Там, где кончается пустыня

Орёл парил на высоте, недоступной никому из жителей поверхности, и на это парение он тратил не больше сил, чем человек, лежащий на песке. Снизу хищник казался еле заметной точкой, но сам он легко мог разглядеть на земле даже мышь. Сейчас птица двигалась на юго-восток, с каждой секундой удаляясь от побережья.

Там, где волны стараются разрушить скалистый берег, ещё на памяти орла можно было наблюдать на воде лодочки рыболовов, а на берегу небольшие поселения людей, живущих дарами моря. Но сейчас, когда он пролетал над береговой линией, не мелькнуло ни единого человека. Лишь пустые жилища всё ещё виднелись кое-где.

Орёл сделал несколько кругов, набирая высоту, а затем продолжил полёт-скольжение. Миновал развалины древнего города, настолько древнего, что никто уже не помнил те времена, когда там жили люди. Миновал саксауловую рощу и небольшую группу строений, явно заселённых людьми. Изменил направление, не считая нужным слишком удаляться от побережья.

Побережье с высоты птичьего полёта не выглядело богатым зеленью. Да и в отдалении от берега трава и кустарники не создавали сплошного покрова, образуя характерный ландшафт полупустыни. Кое-где встречались узкие, пересыхающие речки, рощицы деревьев, местами паслись сайгаки и дзерены. Но если птице вдруг вздумалось бы отлететь подальше, то она бы увидела, что с каждым километром этот редкий растительный покров становился всё тоньше, затем от него остались бы лишь отдельные пятна, а дальше на тысячи километров простиралась каменистая пустыня, в которой дожди десятками лет не выпадали совсем.

В последние десятилетия осадков стало заметно больше. Полупустыню во многих местах уже можно было называть степью. А на юге, не так уж далеко от населённых людьми земель, в степи уже росли отдельно стоящие деревья и группы кустарников. Вдоль реки и оврагов кустарники образовывали почти сплошные заросли, охотиться в которых орлу неудобно. И он полетел дальше, не уделяя внимания нескольким людям, пробирающимся сквозь кустарник.

Кусты окружали овраг сплошной зелёной стеной, ни единого просвета не виднелось в листве. Ветви, покрытые толстыми колючками, казалось, не пропустили бы никого, крупнее крысы. Но впечатление оказалось обманчиво, в одном месте ветка отклонилась, пропуская к оврагу человека.

Молодой, выглядевший не больше, чем на восемнадцать-девятнадцать лет, одетый в серо-зелёную мелкопятнистую рубашку и такие же штаны, он двигался совершенно бесшумно, и этому не мешал приличных размеров рюкзак. Внешность незнакомца отличалась от людей, населяющих эту местность с начала человеческой истории. Чёрные волнистые волосы, средний рост и довольно большие глаза в целом укладывались в представление о человеке. Но имелись и отличия.

В первую очередь, в глаза бросались подвижные заострённые уши, как ни странно, не пострадавшие при прохождении через кустарник. В отличие от одежды, на которой виднелись несколько свежих прорех. Видимо, владелец ушей относился к ним бережно.

Человек прислушался к окружающему миру, повернулся и явственно услышал позади треск сломанной ветки. Поморщился и решил, что тишину соблюдать необязательно.

- Возьмите правее, там проход, – негромко сказал он, уверенный, что его услышат. Прошёл к краю оврага и заглянул вниз, ища подходящее место для спуска.

Позади него кустарник выпустил ещё четверых парней, тоже с рюкзаками. Один из них, такой же ушастый, как первый, выглядел младше года на три, остальные, с обычными для людей ушами, по возрасту укладывались между ними.

Ступая так же бесшумно, четвёрка подошла и остановилась, с любопытством первооткрывателей разглядывая овраг. Один, в светло-серой одежде и повыше ростом, кашлянул и негромко сказал:

- Теперь перебираемся через эту промоину, поднимаемся на холм, и будет виден посёлок. Так, Айк?

- Да, так, – откликнулся первый. – Неудачно, рубашку порвал.

- Ничего, – откликнулся высокий. – Сейчас до посёлка доберёмся, там законы гостеприимства работают, найдётся какая-нибудь молодая-симпатичная зашьёт.

- Да я и сам могу зашить, – пожал плечами Айк.

- Зачем лишать девушку удовольствия? – спросил невысокий рыжеволосый парень. – А может быть, ты и ночью её прогонишь? Тоже сам можешь.

Парни рассмеялись, а один потребовал уточнений:

- То есть? Что, вот так сразу и ночью останется?

- Ага, – рыжий кивнул, и Айк тоже кивнул, подтверждая. – У них там все за эти столетия стали друг другу роднёй, так что, как к ним гости приходят, так их девушки гостей на ночь разбирают. Приток свежих генов. Ты, Кирил, думаешь, почему в экспедицию только неженатых отправили?

- Да ну-у-у, – протянул Кирил, недоверчиво глянув. – Разыгрываешь, Орен?

- Старшие говорили, что именно так, – вмешался высокий. – Ты чем слушал, когда мой отец объяснял, кто здесь живёт?

- У меня что, уши как у Айка или Камо? – Кирил кивнул в сторону более ушастых спутников.

- Вот, – обвиняющее указал на него Айк под усмешки остальных, – в чём твоя беда.

Несколько минут группа двигалась вдоль оврага, пока не нашла пологое место, где все и перебрались на другую сторону. Стена колючих кустов пропустила их без какого-то сопротивления, молодые люди скрылись бесшумно, как призраки.

Солнце поднималось всё выше и светило всё жарче, тени укорачивались, над землёй повисло знойное марево. Птицы замолкли, ветер стих, даже насекомые попрятались.

Парни развалились вокруг невысокого, но толстого дерева и отдыхали. Восхождение на холм решили отложить до тех пор, пока зной немного не спадёт.

- Гроза идёт, – негромко сказал Айк, прислонившийся к дереву и изучающий взглядом небольшого жука, забравшегося на его плечо.

- Точно? – Высокий парень глянул на небо с сомнением.

- Гром слышно. Приближается.

- Может, мимо пройдёт? – с надеждой спросил Орен. – Здесь укрытий нет.

- Палатку вытаскивай! – распорядился Айк, вставая. – А то вымокнем.

Иссиня-чёрная туча выглянула из-за холма как раз тогда, когда палатка была поставлена. Под порывом ветра тонкая ткань затрепетала, но колышки выдержали, а потом ветер стих, и на землю упали тяжёлые капли дождя. Основная часть ливня прошла чуток в стороне, парней накрыло лишь краешком, но если бы не палатка, хватило бы, чтобы промокнуть.

- Всё, – Кирил выглянул из-под полога. – Сворачиваем? Или пусть подсохнет?

- Сворачиваем, – кивнул выбравшийся за ним Айк. – А то до посёлка засветло не доберёмся. Там для просушки развесим.

Холм, поросший невысокой жёсткой травой, возвышался над окружающей саванной на несколько десятков метров. Солнце быстро высушило траву, вновь защебетали птицы, затрещали кузнечики. А парням, достигшим вершины, открылась величественная панорама.

Вдали, голубоватая от расстояния возвышалась горная цепь. А всё пространство до неё занимала саванна. Парни, которые за всю жизнь видели лишь полупустыню и морское побережье, замерли в восторге.

Холмистая равнина с заметным уклоном к морю, поросшая травой, с многочисленными островками кустов и деревьями разных видов, стадо лошадей у реки, скалы в отдалении. И маленькие, едва заметные белые домики у подножия скал.

- Вон они! – озвучил Камо очевидное. – А как через реку переберёмся? Она широкая. И глубокая.

- Вон туда, – Айк показал на цепь скал, пересекающих реку равномерной цепочкой. – Мне дед объяснял.

- И мне тоже, – согласился высокий. – А ему его дед рассказывал. И ещё кое-что рассказал. Ракетницы приготовьте все, а то здесь есть хищники, которые на людей могут напасть.

Все тут же принялись обеспокоенно оглядываться, в руках у них быстро появились небольшие универсальные ракетницы, способные не только подать сигнал или выпустить осветительный заряд, но и послужить опасным оружием на небольшой дистанции.

- А чего беспокоиться? – усмехнулся Орен, проверивший заряд в ракетнице. – С нами ушастые, они любого хищника за сто шагов услышат.

- Не переоценивай наши возможности, – покосился на него Айк. – Засадные хищники могут быть очень тихими. К тому же, здесь не полная тишина.

- Змея! – Кирил показал на толстую коричневую тварь, скользящую в траве.

- Ужин! – Камо присмотрелся к рептилии с явным интересом, но в итоге махнул рукой. – Надеюсь, в том посёлке нас накормят? Законы гостеприимства всё-таки.

Дорога оказалась гораздо длиннее, чем все рассчитывали, так что к реке парни вышли перед закатом. При ближайшем рассмотрении им бросилась в глаза странная регулярность в цепочке скал, пересекающих реку. И их одинаковая высота

- Слушайте! – ошеломлённо выдохнул высокий. – А ведь эти скалы – дело человеческих рук. Мост это был. Сверху настил лежал, но он разрушился.

- Похоже, ты прав, Нилс, – кивнул Айк. – На побережье есть очень древние гранитные постройки, тоже уже камень выветрился, и здесь похоже. Но ведь всё равно они далеко, без разбега не перепрыгнуть. А разбежаться после первого прыжка негде. Надо что-то придумать.

- Канатную переправу! – предложил Кирил. – Две верёвки натянем, по одной идём, за вторую держимся руками.

- Верёвок не хватит, – покачал головой Айк. – Да и закинуть их не так просто. Брёвна бы положить. Но здесь все деревья кривые, как высоко в горах.

- Вон те подойдут, – Нилс показал на рощу акаций. – Тут понадобится два десятка брёвнышек, но сегодня мы нарезать их не успеем. Часа через два солнце зайдёт. А мне дед говорил, что хищники как раз по ночам выходят.

- Два брёвнышка спиливаем, – Айк решительно сбросил рюкзак с плеч. – Положим их на первый пролёт, перебираемся на вторую опору и там ночуем. Ни один хищник не заберётся, а с брёвен мы собьем кого хочешь, если рискнёт.

- Правильно! – поддержал Нильс. – Складываем мешки сюда и за работу.

Неторопливо, чтобы не наступить на змею, парни подошли к рощице. Айк снял пояс и извлёк из него полотно лучковой пилы. Нильс тем временем срубил подходящую ветку, которую они тут же вставили в кольца на концах металлической зубчатой ленты. Ещё через двадцать минут одна из акаций рухнула, а второй пропил отделил длинное тонкое бревно.

- Вперёд, ребята, – кивнул Айк остальным парням, смотревшим на это. – А мы сейчас второе сделаем.

Когда солнце коснулось горизонта, оба брёвнышка уже заняли место на гранитных опорах. А путники расселись на широкой гранитной тумбе вокруг костерка, поглядывая на бурлящую в нескольких метрах внизу реку.

- Надо было ту змею прихватить, – пробормотал Камо. – Свежее мясо, пожарили бы.

- Да, было бы неплохо, – кивнул Нилс, извлекая из рюкзака узелок с пеммиканом и сухофруктами. – Раз уж свежатины нет, облегчу-ка я свою ношу.

Остальные тоже потянулись за едой. Айк, жуя пластинку пеммикана, с любопытством наблюдал за трёхметровым крокодилом, ловко поймавшим пастью рыбу между гранитными опорами.

- Главное, никто чтобы вниз не свалился. Тут такие, оказывается, существа живут, что до берега можно и не добраться.

- И лошади к берегу осторожно подходят, напились и сразу в сторону – согласился Нилс. – Значит, этот хищник для них тоже опасен.

Темнота сгустилась быстро. Кажется, только что Айк наблюдал за бурлящей внизу водой, а сейчас буруны слились в единую серую массу. Тьма уже захватила пространство под деревьями и кустарниками, а на открытом месте всё стало серым и нечётким. Лошади принюхались и куда-то исчезли, а перед мостом появились серые тени, напоминающие знакомого парням шакала, но раза в два крупнее. Принюхались, ловя ноздрями запах, а затем один из них, самый крупный, шагнул на брёвнышки. Айк поднял ракетницу.

- Не трать заряды, – Нилс бросил в гущу стаи небольшой предмет, взорвавшийся с таким грохотом, что Айк полминуты почти ничего не слышал. Высказать всё, что думал, впрочем, это ему не помешало. Нилс пожал плечами:

- Зато эти сбежали.

И действительно, ночных охотников как ветром сдуло. Тем не менее, ночью парни дежурили поочерёдно.

Айк дежурил вторым, когда тьма сгустилась так, что не было видно ничего за пределами светового круга. Айку не досталось такого ночного зрения, как у его матери, поэтому он сел так, чтобы свет костерка не слепил его, и наблюдал за переходом из брёвнышек, прислушиваясь к ночным звукам.

А прислушиваться было к чему. В отличие от тихой полупустыни, саванна кишела жизнью. Топот копыт спасающихся от неведомой опасности травоядных, вой тех здоровенных шакалоподобных тварей, громкое мяуканье какого-то незнакомого родственника кошки, перекликающиеся ночные птицы создавали сложный звуковой фон, загадочный и притягательный.

- А может, взять Алию за руку и перебраться сюда? – чуть слышно спросил парень сам себя. – Здесь прокормиться может много людей.

Стоило прикрыть глаза, как в голове возник образ девушки, отчего на лице появилась смущённая улыбка. И тут же пропала, когда на другой стороне моста послышались тихие шаги.

Уловить эти звуки кроме Айка мог разве что Камо, но он спал, свернув уши в два плотных валика. Свет костра отразился от глаз ночного посетителя двумя зелёными огоньками. Послышалось тихое мяуканье, и родственник кошки, размером примерно с человека удалился, решив не лезть на брёвна.

Большую часть дня заняла переправа. Но когда солнце начало склоняться к горизонту, парни стояли на противоположном берегу, а мост был готов пропустить их в обратном направлении. А до посёлка оставалось совсем немного.

Белые домики встретили путников тишиной. Двери стояли распахнутыми, многие окна – выбиты, кое-где ветром повредило крыши, и никто не чинил их.

Никаких следов людей, – Орен внимательно изучал пыль под ногами. – Вообще.

- Дождь вчера был, – напомнил Айк, держа ракетницу наготове. – Надо весь посёлок обойти. Может, эта часть посёлка не заселена, как те домики вдоль побережья.

- Думаешь, и сюда эта наркота добралась? – засомневался Нилс, напряжённый, как струна. – Вряд ли, дед рассказывал, что местные вообще далеко от долины не отходят. Да и наркоты столько у береговых бы не нашлось, чтобы сюда отдавать. Сами бы употребили.

Все поёжились, вспоминая обезлюдевшее побережье. Молча прошли по единственной улице посёлка и убедились, что все двадцать два дома пусты.

- Двери кое-где выбиты, – озвучил очевидное Кирил. – И вон то окно внутрь провалилось, может, его тоже снаружи ударили?

Камо осторожно поднялся на крыльцо, заглянул внутрь:

- Тут на полу тёмные пятна. Похоже, кровь.

- Осторожно! – Айк подумал, что это, конечно, ерунда, но всё-таки. – Возьми палку и проверяй каждый шаг. Если здесь бой был, местные могли ловушек понаставить…

Парнишка оценил опасность и действительно начал проверять палкой все подозрительные места. Но никаких ловушек не нашлось ни в этом доме, ни в соседних. Если здесь и вправду на людей кто-то напал, первая атака оказалась и последней.

Во всех домах путники нашли одно и тоже: выбитые двери и окна, разбросанные вещи, пятна крови. А сами местные жители нашлись в овраге за посёлком. Вернее, нашлось то, что от них осталось.

- Вот, значит, как, – процедил Нилс сквозь зубы. – Не нравится мне это. Смотри, как кости расщеплены.

Все знали: так расщепляют кости, чтобы извлечь мозг. И следы огня на костях тоже говорили о том, что здесь поработали людоеды.

- Уж не соплеменники ли моей матери здесь побывали? – пробормотал Айк. – Значит, здесь есть поблизости вход в подземелья.

- Есть, – согласился Нилс. – Мне дед рассказывал о пещере в скале к северу от посёлка.

Айк тем временем спустился в овраг и рассматривал кости, недоумённо нахмурив лоб. Наконец он поднял голову и посмотрел на друзей:

- Парни, гляньте сюда.

Все начали спускаться, а Камо, задержавшись на несколько секунд, вдруг сказал:

- Не сходится.

- Что? – Не понял Орен.

- Если здесь были подземники, почему они не унесли тела в туннели? Неужели они остались есть здесь? Днём? Раньше они так не делали.

- И следы зубов не похожи ни на подземников, ни на других людей, – Айк показал на кости. – Это не они. Здесь кто-то другой пировал, небольшой и с заострёнными зубками.

- Может, это зубки кто-то другой позже оставил? – спросил Кирил, присматриваясь к находке. – Тут ещё следы зубов шакала видны, так что это ничего не доказывает. Но жарили мясо здесь, вот остатки жаровен. А вот на кости следы чего-то, что мясо соскребало.

Путники искали следы до темноты, но мало что нашли. С нападения неизвестных прошло не меньше полугода, да и зверьё заглядывало в опустевшее поселение. Заночевали в одном из наиболее сохранившемся доме, закрыв дверь и заткнув оконный проём связкой колючего кустарника. И заснули, не обращая внимания на рёв и нечеловеческий хохот за окном.

Утром парни принялись обшаривать посёлок и окрестности. И в сотне шагов от крайнего дома нашли остатки того, что сначала они приняли за загон для скота.

- Бамбук, – Нилс поцарапал ногтем твёрдые, пустотелые стебли неизвестного растения. – В нашем доме такая палка есть, прадед выменял у какого-то торговца. Крепкий и лёгкий материал. Но ему влага нужна, у нас не растёт.

- А здесь растёт? – спросил Айк, тоже рассматривая деревянную клетку.

- Не видел. Но откуда-то местные его взяли. Любопытно, кого они здесь держали? Не овцекоз, это точно. Для них крыша не нужна.

- Может, крыша от хищников? – не согласился Айк. – Таких, кошек ночных, с человека весом.

- Тут такие же жаровни, как и у той ямы! – Камо, отошедший на пару десятков шагов, показал на кострища. – А дальше яма с костями.

Здесь кости были другие. Детские. От почти взрослого размера и до совсем маленьких, лежащих сверху. Многие из них растащили хищники, но оставшихся было достаточно, чтобы руки парней сжались на оружии. Такое зрелище для них оказалось слишком сильным, чтобы сохранить спокойствие. Лишь через час они продолжили обсуждение:

- Соплеменники моей матери здесь точно не при чём, – подытожил Айк. – Детей держали здесь не один день, пока не съели взрослых у домов. А затем пировали здесь, свет им не мешал, судя по всему. Но кто это тогда?

- Вернёмся домой и расскажем, что жителей посёлка кто-то убил и съел, – кивнул Нилс. – Кто-то, умеющий пользоваться огнём и строить загоны, расщепляющий кости какими-то инструментами… Что мы ещё про них знаем?

- Действуют группами, – продолжил Айк. – Вряд ли двое-трое могли подобное устроить. Думаю, их здесь было не меньше четырёх десятков. И местные, умеющие охотиться и защищаться от хищников, ничего не смогли им противопоставить. Трупов нападающих я не видел, по крайней мере.

- А может, своих они тоже сожрали? – не согласился Орен. – Различи теперь кости тех от этих. Или сожгли в тех же жаровнях. Или прикопали. Откуда ты знаешь, какие у них обычаи?

Орен отколол от обрывистого берега камушек и с восторгом покрутил его в пальцах. Стукнул по нему кирочкой и принюхался:

- Он! При ударе чесноком пахнет.

- Дай глянуть, – повернулся к нему Айк. – С почином.

Из арсенопирита при умении можно было получить чистый мышьяк. Ядовитое вещество, но незаменимое при изготовлении определённого типа полупроводников. Количество мышьяка для этого нужно небольшое, поэтому один рейд в пару сотен лет с лихвой покрывал все потребности общества.

Конечно, парни рассчитывали на то, что между вылазками за нужным минералом они могут отдохнуть в дружественном посёлке. И на то, что местные жители расскажут им о опасностях саванны и научат их избегать. А теперь приходилось полагаться лишь на рассказы старших, которые и сами здесь не были ни разу.

Чёрно-бурые кристаллы вольфрамита тоже занимали место в сумках. Вольфрам, несмотря на сложность получения, был очень нужен как добавка к стали. И касситерит, содержащий олово, тоже мог пригодиться. Но брать приходилось столько, чтобы можно было унести. И на двенадцатый день все дружно решили: «Хватит».

Запасы взятой из дома еды к этому времени истощились на три четверти, но парней это не волновало. В саванне росли несколько видов съедобных растений, животные подпускали человека на два десятка шагов, так что мясо несложно было добыть сколько нужно.

Идею о переселении в саванну Айк решил отложить после того, как на их стоянку набрёл целый поток красных муравьёв. Парням пришлось бежать, бросив имущество, за которым они вернулись лишь через два дня. Да и летающие кровососущие насекомые не прибавляли оптимизма. С этим согласился и Нилс, когда Айк у вечернего костерка озвучил идею.

- Нет, Айк, сюда я перебираться не хочу. Хорошо, конечно, когда еды много, но кормёжка – не главное. Жене и детям здесь придётся всё время в доме сидеть, иначе их самих сожрут. Это не жизнь.

Орен, с любопытством выслушавший Айка и Нилса, тут же возразил:

- А с другой стороны, прокормить можно не двух-трёх детей, а больше. Пусть жена рожает каждые два года, даже если из десятка детей два-три погибнут, всё равно много останется.

- Сочувствую твоей жене в таком случае, – толкнул его Камо в бок. – Она же не выдержит столько рожать!

- Ничего. Такая уж женская доля, – хохотнул Орен, устраиваясь поудобнее. – А ещё можно вторую, да и третью жену взять, раз вокруг так опасно – не сбегут. Представь, в доме три женщины, и каждая из них – твоя!

Все оживились, пытаясь представить себе такую семью, Айк тоже улыбаясь, заметил:

- Ревностью замучают и мужа, и друг друга. Тётя Янка отца моего знаешь, как к моей матери тайком ревнует? Хотя у неё с отцом ничего не было. А если бы было.… Поубивали бы, наверное, друг дружку.

- А может, было? – Орен задумчиво глянул на Айка. – Вряд ли тебе стали бы о таком рассказывать. А жить годами в одном доме с влюблённой женщиной и ни разу не увести её в укромное место – мало кто сможет.

- Сомнительно, – Айк покачал головой. – Это не в чужом доме с вдовой переспать мимоходом. Мать бы заметила, и ей это бы не понравилось.

Орен усмехнулся, оставшись при своём мнении, а затем разговор съехал на тему возвращения домой.

Вышли на рассвете, чтобы до заката уйти из саванны. Вскинули на плечи увесистые рюкзаки и тронулись в путь. Все молчали, оглядываясь вокруг и запоминая саванну, с которой расстаются, скорее всего, навсегда. Айк, шагавший впереди, вдруг остановился, глянув на невысокий кустарник впереди, и уши его повернулись к серебристым ветвям. В руках парня появилась ракетница, нацеленная вперёд. Камо тоже насторожился.

- Что там не так? – проворчал Орен. Нилс сделал в его сторону жест, призывающий к тишине, тоже взял наготове оружие и вопросительно посмотрел на Айка.

Айк, не спуская глаз с кустов, шагнул в сторону, ещё раз, ещё… Камо повторил его манёвр, на лице его было написано недоумение, но ракетницу он тоже снял с плеча и теперь держал в руках. Остальные парни тоже начали смещаться вбок, не задавая вопросов.

Островок кустарника остался слева, группа парней не спеша обходила его, не сводя глаз с серебристо-зелёных листьев, скрывающих за собой неведомую угрозу. Айк резко остановился и прислушался к чему-то впереди:

- Вот что, парни – неуверенно прошептал он. – Назад отходим, быстро и без шума.

- Чего паникуешь? – так же негромко шепнул Нилс. – Что там?

- Кто-то двуногий и невысокий движется за нами, скрываясь в кустарнике, – ответил Айк, поглядывая то на кусты, то туда, где за зарослями впереди оставался мост. – А впереди голоса. Похожи на человеческие, но какие-то не такие.

Детские, – шепнул Камо, тоже отступая.

Группа начала отходить обратно к мёртвому посёлку, но когда парни отошли от кустов метров на пятьдесят, те, кто там скрывались, решили не упускать добычу.

Из засады выскочили и бросились к молодым людям семь невысоких тонких фигур, сжимающих бамбуковые копья. Стремительно приближаясь, они одновременно занесли оружие для удара, и как раз в этот момент их встретил залп ракетниц.

На таком расстоянии жители полупустыни не промахивались, пять из семи нападающих покатились по земле, поймав грудью или животом маленькую керамическую ракету, а двое оставшихся, увидев такое, сбились с шага и недоумённо уставились на парней. Две секунды они неподвижно стояли, затем один прыгнул вперёд, занося копьё, а второй бросился обратно к кустам.

Нападающего убил Айк, успевший перезарядить оружие, а убегающему досталось в спину сразу две ракеты. Нилс виновато поморщился:

- Нельзя было его упускать.

- Точно, – Айк нагнулся над тем, кто подбежал совсем близко. – Фигура как у двенадцатилетнего мальчишки, а морщины как у старика. И зубы тоже.

- Голова седая, – наклонился Орен над вторым покойником. – Какая странная форма черепа.

Низкие скошенные лбы оставляли не так уж много места для мозга, что в сочетании с маленькой головой наводило на мысли о соответствующем уме. Челюсти, выдвинутые вперёд, придавали лицам убитых звероподобное выражение. Одеты нападающие были лишь в набедренные повязки, кожа загорела почти до черноты и покрыта шрамами, слишком правильными, чтобы быть естественными.

- А это вообще девчонка! – ошеломлённо прошептал Кирил, глядя на ещё дышащее тело. Набедренная повязка, сорванная при падении, уже ничего не скрывала, доказывая всем, что он прав.

- И эта тоже, – Нилс без стеснения заглянул под повязку убитой в спину. – Как-то это не по-людски.

- Может, перевязать? – Кирил неуверенно полез в боковой кармашек рюкзака, где хранилась аптечка.

Но он не успел ничего сделать, неизвестная дёрнулась и затихла.

Айк достал нож и разжал челюсти убитой. Кивнул:

- Отпечатки зубов на костях были оставлены такими челюстями. Уходим, а то их впереди немало.

Парни быстрым шагом начали отходить, прошли мимо посёлка, углубляясь в лабиринт кустарников. Несколько антилоп шарахнулись от них, а чуть подальше мелькнула туша здоровенного двурогого копытного весом примерно с тонну. Гигант не побежал, мрачно глянул на людей и недовольно замычал, наклонив голову.

- Уходим, уходим, не нервничай, – успокаивающе сказал ему Нилс, отступая дальше.

Через полчаса Кирил запросил привала. Остальные не возражали, развалились в тени под толстым, в шесть обхватов, деревом. Молча утирали пот, пытаясь расслабить мышцы.

- Следы, – Нилс поморщился, озвучив то, что его беспокоило. – Эти полулюди найдут убитых и пойдут за нами. Надо к скалам, там можно не оставлять следов.

Айк согласился, и группа слегка изменила направление, уходя на север, где на равнине появлялись острые скалистые гребни. Через час ходьбы они наконец бросили рюкзаки на каменную плиту, густо заросшую лишайником.

- Тут тоже следы останутся, – Айк ткнул пальцем в хрупкую лишайниковую корочку на камнях. – И более чёткие, чем на траве.

- На чужой территории не спрятаться, – Кирил нервно покрутил в пальцах нож. – Надо в степь уходить.

- Как? – невесело ухмыльнулся Айк. – Эти засели у моста, а другого пути через реку я не знаю. Если только зайти повыше и соорудить плот?

- Там ещё хищники в воде, – кивнул Нилс, глянув в сторону реки. – Погоня!

И действительно, там, откуда пришли парни, показалась цепочка знакомых фигурок с копьями. Длинная, как змея, она всё тянулась, из-за кустов появлялись всё новые и новые преследователи. Их уже насчитывалось несколько десятков, и цепочка всё не кончалась.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 6
Комментарии

О, знакомый стиль! Глянул, точно автор "Подземников". Писатель теплого и лампового ПА :)

Ага, он самый, злодей такой:)

Собственно, это и есть продолжение "Подземников", действие происходит примерно через двадцать лет.

"- Два брёвнышка спиливаем, – Айк решительно сбросил рюкзак с плеч. – Положим их на первый пролёт, перебираемся на вторую опору и там ночуем. Ни один хищник не заберётся, а с брёвен мы собьем кого хочешь, если рискнёт."

Вроде умные ребята, а до идеи "Бревнышки втягиваем на свою опору, и никто по ним к нам не пройдет", не додумались. Но в остальном рассказ, блеск!

"Ага, он самый, злодей такой:)"

Так мало того что злодей, так еще и эротоман. :Р Впрочем, надо отдать должное, у Вас это все как-то легко и изящно описывается, и получается довольно мило и гармонично. :) Не то что у Кларка в "Царь-Крови". Вот уж кто действительно на этой теме крышей поехал, хотя ему тоже в некотором мастерстве не откажешь.

"Собственно, это и есть продолжение "Подземников", действие происходит примерно через двадцать лет."

Да, я уже прочел и понял. Хорошо пишите, душевно, не растеряли мастерства.

"Гость" пишет:
Вроде умные ребята, а до идеи "Бревнышки втягиваем на свою опору, и никто по ним к нам не пройдет", не додумались.

Опасались варианта: "Случайно роняем в реку и сидим, прикидываем, кто быстрее плавает: мы или крокодилы"? Да и места лишнего на опоре вряд ли много.

Хотя, стоило кому-нибудь из них высказать такую идею, да.

"Опасались варианта: "Случайно роняем в реку и сидим, прикидываем, кто быстрее плавает: мы или крокодилы"? Да и места лишнего на опоре вряд ли много."

Я ждал этого возражения, поэтому специально не стал развивать идею, хотел проверить, попадетесь Вы в ловушку или нет. Увы, попались :) А идея такая "Бревнышки втягиваем на свою опору, и никто по ним к нам не пройдет. Если мешают, то кладем их на следующую опору, тогда они мешают не больше, чем если бы соединяли "нашу" опору с берегом, да и шансы случайно уронить бревнышки, точно такие же" :Р

"Гость" пишет:
да и шансы случайно уронить бревнышки, точно такие же

Как я понимаю, шансы уронить максимальны во время перекладывания. А учитывая нулевой опыт мостостроения - шанс становится заметным.

Хотя, способ более рискованный, но гораздо более быстрый, молодёжь могла выбрать именно его.

"Как я понимаю, шансы уронить максимальны во время перекладывания. "

Я имел ввиду, когда бревнышки уже уложены. Тогда шансы примерно равны.

"А учитывая нулевой опыт мостостроения - шанс становится заметным."

Уронили, не беда. За веревку, привязавнную к бревну, вытянули его обратно. Или они каким-то безверевочным способом мост наводили? :)

"Хотя, способ более рискованный, но гораздо более быстрый, молодёжь могла выбрать именно его."

Лентяи :) Просто удивительно, как он с таким подходом дожили до столь преклонного возраста (по меркам ПА) :)

Хотя, все же что-то от осторожности в них есть, расположились все же на быке моста, а не на берегу, что еще быстрее и легче :)

Они т.е., а не "он".

Быстрый вход