Обитель Зла: Проект "Бармаглот"

Каждый день вы ведете

самую суровую схватку в жизни на улицах,

которые требуют крови, чтобы насыщаться энергией.

Сегодняшний день и все такие же дни завтра

остаются в вашей душе. Сечете?

И когда все кончено, когда улицы обагрены кровью,

вы улыбаетесь и знаете,

что выиграли для себя еще один день.

Мигель Пинеро «Завещание»

— Время пить чай, Алиса!..

Она открыла глаза и поначалу не могла сообразить, где находится и что происходит. Рядом раздавалось мерное посапывание. Мэтт в поисках тепла забился ей под бок, летный шлем, который он не снимал с тех пор, как нашел в развалинах, валялся рядом. С другой стороны доносился богатырский храп Барри. В его объятиях свернулась калачиком Рейн.

Элис села, потом встала, обхватила руками замерзшие плечи. Три клона продолжали спать, четвертого нигде не было видно. Она прошла между рядами скамеек, толкнула прикрытую дверь и вышла наружу. Карлос сидел на поваленной колонне, держа на коленях УЗИ, и попарно скреплял изолентой автоматные обоймы. Этому научил их Никита, здоровенный чокнутый русский, с интернациональной компанией таких же психов переправлявший людей в единственное незараженное место на Земле — закрытый город полярников.

— Не спится? — спросила Элис, садясь рядом.

— Сны, — коротко ответил он, не отрываясь от своего занятия.

— И что снится?

Карлос поднял голову и в лунном свете его резкий профиль показался Элис до дрожи знакомым. Не Карлос, нет... другой, тот, из ее собственных странных снов.

— Так, всякое, — он засунул в рюкзак последнюю пару обойм. — А ты чего не спишь?

— Тоже сны, — она передернула плечами и хрипло рассмеялась. — Дурацкие...

— Какие? — Карлос повернул голову, чтобы смотреть ей в лицо.

— Так, всякое, — усмехнулась Элис. — Снилось, что я — Алиса из Страны Чудес, — она сглотнула и уставилась на собственные руки, мозолистые, с разбитыми костяшками. — И что Красная Королева велела отрубить мне голову.

— Забавно, — Карлос тоже рассмеялся, отрывисто и жутковато. — А мне снилось... что я Валет Червей. И помогаю девчонке по имени Алиса спасти мир от тирании Красной Королевы.

— Все чудесатее и чудесатее, — Элис придвинулась вплотную, жесткий каркас его доспехов уперся ей в бок. — Похоже, нам снится одно и то же. Помнишь ту книжку?

— Алиса в Стране Чудес?

— Да. В конце Красная Королева оказалась просто игральной картой.

— Ну, в реальности этой суке все-таки удалось почти стереть человечество с лица земли.

— Не все, — Элис смотрела на песчаную мертвую пустошь, залитую мертвенным лунным светом. — И если мы проберемся в Обитель Зла, то сможем перепрограммировать все спутники и компьютеры, в том числе и Красную.

— Ты веришь в реинкарнацию? — спросил Карлос.

— У нас это называется перезагрузкой.

— Угу. А все же интересно, что нам снится одно и то же.

— Знаешь, почему я выбрала вас четверых?

Карлос пожал плечами. Взгляд его был устремлен на небольшой барханчик, который ветер перегонял с места на место.

— Я спрашивал тебя, тогда ты не ответила. Почему вдруг сейчас?

Сзади раздался шорох, и они обернулись. Но это был всего лишь Мэтт, вышедший из полуразрушенной часовни, где они нашли приют. На его голове снова красовался шлем, а в руке он держал кружку-непроливайку с холодным чаем.

— Как есть Безумный Шляпник, — хмыкнул Карлос, глядя, как Мэтт пристраивается к уцелевшей колонне, чтобы отлить. — Ты хотела сказать, почему выбрала нас.

— Сама не знаю, — Элис почесала нос. — Положим, тебя я выбрала, потому что когда-то настоящий Карлос Оливейра спас мне жизнь и сражался вместе со мной. А Мэтта потому, что когда-то не сумела его спасти... Ну и еще потому, что теоретически он единственный, кто знает пароль и коды доступа в основной управляющий компьютер. Кстати, его ДНК достать было труднее всего. Она сохранилась лишь в мутантной вариации в главной лаборатории Улья. Бёртон... Барри просто был чертовски хорошим бойцом, к тому же у нас была его почти неповрежденная ДНК. Но вот понять, на кой хрен мне сдалась эта чокнутая вечно сонная латинская сучка...

— Садовая Соня, — рассмеялся Карлос, — и Мартовский Заяц. Хотя я бы скорее назвал его Мартовским Котом.

Из часовни, словно в подтверждение его слов, донеслись жизнеутверждающие звуки. Элис фыркнула. Эти двое, если не сражались и не спали, неистово трахались. Временами Барри не останавливало даже то, что его подружка дрыхла, как убитая. Впрочем, когда Рейн не спала, то во всей полноте демонстрировала жар латиноамериканской крови.

— Вода закончилась, — Мэтт подошел к ним и оседлал колонну. — Надо достать. Для чая.

Элис коротко фыркнула.

— А еще мне снился сон... — продолжал он. — Такой забавный сон.

— Иди сюда, — Элис притянула его к себе, стащила шлем, уткнулась носом в пропахшие бергамотом волосы. — Расскажи про свой сон.

Мэтт рассеянно улыбнулся. И от этой улыбки у Элис внутри все сжалось. Воспоминания нахлынули болезненно-яркой волной, вернув ее на фабрику клонов, где она добывала себе спутников взамен тех, кому пришлось остаться и отражать постоянные атаки монстров.

Гигантский конвейер, на который выводили готовые оболочки клонов, чтобы позже закачать в них воспоминания. Установка памяти. Безвольное тело Мэтта, лежащее на столе, прикрытое лишь тонкой белой тканью. Во время загрузки блоков памяти Красная Королева вырубила вспомогательный компьютер. Мэтта из капсулы вытаскивали в четыре руки она и успевший очухаться после перезагрузки Карлос.

— Чем ворон похож на письменный стол? — прошептал клон, едва открыв еще мутные глаза. Элис уткнулась в его мокрые от биомассы волосы и заплакала от радости и отчаяния. Она так и не смогла заставить себя отправить Мэтта в утилизатор: было бы слишком больно потерять его еще раз, пусть даже такого, жалкого и полубезумного. Но почти всю ночь она проплакала, держа его в объятиях и укачивая, как ребенка.

— Так что тебе снилось? — повторила Элис, усилием воли прогнав из головы тягостные картины. Мэтт вытянулся, обнял ее за талию и примостился щекой на колени.

— Странное снилось. Стол, большой и накрытый, в зеленом лесу на поляне, — голос его был сонным и усталым. — Мы пили там чай. Ты, и я, и Рейн, и Барри. А потом пришел Карлос и увел тебя в дом. Элис...

— Да, милый?

— Знаешь, чем ворон похож на письменный стол?

— Нет, не знаю.

— А я вспомнил, — Мэтт с радостной улыбкой посмотрел на нее.— Вспомнил ответ на эту загадку!

— Вот дьявол, твари! — рявкнул Карлос. Тишина взорвалась грохотом автоматных очередей.

Монстры вынырнули из песка — громадные, алые, похожие на гигантских кольчатых червей.

— Хорхои! Живо в часовню! — Элис выдернула из-за пояса пистолеты и принялась разряжать обоймы в безликие тупые морды, пока Карлос уводил напуганного Мэтта.

Было бы чертовски обидно сойти с дистанции на финишной прямой, подумалось ей. Вход в бункер, где располагался основной компьютер, был где-то поблизости, сюда указывали все датчики. А спутники Элис были так измучены многодневным переходом, что буквально рухнули на пол в этой гребаной часовне.

— Быстрее! — заорал Барри, шагнув вперед и паля по тварям из своего минигана, поднять который мог только он один. — Шевели задницей, детка!

Элис поднырнула под его локоть. Барри быстро захлопнул дверь, поднял и заложил тяжеленный засов. В створку с той стороны что-то врезалось с глухим стуком.

— Вот же блин! — Карлос скрипнул зубами. — И где теперь искать этот долбаный бункер?

— Где-то здесь, — сонно промямлила Рейн, зевая до хруста в челюстях. — Может, даже прямо тут, в часовне.

— Где карта? — Элис рылась в рюкзаке.

— В боковом кармане посмотри, — Барри отступил от двери, которая дрожала и трещала под напором снаружи, а в щель просачивалась тонкая зеленоватая струйка едко воняющего дыма. — Твою ж мать! Да что за дрянь песчаная! Никогда не видел таких!

— Держись подальше от двери, — предупредила Элис. — Они плюются кислотой.

Она перевернула рюкзак, вытряхнула содержимое на расстеленный плащ и отыскала карту.

— Если верить этой карте, то проход тут, в часовне, — Элис раздраженно стукнула себя кулаком по колену. — Но как его активировать?

— Откуда мне знать? Спроси Мэтта, — проворчал Карлос, искавший, чем бы забаррикадировать дверь.

— Активируется кодовой фразой, — Мэтт задумчиво ковырял наушник шлема. — Нужна кодовая фраза...

— Что за фраза? — накинулись на него все четверо. — Ну же, вспоминай!

— У нас нет времени! — отчаянно выкрикнула Рейн, глядя, как трескается и дымится старое дерево под напором кислоты.

Часовня содрогнулась до основания. Элис и Карлос схватились за руки, Рейн и Барри попытались поднять невменяемого Мэтта. Плиты пола медленно раздвигались. Из квадратного отверстия пахнуло сыростью и плесенью.

— Правильный ответ, — кивнул Мэтт и водрузил шлем на голову.

— Проход! — зачарованно произнес Карлос.

Барри и Рейн уже волокли озадаченного Мэтта к дыре в полу. На двери появилось первое отверстие с черными обугленными краями.

— Вниз! — заорала Элис, толкая Карлоса к входу. — Живо!

Она спускалась последней. Плиты уже начали сходиться, когда первый червь пролез в дыру и пополз к ним. Элис стреляла в него, пока не закончились патроны, и едва успела протиснуться в стремительно уменьшающуюся щель.

***

Лифт нес их в пустынные затхлые коридоры бункера, расположенного в километре под землей. За полчаса, что они спускались, Элис успела немного поспать и съесть сухпаек, размочив его кипяченой водой из термоса. Остальные тоже вздремнули и подкрепились и выглядели теперь куда бодрее.

Здесь, в подземных переходах, залитых аварийным красным светом, опасность им грозила лишь от нескольких ученых и охранников, некогда обслуживавших этот небольшой комплекс. Датчики показывали наличие инфицированных форм жизни. Видимо, обратились уже давно.

Карта электронного навигатора, по которому Элис сверяла маршрут, привела их в большое помещение, служившее, видимо, кладовой для различной техники и комплектующих.

— Почти дома, — устало произнес Карлос.

— Ключевое слово «почти», — хохотнул Барри, отстреливая голову рослому мутанту, бросившемуся к ним из-за железных стеллажей. — Чертова аварийка!

Мигающий красноватый свет раздражал. Элис и Карлос шли впереди, Барри прикрывал их сзади. Рейн следила, чтобы Мэтт не потерялся, и попутно оглядывала порядком подранный потолок. Сбившись в кучу, они одолели кладовую и выбрались в новый коридор. На экране навигатора было видно, что их метки, пять тесно прилепившихся друг к другу зеленых точек, окружают шесть красных, более крупных. До серверной оставалось еще несколько переходов.

— Они нас чуют, — Карлос встревоженно смотрел на экран. — Элис, вы с Мэттом должны идти вперед. Мы с Барри и Рейни прикроем вас.

— Нет! — ее голос звучал спокойно и ровно, но побелевшие губы и лихорадочно блестящие глаза выдавали смятение. — Мы пойдем все вместе! По отдельности нас легко уничтожить.

Она перезарядила пистолеты и двинулась вперед. Карлос молча пошел рядом, внимательно следя за потолком и стенами.

***

Сны приходили все чаще. Еще раньше она видела их. Еще раньше она знала их. Она не помнила ни детства, ни юности, ничего до той минуты, как очнулась в особняке перед встречей с Мэттом Эдисоном. Она пыталась вспомнить, но не могла. И только сны дарили такое облегчение и теплоту, что хотелось лечь и не просыпаться никогда. Сны были ее спасением от того безумия, что творилось вокруг. Во сне она была самой собой, ребенком, когда-то открывшим путь в иной мир.

Страна Чудес сильно изменилась с тех пор, как она покинула ее. Превратилась в ядовитую выжженную пустыню, полную чудовищ. В ней сгорело дотла то, что когда-то было ее душой. Но пусть она и была другой Алисой, а не той наивной и невинной девочкой, что впервые пришла в зачарованный мир, в ней оставалось что-то, чего не вытравили никакие перезагрузки. И эту крохотную искорку она берегла как зеницу ока. Именно эта искорка заставила Элис броситься спасать Бекки, малышку, считавшую ее матерью. Именно эта искорка помогла не сдаться, не склонить головы ни перед Вескером, ни перед проклятой Королевой. Продолжать сражаться до конца.

— Королева — часть тебя, — сказал Вескер, провожая ее к отряду, с которым она должна была отправиться в Улей за ДНК Мэтта. Единственного, по его словам, кто знал пароли и коды Обители. — Королева — это ты. Твоя темная сторона. Поэтому мы тратили столько сил и ресурсов, чтобы именно проект «Элис» развивался параллельно с Красной Королевой.

Он был самоуверен и самодоволен, как всегда. Элис ненавидела его так, как может ненавидеть лишь женщина, потерявшая все. Но то, что он предложил, могло спасти остатки человечества, могло уничтожить проклятие Т-вируса.

— Только ты можешь уничтожить всю сеть, находящуюся под контролем Красной Королевы. Помоги нам, и этот проклятый мир, возможно, выживет.

— Вот же дьявольщина, — Рейн сглотнула, неотрывно глядя на Лизуна, медленно выбирающегося из вентиляционной шахты. Барри вышел вперед, заслонив спутников. Загрохотали миниганы, и монстра накрыл шквальный огонь. Элис толкнула Рейн к лифту, куда уже вбежали Мэтт и Карлос.

Лизун попытался ускользнуть обратно в вентиляцию, но бронебойные пули с алмазными гранями превратили его череп и верхнюю часть тела в кровавое месиво. Барри вскочил в лифт, хлопнул по кнопке, закрывая двери.

— Еще пара таких зверушек, и нам конец, — флегматично сообщил он, изучив оставшийся боезапас. — Я в него две обоймы высадил, и то он трепыхался.

— Мы почти дошли, — Элис положила руку ему на плечо. — Осталось совсем немного.

Лифт дернулся и застыл. Замигала проклятая аварийка. Заговорил детский голос, раздирая барабанные перепонки, срываясь в насмешливый визг.

— Проект «Бармаглот», первая стадия активации! Задача: полное уничтожение всех форм жизни на станции! Уничтожение всех неинфицированных форм жизни на планете!

— Твою мать! — побелевшими губами выдохнула Рейн, вцепившись в локоть Барри. — Что это еще за дрянь?

— Помогите! — прорычал Карлос, пытаясь открыть двери лифта. — Да помогите же!

Элис вцепилась в правую створку, Барри и Рейн в левую. Общими усилиями они раздвинули их и сунули опустевшую винтовку Мэтта как распорку. Лифт замер между этажами, но выбраться из него было вполне реально. Первым протиснулся Барри, следом за ним Мэтт. Вдвоем они вытащили Элис, Рейн и Карлоса.

— Четвертая секция, — сказала Элис, сверившись с картой. — Вход здесь, через три коридора. Двинули!

И они побежали. Впереди Элис и Карлос, позади, прикрывая их, Барри.

— Проект «Бармаглот», последняя ступень разработок. Последний уровень защиты, — говорил Вескер, вышагивая по Овальному Кабинету. — Мы ни разу не активировали его. Потому что остановить и уничтожить его невозможно. Теоретически это можешь сделать только ты, Элис. Точнее, особая программа в тебе, пока спящая...

Он подошел к Мэтту, который свернулся калачиком в кресле и дремал. Элис смотрела, как Вескер нежно перебирает растрепанные светлые волосы безумца.

— Не трогай его, ублюдок, — произнесла она с такой ненавистью, какой сама от себя не ожидала.

— А то что? — холодное кукольное лицо исказила кривая усмешка.

— Убери от него свои грязные лапы, — Элис поднялась и подошла к проснувшемуся клону, присела на корточки рядом с креслом. — Все хорошо, Мэтт, я с тобой.

— Элис, — он слабо улыбнулся и потер глаза, — мне снился сон.

— Что за сон? — тихо спросила она, гладя его по голове.

— Там были чудовища, — сказал Мэтт, глядя мимо нее расфокусированным мутным взглядом, — и я сам был чудовищем. Элис, я больше не хочу спать.

— Как мило, — усмехнулся Вескер. — Если бы тебе еще удалось заставить его вспомнить коды и пароль доступа... Боюсь, этой информацией обладает только он.

— Чем ворон похож на письменный стол? — пробормотал Мэтт, сжав голову обеими руками. — Время пить чай, Алиса. Голова болит.

Элис обняла его, погладила по спине, успокаивая. Больше всего на свете ей хотелось свернуть шею мерзавцу за президентским столом. Мэтт высвободился из ее объятий и, пошатываясь, подошел к Вескеру.

— Он встал под дерево и ждет, — в замершей тишине голос его резал слух, — и вдруг граахнул гром. Летит ужасный Бармаглот и пылкает огнем...

Вескер улыбнулся и медленным, бесконечно долгим движением стянул с глаз темные очки. Поднялся с кресла и все с той же кошмарной улыбкой обнял Мэтта. Тот застыл, не сопротивляясь. Глаза Вескера горели желтым, вертикальные зрачки впились в Элис.

— Малыш Мэтт все еще помнит базовую программу, — прошептал он, нежно гладя парня по голове. — А ты, Элис... ты помнишь?

***

— Здесь! — Карлос хлопнул по двери, за которой располагались ряды мощных суперкомпьютеров. Сквозь пуленепробиваемое стекло они видели кровавые разводы на полу и стенах серверной. Одна красная полоса тянулась вверх, к выломанному вентиляционному люку. Видимо, кто-то утащил мертвеца — или мертвецов — в эту дыру.

Элис подошла к двери, коснулась ладонью прохладной поверхности. Карлос стоял рядом, резкий запах его пота ударил в ноздри, разрывая реальность на части, возвращая ее в лабораторию по клонированию...

Огромные прозрачные сферы с созревающими в них клонами. Слабое зеленоватое освещение. Руки Карлоса на ее теле. Она не сумела сдержаться, когда он обнял ее, чтобы утешить. Его губы были все так же нежны, он слизывал слезы с ее щек, капли пота с ее груди. И запах его тела, запах, которого не должно было быть у клона... Она не была уверена в том, что этот резкий мускусный аромат — не плод ее воображения. Она обняла его, с почти противоестественным наслаждением ощутила на себе тяжесть его тела и едва не кончила при этом. Карлос стал на колени, расстегнул липучки на штанах. Элис прикусила губу, чтобы не завыть, когда он взял ее. Так давно у нее не было мужчины, с самого проклятого Детройта, когда она ушла, покинув крепко спящего Карлоса... настоящего Карлоса. И теперь она едва подавляла отчаянный вой, пока клон, двойник, созданный из клеток образца 2012, ласкал ее. Слезы текли и текли, и она не вытирала их. Она оплакивала тех, кто погиб, чтобы она жила, чтобы люди жили. И ту Элис, что осталась за пределами особняка Спенсера. Ту Элис, которой больше не было.

Мэтт, переступая с ноги на ногу, вертел в руках шлем.

— Время пить чай, Алиса, — твердил он снова и снова, пока Рейн не шагнула вперед и не отвесила ему оплеуху.

— Думай, придурок, пока нас тут не сожрали! — прорычала она, встряхивая Мэтта, словно пес крысу.

— Мэтт, пожалуйста, постарайся вспомнить, — Элис обхватила его лицо ладонями, посмотрела в испуганные глаза. — Ну же, думай! Вспоминай!

— Шалтай-Болтай сидел на стене, — пробормотал тот. — Шалтай-Болтай свалился во сне...

— Проект «Бармаглот», вторая стадия! — снова взвизгнул детский насмешливый голосок.

— И вся королевская конница, — Барри, прищурившись, взглянул на Мэтта, — и вся королевская рать...

— Пароль верен! — сообщил спокойный женский голос.

Дверь отъехала в сторону. Элис бросилась к компьютерам, остальные заняли круговую оборону. Мэтт подошел к ней, непрерывно дергая ремешки шлема.

Цветущая поляна, на которой накрыт игрушечный стол. Несколько мальчишек и девчонок сидели рядом с ней, а напротив... Мужчина с такими же глазами, как у Вескера: круглыми, желтыми, с вертикальными зрачками. Но его лицо она не узнавала.

— Альберт, Элис, Зизи, — назвал он, указав поочередно на нее и детей, сидящих слева и справа. Девочка встала сразу, мальчик даже не шевельнулся. — Альберт Вескер, я к тебе обращаюсь, — голос его стал холоднее, злее. — Встань!

Взгляды мужчины и мальчика скрестились.

— А вы заставьте, — твердо произнес парнишка, скрестив на груди руки.

— Элис, ты чего?

Кто-то звал ее и тряс. Она открыла глаза. На нее озабоченно смотрел Барри.

— Ну и видок у тебя был, — он отступил и выпустил ее плечо. — Краше в гроб кладут. Что случилось-то?

— Так... вспомнила кое-что, — Элис скрипнула зубами. — Спасибо, что вытряхнул.

Она глубоко вдохнула несколько раз, чтобы прийти в норму, повернулась к экрану компьютера и вывела кодовый запрос.

«Чем ворон похож на письменный стол?»

— Да чтоб тебе! — прорычала Рейн, кидаясь к двери. — Похоже, у нас гости! Элис, мать твою, шевели задницей! Отрубай эту гребаную машину!

Она дала очередь из автоматического пистолета, отстреливая щупальца, проникшие в открывшуюся дверь. Вдвоем с Барри они захлопнули створку, обрубив скользнувший в комнату слизистый отросток.

— Уроборос, — Барри сплюнул на щупальце. — Рано или поздно он сюда пролезет. Эй, Окампо, поджарь-ка эти хреновины.

Рейн ухмыльнулась и щедро плеснула спиртом из фляги на дергающиеся обрывки щупалец. Затем отступила и пальнула из пистолета в спиртовую лужу. Обрывки загорелись. Тварь снаружи бесновалась, облепив всю стену.

— Мэтт, ты говорил, что знаешь ответ, — Элис стащила с клона шлем и посмотрела в голубые испуганные глаза. — Мэтт, чем ворон похож на письменный стол?

— На них обоих есть перья, — с готовностью ответил тот.

Пол под ногами содрогнулся.

— Ответ принят! — произнес женский голос.

И почти сразу его перекрыл яростный детский визг:

— Проект «Бармаглот», третья стадия активации! Отсчет!

Элис сунула флешку в разъем и нажала кнопку перекачки информации. Данные по проекту «Вескер», проекту «Элис» и другим. Ей нужно знать.

— Ты слишком упрям, Альберт, — желтоглазый шагнул к столу и буквально выдернул мальчишку из-за него. Тот отлетел в траву, но сразу же попытался подняться. Желтоглазый присел рядом, сжав его светлые волосы в кулаке. Мальчик скривился от боли.

— Я научу тебя послушанию, Альберт Вескер, — прошипел желтоглазый, рывком поднял его и поставил на ноги. — А вы все немедленно возвращайтесь в комнаты!

Маленькая ручка Зизи в ее руке дрожала. Элис знала — Альберт был для малышки кем-то вроде прекрасного принца, божества, непостижимого в мудрости и красоте. Она потянула плачущую Зизи за собой. Из коридора, куда ушли мистер Спенсер и Альберт, донеслись звуки затрещин и слабые стоны.

Пол и стены ходили ходуном. Мэтт сел, сжав руками голову, и раскачивался из стороны в сторону.

— Ну же, Элис, твою мать, давай! — заорала Рейн, стреляя в развороченную вентиляцию. — Оно здесь уже! Взрывай эту дрянь на хрен!

Будь оно все проклято! Элис выдернула флешку и сунула в карман комбинезона. Затем вызвала программу самоуничтожения базы и дезактивацию проекта «Бармаглот».

— Вставай, малыш, давай же, вспоминай! — она подхватила Мэтта подмышками, поставила на ноги и заглянула в перекошенное от страха лицо. — Ты должен сказать мне коды! Пожалуйста!

В мозгу будто взорвалась бомба, и Элис взвыла, содрогаясь от боли нахлынувших воспоминаний.

— Говорят, он написал эту книжку для своей подруги, — шепот Эрика, мальчишки из старшей группы, отдавался в пустой кладовке гулким эхом. — Они оба любили играть в шахматы.

— Алиса делает ход конем, — громко произнесла Зизи, испуганно ойкнула и зажала себе ладонью рот.

— Мы можем сбежать... надо только понять последовательность кодов, — хрипло прошептал Эрик, обнимая девчонок за плечи и низко склоняясь над книгой...

— Алиса через d3 , — задыхаясь, пробормотала Элис.

— Алиса через d3 идет на d4, — откликнулся Мэтт.

— D 4, — Элис услышала сиплое дыхание и не сразу поняла, что это дышит она сама. — А дальше? Что дальше?

— Черная Королева уходит на h5, — Мэтт подошел к экрану и принялся набирать последовательность букв и чисел. Позади них взревел миниган Барри, затявкали, вторя ему, пистолеты Рейн.

Секунда утекали, как песок между пальцев, оставляя им все меньше шансов на спасение.

— Проект «Бармаглот», последняя стадия активации! Десять, девять, восемь...

Мэтт вводил последние строчки кода. Прямоугольник вспыхнул зеленым. «Доступ разрешен».

— Отменить активацию проекта...

— Пуск!

— Нет! — рявкнула Элис и в тот же миг осознала, что пути назад нет. — Запустить активацию проекта «Вострый меч»!

— Этот проект разрабатывали в противовес «Бармаглоту», — Вескер подошел к окну, устремил взгляд в черное небо, где расцветали россыпи взрывов. — Но он не испытан. И никто не знает, что случится после активации.

— И эту штуку вы засунули в меня? — устало спросила Элис. — Что еще мне надо знать, ублюдок ты чертов!

— Только то, что у нас почти не осталось времени.

— Отключить все системы, все спутники, проект «Амбрелла» завершен! Уничтожение всех данных, дезактивация вируса на атомарном уровне!

Пол под ногами ходил ходуном. Барри, Карлос и Рейн стояли перед дырой в стене и поливали ее огнем изо всех стволов, отсекая куски чужеродной плоти. Элис сдернула с пояса вакуумную гранату, выдернула чеку. Держа гранату в одной руке, набрала внутренний код двери.

— Десять секунд! — ее крик перекрыл даже рев минигана.

Время словно замедлилось, растянулось в неимоверно длинные мгновения. Элис стреляла поверх голов друзей, пока Карлос забрасывал Мэтта на плечо, а Барри прикрывал Рейн. Щупальца Уробороса прорвались в серверную. Но Элис уже выскочила, швырнула гранату и с силой захлопнула дверь. Щелкнул автоматический замок.

— Ходу! — заорал Барри, подталкивая их к аварийной лестнице.

Девять секунд, восемь, семь... Они мчались на пределе сил и возможностей, так, что легкие разрывались от недостатка кислорода, а перед глазами плясали красные пятка. Пять... четыре... три...

— Ложись!

Карлос стряхнув с плеча Мэтта и рухнул, прикрыв его собой. Элис бросилась между Барри и Рейн, зажав уши и открыв рот. Рвануло так, что стены затрещали. Элис видела, как Мэтт отползает к двери на лестницу. Видела его руку, тянущуюся к ручке. Стало легче дышать. Мэтт исчез из виду. Следом за ним полз Карлос.

Уже на лестнице Барри приподнялся и закрыл дверь. Из носа у него текла кровь, как, впрочем, у всех. Им повезло, что барабанные перепонки уцелели. Мэтта все еще трясло от пережитого шока. Он стоял у стены, тихо всхлипывая и размазывая кровь по лицу.

— Через три этажа наверх запасная грузовая платформа, — Элис, загнанно дыша, обняла его и помогла подняться по ступенькам. — А потом постараетесь удрать подальше. Как можно дальше.

— Постараетесь? — Карлос бросил на нее острый взгляд. — Что за недомолвки опять?

— Я вас догоню, — Элис несколькими сильными ударами выломала заклинившую дверь. — Кто-то должен запустить резервный генератор. Все основные линии здесь обесточены.

— Идем вместе или не идет никто, — Барри положил руку на плечо Рейн. Та кивнула.

Карлос быстро пошел вперед, и они последовали за ним. Элис тащилась позади, поддерживая Мэтта. Где-то вдалеке под ними послышался грохот.

— Откуда ты знаешь, что ему известны коды и пароли?

Вескер плавно взмахнул рукой, точно дирижер, управляющий оркестром.

— Ты думала, что не встречалась с ним раньше, — усмехнулся он, — но ты просто забыла.

— О чем ты? Говори прямо или катись в ад!

— Мы уже в аду, — Вескер мечтательно рассмеялся. — Но я не о том. Ты не помнишь, как передала его сестричке коды доступа. Камеры зафиксировали и процесс похищения, и передачу флешки Мэттью Эдисону. Позже в систему попал вирус, и все данные были стерты. Твой бывший постарался.

— Он мне не бывший, — холодно ответила Элис.

Наперегонки со смертью. Элис и раньше слышала это выражение, и часто соотносила его с собой. Но теперь гонка со смертью была не только для нее, и даже не только для ее команды.

— Но взял он меч, и взял он щит, высоких полон дум... — надтреснутый голос Мэтта тупой пилой скрежетал по натянутым нервам. — В глущобу путь его лежит, под дерево Тум-Тум...

— Шевелись, придурок! — Рейн отвесила Мэтту крепкий шлепок по тощей заднице, подгоняя его. — Дерево Тум-Тум ему подавай... — пропыхтела она, соскальзывая в лифтовую шахту и цепляясь за лестницу.

Мэтт последовал за ней, а сразу за ним двинулась Элис, чтобы подстраховать. У выхода их ждал Барри. Карлос уже возился с резервным генератором, то матерясь, то молясь всем богам и дьяволам попеременно.

— Мэтт, пожалуйста, посмотри на меня, — Элис присела рядом, обхватив его лицо ладонями. — Что ты знаешь о проекте «Бармаглот»?

— Раз-два, раз-два, горит трава, — Мэтт прижал ее руки к щекам своими, холодными и липкими, — взы-взы, стрижает меч...

Он вдруг расплакался и замотал головой.

— Не убивай меня, Элис! Пожалуйста!

— С чего ты взял? — она обняла его, взъерошила растрепанные волосы. — Чего я не знаю, Мэтт? Что такое проект «Бармаглот»?

— Элис, мне страшно, — Мэтт разрыдался в голос, цепляясь за ее руки. — Внутри... горячо... больно!

Глаза его вдруг налились алым, а губы покрылись пузырьками ожогов. Он сжимал их, задыхаясь, царапая грудь. Элис вскрикнула, вскочила на ноги, попятилась.

— Бегите! Живо! — завопила она, бросаясь на пол и откатываясь за бухту кабелей. И вовремя. Изо рта Мэтта вырвалась струя пламени, опаляя все вокруг, сжигая остатки его лица. Из пальцев поползли бритвенно-острые когти, спина изогнулась, вздулась могучими мышцами.

— Мэтт! — по щекам Элис катились слезы. Она пробралась на четвереньках за стеллажами и громадными ящиками, напичканными мертвой электроникой.

Барри и Карлос в четыре руки втащили Рейн на стремительно поднимающуюся платформу. Элис вскочила, заплясала у стены, размахивая автоматами.

— Эй, ты, на меня смотри!

Монстр повернул к ней жуткую морду и разинул пасть. Элис рванула вбок, уворачиваясь от мощной струи пламени. И все же волосы ее затрещали, сгорая от ужасного жара.

— Мэтт, ты слышишь меня?! — задыхаясь, прокричала она. — Мэтт, пожалуйста, услышь меня!

Она перекатилась за системный блок высотой в полтора ее роста, вскочила и помчалась вокруг монстра, огибая его. Она чувствовала, как начинает двигаться все быстрее и быстрее, с нечеловеческой скоростью. И как волна отчаяния сменяется волной ярости. В помещении почти не осталось воздуха, но ее тело стремительно адаптировалось к меняющейся обстановке.

— Время пить чай, Алиса!..

— Я никогда не видел его... честно... я хотел сказать, точно...

— Шляпник, прекрати хлестать чай, ты скоро лопнешь!..

— Кто-нибудь, отнимите у него сахар!..

— Ты знаешь, как убить Время?..

Элис содрогнулась от головной боли, которая не шла ни в какое сравнение со всем, что она испытывала прежде. Колени подогнулись, и она упала... а прямо на нее мчалась очередная струя сверхгорячего водородного пламени.

— Ты развиваешься, Элис, ты становишься все сильнее. Ты сама не осознаешь своего могущества!..

— И тогда Время обиделось и застыло. И теперь всегда пять часов, и время пить чай...

Струя огня ударила, едва не зацепив ее. Кожаный комбинезон тлел. Но тело регенерировало буквально на глазах, восстанавливаясь после ожога.

— Знаете, что я нашел, ребята? Это же просто с ума сойти! Элис, ты самая настоящая Алиса! Всамделишная!

— Альберт, по-моему, у тебя крыша поехала.

— Я был в архиве и видел твою карту! Они говорили нам, что мы ничего не стоим, и что мы все — сироты. Что принадлежим им, потому что больше никому не нужны!

— Элис Лидделл! Вот как тебя по-настоящему зовут! Они сделали тебя! И меня тоже! Всех нас!

— Альберт, — прошептала Зизи, — мне страшно.

— И тебя тоже! — жесткий, яростный голос, в котором не осталось ничего, кроме ненависти. — И меня... Альберт... Эйнштейн... меня собрали из клеток этого...

Боль взорвала тело, огненной иглой вонзилась в мозг. Элис захлебнулась криком, забилась, пытаясь вдохнуть раскаленный воздух, чувствуя, как одна за другой накатывают волны трансформации.

— Это не выдумки, мам! Это правда! Это не сон! Они на самом деле существуют!

— Алиса, детка, немедленно сядь!

— Мама, Страна Чудес существует!

— Сядь!

— Время пить чай!

— Он захотел убить время!

Она стояла и смотрела, как несется к ней застывшая струя пламени. Время для нее замерло. В морде существа перед ней не было ничего человеческого. Элис видела, как сияет под тонкой кожей и ребрами алое сердце. Она подняла руку, и ее запястье вытянулось, превращаясь в ослепительный серебристый клинок.

«Взы-взы, стрижает меч...»

Острие вонзилось точно в сердце. Время взорвалось и ринулось вперед с чудовищной скоростью. Элис рухнула на колени, мучительно хватая ртом вакуум. Лезвие снова стало рукой, а в ладони, слабо подрагивая, лежало сердце.

— Мэтт, я не позволю им сделать тебе больно...

Ни звука не раздалось в обгорелой аппаратной, лишь шевельнулись покрытые волдырями губы. Монстр повернул голову, уставился на нее мутным взглядом. Облик его менялся. Дыра в груди, покрытая ошметками кожи Элис, быстро затягивалась. Она зажмурилась на миг, а когда разлепила тяжелые веки, на нее, вполне осознанно смотрели измученные, но знакомые голубые глаза.

— Элис...

— Мэтт...

***

Рейн угрюмо поглядывала на черный остов, бывший когда-то наблюдательной вышкой и, по совместительству, водокачкой. Час назад платформа вынесла их на верхний уровень комплекса, откуда они выбрались через аварийный выход. Карлос молчал все время, что они провели на платформе. По его бесстрастному лицу было трудно определить, о чем он думает, но зная об их с Элис отношениях, можно было представить себе, что творилось с бравым спецназовцем.

— Одного не могу понять, — сказал Барри, вглядываясь в раскаленный пейзаж, — где твари? Обычно их пруд пруди возле таких мест.

— И что это за срань такая? — Рейн кивнула на лужицу мерзкого вида слизи, растекшуюся по пересохшей земле.

Издалека донесся стрекот вертолетных винтов.

***

Элис сидела в кресле перед монитором. Ее рука, превращенная в кабель из тончайших оптических нитей, была связана с нейросхемами компьютерного мозга. Монитор мерцал, по нему с огромной скоростью ползли данные по изменениям.

— Хочешь чаю? — спросил Мэтт, подходя сзади. Шлем он напялил по самые глаза, а в руках держал стаканчик с крепким чаем.

— Не откажусь, — Элис с улыбкой взяла стаканчик нетрансформированной рукой и отпила немного. — Посиди пока рядом, я немного занята.

Она прикрыла глаза и снова погрузилась в «мозг» компьютера.

Уничтожить остатки влияния Красной Королевы было несложно. Покончив с этим, Элис запустила программу «Лес Чудес», призванную озеленить ставшие пустыней земли. Затем отыскала проект под названием «Антитела» — экспериментальную программу-нейтрализатор для Т-вируса. Электронный аналог сыворотки, которой Вескер когда-то вернул ей человеческую суть.

— Посмотрим, ублюдок, чего ты стоишь без сверхспособностей, — проворчала она.

Когда начался отсчет, она установила все компьютеры на полное самоуничтожение. Извлекла серебряные нити и вернула руке прежний вид. Интересно, останется ли у нее время, когда проект «Антитела» сработает? Успеет ли она сказать Карлосу...

— Алиса, твой чай остыл, — мягкий голос Мэтта выдернул ее из тягостных размышлений.

Она поднялась.

— Пойдем, нам надо торопиться.

Мэтт послушно двинулся следом за ней. Вдвоем они вышли по коридору к лифту и поднялись на внешний уровень. Приятный женский голос произносил цифры.

***

— Элис! — три голоса, ставших родными, встретили ее радостным хором.

Она выбралась из вагонетки и села на пыльную потрескавшуюся землю. Квадролеты в небе превратились из точек в зловещие черные тени.

— Думаю, Вескер подчищает следы, — устало сказал Барри, обнимая Рейн за талию.

Мэтт молча смотрел, как Карлос опускается на колени и притягивает к себе оцепеневшую, измученную Элис.

— Сучара! — с чувством произнесла Окампо и сдернула с плеча автомат с единственной оставшейся обоймой. Бёртон ухмыльнулся и стал плечом к плечу с ней, подняв миниган.

Квадролеты, поднимая тучи пыли, опустились на землю.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.1 / голосов: 8
Комментарии

I’ve been visiting your blog for a while now and I always find a gem in your new posts. Thanks for your usual wonderful effort. spider solitaire classic

Быстрый вход