Ужасающие послание из глубин космоса

Произведения написано в соавторстве с @Krai.

Здравствуйте, я отсылаю это послание при помощи фотонного передатчика. Я надеюсь, кто-нибудь его поймает и оно не исчезнет в безмолвном вакууме бесконечного космоса. Здесь излагается ужасающая безумная история, которая произошла со мной на безымянной карликовой планете, вращающейся вокруг звезды на окраине чужой галактики. Отослав послание в глубины космоса, я вышибу свои мозги выстрелом лазерной винтовки. Как же глупо пролететь бесчисленное количество килопарсек, чтобы так закончить. Самое главное: не пытайтесь найти эту планету и даже не думайте высаживаться !

Чёрт, как же мне страшно… Надо, наконец, собраться с мыслями и успеть изложить эту историю.

4277 год. В былые времена межзвездные полеты на ядерных кораблях занимали годы и даже десятилетия. Изобретение под-пространственного двигателя в глубокой древности это исправило и позволило совершать полёты меж звёзд и даже галактик в считанные месяцы и даже недели. В дести миллионах световых лет от Земли межгалактический исследовательский корабль Мейфлауэр мчался вперёд, разрежая под-пространство. В длину он достигал тридцати метров, нос корабля был обит защитным экраном. На огненно-красной обшивке красовалась гравировка герба Земной Конфедерации, единственного оплота цивилизации и порядка во всей вселенной. ИИ управлял всеми системами судна: от созданной гравитации до переработки отходов. Машина сама неслась вперёд к неизведанному, непознанному, пока экипаж мирно дремал в крио-камерах

Машина вынырнула из гиперпространства на окраине галактики NGC404: это был первый человеческий шажок в этот необузданный, неисследованный участок вселенной. Машина начала сбавлять скорость, двигатель заглох и она замера. Вдруг сознание моё пробудилось от сна, начавшегося много световых лет назад. Я лежал в позе эмбриона в камере для заморозки. Прозрачная крышка откинулась, и меня ослепил свет аварийных ламп, а уши заложило от оглушающего звука сирен. Я приподнял нагое тело: было чувство уязвимости новорожденного.

Тогда мне приходилось быть на должности младшего члена исследовательской экспедиции Великой Конфедерации Земли и ее колоний, посланной нести разум и порядок во все уголки вселенной, стирать с карт галактик белые пятна. Работёнка так себе, но звучит красиво и неплохо оплачивается, к тому же даёт шанс увидеть другие звёздные системы и даже галактики.

В наше время профессия астронавта стала рутинной, о ней уже не мечтает каждый второй мальчишка, однако межзвёздные полёты по-прежнему не каждому по зубам. Кто-то не был даже на Луне, а некоторые вообще не покидают пределы орбитальных станций. Это была моя первая внегалактическая экспедиция, все было новым, непривычным. Это вообще был всего лишь мой второй полет в космос, если признаться. Во время первого вылета за пределы третьей планеты я побывал только на Зевсе в студенческие годы. Зевс - это поселение на южном полюсе, сформированное ещё в дозвездную эру.

Я помню, как трудно мне далась виза в Марсианскую республику - государство с длинной историей, чтущее свои традиции. Оно было основано колонистами с Земли, но получило независимость от планеты-прародительницы после серии кровопролитных войн, сохранившуюся в течение двух тысячелетий... Закончив четвертую ступень образования, я решил исполнить мечту детства: поступить в Межгалактическую академию в Москва-Сити… На мой выбор повлиял дядя: он служил во флоте и участвовал в подавлениях восстаний в системе Ригель, потеряв там ногу и кисть правой руки. Родители, конечно, не одобряли моего выбора: это слишком опасно, и мы будем редко видеться. Они убеждали меня согласиться хотя бы на орбитальный корабль, раз уж у меня такая тяга к космосу, но я не отступал. Сами же родители были домоседами и редко уезжали за пределы пригородной зоны Полиса. После окончания академии на службе в Межгалактическом флоте меня направили на судно, с которого я пишу эту историю.

Затем я начал размышлять: видимо, за время моего погружения в холодный сон случилось что-то, угрожающее жизни команды, и бортовой компьютер пробудил меня. Я приподнялся, с большим трудом сел, меня вырвало на пол: обычная реакция организма на выход из гибернаций. Со мной в отсеке находились ещё трое исследователей: справа лежала Афина, моя ровесница, мы с ней учились вместе с третьей ступени и жили в одном подземном комплексе. Её красота спала вместе с ней: коротко подстриженные светлые волосы лежали неподвижно, тяжелые веки прикрывали светло-голубые глаза, пухлые губы слегка подрагивали. Её длинная шея отлично гармонировала с невысоким ростом. Профессия девушки считалась специфичной, но необходимой: она была космо-палеонтологом. Слева в крио-камере находился Чарльз: ему было уже далеко за сорок, Низкорослый, лысый, мужчина с лишним весом, короткой толстой шеей и карими глазами. Чарльз был у нас геологом и по совместительству биохимиком.

Рядом на постаменте спала холодным сном капитанша Мардже: высокая женщина с густыми черными волосами, зелёными глазами, длинными накачанными ногами, грубыми чертами лица и широкими плечами. За ними, кстати, было не меньше 40 лет жизни, и это был далеко не первый её полет за пределы Млечного Пути.

Я осмотрел интерьер: из мощных светильников лился красный свет. Белоснежные гладкие стены уходили далеко ввысь. Из встроенного в потолок проектора появилась голограмма молодой девушки с высокой детализацией. Что ж, по-моему, такая точёная фигурка вместе с кипельно белыми перчатками может быть только на голограмме. Ее пропорции были сгенерированы искусственно, на основе изображений тысяч женщин. Создавалось впечатление, что это была не проекция, а реальный человек. Идеальная женщина. Синтетический голос произнёс:

— Объявлена чрезвычайная ситуация, реактор не стабилен. Утечка радиации. Возможен взрыв. Сигнал тревоги уже отправлен, пожалуйста, сохраняйте спокойствие, наденьте скафандры и пройдите к спасательной шлюпке.

Проекция исчезла. У меня перехватило дыханье, я изо всех сил пытался не впасть в панику. С трудом вставая на ноги, пошатываясь, я пошел. Из щели в стене вылетел прозрачный пакет с одеждой. Натянув одноразовое белье, стал справляться с униформой: комбинезоном с терморегуляцией и алого цвета с капюшоном, перчатками из нано материала повышенный прочности, гибким электронным браслетом и очками дополненной реальности. Мардже, уже успевшая одеться, подошла к стене и отдала команду: двери во встроенный в стену шкаф раздвинулись, и перед нами предстали четыре блестящих космических скафандра.

— Быстрее надеваете и спускаетесь на нижнюю палубу, – кричала она.

Я надел скафандр и нацепил на голову шлем. Мардже скрылась за дверью. Я вышел и оказался в длинном узком полутемном коридоре. Здесь светильники по-прежнему горели красным, только теперь это давило на меня. Я подошёл к лифту напротив, нажал, но тот предательски не поехал. Подошли остальные.

— Бго меня подери, сломался… Теперь придется идти по лестнице.

Гравитация резко исчезла, мы взмыли вверх. Я даже вскрикнул от неожиданности. Мы открыли люк и в спешке устремились вниз по лестнице. Вот она, шлюпочная палуба, длинное помещение с блеклыми лампами. Космическая шлюпка занимала половину пространства: она была конусообразный формы, в длину десять метров, имела встроенный реактор холодного синтеза. Мы открыли люк и ввалились внутрь, в кабину. Интерьер отсека состоял из приборной панели, на которой выводились данные с бесчисленного количества датчиков, четырёх кресел, подстраивающихся под изгибы тела. На мониторы передавались изображения с внешних камер, создававших 360 градусный обзор. Из кабины можно было попасть в грузовое помещение, отсек для утилизации и тех. отсек. Мардже положила в грузовое отделение клетку и закрепила ее. Капитан заняла сиденье пилота, из кресла выдвинулись две тонкие ленты фиксирующего ремня и опоясали ее. Она нажала на кнопку - переднее окно стало прозрачным, она отдала команду - круглая дверь распалась на четвертинки, раздвигающиеся в разные стороны. Перед нами предстала чернота бескрайнего космоса. Вдруг лампы мигнули и погасли, двери остановилась. Мардже, проматерившись, запустила двигатель и перевела управление в автоматической режим. Двигатель заработал, мы сдвинулись с места. Космический аппарат вылетел через полуоткрытые двери в космос. Он вылетел из корабля и теперь несся вперёд, из его сопла вырывалась струя плазмы, на спидометре было уже за шестьсот тысяч км/час. Пролетев несколько сотен километров, мы увидели ослепляющую вспышку беззвучного взрыва.

— Что мы будем делать, Мардже, - спросила Афина перепугано.

— Не беспокойся, милочка, это не первая моя авария. Наши приборы показывают, что находимся мы в двух световых минутах от карликовой планеты. Она находится в поясе жизни и диаметром в пятьсот километров, высока вероятность того, что там окажется плотная атмосфера. Запасов кислорода хватит, чтобы дотянуть до этой планеты, но не более. У нас нет вариантов. Повезло, побери меня Бго, что мы вообще остались в живых, и попали в аварию так близко от экзопланеты.

— Капитан, есть ли у нас шанс на спасение?

— Да открой глаза, Светозар. Я понимаю, ты ещё неопытный, и это твой первый вылет за пределы солнечной системы, но мы находимся в галактике, в которой до нас никто даже не был. До ближайшей человеческой колонии миллионы световых лет. Надо успокоиться, и сосредоточится на выживании. Чарли, надолго ли нам хватит провизии?

— На восемь суток, воды, если экономить, максимум до завтра.

Проторчав в тесной железной банке шестьдесят часов, изнывая от тесноты, когда запас кислорода был уже почти на нуле, мы достигли карликовой планеты и вошли в верхний слой атмосферы. Вода кончились, хотелось пить. Почти всю планету занимал единый планетарный океан. На высоте пары километров мы увидели единственный островок суши, это был скалистый остров овальной формы. Афина сказала, что заметила металлический блеск. В тот момент было не до этого. Мы пошли на посадку в сердце острова, на берег маленького, почти высохшего озера, из которого вытекал слабый ручей. При посадке меня изрядно тряхнуло. Мы радовались как дети тому, что ещё живы. В тот момент посадка на эту планету казалась благодатью, но если бы я тогда знал…

Ремень отстегнулся, и я встал. Приборы показывали наличие атмосферы. Датчик температуры показывал 49 градусов. По расчетам компьютера, период обращения вокруг Солнца составлял 15 земных суток. До заката оставалось часов двадцать. Мардже взяла клетку, в которой спала кошка. Мы пошли через шлюз, из модуля выдвинулся трап. Мы спустились. Мардже выпустила черную кошку, и та оставила первый след на этой неизведанной планете. Она была спокойна, будто ходила по Земле.

— Капитан, как думаешь, нам стоит снимать скафандры?

— Приборы не показали каких-либо токсинов, кислорода для дыхания хватит, возможно, здесь есть что-то непонятное нашим приборам.

— Например, вирусы, и будет как с колонией в Магеллановом облаке, которая вымерла за пару месяцев, - сказал Чарли.

— У нас почти кончился кислород, и нет другого выбора, - сказала Мардже грозно, - перестаньте разводить панику, Чарльз, её и без вас достаточно.

Мы скинули скафандры и остались в одних комбинезонах. Разгорячённый сухой воздух другой планеты, наполненный внеземными запахами, ворвался в лёгкие. В небе горело красное Солнце. На острове через камни пробивались травинки черного цвета размером с человеческий рост. На камнях виднелся коричневый мох и лишайники. В небе не слышалось пения птиц, не было насекомых. Планета создавала гнетущую атмосферу.

Мы разбили лагерь около озера, состоящий из четырех надувных жилых модуля, солнечных панелей, складного стола круглой формы и флагштока с развивающимся флагом Земной Конфедераций. Лагерь был окружён датчиками движения. Мы вытащили из грузового отсека в разобранном виде тачку на двух больших колесах. Меня и Афелию отправили за водой. У озера я сел на корточки, вытащил из кармана датчик и погрузил его в воду. Вредных примесей не было. Я зачерпнул воду и умыл лицо. Прохлада… Мы наполнили канистры водой, положили их на тележку и стали возвращаться. Солнце пекло во всю, я взмок, со лба падали капли пота.

— Светозар, ты видел тот металлический блеск? Как думаешь, что это может быть?

—Мне тогда не до того было. Скорее всего, просто игра света, не выдумывай себе, что это искусственно созданный объект. Человек - единственный существо, обладающее разумом. Мы исследуем межзвёздное пространство более двух тысяч лет и не нашли никаких следов разумных существ. Инопланетяне - это просто выдумка писателей, живших в глубокой древности.

— В нашей галактике сотни миллиардов звезд, мы не исследовали и половины. А во вселенной бесчисленное количество галактик, почему бы не допустить, что на одной из них возникли такие же условия, как и на Земле, и блеснула искра разум.

— Это очень маловероятно, и сейчас надо подумать о выживании, а не строить пустые теории, Афина.

Мы прикатили тележку, прогнали воду через фильтр и разлили по фляжкам. Я поднёс ко рту ёмкость и начал с жадностью пить, божественная влага распространятся по телу. Капитан объявила о собрании. Мы все сели за стол.

— У нас есть доступ к пресной воде, провизии немного и пополнить мы ее не можем, Солнце скоро зайдет. Какие у вас есть предложения?

— Нужно пойти на разведку местности, больше узнать об острове, может, мы сможем найти съедобные растения. И ещё, кто-нибудь заметил этот металлический проблеск в ущелье на севере острова, когда мы садились, - спросила Афина.

— Я тоже видел, но не обратил внимания, - сказал Чарли, утерев губы от остатков влаги.

— Обследовать остров нужно, и, чтобы успокоит вас, я согласен сходить и посмотреть на этот таинственный блеск. Но это все игра воображения, не более, - сказал я.

Мы решили, что Мардже, Афина и я отправимся обследовать окрестности. Взяв всё необходимое, мы двинулись в путь.

Спустя три часа ходьбы по бесплодному ландшафту, который навевал атмосферу безнадеги, пустоты поросшей повсюду чёрной травой, мы наконец-то добрались до ущелья. По дороге мы не нашли пригодных в пищу растений и не встретили животных. Эта планета казалась почти такой же мертвой, как Марс. Афина заглянула вниз, на её лице застыла гримаса первобытного страха. Я подошёл к обрыву, и ужаснувшись, воскликнул:

— Это невозможно, человек - единственный носитель разума!

Внизу в ущелье поблескивал в лучах красного солнца шарообразной формы объект, сделанный из неизвестного материала, похожего на металл. В нем не было видно окон, люков и даже швов. Диаметр составлял метров сорок-пятьдесят. Это был точно не человеческий корабль, он даже отдаленно не походил ни на что, созданное людьми. У меня рухнуло все мироустройство, все представленные о том, что человек уникален и одинок во вселенной оказались ложью.

— Во имя великого Бго, что это такое, — на лице капитана также проглядывался страх.

— Нужно спустится вниз и посмотреть, может мы сможем зайти внутрь.

—Ладно, Светозар, мы с тобой спускаемся вниз, а Афина остаётся здесь. Если что-то пойдет не так - уходи в лагерь. А ещё выйди на связь с Чарли, и сообщи об этом.

— У меня не работает передатчик, капитан, - с горечью сказала Афина.

Я посмотрел на браслет на руке: он не ловил сеть.

— Странно, не работает.

— Когда мы пойдем назад и отойдём подальше от этого, ещё раз попробуем выйти на связь. Может, оно как-то блокирует связь.

Мы с Мардже с трудом спустились вниз, чудом умудрившись при этом не свернуть шею. Мы приблизились к загадочному шару. Прибор не засекал не каких известных людям излучений. Я дотронулся до нагретого солнцем металла. В шаре открылся проход в форме ромба высотой в четыре человеческих фигуры. Мы зашли внутрь и оказались в громадном циклопическом коридоре, гладкие стены серебристого цвета уходили далеко ввысь. Я достал из кармана комбинезона инфракрасные очки и надел их. Мы шли дальше вглубь. В тот момент даже в самой дикой фантазии я не мог представить то кошмарное безумие, что нас ожидало.

Мы прошли вперёд и попали в гигантское титаническое помещение овальной формы. Отсек был заполнен громоздкими приборами, посередине помещения стояла панель управления, четыре высоких кресла устремлялись к потолку. Мы подошли к стене, в ней открылся проход. Мы прошли через дверь в виде ромба и оказались в гротескной форме отсеке, в нише лежало шесть гигантских саркофагов, каждый был длиной более семи метров. Одну из стен занимал стеллаж со свитками из тонкого неизвестного металла. Перед нами открывалось три прохода неправильной формы, на стенах изображались омерзительные гуманоидные существа с раздвоенным хвостом, кожей ярко-красного цвета, длинными тонкими конечностями. Их громадные носы и тонкие уши делали портреты жуткими. И самое мерзкое: при отсутствии глаз их голова была увешена рогами.

Послышался скрежет: саркофаги были открыты. Перед нами возникли три существа, идентичные рисункам на стенах. Они были ужасны, страх пронизывал нас.

Марджи прицелилась и выпустила одному в голову луч лазера. Тот прорезал в его голове аккуратную дыру, из которой хлынула темно-красная жидкость. Существо, издав ужасающие не человеческие звуки, повалилось на спину. Остальные схватили капитана и поволокли ее куда-то в темноту.

Я с ужасом помчался к выходу через открытую дверь. Очки слетели и разбились, в темноте я налетел на что-то и серьезно поранил ногу. Страх был сильнее боли, поэтому я судорожно искал выход. После прикосновения холодный металл выпустил меня. Солнце ударило в глаза сильнее, чем обычно. Я выполз: ужас и радость боролись за моё сердце, а волна боли сковала ногу.

Надо мной стояла Афина.

— Что произошло? Я спущусь и помогу тебе. Где капитан?

— Капитан мертва. Надо уходить.

Афина спустилась ко мне, достала из аптечки гель, ускоряющий регенерацию тканей. На ноге пришлось разрезать комбинезон, чтобы обработать рану (впрочем, он итак был в неважном состоянии). На её лице был ужас.

— Что случилось внутри шара?

— У нас нет на это времени, быстрее идём, пока они наш не нашли, - мой голос звучал натужно и прерывисто от боли.

— Кто они?

— Эти существа... Они не мертвы, они были погружены в подобие нашего крио-сна, – я постарался ускориться.

Мы добрались часа через три до лагеря. Чарли ужаснулся от моего вида.

— Где капитан?

—Мертва, наверно, – Афина еле доволокла меня и очень устала.

—Мертва?!

Затем я подробно пересказал все, что случилось. Чарли дополнительно обработал мне рану и дал комбинезон: мой совсем пришел в негодность. Я переоделся в своём жилом модуле.

После произошло худшее: они выследили нас. Несколько рогатых существ стоять за камнями, недалеко от лагеря. Марджи шла к нам, держа в руках лазерную винтовку. Мы не понимали, что происходит. Чарльз схватил оружие.

Подойдя к нам вместе с тремя рогатыми, Марджи заговорила, двое остались в стороне. На них из одежды были только серебристый плащи. Двое из них были самцы, остальные - самки, что можно было заметить по выступающем из-под плаща грудям.

— Мы не хотим не чего плохого, Чарльз, Светозар и Афина, довертись нам.

— Марджи, Вы под наркотиками, должно быть, – Чарльз взял их на прицел. Капитан продолжила.

—Вы просто наши переносчики, как и эти тела, в которых мы находимся. Эта раса жила на краю вселенной и обогнала ваше развитие всего на несколько тысячелетий. Они наткнулись на нас, и мы освободили их всех, каждого представителя расы. Мы - самая древняя и развитая раса во вселенной, свободная от всех недостатков наших переносчиков. Переходя от одной расе к другой, мы вбираем все знания, все переживания, все чувства как одного существа, так и всего народа. Марджи теперь свободна, мы находимся в симбиозе с ней, у нас единый порыв разума. Я не существует, есть только мы. Мы знаем всё, что знает она, мы знаем все ее чувства, испытанные в процессе существования. Мы контролируем все ее физиологические потребности. Мы знаем ваш язык, вашу историю, культуру, ваше общественное устройство, Это отвратительно. Вы совершаете межгалактические полеты, но не можете наладить экологию на своей планете. Вы полностью истощили все ресурсы Земли, у вас есть классовое неравенство, вы зависите от материальных ценностей. Устремляетесь в бегство от реальности, вместо того, чтобы измениться, при этом не боитесь одиночества. Вы готовы платить за комфорт даже собственной свободой. Убийство для вас забава, защита и способ заработка.

Чарли выпустил луч в Марджи, ранив бедро. Ни один мускул её тела не дрогнул, она лишь выстрелила в него несколько раз. Чарльз был мёртв. Мы побежали. Афина споткнулась и упала. Трое этих омерзительных создание схватили ее, а я не смог ей ничем помочь.

Это конец. Я не выхожу из корабля уже четвертый день, вода закончилась, и я не могу выносить жажду. Я не смогу улететь: обшивка повреждена и топлива нет. Марджи мертва, её место заняла Афина. Вчера она улыбалась мне и рассказывала о том, как прекрасно быть частью единого разума. Она хотела, чтобы я вышел и примкнул к ним. Они хотят помочь мне перейти на новый уровень сознания, слиться в единый порыв. Сделав это, мы будем одним целым… Бред. Моим сознанием и телом всего лишь воспользуются. Так было с Афиной и Мардж. На девушке был надет лишь серебристый плащ, как и на этих тварях. При виде её во мне боролись жалость и отвращение: как они посмели завладеть такой молодой и прекрасной девушкой. Её тело быстро истощается, скоро оно буквально растворится в воздухе. Лучше уж быстрая смерть со своим сознанием. Есть в нашей расе ещё кое-что: умение жертвовать всем не только ради комфорта, но и ради идеи. Теперь я спущу курок: больше мне не продержаться. Надежды на спасение нет.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.4 / голосов: 8
Комментарии

Пишите как вам рассказ ?

Быстрый вход