Хроники льда. Глава 3. Смерть

Открыв глаза, Густав не сразу понял, где он находится. Над головой висела красная бахрома, его нагое тело покрывало мохнатое одеяло, а рядом, на соседней подушке спала черноволосая девушка. Сознание немного прояснилось, и он вспомнил, что происходило прошлой ночью. Лицо Густава засияло в улыбке. Он приподнялся на локтях и окинул взглядом комнату, разыскивая свою одежду. Когда парень оделся и приблизился к двери, пол под ногами скрипнул, и девушка проснулась.

- Ты уже уходишь?

- Да - Густав потянулся к дверной ручке и не обнаружил на ней автомата - Где? - опешил он.

- О чём ты? - недоумевала девушка, зевая и потягиваясь.

- Куда делся мой автомат? - по слогам громко проговорил парень, уставившись на полуголую девицу.

- Я не знаю - девушка хлопала глазками, притворяясь невинной овечкой.

В это время Густав уже начал ворошить койку и переворачивать матрац, на котором лежала проститутка.

- Ты что делаешь, полоумный? Совсем мозг отморозил? - вскрикнула она, свалившись на пол.

Густав сжал кулаки до хруста в косточках и, хлопнув за собой дверью, выругался:

- Чёртова шлюха!

В тот же момент из кабинки напротив вышел Гато Оуджи, довольный, отдохнувший и готовый двинуться в путь. Он подмигнул новому другу и спросил:

- Транс что ли попался? Бывает в таких заведениях.

Густав не понял, о чём говорил его спутник. Закутавшись в куртку и натянув на голову капюшон, он вышел на улицу. Яркий солнечный свет ударил по глазам. Густав прищурился и надел солнцезащитные очки. Двухэтажные домики были засыпаны снегом после вчерашнего снегопада, улицу разгребали лопатами хозяева погребённых укрытий. Густав встал на лыжи, застегнул крепежи и выпрямился, опершись о палки.

- Ты смеёшься? - усмехнулся Гато, вышедший за ним следом.

Он натягивал перчатки и ёжился от холода, втянув голову в плечи и пряча уши в широкий воротник шинели.

- Есть другой вариант? - пожал плечами Густав.

Изо рта его повалил пар.

- Пойдём, лыжник - Оуджи поманил парня за собой, опуская очки на глаза.

Они пришли на платную стоянку. Гараж им открыла старуха, одетая в плешивую шубу. Она плохо слышала, поэтому приходилось орать.

- Вот, мать, держи - Гато протянул бабке ржавый талончик с продавленным в металле номерком и отсыпал ей четыре монетки.

- Ступайте за мной - промямлила старуха.

Она провела их в тёмное помещение, где пол был по щиколотку засыпан снегом, и пахло бензином. Она подошла к одному из снегоходов и сняла замок с цепи, которой машина приковывалась к поручню.

- Ваш? - крякнула бабка, держась за поясницу.

- Да, спасибо! - Гато осмотрел снегоход, скинул свой вещмешок под сидение, сел за руль и заглянул в бак – Надеюсь, полон? - крикнул он, покосившись на старуху.

Та обиженно взглянула на него, мол, обижаешь.

- Ну, ладно. Верю - засмеялся Оуджи - Открывай ворота.

Бабка побежала отворять двери.

- Это твой? - удивлённый Густав подошёл ближе и прикоснулся к рулю так, будто он был сделан из золота.

- А чей же ещё? - ухмыльнулся Оуджи - Залезай.

Густав закинул лыжи за спину, связав их креплениями с палками, и сел сзади Гато.

Когда ворота открылись, Гато завёл мотор, и снегоход тронулся с места. Густав впервые ехал на снегоходе, он боялся отпустить ручки, чтобы не слететь с сидения.

Ветер хлестал ему по лицу и шелестел по одежде. Но это его ничуть не пугало, ощущения, которые нахлынули на него, скорость и вибрация, исходившая от снегохода, нравились ему. Гато выехал из лагеря и взял курс на юг. Он обмотал шарф вокруг лица, вмиг покрывшийся ледяной коркой.

Небо над ними было чистым, но в воздухе стоял мороз. Солнце недавно выплыло из-за горизонта, поэтому температура ещё не успела повыситься.

Открывшийся впереди, вид заворожил Густава. Хотелось снять очки и насладиться этой красотой. Миллионы мерцающих крупинок, выстилающих землю, создавали впечатление морской глади, переливающейся на солнце. Блики со всех сторон, и куда не глянь - везде бесконечный простор. Пустыня, где властвует вечная зима. Снегоход оставлял за собой две линии и облака оседающего снега. Его двигатель тарахтел как отцовский генератор. Шум мотора напомнил Густаву о доме. Ему стало грустно, и здешние красоты отошли на второй план. Густав вспомнил слова отца, упрекающего его в том, что тот покинул их, бросил родителей, оставил стариков без опоры. Парень оправдывался, но сам не верил в свои слова. Он ушёл, отправился в опасное путешествие, а поводом послужила болезнь матери. Конечно, главной его целью было найти лекарство, но вскоре, когда он удалялся всё дальше и дальше от дома, эта цель постепенно таяла. Густав боялся признаться себе в том, что он просто-напросто сбежал и не хотел возвращаться в прежнюю жизнь. Такие мимолётные мысли привели его к выводу - Густав жалкий трус.

Хотелось отвлечься от самобичевания и поговорить с Гато, но ветер не позволял открыть рта. Зубы стучали от холода, открытые участки лица посинели и потеряли чувствительность. Густав дрожал, прижавшись к спине Оуджи. Тот тоже был в таком состоянии. В его голове крутилась лишь одна мысль - побыстрее бы доехать до Долины гейзеров и хорошенько там отогреться. Мороз пробирал до костей, просачиваясь под одежды и общипывая кожу. Солнце никак не согревало путников, оно лишь освещало путь, не более того.

Густав крутил головой в поисках хоть чего-нибудь проступающего над поверхностью льда, но повсюду гладкая, серебристая пустошь. Вдалеке еле различалась линия, которая прочерчивала границу между небом и землёй. Ни гор, ни построек, одна белая пустота.

Гато остановил снегоход и, протерев очки, огляделся.

- Что-то не так? - недоумевал Густав, сняв перчатки и потирая замёрзшие ладони.

Оуджи пожал плечами и кивнул куда-то в сторону. Густав ничего там не увидел.

- Нужно кое-что проверить – сказал Гато, вытаскивая из-под сидения снегоступы, - Оставайся на месте.

Под ногами Оуджи заскрипел снег. Он прошёл вперёд и остановился, будто прислушиваясь. Сделав ещё десять шагов, путник обернулся и испуганными глазами посмотрел на Густава. В тот же момент лёд под ним треснул, и Гато провалился. Густав, увидев случившееся, подскочил со снегохода и по пояс провалился в снег. Он не ожидал такого, не успел понять, что произошло. Густав запаниковал, бросился спасать друга, но не смог пробраться через снег. Поэтому он с трудом поднялся на снегоход, встал на лыжи и поехал к месту раскола. Густав остановился у самого края, отстегнул крепежи и упал на живот. Он слышал, как Гато кряхтит и матерится, повиснув над бездной. Густав подполз ближе и увидел, что Оуджи держится за выступ ледяной стены и болтает ногами, пытаясь найти опору.

- Держись, Гато! – закричал Густав, не зная, как помочь – Я тебя вытащу! Не отпускай!

- Быстрее! – вопил Оуджи.

Густав услышал треск, под собою он заметил трещины, они мгновенно расширялись. Лёд ломался и падал вниз. Раскол оказался очень глубоким, не было видно дна. Стены осыпались, трещины росли, здесь становилось опасно.

Оуджи изо всех сил пытался держаться, он сцепил пальцы в замок, чтобы не отпустить выступ. Руки его замёрзли и онемели. Он дотянулся ногой до льдышки, упёрся об неё и снова ошарстнулся, когда опора треснула и раскрошилась под ним. Гато повернул голову и увидел, как стремительно образовывается расщелина. Оглушительный скрип, визг трущегося и разламывающегося льда ещё больше пугали путников, попавших в передрягу.

От выступа, за который держался Оуджи, во все стороны побежали трещины. Теперь он пытался не шевелиться. Густав потянулся к нему, но расстояние между ними было слишком велико.

- Густав! - заорал он дрожащим голосом.

Треск ломающегося льда заглушил его крики. Выступ обломился, и Гато, размахивая руками, полетел вниз. Он бился об стены, падая в самую бездну.

Густав не мог поверить в это, он лежал и смотрел вниз, в надежде снова увидеть своего компаньона. На глазах выступили слёзы, которые превращались в льдинки, скользя по щекам. Когда лёд под ним продолжил трещать, Густав вышел из ступора и отполз обратно к снегоходу. Его лыжи провалились. Парень вытирал слёзы рукавом и глядел в сторону, где теперь покоился его приятель. Трещины росли, а стены продолжали рушиться, поднимая в воздух облака снега.

Густав притих. Он не знал, как быть дальше, как поступить. Расщелина была очень длинной и широкой. Перепрыгнуть её никак нельзя, придётся обходить. Густав раздумывал. Он никогда не управлял снегоходом, но видел, как это делал Оуджи.

Сев за руль, парень завёл мотор и нажал на газ. Он ехал вдоль трещины, пока не нашёл объезд. Теперь Густав снова был один. Ветер бил в лицо, швырял в глаза снег и не давал нормально вздохнуть. Шарф, обмотанный вокруг его лица, не спасал от холода. Впереди Густав ничего не видел. Сплошное белое пространство, прямое и гладкое. Нет ни единого выступа, за которым можно было спрятаться. Здесь бушевали бури, и господствовали сильнейшие ветры. Суровые законы природа диктовала в этих местах.

Густав остановился, стянул с носа шарф и глубоко вдохнул ледяного воздуха. Пар повалил изо рта. Он потёр ладони и осмотрелся. Затем вытер очки и решил двигаться дальше. Но мотор не завёлся. Снегоход остался стоять на месте. Густав испугался. Он стукнул по рулю кулаком и громко выругался.

- Давай же, приятель - Густав продолжал бороться, пытаясь снова и снова завести машину.

Не вышло. Он опустил голову. Всё шло наперекосяк. Нужно было укрыться от ветра, поэтому расстроенный и продрогший до мозга костей парень принялся искать под сидением снегохода что-нибудь, чем можно было бы выкопать яму. Он откинул седушку и заглянул внутрь. Лопатки Густав не нашёл, зато отыскал кое-что интересное. Он вытащил оттуда такую же шинель, в которую был одет Оуджи, гарпун, два пистолета и металлическую коробочку размером с ладонь. Он накинул на плечи шинель, пистолеты и коробочку пихнул в карманы, гарпун повесил на плечо, взял в руки мешок и спрыгнул в снег. Провалившись по пояс, Густав начал копать. Он вырыл довольно глубокую яму, где решил переждать бурю и отдохнуть. Он прокопал в стене углубление, так чтобы над головой был снежный козырёк, и схоронился там, закутавшись в шинель. Снаружи выл ветер, и сыпался снег. Солнце скрылось за тёмными тучками. Проснувшись, Густав обнаружил, что завален снегом со стороны прохода в это хрупкое убежище. Он выбрался на воздух. Буря давно утихла.

Снегоход засыпало снегом. Густав выполз из своей норы и осмотрелся. Среди белого безграничного простора парень увидел, как в его сторону движется тёмная фигура. Отсюда не было видно человек это или зверь, но скорость, с которой оно приближалось к привалу путника, поразила Густава. Вскоре парень разглядел, что к нему двигалось. Это был человек. Он стоял на вытянутой доске и держался за тросы, которые тянул большой квадратный парашют, колышущийся высоко в небе. Густав был поражён увиденным. Он шёл на встречу с удивительным путешественником, у него было столько вопросов к этому человеку, но в тоже время Густав немного побаивался. А вдруг это недруг и он его сейчас прикончит? Густав вытащил пистолет.

Парашют начал опускаться к земле, скорость уменьшилась, и человек на доске затормозил прямо возле Густава. Незнакомец был одет в чёрный обтягивающий комбинезон, лицо его скрывало зеркальное забрало пластикового шлема. На плече висело ружьё.

- Кто ты?

Густав удивился, услышав женский голос.

Она сняла с головы шлем и зажмурилась от слепящего солнца. Это была молодая красивая девушка с длинными чёрными волосами, но её кожа показалась Густаву смуглой, что очень редко бывает в таких местах.

- Меня зовут Густав. А ты кто?

Девушка направила на пришельца ружьё.

- Брось пистолет - приказала она.

Густаву нравился её голос. Она говорила с каким-то акцентом, будто пришла сюда из другого мира.

- Мой снегоход сломался вон там - Густав указал в сторону засыпанного транспорта и проигнорировал её приказ - Я направлялся к Долине гейзеров.

Девушка чуть улыбнулась. Она смотрела на Густава, как на жалкого потерявшегося ребёнка.

- Зачем туда идёшь?

- Чтобы найти одного человека. Не могла бы ты опустить ружьё?

Девушка покачала головой и продолжила задавать вопросы:

- Кого ты ищешь?

Густав спрятал пистолет в карман и медленно начал подходить к ней, чтобы получше разглядеть средство передвижения и девушку. Та прицелилась получше и крикнула:

- Не подходи! И отвечай на мой вопрос!

- Я разыскиваю Знахаря. Знаешь его?

К её поясу был пристёгнут основной трос, удерживающий парашют, два других цеплялись к планке, с помощью которой девушка управляла своим воздушным змеем.

Она опустила ружьё.

- Лагерь в той стороне - странница махнула рукой, указав направление, - Часа через два будешь там.

Она скрыла лицо под забралом, натянула тросы, так чтобы парашют поймал порыв ветра, и заскользила по льду в противоположную сторону.

- Постой! - Густав побежал за ней - Как тебя зовут?

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 16

Быстрый вход