Адские врата: Обитель Зла-2

========== 2. Рейд обреченных. ==========

Луна висела над горизонтом, огромная, словно бы залитая кровью. Вдалеке медленно, тяжело ступал демон-исполин, сотрясая землю. Элис опустила окровавленные мечи и перевела дыхание. Они только что пробились через крупную стаю джаггервольфов и сумели выбраться на относительно чистое пространство. Парни озирались по сторонам, оценивая обстановку, Юрий накладывал чары на пропоротый клыками джаггервольфа бок Николая, нейтрализуя яд и сращивая плоть. Тонкие пальцы его порхали, творя очищающие узоры рун.

– Остановимся в Палас-Рояль, – предложила Леона, стройная красотка в черных доспехах, виртуозно владевшая техникой защитных чар, – там будет легко поставить ограду.

Элис давно уже догадалась, что именно к этой покрытой шрамами воительнице неровно дышит светловолосый красавчик Юрий. Леона была отличным бойцов и верным товарищем, дважды уже благодаря ей группе удавалось выбираться из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Так что чувства парня были вполне понятны.

Оливера бросил последний взгляд на гигантскую тварь, медленно, словно нехотя влачившую свою тушу по земле, и кивнул. Элис с облегчением вздохнула.

Последние три дня они брели по колено в крови и ошметках демонов, сражаясь и продвигаясь иногда на пару кварталов за день. До входа в метро было еще далеко, а демонов становилось все больше. Они потеряли уже двоих парней: одного, чернокожего гиганта Лесли разорвали Скрипичники, второй, сумрачный хрупкий японец Хайдо отвлек внимание тварей на себя, уведя их к заброшенному дому, а потом взорвав себя вместе с ними освященной гранатой.

Оливера использовал высшие заклятия, расчищая дорогу, а уцелевших тварей добивали Юрий, Николай и Леона. В последней битве Элис сцепилась с Лизуном, который был явно сбит с толку её демонической кровью и не сразу среагировал, за что и поплатился. Элис спалила его Белым Огнем, заодно накрыв стайку мелких низших бесов, не вовремя материализовавшихся из вспыхнувшей пентаграммы. Потом пришлось действовать мечами, потому что на магию не осталось сил. Время словно растянулось в одну бесконечность, заполненную вонью демонских туш и вспышками заклятий.

Вход в метро был всего в нескольких кварталах от них. Но в ночи путешествовать было куда опаснее, чем днем. Демоны буквально кишели на улицах. Элис смотрела на своих спутников и прикидывала, сумеет ли без рунного камня удержать достаточно большой портал, чтобы переправить их всех с того расстояния, где они сейчас находились. Она поделилась сомнениями с Карлосом, и ангелу эта идея не слишком понравилась.

– Не стоит так рисковать, – сказал он, помогая Леоне укрыть периметр Палас-Рояля защитными чарами, – нам осталось пройти всего пару десятков кварталов. Будем двигаться потихоньку, не нарываясь. Ты слишком истощена, да и мы тоже потратили почти все силы.

Элис была даже рада его отказу. Не сознаваясь самой себе, она желала больше времени провести рядом с этим ангелом. Его уверенность, сила воли, то мужество, с каким он сражался против полчищ тварей, прикрывая их отход два дня назад, что-то пробудили в сердце Элис, доселе не знавшем подобных чувств. Она с трудом отвела взгляд от мускулистых рук, покрытых защитными рунами, мягко взлетающих в пассах. Взгляд сам собой упал на Николая, который что-то тихо говорил Юрию, видимо, ободряя парня. На мгновение в сердце вспыхнуло, заставив скрючиться от боли, а потом словно сверхновая взорвалась – тепло, ярость и отчаянное, непреходящее желание защитить. Элис потрясенно смотрела на рыжего русского, поражаясь его способности укрывать свои чувства. Словно почувствовав её взгляд, он повернул голову, одарив её странным взглядом раскосых зеленых глаз.

Чуть позже, когда они устроились на ночлег, разделив скудные припасы и воду, Элис подошла к Николаю, который сел со своей порцией в боковой комнатушке. Почему-то он не любил, когда кто-то смотрит на его трапезу.

– Извини, что отрываю, – Элис говорила тихо, чтобы услышал только он. – Думаю, тебе стоит признаться Юрию. Неизвестно, что будет завтра, может, не все мы придем в убежище.

Рыжий взглянул на неё с удивлением. Элис его хорошо понимала. Мало кому хочется оказаться отвергнутым. Её и саму терзал подобный страх, только она себе не сознавалась.

– В чем признаться?

– Ты ведь любишь Юрия… я эмпат, я чую. Завтра мы все можем умереть. Почему бы не позволить себе открыться тому, кто дорог?

Николай вдруг улыбнулся, покачав головой.

–Ты неплохой эмпат, но нюансы тебе пока не даются. Я люблю Юрия, и Карлоса тоже. Они – моя семья, мои братья, с которыми я уже много лет вместе. И да, я боюсь потерять их обоих, потому что кроме них у меня никого нет. А твой приход… я чувствую, что грядет что-то очень важное. Что-то, что может отнять нас друг у друга. Карлос молчит, но я его знаю слишком хорошо.

Элис смущенно усмехнулась, и это смущение не укрылось от рыжего воина. Он взглянул на нее с неожиданным весельем.

-Думаю, тебе самой стоит признаться Карлосу. Ты ведь на него крепко запала. Я тоже эмпат… немного.

Элис с трудом удержалась от того, чтобы не рвануть в сумрачный коридор, но собрала решимость в кулак. В конце концов, она ничего не теряла, кроме надежды. А надежда – глупое чувство, как любил говорить Мастер Джей.

– Посмотрим, – она постаралась говорить спокойно, хотя внутри бушевал ураган. – В конце концов, завтра мы можем не дожить до вечера.

Оливера стоял на балконе третьего этажа, глядя на облитые лунным серебром развалины, где там и сям горели костры. Черные клубы дыма поднимались к небу, застя его черным кружевом. Элис подошла и встала рядом. Сердце билось через раз от страха и отчаяния. Но она собралась с силами и коснулась руки Карлоса, лежащей на парапете.

– Не подумай плохо обо мне, – голос показался ей каким-то чужим, не её, – ты первый мужчина, которому я вообще это говорю. Ты… ты мне очень нравишься, Карлос. Не хочу умирать, не сказав тебе…

Она смущенно замолчала, глядя на двух здоровенных демонов, затеявших драку в конце улицы. Да уж, тот еще пейзаж для признания в любви, мелькнуло в мутящемся рассудке.

– Хорошо, что я не исповедую целибат, – сказал Карлос откуда-то совсем близко, и Элис оказалась в его объятиях, – потому что ты мне тоже нравишься, девочка.

Элис целовалась не слишком умело, но старательно. Видимо, почувствовав её неопытность, Карлос не стал торопиться. Они постояли еще немного, любуясь луной и тихо беседуя о тех вещах, которые составляли их реальность и жизнь – заклинаниях, хорошем оружии, зельях, способных спасти жизнь. А потом пошли по темному коридору, толкая двери, ища комнату, где смогли бы уединиться. Элис даже не представляла, что надо делать, когда они оказались в душной спальне, где давно уже никто не ночевал. Сорвав пропыленное покрывало, Карлос неожиданно оглушительно чихнул. Спустя мгновение его примеру последовала Элис, до которой, наконец, добралась волна пыли. Какое-то время они чихали как безумные, а потом увидели стоящих в дверях Юрия, Ника и Леону, смотревших на них круглыми от изумления глазами.

– Миль пардон, – пробормотала Леона, пытаясь задом выпихнуть обоих русских из спальни, – мы подумали, что это демоны.

Дверь с треском захлопнулась. Элис и Карлос переглянулись и принялись смеяться, как сумасшедшие.

Потом они просто лежали бок о бок, беседуя, не делая попыток обняться. Элис то и дело срывалась в смех при воспоминании о потрясенных парнях. Карлос ухмылялся. Было странное чувство покоя, словно они пребывали в глазу бури.

– Ты подстрахуешь меня? – тихо спросила Элис, вложив пальцы в большую ладонь ангела. – Я все больше… опасаюсь. Не боюсь, а просто опасаюсь. А чуйка меня никогда не подводила. Что-то там нечисто. И папа не выходит на связь, хотя я уже несколько раз пыталась с ним связаться.

– Я думал, ты и так с ним на постоянной связи, с твоими-то и его способностями, – удивленно произнес Карлос.

Элис повернулась, глядя на него с не меньшим удивлением.

– Ты о чем?

Карлос перевернулся на бок, глядя на неё своими темными непроницаемыми глазами.

– Ты хочешь сказать, что не поддерживаешь Мыслесвязь? Но это же самое простое заклинание! На него даже энергия почти не тратится!

– Никогда про такое не слышала, – Элис смотрела на него не менее потрясенно. – А ему сложно научиться?

– Да не то что бы, – ответил он, коснувшись её виска. – Расслабься.

«Ты – свет, что родится на заре нового дня. Дыхание Вечности, Ода Радости»

Голос Карлоса продолжал звучать, но губы не двигались. А спустя миг Элис поняла, что голос звучит в сознании.

«Сосредоточься, думай обо мне и представь последовательно четыре Тона Высшего Света: Шестой, Третий, Восьмой и Двенадцатый!»

Это было проще, чем она думала. Сознание потекло, касаясь чужого сознания, сплетаясь с ним. Она услышала, почувствовала смех и нежность Карлоса.

«У меня… получилось?»

«Еще как получилось, девочка! Еще как получилось!»

Какое-то время Элис тренировалась, и с каждым разом выходило все легче. Она попыталась преодолеть расстояние, послав Нить Мастеру Джею, и чуть не вскрикнула от неожиданности, когда он откликнулся.

«Элис, девочка, вижу, для тебя уже не тайна Мыслесвязь. Но должен предупредить тебя, что твоя Нить способна призвать демонов со всей округи. Именно поэтому мы с Алисией не обучали тебя этому заклинанию. Твои психоволны во многом схожи с волнами демонов, можно сказать, ваши Нити находятся на одном уровне. Так что не особо злоупотребляй этим, только если жизненно необходимо»

Чужой голос в сознании смолк, и Элис какое-то время лежала неподвижно, пытаясь осознать сказанное учителем.

– Связалась с Мастером Джеем, – сказала она спустя какое-то время, обретя дар голосовой речи. – Он отсоветовал Мыслесвязь. Говорит, я могу этим созвать всех демонов с округи, поскольку мои психоволны на одном уровне с их.

Карлос задумчиво кивнул.

– Я об этом не подумал. Тогда стоит оставить этот способ на самый крайний случай. Я не испытываю большого желания входить в Улей, есть подозрение, что меня там не слишком ласково примут.

– Почему? – удивленно взглянула на него Элис. – Сейчас каждый человек на счету, не говоря уже о мастере-универсале вроде тебя. Да и ребята отличные воины.

Карлос смотрел ей в глаза с минуту, словно пытаясь прочесть мысли, намерения. Потом погладил по щеке.

– Есть причины не доверять твоему отцу и его начальству. Причем начальству в куда большей степени. Я не люблю вторгаться в сознание людей и нелюдей, но прошу твоего разрешения проникнуть в твое сознание.

– Это ты так интересно ухаживаешь? – усмехнулась Элис. – Забавный способ, конечно. Мне-то скрывать нечего, а вот тебе…

– Зависит от того, что я увижу, – Карлос пленительно улыбнулся. – Так ты согласна?

Элис вздохнула. Открываться перед этим существом, уже нечеловеческим, было не страшно, но что-то внутри неё протестовало. Что-то, чего доселе она не чувствовала. Возможно, те крошечные демоны, что создавали барьер и баланс в её крови, сопротивлялись попыткам ангела нести потоки Высших сфер. Но Элис не интересовало их мнение. Она вытянулась, постаравшись расслабиться. Тихое пение в тональности Света завораживало, успокаивало и мягко расслабляло. Элис плыла по волнам Света, и впервые Свет не причинял боли. Она чувствовала чужие Нити в сознании, и внезапно перед внутренним взором вспыхнула картина – стоящий перед ней Альберт Вескер, совершенно такой, каким она помнила его в детстве. Могучий красивый мужчина с красно-желтыми глазами, и тонкими, острыми зрачками демона.

– Держитесь подальше от городов, если хотите жить. Остальное – не моя проблема.

Он взмахнул рукой, активируя алый портал, и шагнул в него. Почувствовала чужое изумление.

– Pizdets! – выдохнул стоящий рядом Николай…

…Связь прервалась. Карлос отодвинулся, лицо его было покрыто бисеринками пота, губы побледнели, он выглядел усталым.

– Что такое Pizdets? – спросила Элис, глядя на него круглыми глазами.

Карлос моргнул, удивленно глядя, а потом расхохотался.

– Это русское словечко… непереводимое. И не слишком приличное вообще-то.

– Ясно, – вздохнула Элис. – Я так понимаю, ты дал мне увидеть вашу встречу с отцом. Но я ничего не поняла, ни-че-го-шень-ки!

– Твой отец получил приказ отправить нас на передовые, а если вернемся, то… скажем так, вернуться мы не могли. Я подозреваю, в чем дело, но у меня нет никаких доказательств.

– И о чем ты подозреваешь? – Элис нахмурилась, глядя в темные глаза.

– Поскольку доказательств нет, сказать я ничего не могу, – он покачал головой. – Но в Улей не сунусь. Лучше будет, если мы найдем безопасное место и будем там ждать твоего знака. Крайний случай…

Элис кивнула. Что-то внутри говорило ей, что ангел прав.

Странное чувство вдруг посетило её: не то виденье, не то предчувствие . Она увидела вдруг себя в бело-голубом пламени Высшего Огня, кричащей от боли и ярости, радости и торжества. Что-то произошло, она знала, и в то же время не знала, что именно. Она видела отца, распятого на черном Х-образном перекрестье, с израненным телом и пылающими глазами, в которых не осталось ничего человеческого. Она видела стройного мужчину в одеянии Великого Сенешаля, стоявшего в центре гигантской пентаграммы.

«В Тетрамиконе ищи ответы. То, что ищешь, несет Река Душ, черная, неотвратимая. В граде, стоящем над Рекой Душ, на четырех спинах Высших Демонов. В Тетрамиконе ищи ответы!»

Элис застонала, чувствуя, как раскалывается на четыре части, и каждая часть её была демоном, на чьей спине покоилась гигантская платформа. А потом она оказалась вырвана из боли и отчаяния и прижата к широкой груди рыцаря-ангела. Карлос держал её в объятиях, давая выплакаться, выплеснуть застрявшие внутри осколки беспросветного отчаяния. Он укачивал и гладил её, пока Элис не уснула усталым сном без сновидений.

***

В Библиотеке Конгресса было пусто и сумрачно. Здесь они смогли отдохнуть после дневного перехода, и отгородиться от мира. Леона и Юрий с Николаем колдовали, накладывая защитные чары. Карлос же внимательно рассматривал развернутые страницы из Книги Зла.

– Если эти заклятия использовались, чтобы создать эликсир для твоей матери, то понятно, откуда та сила, что дана тебе. В этих страницах сосредоточена чудовищная власть, в том числе над высшими демонами. Ты в самом деле хочешь отнести их Вескеру?

– Я уже в этом не так уверена, – угрюмо буркнула Элис. – В любом случае, отец ждет эти страницы. И не отдать их ему я не смогу.

Карлос задумался, прижав пальцы к виску.

– Есть у меня одна идея, – сказал он, оглядываясь и отходя к стеллажам, на которых лежали древние инкунабулы с тяжелыми серебряными застежками, – если, конечно, ты согласишься.

– Соглашусь, – Элис пожала плечами, – потому что выбора у меня, как ты понимаешь, нет. Если тот, кто командует папой, заполучит эти страницы, его будет не остановить. Мне непонятно только почему мама и Мастер Джей так жаждали, чтобы эти страницы попали в руки отцу.

– Этому может быть множество причин, – Карлос с трудом снял с полки одну из инкунабул и перенес её на стол, уложив рядом со страницами. – Не последняя из них – внутреннее воздействие. Вообще-то, демоническая составляющая должна была дать твоей матушке неуязвимость и определенный уровень восприятия. Её смерть не кажется тебе странной?

Он что-то проделывал, мощный поток Высшего Пламени сошел вниз, и Элис едва успела отступить. Быть сожженной божественным огнем почти у самой цели – глупая смерть.

Вопрос Карлоса как-то сам собой истерся из памяти.

Скоро должна была наступить ночь, небо в западной части начало темнеть. Простившись с парнями, Элис подвесила на пояс заветную тубу и шагнула за периметр. На душе у неё было неспокойно, но следовало довести дело до конца.

На удивление на пути её почти не встречалось демонов, только пара Эриний и жирный, неповоротливый бес, охотящийся за крысами в развалинах. Чем ближе к входу в метро, тем острее Элис ощущала странные защитные чары, в которых нити Тьмы были особенным образом переплетены с потоками Света Вечного. У самого пригорка, на котором находился вход, она обернулась и посмотрела на здание Библиотеки. От тоски и нежности заныло сердце. Она надеялась, о, как надеялась на то, что Карлос… просто будет. Как и остальные.

Она подошла к повисшему в воздухе прямоугольному камню с отпечатком руки в центре пентаграммы. Почти не раздумывая, положила руку на отпечаток. Голова закружилась, и в глазах на миг потемнело, а когда она опомнилась, то поняла, что стоит в обширном зале, где там и сям расположились закрытые механические порталы.

– Вот и наша девочка, – мягко усмехнулся высокий стройный мужчина в одежде Великого Сенешаля. – Вескер, что же ты стоишь так смущенно. Сколько ты не видел свою дочурку?

Элис попятилась, пытаясь войти в портал, но уткнулась спиной в металл – портал был надежно заперт металлическими пластинами. Она молча смотрела на могучего человека в черных доспехах, чье лицо было все так же молодо, как и в её воспоминаниях. Он приблизился, глядя на Элис красно-желтыми глазами с продольным зрачком.

– Добро пожаловать, Элис, – голос его прозвучал спокойно, без эмоций. – Ты принесла то, что необходимо?

Элис отстегнула тубу от пояса и протянула ему. Вескер подошел совсем близко, взяв тубу.

«Зря ты пришла, – произнес в мозгу все тот же мертвый голос. – Три наивысших Тона один за другим откроют путь. Помни»

– Умная девочка, – хмыкнул Сенешаль, принимая из рук Вескера тубу со свитками, – и очень, очень глупая. Возьмите её и отведите в лабораторию. Ею я займусь позже. Вескер, иди за мной.

Элис не сопротивлялась, когда двое рослых тамплиеров взяли её в тиски. Сознание работало четко, словно часы. Она шла между двумя могучими воинами и одновременно пыталась пробиться сквозь помехи, нащупать Нить Карлоса. Но в эфире царило молчание. Она была одна в логове врага, без защиты и надежды на помощь.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.9 / голосов: 10

Быстрый вход