Адские врата: Обитель Зла-3

========== 3. Отец и дочь. ==========

В детстве Элис часто снились кошмары, которых она не помнила. И когда она с плачем просыпалась, мама была рядом, обнимала её и убаюкивала. И ужас, кипящий в крови, отпускал. Она никогда не могла вспомнить, что ей снилось, только со слов матери знала, что в криках её присутствовали обрывки древних чудовищных заклятий, которые не человеком были изобретены. Некоторые их них мама записывала, чтобы не забыть. Что-то удалось найти на страницах древних книг, испокон веков хранящихся в её семье, а что-то было неизвестно даже Магистру Черного Ордена, которого однажды привел Мастер Джей. Свен Торсен, старый тамплиер, всю свою жизнь посвятивший изучению черной и демонической магии, лишь нахмурился, пытаясь прочесть обрывки заклинания.

– Сама Тьма в этих словах, – сказал он, осенив себя крестным знамением. – Cомневаюсь, что даже демоны знают о них. Береги это дитя, дочь моя, возможно, в ней наше спасение.

Элис запомнила этот визит, потому что спустя несколько дней подслушала беседу между мамой и Мастером Джеем, в которой они упоминали о скоропостижной кончине Магистра Торсена. В то мгновение её вдруг охватило странное и жуткое чувство, что смерть старого тамплиера не была случайностью. И она убежала в дальнюю темную комнату при библиотеке, где забилась в темный угол, укрывшись одеялом. И страшнее всего было то, что какая-то часть её торжествовала от этой новости.

Они разбили о прутья её клетки склянку с серебристой пылью. Элис почувствовала странное оцепенение, словно её душа уснула, и жило лишь тело. На мгновение ярко вспыхнули руны, покрывающие каждый дюйм её худого гибкого тела. Тамплиер-медик отшатнулась, глядя с удивлением и страхом.

«Три высших тона один за другим откроют тебе путь»

Слова отца звучали в мозгу, но как ни старалась Элис воспроизвести Высшие Тоны, ничего не вышло, словно бы что-то препятствовало. Серебряная пыль? Она свернулась калачиком, медленно редко дыша, как учил Мастер Джей. Было прохладно, но внутри у Элис горел огонь, погасить который не могли ни люди, ни демоны. Она намеренно погрузила себя в дремоту, которая уносила её во Тьму, туда, где гигантские песочные часы отсчитывали время с мгновения Ожога. Она слышала низкий голос, заполнявший, казалось, всю Вселенную. Он был повсюду… и был в ней тоже. Как когда-то, в далеком детстве, она впустила его в себя. Она читала медленно и внятно, не понимая смысла заклятий, но чувствуя необходимость в них.

«Уам! Нахид! Халам!» – прогрохотало в мозгу.

Неожиданная острая боль пробилась сквозь сон, заставив её открыть глаза. Оплавленный металл намертво въелся в кожу, заставив взвыть от боли. Рядом с клеткой лежало обугленное тело, пол и останки клетки были обожжены и оплавлены.

Элис с трудом встала на нетвердые ноги. Одежды на ней не осталось, тело сияло защитными рунами. Стряхнув с плеч горелые останки тряпья, она подошла к стерильному шкафу и взяла оттуда халат. Заклинание изменения внешности по-прежнему было при ней, хотя и пришлось погрузить пальцы в наполовину сварившийся мозг мертвеца. Подтолкнув труп и кости в останки клетки, она взмахом руки придала им собственное обличие. Успела вовремя, потому что дверь слетела с петель и в лабораторию ворвались несколько закованных в броню рыцарей.

– Зафиксирован выплеск магии!

Элис кивком указала на труп женщины-медика, что проводила осмотр, и чей облик ей пришлось принять. Весьма правдоподобно она изобразила дрожь, с трудом выдавила что-то про вспыхнувший Черный огонь и обняла плечи руками. Один из тамплиеров подошел к телу, направив зонд-опознаватель. На экране высветилось лицо Элис.

– Да, это она, – в голосе рыцаря послышался скрытый страх, – видимо, решила воспользоваться Адским пламенем, чтобы выбраться, да не рассчитала силы.

– Она читала… заклинание, – Элис старалась говорить нервно, испуганно, – во сне читала заклинание!

– Невозможно! – нахмурился рослый тамплиер с красивым открытым лицом. – Под воздействием освященной серебряной пыли невозможно колдовать! Она уничтожает любое зло!

– Она читала! Клянусь вам, и я никогда прежде не слышала ничего подобного!

Уж в чем Элис была уверена на все сто процентов, так это в том, что Темные заклинания смог бы распознать разве что Мастер Джей. Но, очевидно, стражи успели составить свое мнение о произошедшем. Кто-то сказал, что нужно сообщить Лорду Айзексу, но ему ответили, что Айзекс настрого запретил беспокоить, находясь в глубокой медитации. Потому по коротковолновой связи вызвали Альберта Вескера, заместителя Высокого Лорда.

Элис прилагала все силы, чтобы удержать чары, не позволив рунам на коже вспыхнуть в присутствии отца. Вескер бросил на неё взгляд, тут же безразлично отвел, подошел и взял за плечо.

– Идемте, расскажете по порядку обо всем, что случилось. Даггет, снимите показания с приборов, к телу не прикасаться! Адское пламя может сжечь и на расстоянии. Нейман, Хорн, обследуйте помещение на следы эктоплазмы, – он устало потер пальцами висок. – Все полученные данные немедленно ко мне на стол.

Элис шла рядом с отцом, стараясь не дрожать. Теперь её действительно накрыло. Сработало! Её спонтанный план сработал! Ей удалось обмануть всех!

– Только не меня, девочка, – едва слышно произнес Вескер, поворачивая в темный коридор и вспышкой активируя двери. Элис ошеломленно взглянула на него, но подчинилась, когда он втащил её в комнату.

– Идите за мной, Глорхайнд, – резко произнес он, словно бы не говорил тех слов в коридоре, – хотите выпить? После того, что вы пережили…

– Не откажусь, – Элис с любопытством разглядывала скромное убранство двух комнат, одна из которых была спальней, другая кабинетом. Вескер налил на палец какой-то темной жидкости из графина на столике и протянул стакан Элис.

– Выпейте, не бойтесь. Это старый ром, никакой магии.

Элис сделала глоток и зажмурилась. Ром был адски крепким, он прокатился по пищеводу огненным шаром и лёг в голодный желудок. Какое-то время Элис пыталась вздохнуть, наконец, это удалось, хоть и не с первой попытки. Она полными слёз глазами посмотрела на Вескера.

Тот что-то проделывал, рисуя на стенах руны невидимым карандашом. Колдовал, и Элис не решилась мешать. Она поставила стакан на стол и терпеливо ждала, пока отец закончит.

– Теперь можно говорить, – он, наконец, повернулся, глядя на неё своими странными желто-красными глазами с острыми зрачками, – слушай внимательно, времени не так много. Тебе придется умереть. Не по-настоящему, но для тех, кто находится в Улье. Обратный путь для тебя заказан, так что попробуй отправиться в Убежище, что на окраине города, я дам тебе координаты. Конечно, я не слишком доверяю Оливере, но Айзексу доверяю еще меньше.

Элис смотрела на него, на своего отца. Так хотелось обнять его, просто чтобы на миг ощутить его силу и защиту, но это было неуместно в данных обстоятельствах. Вескер словно услышал её мысль, коснулся щеки ладонью, скользнул за затылок и потянул к себе, обнимая.

– Я предупреждал Джейсона и Алисию, что тебя стоит оставить в Раккун-сити, – пробормотал он, прижав губы к уху Элис, – но теперь что говорить…

– Как предупреждал? – Элис удивленно взглянула на него. – Мама говорила, что это была твоя идея, чтобы я отправилась к тебе и принесла те листы. Она и Мастер Джей говорили, что я – оружие против демонов, которое они пока не знают, как использовать.

Вескер погладил её по голове, глядя в глаза с таким отчаянием, что Элис стало страшно.

– Они использовали двойника, как ты сейчас использовала. Проклятье! Я знал, что Айзекс способен на все, но чтобы на такое! Я выброшу твое мертвое якобы тело наружу, скажу, что ты была заражена демоном и попыталась меня убить.

Он неожиданным движением выпустил длинные когти и полоснул себя по щеке. Элис смотрела на четыре глубоких пореза расширившимися глазами. Кровь из них текла не алая, а пурпурная, с синеватым отливом.

– Удивлена? – Вескер усмехнулся. – Думаешь, в кого ты у меня такая? Не только в маму. Ты голодна?

Она закивала. Отец подошел к стене, что-то проделал, рисуя особую руну и нажимая на углы очертившегося синим квадрата, и… достал из стены чашку, доверху полную ароматной горячей лапшой. Элис круглыми глазами следила на ним. Вескер сунул чашку ей в руки.

– Поешь, только поторопись. Айзекс отправился в Тетрамикон, будет лишь к вечеру. Но лучше перестраховаться.

Элис едва не выронила чашку.

– Как ты сказал? Тетрамикон? Разве есть такое место?

– Это резиденция самого Изначального, – Вескер нахмурился, глядя на дочь. – Тебе знакомо это слово? Откуда?

– В Тетрамиконе ищи ответы. То, что ищешь, несет Река Душ, черная, неотвратимая. В граде, стоящем над Рекой Душ, на четырех спинах Высших Демонов, в Тетрамиконе ищи ответы! – выдохнула Элис единым словом. – Я видела сон… очень странный и жуткий, и ты был там.

– Расскажи его подробно, как сможешь, – Вескер подвинул табурет и сел, глядя на неё. – Постарайся припомнить все, что видела.

– Я видела себя, – медленно произнесла Элис, собравшись с мыслями, – в бело-голубом пламени Высшего Огня. Что-то произошло, я это знала, и в то же время не знала, что именно. Я видела тебя, отец, распятого на черном перекрестье, ты был жестоко истерзан, и кричал от боли и гнева. Я видела высокого человека в одеянии Великого Сенешаля. Он стоял в центре огромной пентаграммы и читал заклинание, и багровое пламя стекало вокруг него, как вода. Тогда я и услышала те слова, что сказала тебе. А потом я почувствовала дикую боль, словно меня разделили на четыре части, и каждая часть меня была демоном, на чьей спине покоилась гигантская платформа.

Вескер слушал молча, не перебивая. Только глаза его стали ярче и глубже, казалось, все огни Ада полыхают в них. Он задумался над словами Элис, а она тем временем принялась за еду, проглотила лапшу быстро, почти не жуя. Полный желудок благодарно заурчал.

– Я могу только обещать тебе, что со мной ничего не случиться, – сказал Вескер, забрав чашку и одним взглядом превратив её в синее пламешко, – о себе я смогу позаботиться. Сейчас главное – позаботиться о тебе. Я открою для тебя портал прямо здесь, и к Библиотеке Конгресса.

Должно быть, во взгляде Элис было много всякого. Улыбка сделала Альберта Вескера совершеннейшим мальчишкой.

– Неужели ты думала, я не знаю? И что, Оливера, похоже, очаровал тебя?

Элис смущенно улыбнулась и опустила голову. Вескер хмыкнул, но не стал развивать тему.

– Мне нужен твой волос, – сказал он, продолжая ухмыляться, – сделаю голема и разберусь с ним на глазах у остальных. Так будет проще.

Элис выдернула волосок и подала ему.

– Возьми. Тебя можно еще раз обнять?

Вместо ответа он раскрыл объятия. И прижавшись к его груди, Элис подумала, что это прекрасно, когда у тебя есть отец, особенно такой, большой и крутой. Вескер погладил её по голове и отстранил, шагнув в центр комнаты и чертя в воздухе символы Высшего Языка. От статического электричества дыбом встали коротко обрезанные волосы Элис. В центре комнаты вспыхнул и установился слабо гудящий сияющий столб.

– Пошевеливайся, девочка, – прошептал Вескер, – он недолговечен. Тебя выбросит у Библиотеки Конгресса, постарайся дойти до входа.

Она кивнула и, не раздумывая более, шагнула в столб света.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.4 / голосов: 11

Быстрый вход