Чудесная пыль. Глава 1

Представляю на ваш суд одно из своих давно начатых произведений. Пока есть рабочая версия трех глав. Высказывайте свое мнение. Большая просьба аргументировать свои ответы. Расположен к продуктивной дискуссии и советам. Заранее спасибо за ваше потраченное время и прошу прощения за опечатки и орфографические ошибки.

Глава 1

Свет. Яркий свет, и в то же время мягкий, бархатный, теплый и тягучий, как сгущенное молоко. Он окружал со всех сторон, и нельзя было спрятаться куда-либо. Да и не особенно хотелось скрыться. Свет порой перетекал в звуки. Странно, очень странно, но именно так и было. Свет рождал звук. Хотя можно было ошибиться, решив, что последний возникал параллельно и независимо. А звук струился где-то рядом, в отличие от света. Последний был очень далеко, но пространственное положение явлений стало понятным, когда из звука появилась вода. Не звуки воды, а именно вода. Свет – очень далеко, звук ближе, намного ближе, в миллионы раз, а совсем рядом вода. Чуть ближе, чем звук. Капли попали на лицо. О да! Было лицо, как же про него не вспомнил? Свет, звук и вода дали начало голосу. Он был чудесен. Высокий, но не писклявый. Нежный, но не детский. Сильный, но не мужской. Веселый, но не смех, вернее, почти смех. Это же слова, а потом смех. Точно! Но что за слова? Вот опять. Слова, такие нежные. Их не слышно, но сама интонация… В ней столько любви. О чем же они. Жаль, не расслышать. Как жаль. Почему же так грустно? Ведь слова обращены ко мне и в них столько любви и добра. Вот опять этот голос, те же звуки. Слов не разобрать, но речь точно об одном и том же. Я знаю. Стало еще больнее слышать. Что случилось? Этот лазурный смех. Да, именно лазурный. Как больно, так хочется рыдать…

Он очнулся. Сознание вихрем ворвалось в мозг, но глаза оставались закрытыми. Вестибулярный аппарат еще не работал, от чего определить положение в пространстве представлялось невозможным. В ушах стоял звон, что бывает при лихорадке, но не мешает воспринимать окружающие звуки. Именно их не было вообще. Спустя мгновение четко послышалось падение капли воды в жидкость и вновь глушь. Перед закрытыми глазами плыла яркая пелена, но совсем не та, что он видел только что. Веки открылись сами собой, но зрение не смогло поймать фокус, однако четко почувствовалась гравитация. Вокруг сомкнулись темно-зеленые стены, оставляя белый квадрат в центре. «Интересно следить за тем, как загружается мозг». Именно эта мысль пришла в голову. «Я определенно человек», - вспыхнуло следом. «Где я»? Вторя вопросу включился центр обоняния и в нос ударил едкий запах мочевины. Он попытался повернуть голову, но куда там, если глаза до сих пор не могли не то чтобы резкость навести – пошевелиться отказывались. Как только мысль прокрутилась в голове, сознание, видимо, полноценно активизировало зрительную зону коры больших полушарий. Глазные мышцы моментально отнесли хрусталик дальше от сетчатки, и возникла интересная картина. С трех сторон были невысокие стены, выложенные темно-зеленой плиткой, с четвертой стороны стояла светло-зеленая деревянная дверь, покрашенная вопиюще неаккуратно в масляную краску с множеством потеков и следами яростного действия грубой кисточки. Буд-то дверь красил человек больше всего в жизни ненавидящий малярное дело. Ко всему прочему рабочий обладал силой, из-за чего добрая часть щетины кисти осталась увековеченной в слое краски. Над невысокими стенами располагался потолок, освещенный дневным светом, откуда-то слева, но не ярким, видимо было пасмурно. Почувствовались руки, и как бы подтверждая данный факт, на конечностях непроизвольно дернулись различные мышцы. То же повторилось и с ногами. По телу пронеслась дрожь, но полностью асинхронная, не такая, что бывает от переохлаждения. «Фасцикуляция», - прозвучало в мозгу. «Либо я очень долго был без сознания, либо повреждена нервная… как ее там? Черт! Не могу вспомнить». Он пытался подумать еще о чем-то, но изображение стало темнеть по краям, скрывая стены и дверь, а затем и укутав черным бархатом потолок.

Сознание ушло, но не полностью. Маленькая часть разума понимала, что наступил обморок, и в абсолютной темноте и тишине было страшно. Так хотелось вновь ощутить этот свет, всеобъемлющий и теплый. И он появился, желтый, но не такой как раньше, сейчас холодный. Открыть веки не составило труда. Идентичный потолок, освещенный желтым светом и с четкими направлениями лучей. «Вечер», - подумал он. «Значит, я второй раз пролежал часов шесть без сознания». Дрожи не было. Страх – вот что пришло на смену. «Страх это конечно неприятно, но хороший признак». Изображение качнулось из стороны в сторону, а потом и вовсе зарябило, так прыгает картинка, если сильно трясти головой. Он мысленно пытался взять себя в руки, но тщетно. Черная пелена моментально накрыла взор.

Слышалась бурная речь десятков людей. Но галдела не толпа. Так может быть, если ты вспоминаешь чью-то речь, и не одного человека, а сразу десятка. Голоса несли самую разную информацию, извлекая из памяти монологи людей из разных временных промежутков, и совершенно не связанных друг с другом. Ко всему прочему слова произносились задом на перед. Гомон превратился в клокотание целого мегаполиса. Появился крик, ругательства, мольба и плач, смех и шепот. Все стихло, веки вновь открылись. Стены, дверь, потолок, сине-белый свет без четкого направления. «Опять день или утро. Скорее утро. Характерная синева». Он попытался пошевелить рукой, но ничего не вышло, а вместо этого дернулась щека. Мысленно отдохнув с закрытыми глазами и собравшись, попытался поднять правую кисть. Вместо этого конечность взмыла в воздух и плюхнулась в какое-то углубление, раздался всплеск воды. «Нет. Это не нервы. Это мышцы. Подлецы, отвыкли от нагрузки, затекли. Им нужен прогрев. Ха-ха. Прогрев… Сколько же я так лежу?! Черт возьми. Сутки уж точно с первой моей неудачной «загрузки», блин». Парень попеременно стал напрягать мышцы ног и рук. Старался как можно дифференцирование использовать отдельные мышцы. Управлять пальцами по отдельности не получалось, в результате сжималась вся кисть, а после расплывалась предательская слабость. Несколько раз сильно нахмурил брови и скорчил кислую рожу. С мимическими все было в норме. Решив взять заслуженный отпуск, он оставил в покое конечности и стал глубоко дышать. «Так, потихоньку, мы никуда не спешим. Просто сильный медленный и глубокий вдох. Без фанатизма, нам не нужно отравление кислородом и очередной reset. Так, хорошо. Теперь выдох. Вот и славненько.» Проблем с дыханием не было, а еще больше радовало, что при глубоком вдохе в туловище не было боли. Внутренние органы в порядке. «Были б яйца, а член надуем», - выдал сам себе шутку юмора. Стало действительно смешно, и он не стал сопротивляться. Смех ведь тоже рефлекс. Грудь характерно задергалась, но из горла вышло лишь сиплое бурчание. Теперь надо двигаться дальше. Парень выдохнул и резко напряг тело в попытке сесть. Почти получилось! Ах, если бы точно рассчитать силы. Тело резко потянулось вперед. Он скривился над своими ногами. Отдышавшись (всего лишь сел, а одышка какая!) он все таки принял надлежащее положение. В глазах не темнело. «Давление в норме, круто». Только сейчас он понял, что лежал в туалете, одетый в зимние джинсы и черный застегнутый пуховик, но без шапки. На груди красовалась засохшая рвота. «Ни хера я нажрался!», - выругался он про себя. «Да нет. Не то… Голова не болит. Да и симптомы совсем не те». Он медленно поднес руку к голове и ощупал ее. Крови или ссадин не было. «Не дружок. Это не черепно-мозговая травма, хотя нервная… Сука! Как тебя там? Ды насрать. …имеет повреждение. Но не точечное, а системное. Яд?», - задал сам себе риторический вопрос. Голова устала от мыслей так быстро. Нужно было встать. Парень так же резко напрягся. Мышцы сделали работу на отлично, но он забыл спросить перед маневром у вестибулярного аппарата – готов ли он? Тело взмыло вверх достигнув цели, но подалось вперед и обрушилось на дверь, свалившись, в конце концов, прямо под ней. Ноги неудобно подвернулись в коленях под массой все того, что они должны носить. Щека прильнула к прохладной поверхности. «Акробат херов. Ладно, ладно. Опять отпуск и вперед». Передохнув с минуту, он повторил тоже самое, но медленнее. Почувствовав равновесие, он решил не рисковать и оперся руками на стены. Он приседал на корточки и отдыхал, крутил туловищем из стороны в сторону и отдыхал, попеременно поднимал ноги, держа равновесие, и отдыхал, в конце даже пробежался на месте, но как восьмидесятилетний старик с жутким артритом. Сердце заколотилось в груди, а легкие гоняли воздух, пытаясь удовлетворить возросшее потребление кислорода. Восстановившись, парень решил выйти из заточения. Дрожащие пальцы схватились за шпингалет и потянули его в сторону, последний со скрипом освободил дверь, и она медленно открылась. Обыденная картина перед глазами. Стена, выложенная той же темно-зеленой плиткой и писсуары вдоль нее. Слева окно пропускало солнечный свет, прошедший через толщу облаков и отраженный снегом, лежащем во внутреннем дворе здания, куда выходило окно. Он побрел прочь из туалета, завернул за угол и оказался в предбаннике с раковинами вдоль той же стены, на которой крепились и писсуары, но с обратной стороны. Он вышел в коридор с покрашенными в серо-голубой цвет стенами и лакированным старым, стертым ногами лаком, паркетом. Света не было, впрочем, как и окон. По бокам были видны лишь силуэты закрытых дверей в аудитории. Посмотрев в обе стороны, он решил идти вперед (или назад?), в общем, туда, откуда шел свет, очевидно из окна на лестнице. В помещении царила тишина и холод, что стал заметным только сейчас. «Температура тела повышается, бедняжка отходит ото сна». Ноги подкашивались, их состояние хорошо характеризовалось прилагательным ватные. Тело подчинялось мозгу, не выказывая никаких неоднозначностей в поведении, но каждую секунду напоминало о своей истощенности. Он обратил внимание на свои ощущения. «Сухость во рту и вязкая слюна, апатия. Дружок, да у тебя обезвоживание. Ну а как иначе? Черт его знает, сколько я так провалялся у параши? Радуйся, что хоть жив остался, да и не калекой, что немаловажно». Он подошел к окну на лестнице, потом взглянул в коридор, что располагался перпендикулярно тому, откуда пришел. Было пусто, ни души. Разум пытался вспомнить день недели. Ничего не вышло. «Может выходной? Хотя свет гореть все равно должен». Еще раз взглянув в окно, молодой человек отметил, что находится на втором этаже здания, и попытался вспомнить это место. Как тяжело оказалось ворошить память, которая казалась схватывающимся бетоном, что в темпе грузят на тележки строители в надежде выработать материал до того как он превратится в камень. «ВУЗ», - молниеносно промелькнуло внутри, да так быстро, что сознание чуть вновь не выронило маленькую прыткую рыбку, извивающуюся в попытке вернуться в море под названием память. «Какой сегодня год?». В голове полная тишина. Юноша отлично знал, что память очень любит аналогии и контексты и именно так лучше бороться с потерей памяти. «Сегодня двадцать пятый год…», - никаких ощущений. «Сегодня пятисотый год…», - ноль. «Сегодня трехтысячный год», - вот оно! Мимолетное ощущение, которое бывает, когда в стакан воды наливаешь больше жидкости, чем он может вместить, даже возникло желание отряхнуться от воды, пролившейся на одежду. Определенно с цифрами был перебор, но суть не в относительности, а в абсолюте – память выказывает признаки жизни, хотя над полным ее восстановлением придется поработать. В этот момент он услышал быстрые шаркающие шаги этажом или двумя выше, а затем глухой удар. Сил позвать не было, и парень решил увидеть своими глазами источник звука. Он быстро пошел по ступеням вверх, что оказалось ошибкой. Изображение вновь задергалось, пришлось остановится и, закрыв глаза присесть на порог. Медленный глубокий вдох и тут же постепенный выдох. Через полминуты давление пришло в норму. «Нужно выпить воды, иначе обезвоживание меня достанет. Не хватало глупо погибнуть от потери сознания, раскроив череп о бетонную лестницу. Спускаться вниз естественно оказалось легче. В холле первого этажа стоял тот же полумрак и ощущался легкий сквозняк. Пройдя в цоколь здания, он увидел бессменно стоящую на одном и том же месте по рассказам преподавателей лавку буфета. К своему удивлению, обнаружились явные следы погрома. Фирменный холодильник Coca-Cola лежал на боку, а вокруг все усыпано мелкими стеклами от самого холодильника и соседних витрин. Быстро найдя бутылку не газированной минеральной воды, он прильнул к горлышку. Какое удовольствие одним залпом приговорить добрый литр. На верхних этажах опять послышались звуки, вроде кто-то вставал и тут же падал. «Может там мой собрат по несчастью?» Парень средним шагом направился к лестнице, и тут пришлось пожалеть о том, что было употреблено такое количество воды в столь короткий промежуток времени. Сердце не успело адаптироваться к увеличившемуся объему крови и зашлось тахикардией, что незамедлительно отразилось на послушности ног и общем самочувствии. «Ведь не зря говорят спринтерам не пить воду после пробежки», - корил сам себя. Пришлось вернуться в вестибюль и сесть на лавочку. «Дыхание, надо восстановить дыхание», - говорил сам себе, возобновив простые дыхательные упражнения.

Он осторожно поднялся на третий этаж, так как на первом и втором он ничего так и не нашел, вернее никого. Осмотревшись, он направился в ту часть коридора, которая располагалась как раз над туалетом, где он лежал. Завернув за угол, увидел черную пустоту, на лестничной площадке третьего этажа окно было закрыто вследствие ремонта на этом участке лестницы. Он вошел в мрак и остановился, закрыв глаза. Во-первых, так зрение быстрее приспособится к недостатку света, активизировав палочковидные клетки в сетчатке. Во-вторых, зрение только мешает восприятию звуков. В воздухе повисла тишина. Через пару минут отчетливо послышалось шуршание в двадцати метрах впереди. Он открыл глаза, ничего видно не было. Парень отвел взгляд чуть в сторону, пытаясь взглянуть в просвет коридора боковым зрением, так как знал, что оно обладает меньшей чувствительностью к цвету, но по периферии центра фокуса находится больше палочковидных клеток. На полу был виден силуэт. Трудно определить, что там было, это могла быть куча мусора или вещей, мог быть человек. Молодой человек пошел вперед и подошел вплотную к непонятному объекту. Первое что бросилось в глаза это волосы. Длинные светлые волосы, растрепанные и спутанные. Девушка лежала лицом вниз, вытянув руки вперед. Вероятнее всего она пыталась встать, но потеряла сознание, не рассчитав силы. «А если бы не мои знания, вот так же бы грохнулся где ни будь или раскроил бы череп об унитаз». Он задумался. А с чего это собственно он решил, что те звуки принадлежали несчастным попыткам встать, этой девушке. Пальцы нащупали сонную артерию, пульс был слабый, но четкий, около семидесяти ударов в минуту. Попытаться ее поднять было бы просто глупо, они оба точно окажутся на полу без сознания, и неизвестно на сколько в этот раз. Он отругал себя за то, что не взял с собой бутылку с водой.

Парень брызнул водой на лицо, но это не вызвало никого эффекта. Пришлось проделывать процедуру в течение нескольких минут, прежде чем девушка зашевелилась. Только открыв глаза, она попыталась подняться.

- Не надо. Все хорошо. Ты потеряла сознание, сейчас пришла в себя. Не пытайся резко встать, опять отрубишься. Я помогу тебе. – Ответил парень, удивившись звуку собственного голоса.

Он ожидал другой тембр от своего голоса. Девушка ничего не ответила.

- Я помогу тебе встать, не спеши.

Молодой человек положил ее руку себе на шею и помог приподняться, затем облокотил ее на стену.

- Вот возьми, выпей, - он протянул ей почти пустую баклажку с водой.

Она осторожно выпила оставшуюся воду и тяжело вздохнула, бросив пустую пластиковую тару на паркет, на секунду открыла глаза и опять закрыла. Он не мог осмотреть девушку, света едва хватало отличить лоб от глаз, щеки ото рта. Но был, несомненно, один общий факт. Она так же была одета в верхнюю одежду: длинное пальто серое пальто с поясом и воротником стойкой, высокие белые сапоги, а между обувью и нижнем краем пальто отчетливо бросалась в глаза часть ног, казалось, не утепленных даже колготками. Девушка странно рыкнула, прервав процесс ее осмотра.

- Что? – Спросил парень, оценивающее глядя на лицо.

Она опять что-то буркнула, но это не являлось попыткой сказать что-то осмысленное. Он понял что к чему через пару мгновений. Девушка забилась в припадке. Ее трясло так, что повалившись на пол, тело чуть ли не подпрыгивало, а конечности беспорядочно тарабанили о паркет. Он схватил ее голову и попытался перевернуть тело на левый бок. Не без труда, но получилось. Он попробовал ее лоб, признаков жара не было. Вероятнее всего причиной судорог было повышенное внутричерепное давление или отек мозга. Обе причины легко могли привезти к смерти. «Только не глотай язык. Только не проглоти язык», - пульсировала в голове мысль. Судороги длились долго, не меньше пятнадцати минут, хотя через минуту они изрядно ослабли. Когда тело обмякло, он проверил дыхание и пульс. «Слава богу! Жива. Мог быть отек ствола мозга, а там дыхательный центр…», - Молодой человек решил не продолжать любимое занятие старушек под названием «если б, ды кабы». Вода кончилась и в очередной раз обругав себя за такую тупость он побрел на первый этаж. По дороге он прокручивал события. «И у меня и у нее явные повреждения центральной нервной … Мля! В чем причина? В Чем? Почему мой голос показался незнакомым?».

Найдя еще три бутылки с водой, одну он вновь выпил почти залпом. Хотел не совершать второй раз ошибку, но когда губы прильнули к горлышку, рассудок помутнел. Приступа сердцебиение не произошло. «Организм восстанавливается. Гы-гы…». Девушка лежала на левом боку точно в том же положении, в котором он ее оставил. Дав ей еще пять минут поваляться, он начал приводить в чувства. «Жаль, нашатыря нет, да и медпункта то же. А ведь главный корпус, называется». Последние мысли удивили его самого, память оживала. На удивление девушка сразу пришла в себя, и он так же прислонил ее к стене. На этот раз к его радости она осмысленно посмотрела ему в глаза и осмотрела коридор.

- Где… Я...?, - почти шепотом вымолвила она, смешивая слова с низким хрипом.

- Выпей воды, - он протянул ей бутылку, предварительно отпив половину.

Она тоже не сможет удержаться, недостающую часть отправил себе в желудок. «Боже мой! Я выпил уже больше трех литров»! Девушка жадно пила, обливаясь водой.

- Еще. – Жалобно протянула она.

- Позже. Дай воде усвоится.

Они молчали все те полчаса, пока парень приводил ее в чувства. Поил небольшими порциями воды, помог подняться и пройтись, давал отдохнуть и вновь заставлял встать.

- Сядь, отдохни. Ты заслужила, - сказал он, направившись в сторону туалета.

Моча была не просто темной, казалось, она была вовсе непрозрачной, неприятного темно-оранжевого цвета. Из него вышло не меньше литра этой гадости. «Надо бы еще водички попить». Вернувшись, он нашел девушку, стоящую около окна. Смотря отрешенным взглядом в окно, она вцепилась изящными руками в массивный белый подоконник. Он хотел было у нее что-то спросить, но увидел висящее на одном из столбов, что стояли вокруг лестницы, зеркало. Дар речи, что называется, пропал. В душе появилось ощущение страха, страха перед неизвестностью. Он шагнул к нему и увидел отражение. В зеркале стоял высокий, около ста восьмидесяти сантиметров, молодой человек лет двадцати – двадцати пяти, с темно русыми не короткими и не длинными волосами, совсем не атлетического телосложения, скорее худощавого. Европеоидное лицо с серо-голубыми глазами, слегка курносым носом. Вполне красив, но не это волновало мужчину. Человека в зеркальном отражении он видел впервые в своей жизни. Он как вкопанный стоял так три минуты, но понял, что если не взять себя в руки, то у девушки точно случится новый припадок. Как хотелось задать ей вопрос… Подобное предприятие совсем не внушало радужных перспектив. Лучше уж сейчас это сделать. Смысла продолжать агонию нет.

- Как тебя зовут? – Загробным голосом спросил парень, не в силах справиться с шоком он не смог подобрать другую интонацию.

Девушка замерла на месте. Весь ее вид выказывал не шуточную работу мысли. Она несколько раз отрицательно резко покачала головой и посмотрела на парня.

- Я… Я не знаю, - почти шепотом, полным ужаса сказала она.

Он захотел рассмотреть ее лицо, но черты остались в тени головы.

- Та же история и у меня, - более бодро ответил он, переведя взгляд на чужое отражение.

- Дай я посмотрю на себя, – выпалила девушка, неуверенно подходя к зеркалу и отталкивая его прочь.

Останавливать ее было бы просто бессмысленно. Она встала перед зеркалом и замерла. Ее глаза жадно поглощали каждый квадратный сантиметр ее тела, но во взгляде только усиливался ужас. Она стала чаще и глубже дышать, положив руку на грудь.

- Успокойся. Все хорошо. Ты жива и здорова. Голова, руки и ноги на месте, - вместо последнего хотелось сказать задница.

- Здорова? – истерически прокричала она.

Девушка хотела сказать что-то еще, но приступ удушья усилился. «Началось. Гипервентиляционный синдром на лицо. Да вы, милая моя, нервная особа».

- Успокойся. Возьми себя в руки. У тебя гипервентиляционый синдром. Это не смертельно.

Девушка никак не отреагировала на слова.

- Сядь на пол и облокотись о стену! – громогласно приказал парень, усаживая девушку.

Он быстро, на сколько позволяло его состояние здоровья, спустился на первый этаж. В той же раскуроченной буфетной лавке он нашел полиэтиленовый пакет, в который обычно заворачивают купленные пирожки. Еще раз окинув взглядом вестибюль и отметив в памяти (а можно ли на нее надеяться?) легкий сквозняк так же медленно поспешил наверх.

Молодой человек нашел девушку в плачевном состоянии. Приступ принял апогей. Она жадно глотала воздух открытым ртом, а тот проходил дыхательные пути с характерным свистом.

- Слушай меня и все будет в порядке, - сказал он, разворачивая пакет.

Девушка не отреагировала. Он подошел к ней, присел на корточки и аккуратно взял ее лицо в руки.

- Слушай меня, и все будет нормально, - сказал он размеренным голосом, делая акцент на каждом слове.

Наконец он рассмотрел ее синие глаза, которые смотрели прямо на него.

- Приложи пакет так, что бы он накрыл рот и нос. Потом дыши воздухом по кругу.

Парень помог ей приложить пакет к лицу. Последний стал быстро наполняться и сдуваться в такт быстрому дыханию.

- Кровь перенасыщена кислородом, отчего плохо выводит углекислый газ. Организм одинаково реагирует на низкий уровень кислорода и высокий уровень углекислого газа. Эта процедура выровняет соотношение парциального давления двух газов, приступ пройдет.

Через три минуты девушка была в порядке и бессильно положила руку с зажатым в ней пакетом на ногу.

- Как себя чувствуешь? – спросил он, шаря по карманам в поисках телефона.

- Много лучше, - четко ответила девушка.

Он впервые услышал ее голос, не искаженный нотой ужаса, слегка высокий и мелодичный, но далеко не сильный.

- Что со мной случилось? – Спросила она, посмотрев в его сторону.

- А я откуда знаю? У меня нет твоего анамнеза. – Молодой человек осекся после последней фразы и задумался над тем, откуда знает термин.

- Чего? Анамнеза?

- Истории болезни… Ты потеряла сознание, а, может быть, была в коме. Когда очнулась, решила встать и не рассчитала силы, отчего упала. Сколько раз это повторялось, я не знаю. Энцефалопатия и обезвоживание вызвали припадок, который длился достаточно долго. Все остальное ты прекрасно знаешь.

- Ты врач?

- Понятия не имею. Поживем – увидим.

Он нашел сотовый во внутреннем кармане куртки. Nokia N97 вспыхнула экраном, пришлось подождать некоторое время пока загрузится операционная система. На рабочем столе красовалась надпись: «Нет сети», а немного ниже было написано: Понедельник, 14.03.2011, 7:30. Он подумал и посмотрел на неработающие лампы дневного света на потолке.

- И так. Что мы имеем? По всей видимости, фрагментарная амнезия на фоне энцефалопатии неясной этиологии…

- Ты издеваешься? – Девушка бросила в его сторону орлиный взгляд.

- В здании нет людей, - ответил не в тему он с такой скоростью, словно речь шла сейчас именно об этом.

Наступила тишина. Прошло не меньше десяти минут, прежде чем один из них решил заговорить, прекратив думать о своем.

- В здании нет людей, а сегодня четырнадцатое марта две тысячи одиннадцатого года, понедельник. Будний день. Мне кажется, нужно попытаться примерно понять, что к чему, прежде чем стемнеет. Для этого нам необходимо покинуть здание в ближайшее время, так как уже ближе к восьми утра, а темнеет в это время года все еще рано, да и к тому же на улице явно мороз. Предлагаю решать проблемы по мере их поступления.

- А как же потеря памяти? – С укором во взгляде спросила она.

- Я не помню, кто я, но точно знаю, что амнезия за несколько часов не проходит. Сейчас для нас самое главное узнать что произошло, и произошло ли что-то вообще, и, ко всему прочему, понять насколько велика угроза для жизни.

Она молчала, глядя на стену перед ней не отрываясь. «Ага, ты еще сейчас в кататонию свались», - зло подумал он про себя.

- Послушай, я понимаю, что ты напугана. Но сидеть без действий опасно. Ожидание катастрофы – это уже катастрофа.

- Нам поможет МЧС. Ведь это их работа? – С уверенностью в голосе произнесла девушка, не отрывая взора.

- Первый раз я пришел в себя сутки назад. Судя по степени обезвоживания и цвета мочи, - после последних слов она перевела взгляд на него, - до того как я первый раз очнулся, прошло не меньше двух суток. Получается уже трое суток. За это время нам никто не помог, заметь.

- Может быть, произошла какая-нибудь катастрофа и всех эвакуировали?

- Согласен, в этом есть логика, - сказал он, подумав про себя о том, что женщины всегда объясняют любые события «чем-нибудь».

- Ладно я лежал в сортире, но ты валялась в коридоре. Тебя не могли не заметить. Короче, действительно может произошла некая техногенная катастрофа. В любом случае нам надо выяснить, в чем дело. Неважно кто из нас прав сейчас, поиск ответов подходит и для твоей точки зрения и для моей. Нам надо идти, хотя бы посмотреть, что случилось на улице.

Девушка утвердительно кивнула. Она понимала, что он не остановится, а ее не прельщало оставаться одной. Сейчас этот парень был более знаком, чем она сама, после этого встала с пола.

- И еще. Прежде чем мы выйдем… Короче, что нам делать с именами, а тот как-то кричать через всю улицу «эй» не то, что бы не тактично, а совсем даже не информативно.

Она пожала плечами.

- У меня есть идея.

- Говори, - сказала девушка как-то неуверенно.

- В общем, никакого креатива. Я буду Адамом, а ты Евой, - сказал парень, немного смутившись.

Она стояла молча, не выказывая эмоций. Есть ли в этом некий подтекст, думала она.

- Не нравится? Это лишь до тех пор, пока мы не вспомним свои имена. – Наконец сказал он.

- Все нормально, и даже креативно. Вот только почему ты смутился, когда это предложил?

- Потому, что ты могла подумать, что в этом предложении есть двойной смысл.

- А он есть? – быстро спросила она.

- Нет.

- Тогда я согласна.

Они стали неспешно молча спускаться вниз. Он думал о том, что Ева на самом деле не так проста и слаба, как это кажется. Она думала о том, что он достаточно сильный морально человек, но у него есть уязвимость перед женщинами, и это не слабость перед пороком под названием блуд, некая другая, психологическая. «Откуда я это знаю», - постоянно витало в голове.

В «аквариуме», пристройке из железа и стекла перед входом, с турникетами для прохода внутрь по магнитным картам, казалось, не осталось целых стекол. В зияющие бреши дул стойкий ветер. Воздух поднимался вверх по лестнице и выходил через окна на чердаке. Эффект вытяжной трубы. Местами были видны брызги крови, а на торчащих острых концах осколков стекол во многих местах висели клоки одежды и пестрели алые потеки. Создалось впечатление, что эту часть здания атаковали люди, пробивая препятствия массой своего тела и раздирая мясо до костей. В груди похолодело, а на ладонях моментально проступил холодный пот, по спине пробежали мурашки. «Адреналин – спутник выживания», - подумал Адам. Девушка схватила его за руку и тревожно сжала кисть. Даже отсюда была видна пустая центральная улица миллионного города, которая была точным продолжением мощеной дорожки перед входом в университет. На сколько хватало глаз, царила пустота и безмолвие. Лишь легкий пушистый снег, что показывают в фильмах про рождество, размеренно падал на землю, укрывая оную в свое белое одеяло. Молодой человек поднял взгляд выше и увидел три больших столба черного дыма, поднимающегося над домами. Два из них находились достаточно далеко, третий располагался в паре километров. На душе стало очень тревожно.

- Что это? – спросила Ева, ища взглядом хоть одну живую душу.

- Думаю, это вопрос минимум на миллиард долларов.

- Что нам делать?

- До центра и администрации города меньше километра по прямой. Самый верный путь – идти туда.

Они осторожно двинулись вперед. Университетскую площадь окружали с трех сторон старинные жилые дома, а в противовес им возвышался четырехэтажный главный корпус университета, в виде буквы Ш, выходя фронтальной частью на площадь и пряча «хвосты» буквы в огорожено территории. Длина коридоров была внушительной – каждый почти по восемьдесят метров, да плюс еще пятый подвальный этаж. Белое безмолвие захватило власть в здешних местах. Временами вой ветра гулял среди улиц и переулков, изредка каркали вороны, наверно, сетуя на исчезновение существ, на которых они паразитировали. Закрытые окна домов, отсутствие машин, небольшая стайка собак, пока еще пугливая… Они завороженные созерцали столь дивную картину, следа от тревоги, которая овладела ими там, когда они только вышли на улицу, почти не осталось. Наконец пара вышла к центральной площади города, в центре который до сих пор стоял Ленин, указывая своей рукой строго на восток. За статуей, прямо около входа в здание администрации, выстроились как на парад танки. Двенадцать единиц боевой техники гордо держали оборону в бессмысленной схватке с одиночеством. Маленький пятачок после танков и перед дверьми был забит стендами, перенасыщенными всевозможными разноцветными и отклеивающимися наклейками. Высокие, более двух метров, сколоченные явно наспех из фанеры и подручных брусьев, они подергивались на ветру, удерживаемые тяжелыми бетонными блоками. Бывшие рекламные плакаты выстроились в длинную шеренгу. Адам повел девушку за собой. Стенды были усеяны объявлениями о пропаже людей, но никакой полезной информации не было. Парень решил, что первоначально, под всем этим висело что-то действительно информативное – теперь уже не узнать.

- Да что тут твориться!? – Недовольно сказала Ева.

- Нам нужна машина.

Они стали осматривать дворы по левую сторону от улицы, ведущей к корпусу высшего учебного заведения, но тщетно и в результате опять вышли к «аквариуму».

- Пошли вон туда, - молодой человек показал на стоящий через университетскую площадь, что представляла собой дорожное кольцо вокруг клумбы и памятника в виде спирали ДНК посреди нее, дом, построенный в эпоху Сталина, в народе именуемого просто «сталинка». Они обходили площадь по периметру, стараясь не ходить по открытым пространствам. Парень вновь задумался над событиями. «Это явно не нервнопаралитическое оружие, так же как и не бактериологическое, хотя последнее…Ну если подумать: химию применять на открытых пространствах, как-то сомнительно. Нужно высечь город? Бактерии и вирусы к вашим услугам, сами жертвы будут его распространять. Если мы до сих пор живы, то либо мы выжили после химии, либо устойчивы к биофоздействию. Последнее никуда не исчезнет. Ну, вот тоже, зимой бактериями утюжить – глупо. Тем более с нашими зимами. Как ни крути, явной угрозы вроде бы нет. Да и отрицать что-то полностью тоже нельзя… А почему это я решил, что именно атака. Может Ева права, техногенка какая нить стряслась. Нет, не вяжется. От радиации память не теряют, от нее – волосы да жизнь. Единственное что подходит под ее теорию и мои размышления – химическая техногенная катастрофа. Вполне. Вот только та потеха в аквариуме ни с чем не вяжется. Да и объявления о пропавших… Ну да ладно, живы будем, не помрем».

Пара обошла все дворы напротив университета, позади здания начинался крутой спуск к водохранилищу, т.к. оно находилось на правом берегу, но в ближайшей округе решительно не было ни одной машины.

- Так… Интересно. – Протянул парень, осматривая последний пустой двор.

- Что нам делать? – Сказала девушка, поеживаясь на пятиградусном морозе.

- Вернемся к «сталинке». Будем проверять подъезды один за другим, в поисках открытой квартиры.

- А почему здесь не проверить? – Удивилась она, показывая на стоящую в двадцати метрах девятиэтажку.

- Там во дворике двухэтажная парковка была. Есть шанс найти открытую квартиру с ключами от гаража. – Сказал Адам, увлекая за собой ее.

- Как мы откроем подъезды? Там везде домофоны?

- Если ты не заметила, электричества нет. Входные двери обычно закрываются магнитным электрозамком. Так что…

- А ты не считаешь это мародерством, которое будет наказано в соответствии с законом? – Недовольно возразила она.

- Ты успела забыть дым от огромных пожаров?

- Может мусор горит?

Адам надменно улыбнулся.

- Это дым от очень крупных пожаров, понимаешь? Такое бывает, если горит предприятие. Заметь, ни пожарных, ни военных на площади. Помнишь когда взорвался склад пиротехники, какой шум был! Четверть города перекрыли. Город пуст! В будний день! Сколько мы сможем пройти пешком, да еще и ранней весной? Короче, если что, я возьму ответственность на себя.

Старое здание впечатляло своими размерами. Десять подъездов, по пять этажей в каждом окружали пятачок земли в центре, где разместилась хорошо оборудованная детская площадка. Хоть дом и казался огромным (высота потолков там составляла более трех с половиной метров, от чего последний этаж находился на уровне шестого – седьмого этажа обычной высотки, плюс шестой этаж – чердак), на лестничной площадке было всего по две квартиры. Лишь в шестом, на третьем этаже они нашли незапертую дверь. Как и полагалось жилью в старом доме и центре города обстановка там царила богатая. Помещение отделано в аристократическом стиле. Паркет из красного дерева, на стенах во всех комнатах и коридоре панно, на кухне красивая плитка. В спальной комнате они обнаружили труп тучного мужчины. При виде скрюченного окоченевшего тела человека весом не менее ста двадцати килограммов Ева занервничала и стала опять часто дышать. «Вот и первые ласточки», - подумал он, бегло изучая труп.

- Что с ним случилось? – Выпалила девушка, отчаянно удерживая себя в руках.

Парень осмотрел человека и увидел характерные следы засохшей пены вокруг рта.

- Сердце…

- Что-то случилось.– То ли спросила, то ли констатировала она.

- Ну естественно! Глупый вопрос… Много патологий может привести к острой сердечной недостаточности. Здесь мы не сможем остановиться. Эта туша нам не под силу.

- Не говори так о нем.

- Осмотри другие комнаты, а я посмотрю здесь. Нужно найти ключи.

Умерший явно занимался активным пакованием вещей. В спортивной сумке Адам нашел деньги и драгоценности. На стуле, рядом с кроватью висел дорогой голубой шелковый пиджак, к нагрудному карману которого был прикреплен значок депутата областной думы: триколор в золотой окантовке. Молодой человек осмотрел карманы и нашел там различные документы и связку ключей. Среди документов он увидел удостоверение депутата, где фигурировало его имя: Строев Николай Абрамович. «Еврей, думный наш». Среди других вещей попался пропуск на охраняемую парковку с номером бокса и очень странный документ – пластиковая карточка с голограммой и надписью: «Радуга-6. Индивидуальный пропуск».

- А вот это уже интересно… - Пробормотал Адам себе под нос, рассматривая сложную защитную голограмму.

- Что ты сказал? – Послышался женский голос из соседней комнаты.

- Я нашел ключи. – Громко произнес парень, спешно спрятав «радугу» в карман джинсов.

Range Rover 2010 черный, двигатель на бензине, сиденья из белой кожи, бронированные стекла и корпус, сразу видно – машина почти новая. Багажник оказался пуст, за исключением запаски, аккумулятора и двух пустых канистр под бензин на десять литров каждая.

- Ты водить умеешь? – спросил Адам, недоверчиво осматривая водительское сиденье и две педали под рулем.

- Да кто ж теперь знает, - иронично сказала девушка.

- Ладно, разберемся... Здесь, я смотрю, коробка передач – автомат.

Молодой человек сел за руль. Кнопка «Start» сработала от легкого нажатия пальцем. Как и полагается автомобилю такого класса, двигатель заработал с пол-оборота. Большой двенадцати дюймовый сенсорный экран посреди «торпеды» и приборная доска загорелись всеми цветами. Счетчик показывал пробег в три с лишним тысячи километров. Была и досадная мелочь, электроника утверждала, что в бензобаке остались одни пары. Парень включил свет в салоне, открыл дверь со стороны пассажира и аристократическим жестом, с которым в средние века снимали шляпу, приседая чуть ли не на колено, пригласил даму садиться. Девушка вышла из задумчивости и кивнула головой, он рассчитывал на более эмоциональную реакцию.

- И так, господа присяжные заседатели…

- Что?

- Да нет, ничего. Это из книги. У тебя есть план? – Он вопросительно исподлобья посмотрел на собеседника.

- Какой у меня может быть план?

- Тогда есть предложение. Заправляем нашего новоиспеченного коня горючкой, берем прозапас, добываем еду на первое время, кое-какие медикаменты, питьевую воду, немного шмоток, находим приемлемое жилье на денек, если никого так и не найдем, ну и радио, конечно… Ну, короче, типа того. Как тебе?

- Хорошо. – Ответила Ева без толики эмоций.

- Да нет, я пошутил. Начнем поиск помощи прямо сейчас, - как можно убедительнее произнес он.

Ева моментально осеклась на него, лицо выказывало сложное чувство: смесь недоумения и глубокой скорби и слепой надежды.

«Эх… Подруга моя боевая. Чем раньше ты перестанешь цепляться за то, о чем понятия не имеешь, тем лучше будет для тебя».

- Ева… Послушай меня и постарайся воспринять слова серьезно. Мы потеряли память. Наш мозг поврежден и не известно насколько. Город явно пуст и предоставлен сам себе. Может быть, действительно была эвакуация. Есть лишь один способ проверить это.

После последних слов Ева вновь посмотрела на него, но с мольбой в глазах.

- Действительно есть способ. Если некая катастрофа произошла только в этом городе, или даже в других городах или на целом континенте, то где-то должны были остаться люди. Там где есть цивилизация, есть и радио. Мы возьмем лучший приемник и заберемся в самую высокую квартиру города, и проверим все каналы связи. Там вполне могут вещать десятки радиостанций и говорить, как нам действовать. Но если там будет ТИШИНА…- Адам подумал, что если сейчас скажет, что нужно слушаться его, то ее реакция будет не предсказуемой. Нужно сказать по-другому. - То ты будишь стараться выяснить, что случилось. Будишь стараться выжить.

Он замолк, стараясь понять, как себя поведет Ева, будет ждать завершение мысли или рванется во все тяжкие. Девушка молчала, перебирая пальцами.

- Я не считаю наше выживание выигрышным билетом в лотерею под названием судьба. Всему есть объяснение, поверь, всему! Есть вещи, понять которые и объяснить мы не можем. Нужно время для того, что бы мы поумнели и собрали достаточное количество знаний. Для некоторых загадок требуется несколько лет, для других пары дней, для третьих поколения и тысячелетия. И если я все еще жив, значит, были факторы поспособствовавшие этому. Нужно выяснить их как можно скорее, так как они оказались решающими в выживании. Это может быть мелочью в обыденной жизни, но стать ключевым свойством в стремительно изменяющейся среде. Индукция, дедукция, анализ, синтез. Видишь?! У нас есть набор самого мощного оружия во Вселенной.

Он хотел сказать намного больше, гораздо больше. Было очевидным, что над второй частью монолога он думал много раз за свою чужую жизнь.

Ева молчала, но теперь весь ее вид был, как сказать, осознанным что ли. Адам ждал ее слов, обязательно нужно, чтобы концом этого диалога были ее слова. Пора начинать брать ответственность за свое отношение к миру. Если придется, он будет ждать час. Часа ждать не пришлось, хватило семи минут, парень считал каждую секунду на бортовых часах.

- Я знаю, кем ты был в прошлой жизни, - ответила она, посмотрев впереди себя.

Такого ответа Адам никак не ожидал.

- Я впечатлен. Тебе хватило семь минут для разгадки самой сокровенной для меня тайны…

- Вот даже сейчас, видишь? Твоя манера говорить. Надменность и высокомерие…

Молчание, вязкое как смола.

- Ты был ученым…

- Все может быть, все может статься. – Он почувствовал себя неуютно после ее слов.

«Все таки ускользнула… Ну хорошо. Я тебя в покое не оставлю. Можешь меня ненавидеть за это».

- Едем?

- Да. И еще. В машине же есть радио? Проверь.

- В помещении из бетона и стали это плохая затея. На дороге проверю.

Внедорожник взревел восьмицилиндровым двигателем. Когда колеса коснулись припорошенного под мягким слоем снега льда на дороге, корпус стало сносить. Система стабилизации курса распределило крутящий момент на колеса, и машина выровнялась. Парень остановился посреди небольшой улицы не успев отъехать и сотни метров от гаража. Он включил приемник и стал листать сохраненные в памяти частоты популярных радиостанций, уделяя по двадцать секунд каждой волне. Из раза в раз динамики по всему салону автомобиля извергали только помехи или шорох. В груди у него похолодело, чего и сам не ожидал от себя. Девушка напряглась и смотрела на монитор. Когда все одиннадцать закладок в памяти были пройдены, он отключил приемник.

- Это еще ничего не значит. – Сказал молодой человек спокойным голосом. – Мы раздобудем хорошую аппаратуру и повторим попытку на высоте. Здесь, в центре бетонных джунглей едва ли мы сможем уловить сигнал не то, что с другого континента – из другого города не получится. Сейчас затаримся немного… Если всех эвакуировали, то нам все же сподручнее на авто отсюда уехать, мало ли там, может техники не хватает. А мы сами, так сказать проявим инициативу. Ты как?

- Нормально. Поехали уже…

Адам видел предел прочности ее нервов. До него оставалось совсем чуть-чуть. Но все это потом – вечером или завтра, а сейчас надо действовать. Но только спустя время Адам поймет, что действовать надо было не так… не так легкомысленно и наивно.

Ему не составило труда управлять джипом. Они ехали вперед, попадая в старый новый мир. Как и тысячи лет назад, их выживание зависело от ума и сообразительности. По большому счету, в мире ничего так и не изменилось.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 53
Комментарии

Мне понравилось. 9. И жду продолжения.

И попробуйте исправить одно предложение-// Еще раз взглянув в окно, молодой человек отметил, что находится на втором этаже здания, и попытался вспомнить где находится.//- а то как то оно не совмещается. что находится и где находится.

Девять. Очень, очень хорошо написано. Передача эмоций, чувств и состояния ГГ - на высоте. Минус один - надо ждать продолжения.

Сначала про парочку косячков.

Умерший явно занимался активным пакованием вещей. В спортивной сумке он нашел деньги и драгоценности. Он осмотрел карманы и нашел там различные документы и связку ключей. Среди документов он увидел удостоверение депутата

Получается занимался этим умерший а не ГГ :)

И ключ у ровера не магнитный, там все по радио идет.

А рассказ мне очень понравился, ставлю 9!

--------------------------------

мне нравятся эти миры...но в них нам места не будет

fizioximik

Спасибо за замечание

emp

Стараемся )

DAumkraft

Исправил по поводу покойника, фактическую ошибку с ровером устранил.

Вторая глава на переработке, хочу свести к минимуму количество подобных ляпов. Когда налетает муза, пишешь без оглядки, а потом сам удивляешься сотворенному, полно корявых фраз и так далее.

P.S. Интересно, утром было 10 голосов и средний балл 9, после обеда 12 голосов и 8... Такое ощущение, что кто-то просто зашел, понаставил какашек и тихо свалил. Оставляйте коменты. Прошу прощения за вульгарность.

________________________________________

Благими намерениями выложена дорога в ад...

Anizotrop, понимаете, так и есть, люди бывают даже не прочитывая рассказ или что то иное,(восномном гости, незарегавшиеся), ставят жудкие оценки. Конешно обидно. Сочувствую и со мной такое было, но вам скорей всего поставили заслуженную оценку. Ведь было бы удивительней если бы ваш с. бал уменьшился так в раза в два или вообще в три.

З.Ы. Продолжайте, редактируюте и улучшайте вторую часть. Главное не торопитесь. С удовольствием прочитаю продолжение. Удачи. Как там говорится, Да прибудет с тобой муза, хе-хе.

Ну что сказать... Читать было очень интересно. Заслуженная 10! Хотя косяки все равно остались, есть момент, видимо никто не заметил - //Она так же была одета в верхнюю одежду: длинное пальто серое пальто с поясом и воротником стойкой// Но это уже техническая часть.

З.Ы. Не обращайте внимания на "какашки". С чистой совестью складывайте оценки людей оставивших посты и находите среднее арифметическое.

Вторая глава добавлена...

_______________________________________

Благими намерениями выложена дорога в ад...

Так, ты сам меня сюда приглашал, поэтому держись. Поехали.

Начало мне очень понравилось – первых пару абзацев написаны очень классно. Звуки, свет, ощущения, передача – все на уровне. Но потом тебя чёто начинает клинить, и ты уже не можешь остановиться – гг не способен прийти в себя на протяжении четырех страниц (что уже немного поднапрягает), но зачем-то мысленно говорит себе обо всех процессах, которые происходят у него в организме. 2раск! Ты всегда с перепоя, когда тебя штормит, думаешь над тем, что у тебя твориться с кишечником и мозгами? Дальше. Первое слово, которое начинает резать мне, как читателю, настроившемуся на чтение книги, а не задачник для медика - «Фасцикуляция». Сначала мне это даже показалось забавным, но потом я понял, что готов просто тебя задушить. Если бы я тебя не знал – честное слово – дальше третьего абзаца не читал бы! Потому что медицинские термины и дотошная опись всего, что происходит или может произойти с организмом гг меня просто уничтожали. (Читал я кста твою пыль под Менсона, и когда он пел "Ай вона килл ю лайк ын зис фильм", как же я его понимал) Читаешь и ожидаешь, что вот-вот ты начнешь описывать, как у него в прямой кишке формируются каловые массы. Это убивает, убивает, убивает, убивает, убивает, мазафака, (это все Менсон, не я), убивает, убивает сюжет!

И еще. Вступление избито. Как минимум в трех рассказах только на этом сайте гг просыпался после амнезии и ничего не помня шел бродить по городу. Избито, избито, избито. Но для тебя простительно...

Теперь по сюжету:

//Буд-то дверь красил человек больше всего в жизни ненавидящий малярное дело.//

Я больше всего в жизни ненавижу домашнюю уборку. Но это вовсе не значит, что я делаю ее как-нибудь.

//попытался поднять правую кисть

Ы

//при глубоком вдохе в туловище

ЫЫЫ

//силуэты закрытых дверей в аудитории//

Почему именно аудитории? Чел вышел в коридор, понятия не имея где находится. Может, то охвисные кабинеты? Или классы школьные? Почему именно аудитории, ведь ты только ниже написал, что: //«ВУЗ», - молниеносно промелькнуло внутри//

//В этот момент он услышал быстрые шаркающие шаги этажом или двумя выше, а затем глухой удар.

Двумя этажами эт уже вряд ли.

//Вероятнее всего причиной судорог было повышенное внутричерепное давление или отек мозга.

Я, конечно, не медик, но мне отчего-то кажется, что причин для судорог может быть миллион. А банальный холод? И просто так выяснить причину на ходу, ну хз... Хотя я могу и ошибаться.

//- Выпей воды, - он протянул ей бутылку, предварительно отпив половину.

Очень воспитанный мальчик )))

//- Сядь, отдохни. Ты заслужила

(Тихо ржу) Чем заслужила? Тем, что провалялась последние сутки на полу?

//- Как тебя зовут? – Загробным голосом спросил парень

(Громко ржу) Ну представь сам эту картину. Только что нормально говорили, то-сё, и вдруг парень начинает говорить загробным голосом )) Ну с какого хера ему быть загробным? Он что, вурдалак какой-то? Или в нем ненависть кипит? Парень себе как парень, недавно сам очнулся, весь в блевотине, провонявший туалетными запахами, а говорит загробным голосом. На месте девушки, я бы уже делал бы но-о-о-оги ))))

//медленно поспешил наверх

Перечитывай, перечитывай, перечитывай.

//- И так. Что мы имеем? По всей видимости, фрагментарная амнезия на фоне энцефалопатии неясной этиологии…

Fucking botanic! Я бы ей-Богу чем-то зарядил бы ему по роже. Он меня просто бесит, твой Адам! Бесит!

//Даже отсюда была видна пустая центральная улица миллионного города

Эй, а откуда он знает, что улица центральная, а город – миллионник? ОмнезЫя же его одолевает? О_о

//Лишь легкий пушистый снег, что показывают в фильмах про рождество, размеренно падал на землю

Шо за фильмы про рождество, Дима?! Мы что, страусы из Африки? Мы не знаем что такое снег?

//Парень вновь задумался над событиями. «Это явно не нервнопаралитическое оружие, так же как и не бактериологическое

Ну он и эрудит, скажу я тебе. Во, блин, дает! И в медицине шарит – не каждому врачу из районной поликлиники дано, и об масс-оружии все ведает. Неочеловек? )))

//- Там во дворике двухэтажная парковка была. Есть шанс найти открытую квартиру с ключами от гаража. – Сказал Адам, увлекая за собой ее.

ИМХО, если бы что-то подобное произошло в действительности – в машинах с торчащими в зажигании ключами дефицита бы не было. А даже если бы и был – ну, при условии, что у людей было время свалить из города, все похватали свои тачки и укатили (хотя куда катить-то?) – то мне кажется, что лазать по квартирам в поисках ключей от авто (я сам вот иногда не знаю куда свои ложу у себя дома) – самое глупое занятие. Ибо считай сам насколько велик успех сего занятия, исходя из того, что: а) сколько квартир в доме будет открыто? (это в Америке все в случай чего бегут, забыв обо всем на свете, у русских же все немного наоборот); б) в скольких открытых квартирах, теоретически, должны быть ключи от машин? Это что, обязательный атрибут какой-то? У меня полно знакомых живут в элитных домах, а машин не имеют (потому что все бабло в эти квартиры вложено))); в) в скольких квартирах эти самые ключи могут лежать на видном месте и просить "Возьмите меня!" (они ведь и могут быть в кармане у хозяев, находящихся на работе в другом конце города); ну и напоследок г) какие гарантии, что даже если ключи найдутся (а это лишь10-15% вероятности), то машина будет стоять именно на платной парковке, а не где-нибудь в далеком гараже? У меня например тоже паркинг под домом, но я на него что-то хотел, у меня гараж есть ))

Это я еще не докапываюсь с вопросами зачем им машина вообще? Куда ехать-то они собрались? Засели себе в центре города, где наибольшее скопление магазинов да и все дела. А так сейчас будут заправки взламывать (намек на вторую часть)) и запчасти искать. Это если бы у них с памятью все нормально, и они к родителям решили бы поехать – хотя тоже избито – то да. А так нахрен им эта машина?

//Багажник оказался пуст, за исключением запаски, аккумулятора и двух пустых канистр под бензин на десять литров каждая.

Ага, у каждого депутата думы ОБЯЗАТЕЛЬНО в багажнике вонючие канистры и акумулятор – а то вдруг где-то на дороге с пустым баком станет - что делать? А тут – раз! – и канистра есть, можно пробежаться к ближайшей заправке, залить )))) Или аккум разрядится – запасной как раз пригодится )))

//Ева моментально осеклась на него, лицо выказывало сложное чувство: смесь недоумения и глубокой скорби и слепой надежды.

Ого! Недоумение, скорбь и надежду одновременно... (???) Хотел бы я посмотреть на это личико ))

Работай. 8

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Дмитрий, отдельное тебе спасибо за свое убитое время.

И так, поехали...

С медициной ты прав, здесь я палку перегнул, многие жалуются.

К сожалению с похмела я всегда представляю себе процессы в организме, как умирают от обезвоживания нейроны...

Я не очень много читал рассказов с этого сайта, я здесь не так давно, и не читал ни одного с подобным вступлением.

\\Я больше всего в жизни ненавижу домашнюю уборку. Но это вовсе не значит, что я делаю ее как-нибудь. \\ Дима, вот если бы все такими были как ты, уже давным давно наступил бы коммунизм...

\\Почему именно аудитории? Чел вышел в коридор, понятия не имея где находится. Может, то охвисные кабинеты? Или классы школьные? Почему именно аудитории, ведь ты только ниже написал, что: //«ВУЗ», - молниеносно промелькнуло внутри// Я что-то не понял? Прости меня, но под ВУЗом я подразумевал Высшее Учебное Заведение, а там, в принципе, кроме аудиторий мало что есть.

В пустом здании с великолепной акустикой очень даже можно услышать шаги двумя этажами выше, особенно стук каблуков...

Причин судорог конечно много, естественно не только то, о чем подумал ГГ, но не хочу в книге усугублять этот момент, и так много медицины.

Вот ты бы с амнезией проснулся, и не сразу бы это понял... По разному люди реагируют

\\Поспешил медленно\\ А вот это я написал умышленно. Есть даже такая пословица - спеши медленно.

\\Fucking botanic! Я бы ей-Богу чем-то зарядил бы ему по роже. Он меня просто бесит, твой Адам! Бесит!\\ ыыы Подожди, ему еще успеют по роже заехать, Еву и так это бесит, но, поверь, таких людей много. Жизнь их меняет....

\\//Ева моментально осеклась на него, лицо выказывало сложное чувство: смесь недоумения и глубокой скорби и слепой надежды.

Ого! Недоумение, скорбь и надежду одновременно... (???) Хотел бы я посмотреть на это личико ))\\

Может ты прав, густо слишком как-то получается с эмоциями.

В общем надо быть внимательнее. Буду стараться

______________________________________

Благими намерениями выложена дорога в ад...

8-ка. Зацепило, но до 10-ки даляко. Ошибок много, первые 5-ть абзатцев вообще не читала, нудно, скучно, одноообразно... Монологи всегда читаются с трудом, тем более такие подробные монологи. Сюжет избит, но что то в этом есть...

Дима хорошо тебе объяснил ошибки, улыбнула еще фраза

// Система стабилизации курса распределило крутящий момент на колеса, и машина выровнялась.

Я прям на курсах по вождению нахожусь + еще куча медецинских терминов узнала))). Проще пиши, будь ближе к блондинкам)).

Куда ж без ошибок. Опыта нет в подобном деле, вот и набираюсь его здесь. По поводу начала, мнения разошлись, одним нравится описание ощущений, другим нет. Да, монологи тяжеловаты, терминов много. Последнее из-за профессиональной деятельности. Что касается эрудиции ГГ, не вижу здесь ничего удивительного, постоянно имею дело с людьми, обладающими двумя высшими образованиями, или докторскими степенями, например по биологии и физ-мат. наукам. Ириша, большое спасибо за комментарий, ибо для меня важнее дельный совет, или ваше "зацепило", а не 9-тки или 10-тки. Хорошая книга получается в результате упорного труда, а не в результате наличия у автора уникальных способностей.

Ну на счет 2-х вышек и т.д и т.п.. Не надо, тут не такой контингент.. Народ попроще, есть вообще подростки... оринтироваться нужно на средний класс... Чтобы было понятно и интересно для всех. Либо топать на другой сайт... Есть у нас тут товарищ Липа - про его казаков многие читали, а вот бронепоезд засудили.. Удивительно, нашла его рассказы на других сайтах - там только положительные отзывы, причем через слово мат - типа так крепко его хвалят... как говорится другой народ там тусит... Общение - общением, на работе я вот постоянно общаюсь с одними мужчинами - программистами, но если бы и домой приносила этот сленг.. меня б прибили)) А комментировать, ну я тут жажду попасть в великие критики (писателем стать - таланта не хватает)) - и получить долгожданную футболку ( а мне все не дают - рыдаю в голос))), так что усе.. пошла читать твоё произведение дальше, пока на работе не загрузили))

Блин, о чем и речь... Хочется писать доступно, по этому и приходится перечитывать по нескольку раз. Дело осложняется еще и тем, что у нас с женой одна профессия ))), так что и дома речь не меняется. Я сам злюсь, когда читаю произведения, где, например, автор сыпет терминами радио- и микроэлектроники. Думаю больше не будет проблем с ориентацией на средний класс.

_______________________________________

Благими намерениями выложена дорога в ад...

Моя "Чудесная пыль" http://deadland.ru/node/2318

Интересно, даже очень.

Есть мелкие косячки типа: "То ты будишь стараться выяснить, что случилось. Будишь стараться выжить". Не будИшь, а будЕшь стараться и т.д.

Круто. Редко ставлю десятку, но это вполне. Не понравилось манерное МЛЯ - ну не говорят так! Разве что школьницы из элитных гимназий, которые боятся того другого слова из трех букв.

Быстрый вход