вместе. Какая-то невидимая и неведомая сила. Они ощутили друг друга в своем сердце. И огонь любви обжог их тела и рассудок.

- Кто ты? - он ее спросил в том ярком и сказочном сне.

- Элиас - он услышал нежный ее как утренняя трель жаворонка звонкий голос - Я ждала тебя. Я счастлива, что мы здесь встретились.

Она смотрела стеснительно немного и даже робко в его синие как небо глаза, но не могла их отвести в сторону. Равно как и он, обвороженный красотой ее таких же синих как струящая своими водами под стенами замка река девичьих глаз.

- Я Диора - произнесла девица ему – Я дочь сказочника Диаманта и хранительница этого чудесного волшебного сада. Я часть этого замка, как и мой отец. Я пока заперта здесь, как и он вместе с драконом по имени Уволок. Это сделал мой отец. Иначе он бы не смог удержать этого кошмарного дракона. Этот Уволок заперт по волшебству старинной книги и по древнему волшебному предсказанию, которое спасет весь мир и в нашей стране. Уволок вышел из недр самого Ада. Он не может найти выхода отсюда как в этом замке. Этот замок держит Уволока за его драконий длинный шипастый хвост. Он пленник этого замка, и тоже в этом замке. Но не сможет быть здесь, потому что этот созданный мир между небом и землей ангелом Антаэлем. И Уволок даже не знает, что мы вот так встретились в моем саду. Скоро ему придет конец. И ты убьешь Уволока и спасешь меня и моего отца и всех в этом сказочном мире. И я полюбила тебя, Элиас.

Принцесса Диора прижалась к его широкой воина груди своей головой с распущенными на незримом легком ветру вьющимися волосами. И обхватила его руками вокруг спины.

Элиас тоже обнял ее и прижал к себе. Он опустил свою русоволосую голову к ее русоволосой девичьей голове и прижался к ее хрупкому гибкому с узкой талией телу.

Этот сон…Чудесный сон. И Элиас видел его и ощущал его как саму жизнь.

- Я люблю тебя – произнес он принцессе Диоре.

- Я тоже – ответила принцесса Диора ему – И уже давно. Эта встреча предрешена нашими Богами и ангелами.

Рядом возник Антаэль и вознес над их головами свою небесного ангела правую руку.

- Я по своей воле и с соизволения Высшего моего Создателя и Бога -произнес Антаэль. Громким сотрясающим казалось стены старинного замка голосом - Благославляю этих детей на вечный мир между ними. И венчаю их между собой, равно как на трон этого королевства по воле сказочника Диаманта. Я ангел Антаэль обязуюсь хранить этих детей моего Создателя, как эту страну от любого зла. И делаю Элиаса наследником Диаманта и его рыцарем и защитником этого сказочного королевства.

***

- Я должен покинуть этот лес – произнес фавн Урмур своей подруге и хранительнице лесной библиотеки козлоногой и рогатой, как и он Зиркин - Я должен сделать сам свое предназначенное дело. И оно пришло, Зиркин.

- Ты даже не собираешься ночевать здесь в лесу – спросила его женщина фавн Зиркин - Мы так мало побыли вместе.

- У нас еще будут близкие любовные отношения, Зиркин – произнес ей Урмур – Я вообще собираюсь переселиться в этот лес. Но мне сегодня и этой ночью необходимо покинуть его и тебя. Я должен сделать важное последнее дело. Опасное, но важное.

Он походил, стуча своими козлиными волосатыми ногами и копытами по деревянному полу лесной библиотеки, и произнес – Да, тут ей буде лучше и никто книгу не найдет. Так и Антаэль сказал.

- Этот ангел неба – произнесла Зиркин.

- Да - ответил ей фавн Урмур – Он мне сказал, что пора мне сделать то, что я должен сделать сейчас. И мне помогут мои речные русалки Валга, Калеопа и Кефала. А волк Шакри проводит меня до самого замка. Я дал время ему выспаться перед дорогой. Сам пока соберу все, что мне нужно. Антаэль сказал выдвигаться чуть свет.

- Урмур – произнесла ему Зиркин – Мне страшно.

- Страшно жить так дальше – ответил ей фавн Урмур – Зная, что тебя каждое утро день и вечер ожидает смерть.

Фавн Урмур взял большую из старой шерсти сумку на длинном ремне. И залез в стоящий у стены деревянный окованный железом старый сундук. Наверное, такой же старый и древний как и эта сумка. Он там порылся и достал небольшой красивый маленький флакончик с синей жидкостью. Жидкость засветилась, когда Урмур его потряс в своей правой волосатой руке. Это волшебное особое снадобье. Ему его дала сама королева леса Томмирис. И он знал, зачем и как это применить. Раньше для этого не было возможности, но теперь было в самый раз. И Урмур знал, что подействует, когда он применит это средство. Об этом тоже упоминалось в волшебной книге. Это средство Диамант оставил именно для себя еще до того как попал под чары Уволока.

- Работает еще - он произнес Зиркин и себе. И быстро положил тот флакончик, как и какие-то старые скрученные в трубочку бумажные свитки в сумку.

- Это все, что мне понадобиться для спасения и пробуждения волшебника Диаманта – он произнес Зиркин – Я готов.

***

Элиас решил эту ночь провести в полном одиночестве. Он просто хотел хорошенько выспаться, не опасаясь врагов и прочих опасностей. Здесь в этом сказочном лесу было надежно и, особенно во дворце лесной королевы Томирис.

Элиас еле отбился от приставучих сестренок и дочерей Томирис игривых эльфиек Гамаюрин и Томарин. Те были как необузданные жеребицы и лезли к Элиасу не стесяясь уже никого. Даже на упреки своей матери. Но та воспринимала это за девичьи шалости и игру.

Кстати этот гном Габайдун как-то стал тише после потери своего короля и видных и сильных воинов из его племени. Он уже не брезговал ни Элиасом ни Волонгаром. Зазнайство гномье быстро прошло после пережитого. И вообще не все известно, что там было с их королем и воинами на пути к замку Алетта.

Но Элиасу это был о теперь все равно. Гномы бросили вызов Уволоку и битва была теперь в скором времени неизбежна. Говорят они обозвали его всячески как только могли. Что привело дракона в дикое бешенство. И дракон принял бой. Впрочем, он и так сам этого тоже хотел, как и все в этом лесу.

- Ладно - произнес про себя Элиас – Спать, только спать.

Уже была ночь, и лес заснул давно. Спали все в лесу и своих домиках. Эльфы и гномы с троллями. Спали маленькие, порхающие как бабочки лесные феи. Спали красивые яркие цветы и деревья с кустарниками.

Здесь во дворце тоже все уже спали. Только стражники стояли как вкопанные на воротах лесного дворца. Им не положено было спать.

И Элиас уединившись в отведенную ему единолично одну комнату упав на шикарную спаленную постель и ощутив ее всем телом, как и все на ней простыни и одеяла, просто мгновенно уснул.

Сначала снилась прекрасная принцесса Диора и ангел Антаэль. Красивый цветущий в цветах и деревьях сад в каком-то каменном замке и Элиас был обвенчан с той принцессой. Это был чудесный и красивый сон. И вот все опять поменялось.

Когда это случилось, он и не понял, но ощутил ее присутствие. Снова и ее жаркое как пламя огня дыхание. И она пристроившись сверху взяла в руки его мужской член и…Вскоре все началось. И он не мог и сам остановить все это.

Что это сон или не сон? Элиас не мог понять, но все происходило как в живую.

Она ерзала на нем. На его торчащем вверх члене. Это была уже не она. Это была другая. Совершенно другая женщина. Но жутко похожая на ту, что была раньше с ним. Но делала тоже самое. И еще с большем остервенением, жарко дыша ему в лицо. И этот жар был таким, что казалось, сгорает его лицо. Но Элиас не мог вырваться из ее объятий. Она буквально насиловала его, а он не мог сопротивляться.

- Кто ты? - простонал он сквозь силу и свои зубы – Ответь мне, что ты?

Она молчала и только сверкала своими горящими огнем ада и меняющими свой цвет глазами. Ее черные как смоль волосы спускались на его голову, и казалось, запутывались на шее Элиаса как черные змеи. Извиваясь, как и она сама на его торчащем мужском члене. Она скакала вверх и вниз. И было странным, что этого никто не видел сейчас. И не видел ни его ни ее в лесном дворце. Хотя не было ничего странного. Он сам в эту ночь решил уединиться. Даже Каиру отшил от себя этой ночью. А она так хотела быть сегодня с ним, Элиасом вместе. А он почему-то решил спать один и без женщины.

Волонгар посоветовал ему побыть хотя бы одну ночь одному и отдохнуть от долгого похода. Волонгар сам, наверное, сейчас тешится с Диколеттой или Кассиорой. А то может и с обеими сразу, где-нибудь в лесу. А ему посоветовал ночь провести в одиночестве.

Но поспать в одиночестве не получилось. Она появилась внезапно из темноты. И он попал под ее сразу чары. Эти чары были сильней чар той, что была там и тогда и так была похожа на нее.

- Кто ты? – он снова произнес ей, а она, прошипев, как змея и запрокидываясь назад потная и скользкая, ему произнесла - Зайна.

Это было иное имя. И означало, что женщина была другая.

Она повела Элиаса за собой к окраине леса в сторону и направление к замку Аллета. А он даже теперь и не спрашивал ее. А просто шел за ней и держа девицу за руку. Оба голые они продирались сквозь кустарник, пока весь лес спал, и стояла глухая тишина.

- Зайна – он произносил как в бреду – Почему не Феба. Тогда была Феба.

- Идем скорее – произнесла Зайна ему – Пока все спят и не знают о нас. Идем в мой замок. Я буду любить тебя всегда и безостановочно, всегда. Ты нужен мне, Элиас. Я одарю тебя всеми благами и заботой.

- Ответь мне сейчас же! – он прикрикнул на нее, идя за ее спиной. И его словно кто-то толкал сейчас в спину – Кто ты! И зачем ты здесь и куда ведешь меня?!

Она резко развернулась перед ним и толкнула его в широкую мужскую обнаженную грудь. Он отскочил назад и растерялся, ища свое оружие и одежду. Его сознание стало приходить само в себя,и Элиас стал медленно осознавать, что происходит сейчас.

- Ты вообще не женщина – он произнес, рассматривая на своей груди порезы от острых драконьих когтей. И увидел на руках ее покрытых уже змеиной чернйо блестящей чешуей острые кривые когти.

- Верно – она ответила ему, шипя по змеиному – Угадал наконец-то, но поздновато.

Девица, сверкнув узкими желтыми зрачками змеи, захохотала на весь лес.

- Что не получилось у Кайлы и Фебы! - крикнула черноволосая и остролицая Зайна – То сделаю я!

И тут же стала превращаться в черную призрачную клубящуюся тень. Из которой, по сторонам раскрылись перепончатые драконьи крылья. И извиваясь, вывернулся длинный шипастый хвост. А ноги девицы стали ногами дракона Уволока, и сверху тени обрисовалась на длинной шее зубастая голова с горящими огнем ада глазами.

- Я убью тебя, сын человеческий - произнес Уволок своим уже раздвоенным голосом – Я сожру твое тело, а голову оставлю твоим друзьям на память.

Элиас отскочил еще на несколько шагов назад, ища хоть что-нибудь для своей защиты. Хоть любую длинную крепкую палку.

Но в это самое время сверху на дракона Уволока упал яркий луч искрящегося ослепительного света. Он сбил черную огромную тень с ног. И охватил своим светом вокруг, сжигая дикое озверевшее от боли чудовище. Дракон тоже вспыхнул весь ярким пожирающим пространство огнем в ответ тому огню. Но силы были неравны. Тот яркий свет был явно сильнее и он сжигал черную с крыльями острозубую тень в ее перепончатыми крыльями.

Раздался оглушительный звериный рев, и тень, сорвавшись с места, кинулась убегать, сжигая все на своем пути и делая себе, проход через лес в сторону откуда она явилась сюда без спроса. А с неба спустился на раскрытых белоснежных крыльях и в белом одеянии ангел. Он встал перед закрывающимся от его ослепительного света Элиасом. Вскоре свет стал спокойней и слабее и вот уже перед Элиасом стоял высокий, выше го на целую голову русоволосый мужчина. С красивым остроносым лицом и синими как небо глазами.

- Ты это он? – произнес, сам себя почти не понимая и не слыша перепуганный Элиас.

- Да, я тот, кто был в твоем недавнем сне – произнес ему ангел Антаэль.

- Это был чудесный сон - произнес ему Элиас - И принцесса Диора. Я полубил ее сразу, как только увидел.

- Я знаю – произнес Антаэль – Она ждет тебя. И она в плену Уволока. Как и ее отец Великий сказочник Диамант.

- Я освобожу их обоих - произнес Элиас – Я убью эту тварь Уволока.

- Но он только что чуть не убил тебя, Элиас – произнес ему ангел Антаэль – И тебе его вот так голыми руками как впрочем, и своим оружием не победить. Его вообще никому здесь дракона Уволока не победить.

- Но ты ведь можешь? – произнес Антаэлю Элиас.

- Могу – ответил ему Антаэль – Но есть одно но. Это должен сделать не я. Такова воля Небес и я тут бессилен. Я лишь могу помочь тебе это сделать, Элиас.

- Но как? – спросил ангела Элиас.

- Однажды ты уже сделал это - произнес Элиасу Антаэль - И сможешь еще раз.

- Это когда? – произнес удивленно Элиас.

- Лепесток цветка Диаманта – произнес Антаэль – Я принес его тебе такой же вот ночью во дворец королевы леса Томирис, когда ты был еще небольшим и спал. Тот лепесток убил Кайлу, одну ипостась дракона Уволока. И я помогу тебе найти обладателя этого лепестка. Сам цветок Диаманта. И нам предстоит длинный путь в другую сторону леса к черным ледяным пещерам. Туда, куда не ходил еще никто из здесь живущих. Там есть пещера, где растет этот цветок Диаманта. Но прежде ты должен спросить разрешение уйти у своего учителя и королевы леса и всех кто за твоей сейчас спиной. Повернись.

Элиас обернулся и увидел всех. Всех кто поспешил спасать его от сил зла.

Антаэль поднял их всех, и они бросились спасать Элиаса. Но Антаэль прогнал Зайну. И теперь они все стояли перед Элиасом.

- Вот твоя одежда и оружие - произнес ему его друг эльф Тао и подошел к Элиасу по велению королевы и хранительницы сказочного леса Томирис.

Рядом с ней стоял кентавр и учитель Элиаса Волонгар со своей громадной палицей и двумя кентаврми женщинами Кассиорой и Диколлетой. Те держали в руках луки с вставленными в них стрелами.

- Ты переполошил весь лес - произнес ему ангел Антаэль.

- Простите меня – произнес Элиас, и встал на одно колено, прикрывая себя своей в руках одеждой – Я на совете не поведал вам о своих снах и о том, что видел в них. Это было ошибкой.

- Встань – произнесла ему стоящая со своими дочерьми Гамайюрин и Томарин и в окружении троллей, эльфов и гномов королева леса Томирис - Никто не винит тебя ни в чем. Просто пришло время нам на время с тобой расстаться. Нам все объяснили, и мы так решили все.

- Можно, королева - произнес ей кентавр Волонгар.

- Да, можно - произнесла она ему.

И Волонгар, хрустя ломающимися под копытами опавшими с деревьев ветками, подошел к Элиасу.

Он обнял крепко Элиаса почти, как родной отец и Элиас обнял его, как сын. Затем, держа за плечи Элиаса Волонгар, произнес ему – Я вырастил настоящего воина. Видит весь этот лес. Я научил тебя всему, что ты должен уметь и знать. Теперь у тебя, мой ученик своя дорога к славе. Так иди же по ней, как когда-то шел я.

И тут же из рядов троллей и гномов вышел гном Габайдун. Это было вообще неожиданным для всех и тем более для самого Волонгара и Элиаса.

Он подошел и встал перед Элиасом и произнес ему – Я виноват перед тобой. И виноват в своем зазнайстве перед твоим учителем. Но я плечом к плечу пойду в бой рядом с ним, чтобы прославиться на поле боя. Это воля моего короля Сигурда V. И знай, чтобы не стряслось, гномы буду всегда рядом, и не отступят.

К Элиасу подошел следом Таруп, двухметровый тролль и следом три эльфа Армий, Зарустра и Отторус. Они встали рядом со стоящим перед Элиасом Тао, и произнесли ему - Наши эльфийские клинки всегда с тобой, Элиас.

***

Уволок ворвался в замок сквозь разбитое вдребезги витражное большое окно. Он влетел черным пылевым вихрем вперемешку с ярким пламенеющим огнем. И закружился по кругу большого в замке тронного зала. Вокруг больших щироких витиеватых каменных подпирающих потолок колонн. Он с бешенным ревом ворвался сюда пыша ненавистью и лютой злобой. Закружил вокруг стоящей и ожидающей его возвращения сестрой Фебой.

- Что стряслось, сестра Зайна! – прокричала перепуганная Феба.

Она стояла совершенно нагая, выскочив из спальни замка и добежав до тронного зала. Феба ощутила тоже жуткую на своей змеиной шкуре боль, но не знала, откуда это. Феба истязала половой любовью Диаманта в очередной раз и не давала ему покоя в его ее пленника снах. Пока Зайна рыскала на севере и воевала с воинами лесов и полей и пыталась убить Элиаса, Феба была в замке и занималась тем, что было ей присуще. Она даже не обращала на принцессу Диору внимания, которая, растворившись в своем дивном саду, слилась вновь с деревьями и цветами.

Феба ошпаренная нестерпимым испепеляющим ее змеиное тело небесным ангельским огнем, буквально слетела с окаменевшего как каменное изваяние лежащего в постели заколдованного волшебника Диаманта. И вот, она, уже сверкая желтыми змеиными глазами, стоит в кружении черной пыли и адского огня, слушая оглушающий рев своей сестры, влетевшей в тронный зал замка Аллета.

- Что произошло моя сестра?! – она вновь прокричала ей.

- Я уничтожу весь этот сказочный лес! – раздался оглушительный рев Зайны – Я!

Вдруг и внезапно прервался ее бешеный крик. И ревущая горящая огнем мгла рассеялась и перед Фебой стояла Зайна. Ее глаза приняли свой обычный цвет, черный как в то же время и у Фебы. И она прижалась грудью к сестре. В следующее мгновение стоял в черном одеянии высокий черноволосый мужчина. Его лицо ничего не выражало, только ненависть и неописуемую злобу.

- Если бы мы были вдвоем, возможно я бы убил их всех на том мосту, сестрица Феба - произнес Уволок – Это моя ошибка. Зайна ошиблась. Но это в последний раз.

***

- Мама – произнесла стоящему призраку своей матери принцесса Диора – Я полюбила человека.

Только Диора могла так общаться со своей умершей матерью. И именно там где она всегда бывала сама. В своем саду. Ее мать королева и жена Диаманта, Эола умерев, слилась с природой замкового большого сада. Она принадлежала к живой природе этого сказочного мира, как и ее дочь Диора. Ее душа всегда принадлежала этому миру. Миру деревьев и цветов. И покинув это сказочный мир ушла в еще более сказочный, скрытый за этим миром.

Эола и была самой природой, лесами и полями этого королевства. Она даже могла управлять погодой и ей подчинялись все животные в лесах и полях по всей территории от севера до юга. Но она была смертна. И ушла в само бессмертие, только умерев и оставив принцессу Диору с отцом Диамантом. Это случилось еще до появления и заключения в каменных стенах замка дракона Уволока. Когда, превращаясь в полуживое, полукаменное. И засыпая в нем околдованным сном Уволока пал Диамант, сам, пленив дикого адского зверя в своем замке, запечатав его своим волшебством в своем сказочном королевстве. После того, как тот выжег всю северную страну Дельфию. Он спас остальное королевство, но сам истязаемый почти ежедневно и еженочно драконом Уволоком нес на себе печать боли унижений и страданий, не приходя в сознание.

Диамант и отец принцессы Диоры был великим сказочником. И поэтому спас всех, кроме себя самого и медленно, но верно умирал, так как тоже не был бессмертным.

Он искал приемника. И нашел его. Это было сказано в волшебной книге, которую прятал упорно от глаз Уволока фавн Урмур.

Сама книга это история всей сказочной страны. Но бытует легенда о ее появлении здесь. И будто бы она явилась прародителем сказочного королевства. Что именно эта книга породила здесь все. Она была источником всей этой живой жизни в этой стране. В каждом дереве либо цветке. В каждой бабочке или мотыльке. И что она, якобы не из этих мест сама. А из-за заснеженных высоких гор. Из другого совершенно мира. И в нее заключена вся эта страна. Все говорили, что книга написана самим Диамантом. И будто бы волшебник Диамант сам не отсюда. Но так ли это? Никто не знал. Да и волшебник о ней сам не упоминал никогда и никому. Так что вряд ли.

Отец Диоры знал ее тайну, но молчал. Молчал и фавн Урмур. И Диора так и не добилась ничего от него в их редких при встрече беседах. Урмур тоже молчал. Диора знала, что эта книга была необходима Уволоку, чтобы вырваться отсюда. И в книге было сказано про его гибель от руки обычного смертного человека по имени Элиас. Про битву и что она полюбит его Элиаса. И, похоже, все происходило именно так, как было в той книге. И ей нужен был совет своей умершей матери Эолы. Эола не умерла. Она лишь поменяла свою природную форму. Ее никто не видел кроме Диоры. И никто не мог с ней общаться кроме деревьев, цветов и травы в том саду. Никто кроме ее же дочери, Диоры, принадлежащей этому же миру.

- Мама – она снова произнесла стоящей перед ней призрачной, но невероятно ощутимой и живой еще молодой женщине – Он стал дорог мне, мама. Я нашла свое счастье, мама. Уже скоро все сбудется, как предрешено. Зло исчезнет, а мой отец проснется. Уже скоро, я увижу своего Элиаса.

Женщина молчала и только улыбалась.

Она практически всегда молчала. И выражала своей дочери все лишь улыбкой и жестами.

Мир растений и цветов молчалив. И ее мама принадлежала этому еще одному сказочному и живому миру.

Вот и сейчас Эола широко улыбалась своей дочери. И было видно, она счастлива за нее и рада, что так все складывается теперь.

- Мама – снова произнесла принцесса Диора – Нас с ним не разлучит никто.

Часть 8: Поход на юг

Волк Шакри стоял на пороге лесной библиотеки. Он отворил сам дверь, но дальше не проходил.

- Я пришел - произнес негромко шавкая языком и своими волчьими с зубами челюстями и стоя на двух задних ногах Шакри – Я готов идти с тобой.

Фавн Урмур посмотрел на него, еще складывая все в свою наплечную из шерсти старую сумку.

- Я тоже – произнес ему Урмур – Сейчас еще вот это положу и все.

Он положил какую-то светящуюся голубоватую жидкость во флакончике в сумку предварительно, посмотрев ее на утренний свет в окне и на восходящем утреннем солнце.

- Думаю – он произнес как бы сам себе и не глядя на стоящего, на пороге лесной библиотеки и не глядя ни на подругу Зиркин ни на Шакри – Все – он удовлетворенно произнес - Все что нужно взял. Вот теперь, пора.

Они вдвоем вышли из лесной библиотеки, провожаемые Зиркин, и сразу углубились в лесную чащу, исчезая за ветвистым лесным орешником. Вокруг них порхали проснувшиеся рано по утру большие красивые лесные бабочки и маленькие, пищащие и играющие на рассвете крылатые феи.

Вскоре лес поглотил две не высокие фигуры и растворил в себе. Они ушли в сторону старого разрушенного жилища фавна Урмура к реке. Туда где ожидала их прихода с подругами Кефалой и Калеопой русалка Валга.

***

Они вышли из леса, чуть настал рассвет. Только пошли на юг. Элиас и парящий над ним ангел Антаэль. Таббурин звонко цокая своими металлическими подковами на копытах, отбивал дробь по пыльной серой каменистой дороге.

Они были только вдвоем и им предстоял путь через южные земли в край который знал только Антаэль.

Никто еще тут не был. И даже не пытался тут быть. И Элиас вместе со своим конем Таббурином были первыми.

Волонгар не хотел Элиаса отпускать далеко от себя, но спорить не стал с Антаэлем. Это было бесполезно и невозможно. Да и королева леса Томмирис поддержала эту идею.

- Молодому воину нужно быть самостоятельным – произнесла ему его подруга и женщина кентавр и воин Кассиора, и Диколетта поддержала свою подругу, качая молча черноволосой женской головой, добавила – Пусть набирается опыта в одиночку.

- Ладно – сказал Волонгар, в конце концов, согласившись с напором ангела Антаэля – Пусть будет так. Элиасу нужно самоопределяться уже самому как воину. И не нужна мамка. Ладно, пусть будет так. Ведь он все равно под присмотром будет твоим, Антаэль.

- Естественно – произнес ему ангел Антаэль – Я глаз с него не спущу и всегда буду рядом.

И вот они вдвоем уже были далеко от своего сказочного леса. В неизведанных южных безымянных землях. Там, где вероятно, было, не менее опасно, чем на севере страны. Их путь лежал через узкое каменное скалистое и глубокое теперь ущелье, заваленное каменными осыпями крупных глыб и камней.

Другой дороги не было. Это как оказалось, единственный был путь, чтобы оказаться там, куда его вел ангел Антаэль.

Таббурин ступал очень осторожно. Кругом были каменные осыпи, и местами приходилось аккуратно обруливать большие лежащие посреди узкой тропинки камни.

Они были в самом сердце каменного глубокого ущелья. В узком длинном коридоре с нависающими скалами. Было здесь чрезвычайно опасно. Но впереди было видно расширение этого длинного узкого коридора. Там впереди было нечто широкой обширной круглой котловины. И даже виднелся некий зеленый из деревьев и высокой травы оазис. Значит там, была вода. Можно было напиться самому Элиасу и напоить Таббурина. Конь уже порядочно устал идти по этим камням и уже от усталости спотыкался. Над головой парил горный орел, нарезая широкие круги под куполом синего жаркого палящего неба.

Внезапно почти под ногами Таббурина зашевелилась сама земля и камни, и они отпрянули назад. Таббурин напугано издал лошадиное ржание и встал на дыбы. Поднялась пыль и вверх втало нечто из камней и земли.

- Тролль! – произнес вслух Элиас, вынимая с вой длинный эльфийский меч.

- Кто сказал, тролль?! – прозвучало где-то впереди из поднявшихся вверх камней и клубящейся серой пыли.

Пыль осела, и перед Таббурином и Элиасом стоял каменный человек. Точнее, похожее нечто на человека, только выше сидящего на коне самого Элиаса. С руками и ногами из самих камней и телом таким же из больших соединившихся один с другим каменных валунов.

- Кто вы такие?! - он громко им прокричал, оглушая обоих криком. И сотрясая стены узкого каменного ущелья.

- Мы те, кто хочет пройти здесь, и чтобы нам никто не мешал – произнес нарывисто Элиас.

Незапно сверху упал горный орел и коснувшись земли и камней превратился в ангела Антаэля.

Каменный человек, сам отпрянул от неожиданности немного назад. Он, поднял для вверх обе свои каменный руки. Толи для защиты, толи для удара.

- Просим прощения у того, кто преградил нам дорогу – произнес громко Антаэль каменному человеку.

- Я страж этой горной в ущелье дороги Волох - произнес ему каменный человек – А ты кто?

- Я ангел Антаэль, а это мой спутник воин Элиас и его конь Таббурин – произнес Антаэль.

- Конь Таббурин – произнес каменный человек шавкая и, скрипя каменными своими челюстями – Никогда не видел здесь воинов и коней.

- Естественно – ответил ему Антаэль – Вы живете здесь уединенно и мало чего знаете о том, что происходит вокруг вас.

- Это что-то меняет? – произнес ему каменный человек.

- Меняет – ответил ему ангел Антаэль - Если не дашь нам проехать дальше.

- Чтобы проехать надо спросить разрешение у моего короля – произнес каменный страж ущелья.

Элиас было, что-то на это хотел тоже словесно вставить, но Антаэль прервал его попытку, подняв верх свою правую руку, и косо осуждающе посмотрел на него.

- Я именно этого и хотел - произнес он, снова обращаясь к стражу каменного ущелья – Я хочу встретиться с вашим королем. Это важно для обеих сторон.

- Хорошо! – произнес громко страж ущелья – Я отведу вас к своему королю.

***

Городской рейсовый автобус подошел во время. В него села молодая стройная и красивая лет, чуть старше тридцати на вид женщина. Она сняла свои очки, и быстро убрали их в дамскую сумочку. Женщина окинула быстрым взором весь автобус и всех сидящих пассажиров. На самом заднем сиденье сидели трое молодых мужчин. И они обратили на нее вполне неравнодушные взоры. Пристально поедая женщину в сильно приталенном до колен летнем легком платье. Она на н их тоже пристально посмотрела и отвернулась в сторону водителя.

- Этот автобус, надеюсь, идет по своему назначению - Она произнесла водителю и подошедшему к ней кассиру – Не так как недавно. Проскочили несколько остановок, и мне пришлось идти пешком обратно.

- Нет - ответила ей кассирша – Все как положено. Прошлый раз мы спешили. Дела, знаете ли, были свои некоторые. Надо было в гараж.

- Понятно – произнесла ей Лидия Марковна – Вот возьмите.

Молодая привлекательной внешности женщина протянула кассиру деньги и взяла у нее билет за проезд.

Она села аккуратно и красиво на боковое одинарное сиденье и автобус тронулся.

Кассирша не обманула. Все, как и говорила. Автобус следовал, четко по маршруту и со всеми остановками собирая и высаживая своих пассажиров.

***

- Кто вы такие?! – грозно произнес, им двоим, король каменного ущелья и своего королевства каменных людей Уброк – И зачем сюда явились?!

Антаэль отодвинул в сторону рукой Элиаса и выступил вперед.

- Нам нужно пройти в одно место за этим каменным ущельем – произнес ангел Антаэль – Другой дороги туда нет.

- Верно – произнес король каменных людей Уброк – Но кто вы? Вы не ответили на мой вопрос.

- Я ангел Антаэль – произнес Антаэль – А это мой спутник воин Элиас.

- Аенгел и воин – произнес сидящий на каменном троне среди нагромождения камней король Уброк – Интересное сочетание. Довольно редкое. Я никогда вас не видел. И хотел бы лучше познакомиться с каждым и поближе. Подведите их ко мне ближе – он произнес своей каменной страже. И те, толкая их в спины, подвели почти впритык к каменному трону. Грохоча своими каменными суставами рук и ног, король каменного ущелья встал с трона и спустился к ним.

- Интересно – он подошел сначала к Антаэлю, заглядывая ему в его ангела синие как небо глаза – Ангел, значит.

Он подошел теперь к Эиласу, рассматривая его стоящего и держащего за поводья сбруи коня Таббурина. Конь фыркал, и видно было был не очень доволен, топая своими передними копытами.

- А ты человек - произнес Уброк, разглядывая Элиаса своими каменными зрачками каменных больших глаз, которые с неприятным шуршанием перекатывались из стороны в сторону и смотрели в лицо Элиаса.

Король Уброк подошел к Таббурину и посмотрел на него.

- А это кто? – он спросил у самого Элиаса.

- Мой конь, король – произнес Элиас.

- Конь - произнес Уброк – Никогда не видел коней, как, впрочем, и людей с ангелами. Хотя слышал про вас живущих кто на небесах, кто на земле на севере западе и востоке.

Он рассматривал пристально Таббурина, не отрываясь от красивого фыркающего и стучащего копытами коня.

- Я бы хотел тоже себе коня - произнес король каменного ущелья.

- Я бы мог поспособствовать этому - произнес быстро за Элиаса Антаэль. Пока тот не произнес чего не того лишнего и по неопытности еще ненужного.

- За услугу, услуга – произнес еще королю Уброку ангел Антаэль – В знак дружбы, мог бы привести тебе король каменного ущелья такого же коня. С восточных земель. Я знаю, где найти то, что тебе король нужно.

Элиас знал, что на востоке этой сказочной страны полно коней и ангел не лгал, обещая Уброку родственника его Таббурина. Другое дело, выполнит ли Антаэль свое обещание и не обманет ли короля каменного ущелья. Ему просто нужно было договориться, чтобы пройти через само ущелье беспрепятственно.

Кентавр и его учитель Волонгар говорил, что там, на востоке, где Элиас еще не был полно лошадей разных пород и не только лошадей. Там особое место, где много всего живого. И там живут кентавры. Это родина Волонгара и его подруг Кассиоры и Диколетты. Там водятся даже слоны. Но нет никого из людей и других жителей этой страны. Ни гномов, ни троллей. И даже фей и эльфов. Это страна дикой живой природы. Там практически нет леса, а сплошные степи и луга с высокой зеленой травой до самого горизонта. Есть реки и озера.

Элиас вдруг вспомнил как при разговоре о родине, Волонгар хвастался ей и говорил, что она самая лучшая из всех. И что он будет драться с драконом Уволоком и за нее, родину кентавров. Так как и ее ждала та же участь, что выжженную до самой земли северную страну людей и гномов Дельфию.

- Я король, Уброк I, и наследник короля Гаррака II, повелитель каменного народа, хочу чтобы вы остались здесь и стали нашими гостями - произнес Уброк – Без возражений, надеюсь. Я не люблю, когда мне противятся - он добавил к сказанному с некоторой даже угрозой.

- Мы не мо…- было, раскрыл свой рот Элиас, но Антаэль его дернул за одежду и произнес вместо него – Мы согласны. Но не на долго. Так как мы спешим и нам надо успеть взять то, что нам необходимо, король Уброк. Но мы останемся на день и ночь здесь и среди твоих каменных людей. Как знак уважения и вашего гостеприимства.

***

- Мне необходима твоя помощь, Валга - произнес русалке фавн Урмур.

- Помощь – она обиженно ему ответила, припав к правой руке Урмура своим молодым красивым личиком – Сам бросил здесь меня и пропал неизвестно где, а теперь просишь о помощи. Я люблю тебя, Урмур. Зачем ты исчез, так ничего мне и не сказав. Я вся измучилась, думая о тебе, Урмур.

- Валга – он произнес ей - Ты мне тоже очень дорога, но, давай, оставим все прочие разговоры о любви и внимании на потом, когда все закончиться. Я не просто так пропал отсюда и спрятался в лесу у королевы Томмирис.

- Ты был у самой Томмирис? – Валга произнесла тонким нежным голоском и посмотрела в глаза фавна Урмура.

- Да, был - произнес он ей – Дракон Уволок не оставит нас и скоро будет битва. Так говорит волшебная книга. И мы все будет делать то, что там говориться. И ты со своими речными сестрами тоже.

- Правда?! - восхищенно пропела Валга, посмотрев теперь и на стоящего рядом на берегу и камнях над бурлящей водой волка оборотня Шакри.

Тот качнул своей волчьей головой ей в знак подтверждения произнесенной Урмуром истины.

- Валга - произнес русалке фавн Урмур – Я иду в замок Алетта, вместе с Шакри, и хочу, чтобы ты помогла нам спасти сказочника Диаманта. Я знаю, как, но твоя помощь нам будет необходима. Ты была в том замке раньше, как и я.

- Да я была там – произнесла Валга – И сестры мои там тоже были.

- Ты помнишь то под замком подземелье? – спросил Урмур – Куда втекает эта река.

- Там мы познакомились, Урмур – пропела нежно и ласково влюбленная в него русалка Валга – Я помню все, и то место помню тоже.

- Я тоже, Валга - произнес ей фавн Урмур – Примыкающее к реке замковое глубокое подземелье с каменной круговой лестницей. Я прошу тебя, Валга о помощи, когда позову тебя и твоих сестер.

- Я сделаю все, о чем попросишь меня, Урмур - произнесла ему русалка Валга – И сестры мои тоже.

Глаза Валги вспыхнули радостью, и обида мгновенно прошла.

- Ты никогда не была надолго обидчивой, Валга - произнес ей Урмур - Это всегда радовало старика Урмура.

- Да это так, Урмур, мое сердце полно любви и радости ко всему, что я вижу – ответила ему, прижимаясь к нему, и рассматривая старика фавна, пристально своими речной русалки глазами Валга – И ты успешно всегда пользовался этим.

***

Диора пришла к нему этой ночью. Это было во сне, но было все и реально. Очень реально. Почти, так же как и до этого, что видел во сне Элиас. Так же как тогда в том сне, в походе после битвы на том деревянном мосту, когда они кто выжил, отдыхали на привале.

- Диора - произнес во сне он вслух, радостный новой с ней встречей -Ты пришла вновь ко мне.

- Да, мой любимый Элиас – произнесла, она, ему, прижимаясь всем своим девичьим молодым телом и целуя Элиаса в губы.

Это было невероятно.

Диора вышла из цветущих ярких вкусно пахнущих кустов и этого лесного оазиса. Под журчание воды в роднике. Тут среди голых камней в глубоком ущелье.

Сама природа выпустила ее из себя и отдала прямо ему в руки. Сильные, мужские молодого воина Элиаса. И этой ночью.

Он видел весь окружающий его в горном ущелье оазис возле журчащих родников и самой воды. И видел и ощущал ее. Ее запах девичьего тела. В жарком поту любви, когда она нагая занималась с ним любовью, как и сам с ней Элиас.

Здесь не было никого, кроме них теперь двоих. Никого, кто бы помешал бы им и их любви. И они сплелись в одно целое нагие и красивые.

А на другой стороне в замке Алетта и в самом его цветущем саду в глубине живой энергии деревьев и цветов его любила его принцесса Диора, растворившись в каждом цветке и траве. В цветущей ветке кустарника и стоящего в том саду дерева. По которому, летала маленькая красивая птичка и звонко пела – Элиас! Диора!

Выпорхнув из своей раскрытой маленькой клетки поставленной Диорой, и ушедшей в саму глубину деревьев и цветов и среди качающихся сплетающихся в любви ярких кустарников, над сладко пахнущими ночными садовыми клумбами, она порхала над каждым тем цветком и пела и пела –Элиас! Диора!

Он любил ее, а она любила его. И ничто им теперь не мешало заниматься этим. Сюда не было доступа никому, даже проклятому дракону Уволоку.

Над ними кружили в яром ослепительном свечении небесные ангелы. Они издавали странные звуки похожие не то на радостные песни, или нечто похожее на горький безудержный страдальческий плач. Все это говорило о надвигающемся неумолимом трагическом грядущем.

***

Ангел Антаэль много беседовал с королем каменного ущелья Уброком. На удивление король оказался весьма разговорчивым и любознательным. И не мудрено. Каменное это королевство было далеко в стороне от всего живого, и не знало об окружающем мире ничего совершенно. И королю каменного народа, хотелось побольше всего разузнать о, всем, что было за пределами этого ущелья. И Антаэль оказался хорошим рассказчиком.

Как выяснилось позднее, они вдвоем просидели в каменном тронном зале каменного дворца всю ночь, пока Элиас спал в оазисе и занимался там любовью с Диорой.

Король Уброк остался доволен всем и утром собрал весь свой каменный народ, провожая гостей из своего ущелья и каменного королевства.

- Самое главное - произнес он Антаэлю и Элиасу – Вам надо суметь договориться с хранителем того цветка и той пещеры, жутким и практически неодолимым зверем Анхелем. Волох проводит вас обоих к выходу из ущелья - произнес король каменных людей Фалес – Нам было приятно с вами побеседовать. Мы давно не встречали ни людей, ни ангелов. Даже стали забывать, как вы все выглядите.

- Нет ничего проще, король Фалес - произнес Элиас и преклонил левое свое нги до земли воинна колено перед расставанием с каменными людьми – Приходите к нам в наш волшебный лес и сами увидите всех нас живущих там. Увидите гоблинов и эльфов вместе с гномами. И увидите лесную королеву Томмирис. Мы все будем рады вас принять в том лесу.

Каменный человек Волох вышел из толпы каменных стоящих полукругом за спиной Элиаса и Антаэля людей.

- Разрешите мой повелитель? – он произнес низким как у всех каменных жителей каменного глубокого ущелья гортанным голосом.

Элиас встал и обернулся к Волоху. Тоже самое, сделал и ангел Антаэль.

Стража и придворные короля Уброка I расступились и Элиас и Антаэль пошли за Волохом. Король приказал ему проводить тех до выхода их каменного глубокого своего ущелья к дальним горным пещерам.

- Дальше мне идти нельзя – произнес, им двоим, стражник дороги каменный воин Волох, когда они вышли из самого ущелья – Я не имею права ступать на эту землю. Так распорядился сам наш король. Идите туда, куда вам нужно, а мне пора назад на свою дорогу.

И Волох, развернувшись, побрел обратно внутрь ущелья.

- Там то, что нам нужно для победы над драконом Уволоком – произнес, превратившись снова в горного большого орла, ангел Антаэль и взлетел вверх в самое небо – Иди вперед и ничего не бойся, Элиас. Я буду следить за тобой и твоим Таббурином отсюда.

***

Они вдвоем вошли в ворота замка. Вошли через опущенный на цепях перекидной деревянный моста. Хоть и крепко сбитый железными длинными гвоздями, но уже старый как сам замок и местами даже сильно истрескавшийся на ветру и солнце. За всем этим некому было вести наблюдение и присматривать. Весь замок был в долгом сонном ледяном оцепенении. Вокруг не было ни души. Не так как было когда-то и раньше. Не было стражи у ворот, и сам первый двор замка между высокими каменными толстыми стенами был совершенно пуст.

А чего им было ждать здесь? Больше половины стражи погибло от огня и когтей дракона Уволока. Часть просто, как и сам Диамант волшебник просто спала. Кто где. Заколдованные и не просыпались уже давно. Сам Урмур уже и не помнил, когда все это случилось. Единственное, что он помнил, как уносил отсюда свои козлиные ноги. И вот он снова здесь. Даже нахлынули далекие радужные и радостные воспоминания, когда он тут командовал парадом при волшебнике Диаманте. Распоряжался библиотекой замка и всем придворным двором его. Даже стражей и охраной замка. Но вот теперь здесь никого. И стояла гробовая тишина. Жуткая и нелепая.

Шакри этого не помнил. Он был молод и даже еще плохо все помнил, как замок был захвачен Уволоком. Он вообще жил ближе к северу сказочной страны. Лишь забегал в лес, где всем правила королева и хранительница сказочного леса Томирис. И он теперь здесь первый раз в отличие от фавна и старика Урмура.

- Нам нужно найти принцессу Диору? – он произнес он Урмуру.

- Да – ответил ему негромко и оглядываясь настороженными своими черными, как уголь глазами фавн Урмур.

- А где она здесь? – волк Шакри снова спросил почти шепотом его.

- Там внутри за второй стеной – ответил ему Урмур – Не волнуйся, Шакри, мы отыщем ее. Я это знаю. Уволок не сможет вот так просто ей причинить что-либо. Он под заклятьем этого замка и под его замком здесь. Он может только беситься от своей беспомощности и лелеять свою надежду на освобождение от заклятья волшебной книги. Но он обречен на проигрышь.

- Почему? – озираясь испуганно и вздыбив от страха свою серую длинную шерсть на загривке волка, спросил снова его Шакри.

- Потому что я здесь, Шакри – произнес Урмур – Он и нам так вот просто среди этих стен ничего не сможет сделать. Замок под охраной ангелов. Это его ловушка.

- Но он способен покидать его стены и призраками достигать даже твоей хижины и нашего леса – произнес волк оборотень Шакри.

- Может – ответил Урмур – Но вырваться отсюда навсегда и совсем ему не судьба теперь. Он обре…

Урмур не договорил. Ему навстречу вышла сама Зайна. В платье черного цвета и покрытого блестящей на ярком солнечном свете змеиной чешуей. У нее не было видно женских ног. И казалось, Зайна ползла по земле и камням навстречу фавну Урмуру и волку оборотню Шакри.

У Шакри затряслись от страха волчьи ноги, но он смог собраться и взять себя в руки. Прищурив свои волчьи желтые глаза, и стиснув свои острозубые челюсти, Шакри уставился на приближающуюся старшую сестру еще пока живой средней сестры Кайлы.

Урмуру тоже было не по себе, но он был более мужественным, чем Шакри и не подал даже виду страха и ужаса перед женоподобной ипостасью драконом Уволоком.

Зайна выползла из-за второй каменной более высокой замковой стены отделящей внутренний двор от внешнего, и самих таких же высоких жилых замковых с черепичными остроугольными крышами построек и круглых и квадратных высоких с малыми башенками башен. Зайна появилась из высоких вторых ворот с поднятой деревянной дубовой окованной железом решетки. И уже почти вплотную приблизилась к стоящим перед ней Шакри и Урмуром.

- Ну, здравствуй, мой любимый фавн Урмур – произнесла она фавну и посмотрела, переводя свой черноглазый змеиный взгляд на Шакри – Я вижу, ты не один сюда заявился.

Она пристально окинула едким развратным своим взором сверху донизу волка оборотня и снова уставилась на фавна Урмура и его большую плечевую сумку.

- Я принес в обмен, то, что ты просила, Зайна у меня – произнес, делая испуганное выражение своего бородатого и без того удлиненного лица Урмур. Надо было выглядеть сейчас испуганно и раболепно. Это было важно. Шакри легко это делал. Самопроизвольно и не поддельно. Он на самом деле боялся. А вот у Урмура не очень искусно получалось. Хоть и был жуткий внутри страх, но надо было еще выглядеть более удрученным и раболепным. Надо было, чтобы дракон поверил в то, что они оба его боятся и готовы на все ради спасения волшебника Диаманта.

- Я не желаю войны с тобой – произнес Урмур – Здесь та книга, что ты хотела взять у меня.

- Интересно – прошипела ему Зайна – Откуда такие перемены и такая от старика фавна щедрость в мою сторону? Тебя что отвергли все в твоем лесу? Даже твои похотливые игривые речные русалки?

Она засмеялась ему в лицо, скаля острые клыки своих змеиных зубов.

- Интересно, что вы не поделили? - она, смеясь, ему ответила.

- Я просто хочу забрать Диаманта и Диору – произнес ей фавн Урмур – Это мой долг. В обмен на твою свободу из этого замка. Ты ведь хотела ее. И я принес.

Зайна перестала смеяться и за ее спиной появилась ее сестра Кайла.

- Надо же какая преданность – произнесла издевательски Зайна – Еще такого не видела в своей драконьей жизни.

- Он такой похотливый этот старик фавн Урмур, моя сестра – прошипела Кайла – Я это вижу в его глазах. Давай присоединим его тоже к Диаманту и насладимся тем, что у фавна старика промеж волосатых козлиных ног. Я хочу его, сестра.

- Тебе, что спящего Диаманта мало? - произнесла Кайле, не оборачиваясь Зайна.

- Мало, сестра – прошипела Кайла – И его тоже хочу попробовать.

Кайла прошипела, облизываясь сексуально и глядя на волка оборотня Шакри.

- Ладно – вдруг резко и громким голосом прорычала Зайна – Идите за мной. Я в замке решу, что дальше делать с вами и вашей волшебной книгой.

И Зайна развернулась и пошла обратно ко вторым воротам с поднятой решеткой вместе с Кайлой. А за ними стуча копытами своих козлиных волосатых ног, фавн Урмур, оставляя позади себя стоящего пока еще и трясущегося от жуткого страха волка оборотня Шакри.

Часть 9: Битва при замке Алетта.

От Элиаса и Антаэля уже давно не было никаких вестей. Возможно, ангел специально держал всех в неведении.

- Им хорошо там наверху - произнес гном Габайдун - Не то, что нам тут внизу смертным.

- Может еще будут известия - произнес ему эльф Тао – Еще есть время.

- Они давно уже ушли. И неизвестно, где они сейчас – произнес кентавр Волонгар - Где их вообще носит. Увел от меня не весть, куда перед самой битвой моего ученика и сам пропал.

- Прибывают пополнения из степей и других лесов с восточных земель – произнесла стоя рядом с ними на крыльце своего лесного дворца королева и хранительница леса Томмирис. Уволок, принял наш вызов. Теперь быть сражению. Его не избежать.

- Это рано или поздно все равно должно было случиться – произнес ворчливый гном Габайдун.

Они стояли и смотрели, как в их ряды все прибывало и прибывало. Отовсюду появлялись воины, вооруженные щитами, палицами, топорами, мечами и пиками. Сверкали металлические на солнце доспехи и шлемы разного вида и с различной символикой. Лес превратился в громадный воинский стан, увенчанный знаменами пяти воинств.

- Доброе войско набирается – произнес эльф Тао.

- Только без моего Элиаса оно ни о чем. Я его, что зря тренировал все это время, чтобы он шлялся, черт знает где – произнес ему, возражая, кентавр Волонгар - Куда он запропастился вместе с тем ангелом, будь тот не ладен. Тут война назревает, а его все нет.

- Пора выдвигаться к замку Алетта – произнесла им королева леса Томирис – Мы проводим вас со всем войском до края нашего леса.

- Не переживая за него - произнесла Волонгару его подруга воин кентавр Кассиора. Она вела отряд кентавров из степей с востока.

- Он вернется – за ней произнесла вторая его подруга и тоже кентавр Диколетта - Мы одолеем этого Уволока, Волонгар.

- Ладно, идем – произнес он жестко всем – В любом случае войны не избежать. И биться придется насмерть. Я это точно уже знаю.

- Дракон не отступит тоже – произнесла воин человек Каира - Он будет нас ожидать у замка.

Каира вела незначительную группу воинов из мужчин и женщин за собой. В основном это были конники на лошадях. Это все что осталось от севера и тех, кто сюда смог дойти. Остальные остались с королевой Томирис, неспособные воевать женщины и дети. Укрывшись в лесу у эльфов и фей, они молились за своих мужей и воинов, идущих на верную практически смерть. Кто как не они знали, что это такое.

- Он точно будет ожидать нас на своей территории? – спросила Каира у едущих рядом с ней эльфов и гномов.

- А может вероломно нападет на нас на самом к нему подходе – произнес эльф Тао – Он предпочитает делать именно так. Эта жуткая тварь уже такое проделывала. Не думаю, что играть он будет по правилам. Это чудовище способно на самые мерзкие дела и подлости.

- Что бы он не делал, но этой последней драки ему не избежать. И Уволок это знает не хуже нас. К тому же это прекрасный повод покончить разом со всеми нами, как он и хотел - произнес ему и ей кентавр Волонгар – Ему не избежать драки. Равно, как и моей палицы.

***

Дракон Уволок забрал сумку с книгой из рук Урмура.

- Это то, что видимо мне и было нужно, безмозглый рогатый старик - произнесла Зайна, а Феба затолкала обоих Шакри и Урмура в подземную клетку. Они уведи обеих силой в тюремное в замке подземелье. Сырое и темное, где горела одна лишь масляная на каменной покрыто плесенью стене лампа. И то только у каменной узкой ведущей сюда в глубокий каменный подвал лестницы.

- Вы два глупых идиота – прошипела она им обоим запирая решетчатую из толстых скованных один с другим прутьев дверь на большой железный замок – Тут и сгниете оба, возможно, пережив вех других.

Зайна громко засмеялась диким раздвоенным смешанным с голосом мужчины смехом.

- Это самое место для таких, как вы - за ней повторила ее сестра Феба -Тех, кто изменил своим, рассчитывая на лучший исход скорее и в первую очередь для себя. Ты меня удивил фавн Урмур. Шакри я не удивлен, тот пожизненный трус, но вот ты старик.

- Неужели вы думали, что я пощажу весь ваш лес и все здешние земли за вот эту книгу? – произнесла снова Зайна.

- Но твоя жизнь Уволок не только заключена в этой книге – произнес фавн Урмур – Ты наверное, на радостях забыл, Уволок, что смерть твоя не только в том что тут написано в этой книге.

- Тебе не победить Элиаса – произнес, рыча, волк, оборотень Шакри – Я то это точно знаю.

Ему было страшно, но он справился со своим сейчас страхом.

- У волченка прорезались зубки – произнесла, смеясь Зайна.

- Все равно сила на нашей стороне - добавил он Зайне и Фебе.

- Посмотрим – произнес, превратившись в высокого черноглазого в черной одежде мужчину дракон Уволок – Посмотрим. А пока посидите тут, два дурака и предателя, пока я буду расправляться с вашими друзьями.

***

Огромная лесная армия вышла из зеленого густого сказочного леса и строем направилась к стоящему вдали большому на скальных черных утесах с зубчатыми крепостными стенами и круглыми высокими каменными башнями замку. Подымая копытами лошадей дорожную пыль. Пугая и разгоняя звоном своих доспехов и оружия с цветов у дороги бабочек домид, армия двигалась, почти молча, лишь слышались отдельные в ее строевых ровных рядах команды командиров. То либо гномы, либо тролли на своем языке отдавали громкие команды своим вооруженным до зубов колюще-режущим увесистым оружием подчиненным.

Эта армия выдвигалась к замку Аллета. Весь лес был наполнен шумом ее ног. Возглавлял эту армию сам кентавр Волонгар. Он шел, впереди стуча копытами своих лошадиных четырех ног по лежащим на пути камням. За Волонгаром шли все остальные. Вокруг порхали вперемешку с бабочками маленькие феи. Их звонкий плач и гомон провожал на битву игибель целое войско лесного братства, лугов и полей.

За Волонгаром сразу шли все его родственники кентавры, а далее эльфы верхом на конях, тролли и гномы. Тут были все, Мордехай, Зарустра, Арминий, Габайдун и Тао.

Их всех проровожала сама королева и хранительница волшебного сказочного леса Томирис с двумя своими дочерьми Гамайюрин и Томарин. И все те, кого не вязли на этот кровавый страшный бой и оставили вторым резервом в защиту самого леса. Среди оставшихся хоть и рвавшихся тоже в этот бой были две подруги Волонгара женщины кентавры Кассиора и Диколетта и в их подчинении все остальные, кто еще мог держать в руках оружие и смог бы не жалея себя дать отпор врагу. Тут же рядом с Томири на своей лошади была и Каира, женщина воин из людей севера с теми, кто смог выжить и прийти оттуда сюда вместе с Волонгаром и Элиасом.

Войско строем, и звеня своим оружием, уходило в сторону замка Алетта, где их ожидал черный парящий в самом жарком воздухе проснувшегося раннего утра призрачный туман. С летающими в жажде кровопролития и жаждой смерти внутри его черными тенями. Там стоял жуткий вой и клекот, словно несметная незримая громадная изголодавшаяся живая стая самой черной ночи ожидала своей поживы.

Дракон Уволок принял вызов. И выслал то, что было им самим и то, что был о совершенно неуязвимо, так как не имело тела и самой жизни. А по сему было неубиваемо. И победа была по любому на его стороне.

***

Автобус свернул с улицы цветочной на улицу рейсовую. Как всегда и по своему маршруту. Уже скоро была нужная ей остановка, и надо было готовиться выходить.

- Мне не до разговоров сейчас, молодой человек – произнесла пристаюшему к ней, лет тридцати пяти черноволосому брюнету молодая красивая женщина в очках и поправляя на коленях свое летнее платье.

- Ну, я надеюсь, хотя бы на звонок – он произнес ей настойчиво.

Ей это понравилось, как и его более-менее приличное поведение. Да и на вид парень был весьма привлекательный и понравился молодой не старше его по годам женщине.

- Вы любите книги? - спросила молодая женщина молодого мужчину.

- Ну, в общем, читаю иногда – он ответил ей несколько обескуражено. Он видимо, вообще ожидал чего-нибудь услышать другого.

- Хорошо – произнесла она, ему, всматриваясь в его карие пожирающие ее целиком его глаза – Я вот дам вам свой телефон. Это номер моей личной библиотеки. Думаю, нам надо побеседовать о книгах.

Она вынула из кармана дамской сумочки записную книжку и ручку и быстро начиркала номер своего домашнего телефона.

- Вот держите – произнесла она ему – Звоните вечером после пяти или лучше шести по этому адресу. Поговорим именно там о дальнейших наших личных отношениях, молодой человек.

Автобус как раз подходил к ее остановке, и она встала со своего места удерживаемая вежливо и аккуратно под руку молодым пригляшувшимся ей самой молодым человеком.

Шевчук Лидия Марковна вышла из своего рейсового автобуса и направилась пешком через окраинный парковый сад по длинной тропинке, пересекающей его и выходящей как раз к тому месту, где стояла автомастерская, и ее в ремонте личная легковая уже старенькая машина.

***

- Нам надо спешить – произнес Антаэль Элиасу – Иди смелей и ничего не бойся.

- Там впереди в скалах кто-то есть – произнес Анатэлю Элиас – И он не особо рад видеть здесь нас.

- Он вообще никому здесь не рад как не особо рад своей жизни – ответил Элиасу ангел Антаэль – Вот уже много лет он охраняет эту пещеру с цветком Диаманта. Это его задача и святая обязанность, поставленная волшебником и мною. Иди.

Ангел Антаэль, толкнул Элиаса в его широкую воина мускулистую спину. Тот пошел вперед не оглядываясь даже на Антаэля.

- Будь что будет - произнес Элиас – Двум смертям все равно не бывать, а одной ни миновать.

Он вдруг остановился и впал в задумчивость. Потом снова пошел вперед.

- Странно – он произнес сам себе вслух, и не спуская взора со стоящего у входа в пещеру огромного в длинной звериной шерсти зверя – Я знаю эту присказульку. Откуда? Не от своего учителя Волонгара. Но тогда откуда?

Эта пословица сама возникла в его голове и вылетела на словах из его рта.

- Это из твоей прошлой памяти и жизни - он услышал вдруг чью-то речь. То речь была какой-то женщины. По-видимому, уже не молодой, хотя кто его знает. Но ее он тоже никогда не видел, и знать, возможно, тоже не мог. А может…

- Иди и ничего не бойся – произнесла теперь ему уже она, та невидимая женщина. Ее этот голос, который ему был страенным образом тоже крайне знаком. Он мог его где-то и даже не так давно слышать.

- Кто ты? – он задал ей вопрос, идя к пещере, и держась за свой на воинском поясе эльфийский, острый, как бритва меч.

- Это теперь не особо важно – прозвучал ее мягкий и ласковый голос – Придет время, возможно, я поведаю тебе обо всем, что тебе захочеться узнать, а пока сделай то, что должен сделать. Твоего возвращения ждут те, что сейчас погибает в страшной битве у стен замка Алетта. Этого ждет Диамант и принцесса Диора. Этого ждет твой учитель, и друг кентавр Волонгар. Этого ждут все жители сказочного леса и сама королева, и хранительница леса Томирис. Этого ждет в подвале замка за решеткой и в плену дракона Уволока фавн Урмур вместе с волком Шакри. Иди и сделай это. Ты сможешь.

- Я все понял – ответил решительно и, отбросив все предрассудки, и лишние вопросы воин Элиас – Я буду смелым, я должен это сделать.

***

Урмур и волк Шакри увидели, как по решетке его подземной клетки скользит длинный ползучий вьюн. Медленно и как бы осторожно и неторопливо. Он словно крадется к дверной решетке. Еще мгновение и его тонкие извивающиеся цепкие усики проникают в висящий в петлях большой замок.

Урмур и Шакри отходит от своей решетки внимательно, и с интересом наблюдая на борьбу замка с цветком.

- Очень интересно - произносит фавн и в тот же момент замок падает из петель на каменный пол тюремного подземного сырого каземата замка.

- Это я, дядя Урмур – он слышит где-то рядом.

- Диора – радостно улыбаясь, отвечает он той, кто пришла его освободить.

- Я когда узнала, что ты здесь места себе не нахожу – прозвучал голос невидимки.

Живой длинный извивающийся и ползущий по решетке и полу вьюн проникает в решетчатую подвальную тюремную клетку и раскрывает настежь ее двери. Он встает во всю длину от пола вверх, вертикально шевеля листьями и цветками перед Урмуром.

- Диора – отвечает он ей – Пора спасать твоего отца. Я пришел сюда только за этим.

Внезапно вьюн исчезает, а на месте его стоит принцесса Диора. Она бросается в объятия Урмуру. И тот обнимает ее, прижимая как родную дочь к себе.

- Я пришла спасти вас – произносит Диора.

- А я пришел спасти твоего отца - произнес ей фавн Урмур – Спасибо за помощь, принцесса. Нам пора. Мы должны успеть все сделать то, что должны успеть, пока Уволок увлекся этой битвой. Все идет, как и должно идти. Уволок не знает, что уже проиграл, хоть и близок к своей победе.

Волк Шакри первым выскочил из тюремной подземной клетки замка. За ним Диора и, замыкая их, сам фавн Урмур.

- Вперед - он им произнес, и сам, пошел, громко стуча козлиными фавна копытами, впереди обогнав идущих.

– Нам надо спешить – произнес волк оборотень Шакри.

- Там будет боковая тайная в стене дверь под самой сюда идущей каменной лестницей. Уволок, ее не знает, как и многие другие – произнесла ему Диора -Потом вверх по угловой лестнице.

- Я знаю – произнес он ей негромко - Не забыл еще.

Они осторожно, хоть и довольно быстро, нырнули под основание каменной ведущей в подвал лестницы. Там была узкая рассчитанная буквально боком на протискивание одного человека деревянная дверь. Как в какую-нибудь кладовку. Потом пошли вверх по винтовой и угловой лестнице ведущей между стенами жилых помещений замка. Друг за другом с зажженными горящими масляными лампами, освещая себе дорогу.

Потом они втроем тихо прошли еще несколько таких же скрытых проходов между помещениями в замке, и подошли к спальне. Именно отсюда Диора и спустилась к ним.

Они вдвоем тихо и практически незаметно пробрались в замковую спальню через потайной ход между каменными простенками. И им повезло. Они остались совершенно незамеченными в тот самый момент, когда Зайна и Феба что-то обсуждали стоя на большом замковом каменном балконе и не видели этого.

- Сейчас вам туда нельзя. Уволок убьет вас сразу как только увидит в спальне моего отца - произнесла Диора – Эти две его ипостаси ни на миг не отходят от него вот уже долгое. Они только тут и обитают. Они уже заморили его голодом, но я и сама не ведаю, как мой отец способен сопротивляться им и тому, что с ним творят эти злобные развратные и ненавидящие все живое твари.

- И способен жить между двумя мирами – произнес ей Урмур - Миром грез и сновидений. Этим миром сказки и еще одним живым миром, из которого он сюда пришел. Жертвуя собой и спасая все эти миры.

- Я лишь становясь невидимкой, могу подойти к отцу. И хоть что-то ему сказать – произнесла ему почти шепотом Диора.

Она выглянула из потайной двери и увидела обеих Зайну и Фебу.

Одна стояла на балконе замка, совершенно вся голая, сверкая золотом своих на ярком утреннем солнце украшений. Она, Феба, смотрела туда, где начался только что кровавый и жуткий бой.

Другая Зайна стояла у постели Диаманта. И смотрела хищным взором своих змеиных черных глаз на спящего волшебника.

Она тоже была голая вся, лишь в золотых вся украшениях и что-то говорила ему что-то, скаля свои острые как у ядовитой змеи зубы.

- Я незамеченной проберусь в эту спальню к своему отцу и узнаю, что там сейчас происходит - произнесла Урмуру Диора – Я пойду первой. Я никогда не показывала этому дракону Уволоку то, что умею сама. Это благодаря моей матери королеве растений и цветов Эолы. Я с совершеннолетием унаследовала ее способности перевоплощения.

Диора вдруг исчезла, а на ее месте появился на самом полу длинный вьющийся тонкий стебель вьюна.

- Это ли не чудо! - восхищенно произнес волк оборотень Шакри, глядя, на ползущий по полу в приоткрытую дверь тонкий длинный от их ног зеленый с листиками и цветками стебель.

- Чудо, Шакри, чудо – произнес ему тихо фавн Урмур - Тут в этом волшебном королевстве и стране все кругом чудо.

- Дядя Урмур – услышал Фавн Урмур возле себя – Где сейчас ангел Антаэль и мой Элиас?

- Они уже идут сюда, Диора – произнес ей Урмур – Летят быстрее ветра.

- Значит, я увижу его – произнес вьющийся у козлиных волосатых ног фавна цветущий в лепестках вьюн – Увижу своего Элиаса.

- Увидишь, моя принцесса Диора – ответил ей Урмур – Увидишь.

Вьюн быстро заскользил и беззвучно по каменному полу замковой большой спальни прямиком к постели волшебника Диаманта.

Диора проскользнула прямо не замеченной, никем. И вообще исчезла как таковая. Она стала невидимкой и растворилась в самом воздухе спальни.

- Папа – прозвучал еле слышимый ее тихий нежный девичий голос – Я пришла спасти тебя, папа.

Она, проскользнула мимо постели спящего своего отца, Зайны и Фебы. Так и незамеченной, поднялась в свои покои и на крышу замка. Диора теперь стояла там, где часто любила быть. У статуи крылатого каменного ангела с мечем. Она держала клетку с маленькой птичкой в руках и смотрела туда, где шел уже бой, горела земля, и все было покрыто черным туманом.

Диора открыла клетку, и птичка снова выпорхнула из нее.

- Элиас – пропела маленькая красивая птичка, порхая перед лицом Диоры – Диора.

- Лети, птичка, лети – произнесла ей принцесса Диора - Ты свободна. Лети в сказочный лес, откуда тебя мне привезли. Передавай привет всем эльфам, феям и троллям. Передавай привет королеве леса, моей крестной Томирис. И скажи ей, как я ее люблю.

- Я твой подарок – пропищала птичка.

- Теперь уже нет – ответила ей Диора – Я отпускаю тебя. Лети на свободу.

***

Маленькая в яркой перьевой окраске красивая птичка закружилась вокруг королевы леса Томирис. В окружении таких же малеьких лесных бабочек домид она подлетела к королеве леса.

- Элиас – она пропела тоненьким своим голоском – Диора.

Птичка, облетев поле сражения, порхая низко над самой зеленой травой и цветами, подлетела к тем, кто стоял на окраине сказочного леса и следил за смертельным жутким сражением, там, в стороне древнего каменного замка.

Она сразу же нашла королеву и хранительницу леса Томирис и запорхала перед ней, шустро размахивая своим маленькими в ярком оперении крылышками.

Томирис подставила свои ей руки, и она села прямо ей на ладони и пальцы, что-то еще чирикая и распевая.

- Мама – произнесла Гамайюрин, одна из дочерей Томирис и протянула к птичке свою левую руку – Это птичка принцессы Диоры. Я помню ее, когда ты ей ее подарила.

Тамарин, тоже протянула свои руки к сидящей на руках их матери маленькой, щебечущей громко птичке.

- Может, Диоре нужна помощь сейчас, а я бессильна что-либо, сделать – сказала, тревожно глядя на бушующую впереди жуткую битву почти у стен того замка Томирис.

- Урмур обещал мне, что с головы Диоры не упадет ни один волос – произнесла она своим дочерям – Я верю ему, потому что доверяю этому старому фавну уже давно. Я позволила ему туда идти, и сделать то, что он был обязан сделать. Он самый ответственный из всех жителей моего леса. И, кроме того, это его обязанность перед самой Диорой и Диамантом. Я верю, он спасет и Диаманта и Диору. Его план безупречен.

Она закрыла свои глаза и увидела Урмура в замке вместе с Диорой и Шакри. Томирис ранее видела и Элиаса с Антаэлем и всю дорогу следила за их походом на юг. Она держала ментальную связь с ангелом Антаэлем и знала, что они успешно миновали каменное глубокое ущелье и побывали в гостях у каменных людей. Теперь стояли у входа в большую каменную скальную пещеру, где хранился волшебный цветок Диаманта.

- Смерть Уволока уже не за горами. Только бы они успели вернуться - произнесла она дочерям – Только бы успели, чтобы спасти от смерти многих.

Здесь на окраине леса были все, кто остался защищать сам лес и те, кто не мог пойти в то сражение и разделить участь живых и мертвых там. Они все остались здесь под покровительством королевы и хранительницы леса как единственной способной защитить сам лес и их. Томирис была теперь единственным их всесильным оплотом в случае, если постигнет неудача в том сражении эльфов, троллей и гномов. С ней осталась Каира, женщина воин из людей, чтобы тоже защитить тех, кто остался тут под началом двух женщин воинов кентавров Кассиорой и Диколеттой. И еще нескольких воинов, кого не взяли с собой туда, где сейчас было настоящее кровавое и кошмарное месилово. Звенело оружие, сверкая на ярком жарком солнце. Падали убитые на землю с коней эльфы. Падали гномы и тролли. Лилась кровь. И все поле у стен замка Алетта было уже усеяно обломками разбитых металлических доспехов и валяющимися в окровавленной траве щитами, топорами и мечами. Они лежали с мертвыми трупами воинов, умерших на самом рассвете и восходе солнца. Не было даже раненых, потому как черные в черном клубящемся дыму не убиваемые и практически неуязвимые призрачные тени, не давали им возможности выжить. Они живым и раненым несли только смерть. Это была даже не битва. Это было побоище.

***

Зверь занес правую с когтями волосатую длинную, больше похожую на звериную лапу, человеческую руку над головой Элиаса. Его глаза горели красным огнем, и зверь готовился ударить его.

- Остановись! – раздался резкий громкий и эхом разлетевшийся по сторонам голос. Затем еще раз – Анхель, это мой приказ!

Зверь зарычал и опустил руку. Он завертел своей человекоподобной зубастой мерзкой и отвратительной головой по сторонам. А Элиас сразу понял, откуда шел звук. Он шел сверху, и он сразу увидел его. Орла. Большого орла, парящего над ними и над их головами. Возможно, тот орел долго тут кружил и высматривал Элиаса. Возможно, по воздуху незримо и в облаках сопровождал его до этой горы. И вот нашел у входа в эту глубокую каменную в горе пещеру.

Орел, сделав круг в воздухе, спустился на землю перед Элиасом и охранником пещеры и тут же превратился в крылатого человека в белой длинной до земли и травы одежде. С длинными вьющимися до плечей его русыми волосами и красивым утонченным практически женским лицом. Он поднял обе вверх руки и произнес – Приветствую тебя, Элиас. Я ангел Антаэль и я пришел помочь тебе.

Стоящий сзади Элиаса высокий жуткий зубастый с черной шерстью и похожий больше на человека зверь зарычал еще сильнее, но склонил в поклоне свою человекообразную с горящими черными глазами голову.

- Позволь мне, Элиас - произнес ангел Элиасу – Позволь сделать тебе одолжение. Я вправе это сделать. Отойди в сторону.

Элиас отошел в сторону, удивленно не сводя своих синих глаз с весьма красивого небесного пришельца, который только что кружил над ним большим орлом и превратился в ангела. Он пропустил вперед его. И Антаэль подошел почти вплотную к человекоподобному с длинными мускулистыми когтистыми руками чудовищу по имени Анхель.

- Пропусти его, Анхель – произнес Антаэль охраннику пещеры Анхелю – Мы давно ждали его. Это ты для него охранял столько времени этот цветок по распоряжению сказочника и моего друга Диаманта. Сейчас там недалеко от замка Ангелов погибают его друзья и все, кто бьется со злом в этих местах. И только он спасет всех и даже тебя, Анхель.

Огромный уродливый зверь прорычал недовольно, но в его черных злобных глазах что-то блеснуло и он, замолчав, отошел в сторону, пропуская Элиаса к его заветной цели. В глубокую низкую каменную в скале и горе пещеру.

Элиас вошел внутрь ее и, пройдя по длинному узкому каменному с капающей с потолка водой коридору, вышел в большой каменный зал. С более высокими потолками и свисающими вниз сталактитами. Там кругом светились горящие ярким жарким огнем факелы и у дальней стены, стоял огромный камень, росший из самого каменного пола пещеры. И на нем рос большой с пятью красивыми яркими широкими лепестками на длинном стебельке цветок. Самый с виду обычный цветок, как и те, что росли за пределами этой глубокой каменной пещеры.

- Удивительно - произнес в слух сам себе Элиас – Все вокруг этого цветка. И как он победит этого дракона Уволока?

- Увидишь сам, Элиас - произнес ему уже сзади него стоящий ангел Антаэль Он стоял за спиной Элиаса вместе с чудовищем и охранником цветка и пещеры Анхелем.

- Все что нужно взять его с собой и приколоть на груди к своим доспехам - произнес Элиасу ангел Антаэль. И поспеши, Элиас – он продолжил ему - Иначе погибнут многие в битве, пока ты вернешься к ним.

***

Зайна сидела верхом на лежащем в постели Диаманте. Она занималась тем, что ей было, как и Фебе, присуще как древнему жуткому исчадию Ада. Она питалась жизненными соками лежащего под ней волшебника, скользя вверх и вниз на его мужском члене и целуя его в губы. Присасываясь, как пиявка надолго к тем мужским его превращенного такой ее любовью в дряхлого старика. Она хотела убить его, но не могла. Ей мешал сам Диамант и его заклятье. Как впрочем и второй сущности Фебе, что стояла у открытого настежь большого замкового окна на каменном балконе и впитывающей в с ебя утренний жаркий насыщенный кровью уже и болью воздух.

Там внизу почти под стенами замка под склоном горы за черным утесом и перед опускающимися крепостными воротами шел бой. Бой насмерть. Слышался даже крик воюющей против Уволока стороны. И дикий вой, и шипение черных носящихся по полю боя туманных черных теней. Войска адского жуткого дракона.

- Им скоро придет конец - прошипела Зайна, не отрываясь, смотря своими черными глазами развращенной и беспутной адской женщины на лежащего и спящего под ее мертвым гипнозом волшебника Диаманта – Я уничтожу твою, Диамант страну. Уничтожу - она шипела ему в лицо и целовала страстно и ерзала взад и вперед на его торчащем мужском детородном органе, широко расставив свои голые ноги, покрытая скользким змеиным потом и лоснясь в утреннем свету противным извивающимся мерзким червяком – И твоя дочь да и никто тебе не поможет все равно. Вот только расправлюсь с твоим лесным войском, отнявшим навсегда часть моей жизни.

- Интересно сейчас, где она? - произнесла ей в ответ, ее слыша и наслаждаясь болью и смертью нагая полностью и тоже вся скользкая от липкого вонючего змеиного пота Феба – Я ее не видела с ночи. Диора снова в своей келье или, улизнула в свой цветочный в замке сад.

Она втянула с жадностью жаркий утренний воздух и ее глаза из черных превратились в желтыми змеиными зрачками, а тело покрылось чешуей.

Она сегодня первой занималась половину ночи любовью с Диамантом. Зайна ей уступила в этот раз свое право быть главной.

- Мое войско смерти скоро уничтожит всех – произнесла, шипя по змеином Зайна, закатив свои глаза и распустив длинные мокрые и потные черные до самой свой широкой женской задницы волосы по жарко дышащей торчащей с черными сосками над лицом Диаманта женской груди. Они сползли вниз с ее спины и заизвивались, как живые по ней как черные змеи – Теперь нам эта девчонка не важна вообще никак. Если не хочет быть со мной, то и не надо. Мы ее сожрем вместе с ее отцом и заживо после нашей победы и когда уничтожим тут все.

- Нам не удалось поджечь этот волшебный лес – прошипела Феба –Какая-то сила защищает его.

Феба обернулась и хотела уже войти в спальню Диаманта как увидела, что постель его пуста. И там никого. Это было, когда они обе смотрели с балкона туда, где идет кровавая жуткая бойня. А на постели лежала книга. Но не та, что была в лесной библиотеке. И Зайна и Феба только сейчас это поняли.

Феба подскочила к постели и схватила книгу, открыла ее. Там были пустые страницы. Все до последней. А до этого были буквы и картинки. Ничего. Все исчезло и как всего этого не бывало. Как и того, кто обманул ее и Зайну.

- Это не Урмур нас провел, а все та волшебная книга - произнесла ей Зайна – Это она научила его всему. И не дает сделать нам то, что мы должны сделать сестра.

Зайна отодвинула свою вторую ипостась в сторону рукой и сама встала у перил балкона. Она, сузив свои змеиные вытянутые зрачки, уставилась вдаль, замерев как каменная и рассматривая что-то впереди. А Феба заметалась черной тенью по спальне, кружа по ней с дикой скоростью и осматривая каждый уголок. Она была готова броситься обыскивать весь замок, но Зайна ее остановила – Уже поздно, что-либо делать сестра. Но мы должны выиграть это сражение.

***

Ангел нес его к самому замку Аллета вместе с Таббурином. Они летели прямо с ним по воздуху. Там шла сейчас битва. И надо было теперь спешить. И как можно быстрее иначе все могло закончиться, совсем не так как хотел сам ангел Антаэль. И он нес его Элиаса вмете с Таббурином не жалея своих ангельских сил громко хлопая крыльями в ярком свете астрального эфира.

Там впереди, шел жуткий кошмарный бой и был о с высоты уже все видно, что и как. Как носились черные тени. Те самые тени, что были тогда на том деревянном мосту. Они витали и кружили вокруг вокруг самих воинов леса и отбивая их безуспешные самоубийственные атаки. Тролли, эльфы и гномы плечом к плечу отчаянно бились с живыми черными бессмертными тенями и гибли один, за одним на том поле боя. Они терпели поражение, и их было уже мало.

Это был конец. Они это понимали все. И также понимали, что им не победить теперь никак в этой кошмарной кровопролитной битве. Почти полегло все воинство степных кентавров и от лесных эльфов мало, что уже осталось. Многим повезло больше. Их вынести сумели на руках с поля боя, истекая кровью свои же.

Среди тяжело раненых был эльф Тао, его вынес с поля боя раненый весь в крови тролль Огиус. Пали Армий и Зарустра. Таруп и Мордехай еще бились в окружении с тенями, истекая своей кровью, но тоже погибли в сражении, упорно держались на своих сильных ногах и падая один за одним. Отряд гнома Габайдуна окруженный тенями отбивался уже отогнанным к краю скалистого обрыва к реке. Но достойно еще держался, хоть и постепенно тоже редел.

На окраине леса и далеко от самого поля боя при замке Аллета стояла королева Томмирис с дочерьми Гамайюрин и Тамарин. И вся ее свита. Не в силах ничем помочь тем, кто там бился с врагом. Им оставалось только ждать и верить в победу света над тьмой. И верить в возвращение Элиаса вместе с ангелом Антаэлем.

Элиас видел ее и ее дочерей с воздуха и всех тех, кто не участвовал в этой битве. Они пронеслись над ними так быстро, что Элиас еле сумел их увидеть с воздуха.

Он увидел замок Аллета и разбросанные на подходе к нему тела павших мертвецов. Там впереди был его учитель кентавр Волонгар.

Кентавр Волонгар, оставив дерущихся с тенями своих спутниц женщин воинов Диколлету и Кассиору, размахивая своей палицей, прорвался сквозь строй теней и оказался в полном одиночестве отрезанным от всех. Он почти прорвался к воротам замка, но застрял на высоком холме перед подъемным на цепях мостом.

- Быстрее, Антаэль! – прокричал ангелу Элиас – Они там все гибнут! Мы опоздали!

- Нет! - произнес ему Антаэль – Мы успели в самый раз!

***

Урмур, смочил светящейся волшебной жидкостью лесной королевы губы спящего сказочника. Он быстро бросил использованный маленький флакончик на пол и поднял спящего крепко Диаманта на свои старика жилистые, хоть и худые, но еще сильные руки.

- Если все верно – произнес он негромко принцессе Диоре – То твой отец скоро проснется. Это мне дала перед уходом из леса сама королева Томирис. Это настой из весенних цветов и трав, собранных на восходе с первым лучиком солнечного света. Это капельки нежной благоухающей жизнью живительной росы и упавшие слезинки из глаз небесных ангелов. Собранные из сверкающих цветов и нитей самой радуги лесными маленькими феями и снадобье, приготовленное эльфами королевы Томирис. Оно пробудит твоего отца, Диора.

Они быстро скрылись за потайной спаленной дверью и сбежали, быстро спускаясь вниз по каменными ступенями между стен замка.

Об этих потайных ходах знали немногие. Даже Диора родившись и живя здесь в этом своем замке и замке матери и своего отца, не все знала о доме своих родителей. Она, сейчас быстро спеша и почти бегом, шла за спиной козлоного фавна Урмура, несшего на руках ее спящего крепким сном полуголого завернутого в постельную простынь отца.

- Что эта тварь делала с тобой, Диамант - произнес сочувственно и возмущенно с неподдельной злобой Урмур – Но ей не долго осталось. Не долго жить на этом свете.

***

Молодая красивая, лет не старше тридцати женщина вошла в парковую летнюю цветущую и благоухающую всеми летними запахами растений и цветов зеленую алею, что вела как раз к конечному месту назначения. Она, цокая высокими каблуками своих черных лакированных туфлей, красиво выписывая дефиле своими в серой узкой с разрезами по краям юбке до колена полненькими ногами и виляя по сторонам широкими женскими бедрами. Привлекая внимание прохожих к разных возрастов мужчин, пошла в направлении окаймляющей полукольцом этот загородный городской парк автомобильной дороги. На стороне противоположной к парку, которой стояла автомобильная мастерская Вадима.

Молодая женщина что-то тихонько напевала нежно самодовольно мурлыкая, как кошка себе под нос. Какую-то мелодию. Она, хитро и загадочно сама себе улыбалась. Быстро шла и смотрела куда-то вперед. Не замечала никого и чего вокруг себя. Ее не волновали мнения других и их к своей красоте восторги и пристальные взгляды. Она шла к своей цели.

Цель была на другой стороне дороги. Там, где она оставила свою в ремонте машину и книгу на заднем ее сиденье. Нужно было прийти ни больше не меньше вовремя. Именно тогда, когда нужно, и забрать ее из машины в свои руки.

Свершилось. Близился финал, и она получила то, что хотела. Осталось лишь дойти и завершить все, что было необходимо. Она получила то, что пожелала. То, что было ей необходимо.

Вадим как-то сразу подошел ей. Приглянулся что ли. Ей нужен был персонаж для ее новой рукописной книги. И она его нашла, хоть они были мало еще знакомы, но выбор был сделан сразу. Вадим был идеален, не взирая на то, как он жил, на рост и свой вес. Он просто ей подошел лучше других. И уже она начала составлять новую книгу и уже нала следующего персонажа для новой своей сказки. Правда, еще только пробник.

Теперь эта книга еще одно очень ценное пополнение ее городской сказочной и волшебной библиотеки, состоящей из особых сказочных и практически живых книг. Где главным библиотекарем и архивариусом была она Шевчук Лидия Марковна.

Шевчук Лидия Марковна, выйдя на окраину парка и перейдя автомобильную широкую дорогу, подошла к воротам автомастерской и постучала в дверь.

Там уже были посетители. И не один. Там стояла карета скорой помощи. В машине скорой помощи лежал покойник под белой простыней и на переносных носилках. Суетились врачи, составляя какие-то документы вместе с милицией. И опрашивая очевидцев и свидетелей происшествия.

В открытую дверь автомастерской вошла женщина зрелых лет, в длинном почти до бетонного пола платье и в светлых туфлях на ровной подошве. Она, как бы невзначай поинтересовалась о здесь случившемся и выразив свое искреннее сочувствие жертве трагедии, объясняя стоящему лейтенанту милиции в дверях о том, что ей необходимо забрать свою в ремонте машину. Она назвала марку и номер своей автомашины, и милиционер разрешил ей подойти к своему автомобилю.

- Спасибо – она учтиво и вежливо поздоровавшись, чуть ли не со всеми, кто стоял у нее на пути, прошла мимо них и подошла к плачущей знакомой, постоянному клиенту этой автомастерской и подружке Вадима, молодой, лет двадцатипяти Ксюхе.

Часть 10: Убийственный цветок Диаманта

Это была схватка со смертью. Схватка что происходила прямо на глазах всех воинов леса и гор. Схватка кентавра Волонгара с черными воинами и самой черной силой дракона Уволока. Но заведомо проигранная самим Волонгаром.

И ему никто не мог уже помочь, там на том высоком холме перед замком Ангелов.

Волонгар размахивал своей огромной с шипами палицей и сбивал с ног всех вокруг него вооруженных мечами, секирами и копьями воинов призраков. Он уже и сам не мог сосчитать, сколько он прикончил этих тварей Уволока в течение этой битвы до того, как его отделили от всего лесного воинства. И те, кто был в окружении и плену, смогли увидеть его одинокую битву с множеством возрождающихся их черного тумана человекоподобных тварей.

Это была последняя битва Волонгара и битва с самой смертью, которую тот проигрывал, отрезанный ото всех и без шанса на спасение.

Вокруг лежали убитые тела кентавров, эльфов и троллей. Упорно не уступающие врагу в битве гномы были отделены в сторону и не смогли бы ничем теперь помочь Волонгару. Они сами, один, за одним, гибли и отступали к темному лесу в сторону от самого замка.

- Где же ты, мой сын?! – произносил, теряя силы, и весь уже израненный кентавр Волонгар, сокрушая головы, разбивая призрачные тела, шиты и ломая оружие врага мощными ударами палицы и своих кентавра копыт – Где же ты, Элиас.?! Мы проигрываем эту битву!

Это были его последние слова, когда два острых копья пронзили его грудь и вышли насквозь через широкую спину кентавра. Как раз в тот момент, когда на пригорке в стороне от самого леса показался одинокий летящий на коне и закованный в железо воин. Он несся, подымая пыль конем, прибивая копытами траву. И он был не один. За ним неслось еще что-то. Что-то похожее на воздушную волну. Она буквально прозрачной, но еле все же видимой стеной летела за Элиасом и его конем. А в воздухе над ним кружил большой черный орел. Он летел за Элиасом, кружа и рассматривая поле боя с высоты. Он громко кричал, оглушая своим орлиным криком всю округу и прибивая черный туман и воинов Уволока к окровавленной земле.

- Элиас! - только успел выкрикнуть еще раз Волонгар и упал замертво на мертвые тела эльфов и троллей.

***

- Что там происходит, Зайна?! – прошипела змеей Феба, полетев к каменному балкону и встав рядом с Зайной.

Она была в панике и в предчувствии скорого конца.

Она вдруг заметалась по балкону замка в диком паническом бешенстве за спиной Зайны, сверкая горящими огнем глазами.

Они обе поняли, что их провели. Что Урмур специально сюда пришел и пропал в стенах этого каменного замка вместе с принцессой Диорой. Даже цепи не удержали этого старика фавна. Он утаил от дракона все, что смог утаить и подсунул не ту совсем ему книгу, в обмен на проход в этот замок.

- Этот фавн Урмур! – прорычала стоя и глядя на битву с высоты каменной стены и с балкона Зайна - Он обманул все-таки нас! Он нас провел, этот жалкий волосатый рогатый ублюдок!

- Нам не вырваться теперь отсюда никогда! - шипела Феба - Никогда! Я порву в клочья этого сказочника, если только найду его и сожру его – ревел женским голосом дракон Уволок - Я сожру и этого Урмура и эту Диору!

Пока Феба металась за ее спиной черной тенью по балкону, Зайна вцепилась руками в перила балкона. Она управляла черным туманом и видела все, что происходило там, на поле боя со стены замка.

- Ублюдок жалкий! – рычала и шипела Феба – Мне нужна его рогатая бородатая голова!

- Заткнись, Феба ! - рявкнул дракон Уволок – Ты мешаешь мне сосредоточится! Ты мешаешь мне биться с врагами! Их силы сякнут, и я одержу победу! Я потерял свою третью ипостась, Кайлу, но я все равно одержу победу!

Она заулыбалась, скалясь зубами, которые превратились из человеческих зубов в острые как у зверя зубы. А из открытого рта вылез наружу длинный черный драконий раздвоенный как у змеи язык.

К ней подскочила Феба, и тоже вцепилась руками в перила балкона. Она тоже громко зашипела, и тоже открыв свой женский рот с такими же зубами, высунула свой черный змеиный длинный язык. Они тут же слились, в одно целое. И тут же на самом балконе уже стоял в черной одежде высокий черноволосый мужчина с горящими огнем глазами.

- Я сожгу этот мир! – проревела по-звериному Зайна и Феба в одном целом – Я сожру его целиком! – проревел дракон Уволок.

Он выкрикнул это, и перемахнул через перила балкона.

Пролетев несколько метров вниз в глубокий водяной ров под замком, и не долетая до воды и до плавающих там водяных русалок, Уволок превратился в громадного черного сверкающего чешуей дракона, распустивший свои по сторонам от края одного каменного балкона до края другого крылья. Выбив красивые оконные витражи в раскрытых рамах, он замахал ими за свой спиной и отбросил свой шипастый длинный извивающийся хвост.

Это громадное с длинным хвостом и перепончатыми как у летучей мыши крыльями чудовище полетело в сторону черного стоящего над полем боя тумана. Полетел туда, где шла битва. Битва не на жизнь, а на смерть.

***

- Урмур, мой преданный Урмур - простонал лежа на руках фавна сказочник Диамант – Где мы, Урмур?

- Папа! – прокричала ему в ответ радостно принцесса Диора.

- Тише – произнес полушепотом фавн Урмур - Нам надо вниз к воде. Идемте быстрее, принцесса Диора.

- Куда ты несешь меня, Урмур? – произнес, приходя постепенно в себя Диамант.

Он выходил из сонного гипнотического колдовского состояния, но пока ничего не понимал. Чары Уволока рассеивались, но все происходило постепенно. И теперь надо было спешить к воде и к ждущим их троих у воды русалкам. Там была лодка. Лодка под самим замком и среди скал глубокой потаенной замковой пещеры. О ней знал только Урмур и сам Диамант. Даже принцесса Диора не знала этого. И именно здесь первый раз Урмур познакомился с русалкой Валгой. И она ждала их троих сейчас там, у самой воды и той лодки. Она ждала Урмура со своими подругами русалками.

Они торопливо и быстро спускались по каменным ступеням, вырезанным из скалы, и шли в полумраке, освещенном лишь горящими, здесь вечным синим огнем факелами.

Урмур спас сказочника и спас его дочь принцессу Диору и Урмур знал, что будет дальше. Это ему подсказала та волшебная книга. Книга, которую он долго хранил у себя в своем книжном архиве в домике у реки. Теперь ее хранят в лесу кентавры и эльфы с троллями. Он сдал на хранение ее в лесную библиотеку подружке и архивариусу Зиркин. Это было надежней всего самого надежного. Даже если бы Уволок спалил весь сказочный лес со всеми. Библиотека Зиркин сохранилась бы. И Уволок никогда вообще не нашел бы ту книгу и не узнал про волшебный цветок, Элиаса и о своей погибели. Оттуда Урмур даже узнал о гибели кентавра Волонгара, но не мог ему открыть тайну его смерти. Как бы не хотел спасти своего друга, но так было предначертано в той книге и ничего нельзя было изменить. Эта книга была написана за теми заснеженными высокими горами. Она пришелица из того человеческого мира. И даже еще дальше. Она и есть этот мир. Мир внутри того мира, из которого она сюда пришла вместе со сказочником. Из еще одной библиотеки. И она была не его творением. Сказочник и волшебник Диамант этот мир слепил по этой книге, но она была написана не им. И книга была не его. Урмур понятия не имел, кто ее сотворил, но очень хотел бы узнать, кто?

- Урмур – простонал еще, плохо различая все вокруг себя своими отрытыми широко глазами Диамант.

- Да, повелитель? – произнес, неся Диаманта на руках, фавн Умур.

Рядом с ним шла Диора и держала отца за правую руку.

- Папа – она снова ему произнесла отцу.

- Диора - произнес сказочник Диамант – Дочь моя. Не отходи от меня.

- Я не отойду ни на шаг, отец – ответила ему Диора.

Внизу засверкала отблесками вода. Слышно было, как она плескалась и билась о каменные черные стены внизу пещеры. И эти каменные ступени шил прямо к самой воде.

- Скоро все кончится, Диора - произнес принцессе фавн Урмур.

Его копыта на козлиных волосатых ногах громко стучали по каменным ступеням.

- Скоро придет конец этой войне и Уволок будет убит – произнес он снова Диоре.

- Он падет? – произнес сказочник Диамант.

- Все будет как в той волшебной древней книге. Это произойдет сегодня же – ответил ему Урмур - Это произойдет уже сейчас.

***

Элиас пролетел мимо стоящих в последней защите и готовящихся умереть, на краю самого леса оставшихся еще живых израненных и измученных, обессиленных кентавров, мимо эльфов и троллей.

К этому времени погибли все гномы короля Сигурда V и сам король. Все, кто встал в строй и на защиту волшебного эльфийского леса. И на его место встал его заместитель Габайдун. Лишь там далеко в горах Мории остались их дети и жены. В глубоких каменных горных пещерах, они оплакивали своих погибших на этой войне мужей и мужчин. Весь правый холм, откуда и было их наступление на черный призрачный туман и куда они снова отступили, отбивая атаки бессмертно воинства Уволока, был усеян их изрубленными на куски телами. На левой стороне леса и напротив т ого холма стояли теперь израненные кентавры, тролли и эльфы. Их было совсем немного, и они уже практически сдались, когда мимо них пронесся, сверкая стальными доспехами и гремя оружием Элиас. И они прокричали ему – Ура! И бросились вослед за ним в ярком свечении и в стене яркого летящего за его спиной света.

Этот свет исходил с груди Элиаса и летел за его несущимся в атаку на воинство дракона Уволока конем. И все, кто это видел, все поняли, это было спасение. И они бросились на стоящего черной клубящейся пеленой стеной и медленно наступающего на них с высокого по центру и по направлению к замку холма врага.

На груди Элиаса прямо на доспехах горел ярким сверкающим голубым огнем распустившийся красивыми вытянутыми лепестками цветок. Цветок волшебной пещеры чудовища Анхеля.

В это время над полем боя появился, сверкая на ярком солнце чешуей, громадный крылатый с длинным хвостом дракон. Он сделал большой круг и кинулся на скачущего вперед Элиаса, но не долетел до него. Когда его сшиб ударом огромный черный орел. Он вцепился в чешуйчатое горло и длинную шею противника, и они закружились прямо в воздухе над полем боя в тот момент, когда стена света сошлась со стеной черного клубящего мрака, растворяя зло в себе и лишая сил дракона Уволока. Этот орел был почти такого же размера, как и дракон. И Элиас увидел его. Это был ангел Антаэль. В облике орла, только куда теперь, более огромного, чем тот которого он видел у той пещеры Анхеля. И размахивая большим мечем Элиас врезался в черную клубящуюся пелену и воинов Уволока, рубя направо и налево всех своих врагов. Врагов погибшего его приемного отца Волонгара и всех жителей волшебного и сказочного леса. И следом за ним в черную пелену врезалось и все оставшееся от разгромленного лесного братства войско. Яркий искрящийся лучистый свет сжигал черный туман, а стрелы копья и мечи рубили уже насмерть черных призрачных воинов Уволока.

- Элиас! - прокричало, то, что было его частью и его жизнью и силой – Элиас, я люблю тебя, Элиас! Пощади меня, любимый мой!

Зайна, прибитая ярим светом к самой земле и извиваясь змеей в своей дикой звериной ипостаси, сама не могла понять себя саму и сестру Фебу, умирающую рядом с ней.

Этот свет отнял последнее, что было у Уволока. Его последние силы и испепеляя его изнутри. Умершвляя его вторую ипостась Фебу. Отрывая ее от первой ипостаси Зайны и сжигая ее.

- Элиас! – Феба еще раз прокричала, исчезая в ярком свечении.

И огромный орел уронил чешуйчатую крылатую огромную тварь на землю. И из тела орла поднялся, светясь лучами света, огромный в белых одеждах великан. С длинными развивающимися на ветру волосами и длинным острым мечем, похожий на живого человека. Он тут же пронзил в самое сердце ослабленного и теряющего силы Уволока. И одним взмахом отрубил ему драконью зубастую сверкающую огненными змеиными глазами голову и голову последней сестры Зайны. Как раз в тот момент как пал его последний черный рожденный черным туманом бессмертный воин и бесследно исчез, растворяясь в ярком искрящемся свете черный клубящийся туман.

***

Весть о победе долетела и до того места, где была старая избушка фавна Урмура. Она волной прокатилась по волшебному сказочному лесу и долетела досюда на устах поющих и славящих победу лесных жителей всей сказочной страны. С голосами поющих порхающих над водой и кустарником птиц. В волнах речного пенного прибоя. Эту весть подхватили русалки и их нежные звонкие голоса разлились над всей бурлящей рекой у старенького дома старика Урмура.

- Уволок мертв! – пропела, подплыв к Урмуру, стоящему на самом берегу русалка Валга.

Здесь же были и уже пришедший в себя сказочник Диамант и принцесса Диора. И сюда же опустился черный орел. Он сел перед принцессой и сказочником и превратился в ангела Антаэля.

- Антаэль! – пролепетала Диора – Это правда?!

Антаэль взял ее за правую руку и взял за правую руку Диаманта.

- Все свершилось как в той книге – произнес Антаэль – Все так и должно было произойти. И теперь и я свободен. Прощайте.

- Антаэль! – пролепетала принцесса Диора – Ты…она не договорила. И он перебил ее.

- Не надо слов, принцесса – произнес Антаэль - Я не говорил, как все закончится тебе, девочка моя. Но так нужно. Мне пора на Небеса. Я выполнил свое обещание, данное тому, кто управляет мной. И как бы не было печально и грустно расставаться, Диора, Я должен тебя покинуть.

Диора бросилась ему на грудь, но он поймал ее за плечи.

- Антаэль! – произнесла Диора, рыдая и роняя свои слезы. И под ее ногами появлялись из слезинок яркие цветы.

- Не нужно плодить цветы печали, Диора – произнес ангел Антаэль - Пусть лучше будут слезы радости. Не плачь, принцесса Диора, я всегда буду с тобой и в твоей душе.

- Я люблю тебя! – произнесла она ему.

- Нет – ответил он ей и передал ее в руки подошедшему ее отцу Диаманту - Это не любовь, Диора. Это просто привязанность. Ты просто была долго со мной. Но нужно расставаться. Прощай.

И Антаэль снова обратился в орла и взлетел, громко хлопая большими своими оперенными крыльями. Он очень быстро поднялся в ярко синее безоблачное небо, и там растворился навсегда. А Диамант прижал к себе плачущую свою дочь Диору.

Урмур подошел к обоим и обнял их двоих под пение речных русалок и самой лежащей на берегу в пене волн Валги.

***

- Тебе понравилась моя диадема? - произнесла Диора Валге.

Диора видела как Валга, разговаривая с ней, не отводит, взор своих русалки глаз от золотых лепестков украшения в волосах Диоры.

Валга замолчала и потупила свой взор смутясь в волнении перед своими тут же плещущимися в воде подругами Калопой и Кефалой.

- Вот, возьми – произнесла ей принцесса Диора.

Она выдернула из своих волос золотую диадему.

- Возьми - произнесла Диора - Она теперь твоя.

Валга радостная взяла диадему и поцеловала руку Диоре.

- Мне пора уходить – произнесла она Валге – Я буду ждать тебя в замке, Валга. Там в той пещере у воды. Мы еще встретимся.

- Да, принцесса – пролепетала радостная Валга – Я буду там скоро.

- Она своим звонким ласковым трещанием тебе еще не надоела? - спросил ее подошедший к берегу реки фавн Урмур – Валга просто любит поболтать просто так и очень долго.

- Нам пора? - спросила принцесса Диора в фавна Урмура.

- Да, пора – произнес ей Урмур – Твой отец сейчас уже в замке Аллета и принимает и чествует гостей. Нам тоже пора.

- А там будет тот, кто победил зло и спас нас всех? - произнесла она ему - Я даже не видела его. Он красивый?

- Ты полюбишь его - произнес фавн Урмур – Он понравиться тебе, Диора и он будет обязательно там.

На дороге на высоком склоне от самой избушки Урмура и реки стояла запряженная конями крытая золотом украшенная повозка и ждала новая охрана замка.

- Мы едем вместе? – спросила у Урмура Диора.

- Да, принцесса – ответил он ей – Идемте.

Он поклонился принцессе, взяв ту за правую руку. И они стали подыматься по склону к повозке.

- Там должно быть будет много приглашенных – она произнесла фавну.

- Будут все из Мории и Дельфии, кто выжил в этой войне и все из эльфийского леса.

Урмур произносил это несколько холодно теперь. И это не потому, что он так стал говорить, а потому что он вдруг снова вспомнил о друге кентавре Волонгаре. А там впереди кружили среди пяти башен ярким свечением спустившиеся с небес ангелы, и их звонкие как нежная мелодия голоса, разносились далеко от места где на скальном прочном высоком основании утеса возвышался большой замок. Это братья Антаэля спустились с самих небес, чтобы восславить победу добра над злом. А в самом же лесу и в направлении дороги ведущей к замку Аллета, Урмур произносил речь о всех погибших в последнем том сражении пока он спасал сказочника Диаманта и его дочь принцессу Диору. Он должен был тоже быть там и драться с врагами, хоть и уже был стар. Плечом к плечу с Вологаром и лесным воинством. Но если бы он, Урмур не пошел на это, то Уволок, все же в порыве отчаяния и ненависти, плюнув на все, и погибая, убил бы и Диаманта и Диору.

Урмур был на похоронах Волонгара в том сказочном лесу, где стоял громкий плач лесных жителей и плакали сами цветы и деревья. Кружили долго птицы над могилой погибших воинов Армия, Мордехая, Зарустры и Отторуса и самого Волонгара. Там был и сам выросший и ставший защитником и воином-героем этого сказочного королевства Элиас. Именно он, Урмур посвятил его над могилой его учителя и приемного отца Волонгара в рыцари. В присутствии всех эльфов, троллей и гномов. В присутствии подруг Волонгара красавиц воинов и тоже кентавров по имени Диколетты и Кассиоры. Лесной повелительницы и королевы Томирис. Там были дочери лесного короля и королевы эльфийки Гамайюрин и Тамарин и теперь возглавивший королевство гномов вместо царя Сигурда V и единственный выживший в битве его подручный и ворчливый гном Габайдун.

Элиас стал рыцарем сказочного королевства среди заснеженных высоких гор. Он стал жителем этой сказочной страны от Севера до Юга и от Запада на Восток. Он стал тем, кем ему было суждено стать в той книге, что была теперь в лесу у его подруги и тоже фавна и архивариуса Зиркин.

Весть о победе прокатилась по всей сказочной стране и докатилась до древнего дуба и того водопада, что сделал из маленького писклявого младенца названного кентавром Волонгаром Элиасом, настоящего мужчину и воина своей чудодейственной волшебной водой. Эта весть докатилась с трелью поющих и кружащихся над горами и лесами птиц до пещеры чудовища и охранника волшебного цветка по имени Анхель.

- Наконец-то – произнес Анхель – Я свободен. И волен, покинуть это место.

Он задрал вверх свою жуткую больше звериную, чем человеческую морду, и вдохнул своей волосатой звериной грудью свежий с запахами цветов воздух.

- Наконец-то, цепи сброшены, и я свободен - он снова произнес и побрел прочь от этого места, постепенно растворяясь, исчезая и становясь невидимым в самом жарком утреннем воздухе.

Эпилог: Рыцарь Элиас

- Мне не терпится его увидеть, Урмур – произнес с радостью сказочник и его хозяин.

- Он здесь, мой повелитель – произнес в ответ ему козлоногий старый фавн Урмур – Он стоит за теми вашими дверями.

- Так чего я жду, старый мой друг, и чего ты медлишь, Урмур – произнес Диамант – Мой преданный и верный, Урмур. Зови его.

- Я скрыл от него на похоронах Волонгара и других воинов гибель его учителя и наставника, Диамант – произнес Урмур – В книге все было сказано, кому жить, а кому погибнуть, но я Элиасу не рассказал. И самому Волонгару тоже. Мне сейчас особенно горестно за Волонгара. Я мог ему поведать эту тайну книги, но промолчал. Но придется рассказать позднее Элиасу.

- Да, придется, мой верный Урмур – произнес Диамант – Нельзя такое таить вечно. Это была неизбежность. И плата за саму победу.

- Они были как отец и сын – произнес фавн Урмур – И я вижу как тяжело Элиасу сейчас после гибели Волонгара.

- Ладно – произнес Диамант – Пора мне его лично увидеть. И Диоре не терпится.

Диамант привстал с золотого большого своего в тронном замковом зале трона и крикнул громко страже в дверях - Откройте настежь ворота и пусть, они теперь не закрываются с этой минуты никогда. Это мое повеление.

Он снова опустился на трон и в глазах его старика появились слезы.

- Я не могу его позвать, Урмур – произнес Диамант – Почему-то не могу. Я сильно волнуюсь. Я не видел его своими глазами и переполнен вонением.

- Я понял - произнес Урмур – Я позову.

Он крикнул – Войди сюда, Элиас! Войди, победитель дракона Уволока! Твой повелитель и сказочник ждет тебя!

И Урмур скрылся за самим большим из золота троном своего хозяина и повелителя.

Диора взяла дрожащую руку своего старика отца в свои руки. И в ее глазах тоже были слезы. То были слезы радости и счастья.

Все сбылось, как ей предсказал сам Урмур и ангел Антаэль. Все как с их слов. Все сбылось как в той книге в библиотеке фавна Урмура. Он пришел. Пришел победить дракона перевертыша Уволока, чтоб стать ее мужем.

- Антаэль! – она произнесла ангелу, парящему в небесах – Ты, все предрек! Ты все предвидел, Антаэль! Это ты все сделал! Я поняла это, только сейчас! Мой крестный ангел, Антаэль!

За окном раздался еще раз где-то в небесах голос парящего над замком горного орла. Там долгим звоним эхом, разнеслось на все сказочное королевство, пение множества голосов. Этот звук лился прямо с самих небес на землю и на замок Алетта.

– Это, я, моя королева, Диора и дочь сказочника Диаманта – долетело ей в ответ – Это я, моя возлюбленная принцесса. Ты слышишь это пение. Это мои братья воспевают славу всем вам, победившим зло. И теперь это уже не плач, а радостное пение.

В это время открылись большие окованные золотом и в красивой резьбе тяжелые двери.

И гремя своими сверкающими стальными доспехами, и гремя закованными в железо ногами, Элиас вошел в тронный огромный замковый зал. Это сама королева Томирис с лесными эльфами так постарались, заковав перед этим Элиаса в эту металлическую сверкающую на ярком солнце эльфийскую броню.

- Та нужно - ему она сказала – Так нужно. И возражений я не потерплю.

Он вошел в тронный главный замковый зал. И сразу увидел сказочника и тот увидел его.

Он никогда его не видел, как и тот его. И поэтому оба не отводили друг от друга глаз с приближением одного к другому.

Элиас видел, как текли слезы по заросшему белой бородой лицу старика. И как тот еле сдерживал себя, чтобы не разрыдаться.

Он вышел на середину тронного зала с краю, которого стояли феи, эльфы и гномы. Стояли кентавры и тролли. Не было только русалок. Но они плавали за настежь отворенным окном замка во рву и в замковом большом бассейне с фонтанами и пели. Пели, славя победителя Элиаса.

Все присутствующие склонили в почтенном поклоне свои головы и встали на одно колено перд вощедцим и победителем дракона Уволока.

Элиас встал тоже, на одно колено перед Диамантом.

Он склонил свою русоволосую с длинными вьющимися локонами голову. И протянул обе руки вперед и на них свой острый как бритва отточенный эльфийский меч.

- Битва окончена. Возможно, теперь он мне не понадобиться – произнес Диаманту Элиас.

- Встань с колен – произнес сидящий на большом резном золоченом троне с седой длинной бородой старик – Встань и подойди ко мне.

Элиас поднялся на ноги, все еще держа меч в руках.

- Я победил – произнес Элиас. И его синие глаза уставились на принцессу Диору. А та не сводила с него своих восторженных влюбленных в него глаз.

- Опусти его, Элиас и возьми себе. Он тебе будет нужнее. Теперь ты мой рыцарь. Рыцарь, по имени Элиас – произнес сказочник Диамант – Подойди ко мне ближе. Я хочу поближе рассмотреть тебя, мальчик мой. И я хочу разделить с тобой мое королевство.

Из-за высокого золотого трона, стуча громко своими козлиными копытами, вышел фавн Урмур. Он смотрел на Элиаса и улыбался. Урмур кивком головы показал, что ему делать и Элиас понял сразу его. Элиас пошел вперед, убрав свой меч в ножны, и гремя по каменному полу, как и Урмур своими закованными в металл ногами. Диамант взял руку своей дочери Диоры и соединил с рукой Элиаса.

- Свершилось – он произнес стоящему рядом с ним фавну Урмуру - Свершилось то, что было в той моей волшебной книге.

Он вошел в огромные замковые, открытые ему теперь настежь и всегда, как спасителю этого мира двери. Мира фей, русалок, троллей, эльфов и гномов.

Диора не выдержав, бросилась на шею Элиаса, обнимая его и целуя при всех присутствующих здесь. И, Элиас ее, тоже обнял и поцеловал.

Элиас был усыновлен самим сказочником. И у него была теперь уже иная жизнь. Не та, что когда-то была немощной и больной. И была земной ни кому не нужной жизнью. Жизнью холостяка. У которого друзей то толком даже не было. И жизнь была так себе. И когда его звали совсем по иному. В прошлом, когда он был обычным автомехаником со своим стареньким гаражом, ключами гайками и шестеренками. И его было имя… Он, уже и не помнил даже, как его звали тогда. Да, и теперь это было совершенно не важно.

***

- Не мог, он так вот умереть! - плакала Ксюха - Не может быть! Он еще был так молод! Он был моим хорошим знакомым! Как такое могло случиться! - ревела она навзрыд.

- Ты же знаешь, Ксюша - сказал печальным голосом Лидия Марковна, успокаивая Ксюху - У него было больное сердце. Оно доконало его.

Похоронка, загрузив мертвеца, отъезжала от дома с автомастерской. Она тихо без сирен поехала по дороге и скрылась за поворотом.

- Тут где-то была моя книга – вдруг, и неожиданно встрепенувшись, Лидия Марковна произнесла Ксюхе - Я ее тут в машине своей оставила вчера. Сейчас заберу. Машина подождет до завтра.

- Книга важнее для вас, чем машина? - спросила у нее Ксюха. Но Лидия Марковна промолчала и ей не ответила.

Она, подойдя к своей на опорах опущенного подъемника машине, открыла заднюю дверцу своего автомобиля. Дверца была не заперта, словно ее открывали. И там, на заднем сиденье машины лежала средних размеров книга. Она была открыта на последней странице.

У Лидии Марковны вспыхнули сразу глаза, и она быстро ее схватила в свои женские руки. Лидия Марковна закрыла ее и прижала к своей груди.

Она посмотрела на стоящую, поодаль плачущую Ксюху. Которая даже этого не заметила. Она, просто потупив свой взор, рыдала и отвернулась от Лидии Марковны.

- Вот же она! – произнесла она с некоторым опозданием. Видно было, как женщина в годах даже как-то странно обрадовалась, и повернула голову к стоящей в воротах автомастерской заплаканной Ксюхе. Она словно хотела привлечь той к себе внимание, но безрезультатно.

Она повторила - Вот она моя любимица! Я нашла тебя! - она произнесла это как своему толи ребенку, толи животному. И оторвав книгу от груди и взяв в руки, полистала ее. Это была невероятной красоты книга. Книга была полна красивых сказочных и уникальных живых картинок, и вся была исписана красивыми сказочными в витиеватых цветных узорах буквами и текстами.

На обложке и в заглавие книги была красивым ярким красным цветом выведена надпись: «ЗАМОК АЛЕТТА. ТАМ ГДЕ ПЛАЧУТ АНГЕЛЫ».

- Ну, вот и все, дело сделано. Она нашла того, кто ей был нужен. Кого она так долго искала - произнесла уже как-то тихо и умиротворенно Лидия Марковна – Кого я и сама искала достаточно долго. Да и мне уже пора.

И когда Ксюха повернулась внутрь мастерской в направление ее голоса, там уже не было никого. Просто никого. Ни машины, ни самой Шевчук Лидии Марковны. Просто это была какая-то необъяснимая и непонятная загадочная сказка. Сказка с печальным концом.

Конец

Киселев А.А.

13.04.2015- 24.05.2018 г.

Ваша оценка: None Средний балл: 1 / голосов: 3
Комментарии

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ЗАРАБОТКА подробнее https://vasian19746.wixsite.com/2019

Быстрый вход