Пикейные аналитики

Написано, в первую очередь, ради 2-ух последних абзацев. Ответ на «кто что́ развязал» и «что́ на что́ похоже» и чего стоят все эти прогнозы со всеми «если бы» да «кабы». Герои теоретизируют о том, что известно нам.

Заранее приношу извинения за возможные хронологические ляпы.

Всем любителям и профессионалам пофантазировать на тему «А что бы было, если бы…», при всём моём к ним уважении. А так же всяким типа Резуна, Евгеши Понасенкова, Юры Нестеренко и иже с ними, при всём моём к ним ставлении.

Неспокойные нынче времена. Хотя когда они спокойными были? Сразу после Империалистической в Галиции настал голод. А что теперь? Да и у нас при царе-батюшке «Царь-голод» был. Теперь вот при общем с Западом неурожае продаём зерно за драндулеты. Вот селяне и пухнут с -г-о-л-о-д-у- порченных припасов¹. Нам дай нормально развиваться, мы сами своими руками в своих кузнях любой прибор смастерим. Собственно, нам с товарищем Джангиани как раз-таки грех жаловаться. В отличие от маклеров, оставшихся без своих контор, комиссионеров, увядших по случаю отсутствия комиссий, хлебных агентов, выживших из ума бухгалтеров и другой шушеры. Как недавно вышедшие на пенсию инженеры мы свои пайки из колхозных продуктов регулярно получаем. Дабы не оскудеть умом, мы поддерживаем интеллектуальные контакты: устраиваем свои с᾿езды, как мы их называем. Если что и осталось в прошлом, так это сходки революционного пролетариата и студенчества. Сходки теперь лишь у бандитов да прочих врагов народа. И что, что проводятся эти собрания в нашем дворе. На с᾿езды можно, ведь, не только ехать, но и итти. Мы даже особой униформой для этого обзавелись: узорчатыми жилетами из пике да шляпами из панамской соломы.

И вот, сегодня, пока наши соседи нахваливали всех чужеземных и бежавших за рубеж отечественных передовых деятелей и наругивали отсталых оставшихся, мы с товарищем Джангиани решили пополнить свой с᾿езд партией. В домино. Вначале играли молча. Ну, а потом мне самому вспомнилась одна тема:

— Гурамом Георгиевичем, а Вы ж помните, что в Веймарской республике ко власти пришла Национал-социалистическая…

— Да какая она там «социалистическая»?! — Перебил меня он. — Одно название! Эксплоатация пролетариата аристократией и буржуазией, сосредоточение большей части ресурсов в частной собственности. А эти бывшие мясники с пивоварами

— Да, да! Я всё, конечно, понимаю. Не зря же их кредитуют западные банкиры. Ходят, правда, слухи, что и наше правительство буржуины поддерживали, но то всякая белогвардейщина распускает… Я о другом. Как Вы считаете, они опасны?

— Кто опасны? Белые что-ли?

— Нет, нацисты! А то я слышал, они там у себя новый рэйх ещё один задумали. А что́ и где это «у себя», нацисты имеют на тот счёт свою позицию. И этот рэйх, ведь, теперь унаследует от Веймарской республики обученных в нашей школе пилотов…

— А летать они на чём собираются? Санкции с них что ли снимут? — с᾿ехидствовал Гурам Георгиевич.

— Санкции санкциями, а, ведь от них… от этих санкций тоже убытки терпят. Понимаете, Гурам Георгиевич, убытки! — Он с интересом вперил в меня взор. — Мне один комрад-коллега из Грмании, «под мухой», пойманной на «ерша», поведал, что они собираются выкарабкиваться на зарубежных патентах².

— Нормальные люди ерша на муху ловят. Вы вообще ту Ниметчину-то на карте видели? Особенно то, что осталось от Кайзеровщины! Да даже если они там себе Чапековских рабо… роботов запатентуют, посадят на треножники Вуэлса, и, в дополнение к ихним генераторам теплового луча и трубками с газовыми снарядами, вооружат толстовским «Чёрным крестом» с гиперболоидами… Так вот, у них просто не хватит места, где сначала всё это разместить!

— Но капиталисты уже позволили Германии вернуть себе часть территорий.

— Ох, — Гурам Георгиевич снисходительно улыбнулся, — у меня дубль.

— Ну, так вот, что я хотел спросить: Рейх же, ведь, может и не в одиночку куролесить. Помните Тройственный союз? Как Вы думаете, с кем у них — у нового рейх — будет новый союз? В Империалистическую войну Италия перешла на сторону Антанты. А теперь вот итальянские фашисты братаются с немецкими нацистами, а фашистский дуче Муссолини раз᾿езжает на заднем сиденье автомобиля в обнимочку с ксёндзом Пилсудским. Вы, Гурам Георгиевич, конечно же помните те уступки Запада Японии. Уж если западные капиталисты с самураями якшаться не брезгуют, все эти фашисты с НСДАПшниками, они хоть и национал- но всё же социалисты… — И тут я запнулся, вспомнив замечания Георгиевича.

Он пристально взглянул на меня исподлобья, не отрываясь от домино.

— Значит так, дорогой мой, давайте-ка усвоим следующие факты: в нацизме нету ничего нового, чего бы не было при капитализме – дискриминации по расовому, социально-классовому и половому признаку, религиозные предрассудки и суеверия… Но, если в основу капитализма "наука" утверждающая, что если женщина научится читать, её мозг потребует слишком много питательных веществ, лишив их половые органы, и она станет бесплодной, а негры – человекообразные обезьяны, в то время как белые – венец творенья… Ну, так вот, такая, с позволенья сказать «наука», в основы капитализма положена всё-таки посредственно. А нацисты чётко делят европеоидную расу строго на 3 сорта: I) люди создающие культуру и цивилизацию (собственно, сами арийцы, возможно итальянцы с греками); II) люди которые эту культуру и цивилизацию способны принимать (французы, англосаксы и прочие западные европейцы); и наконец III сорт: люди культуру и цивилизацию губящие (цыгане, евреи, славяне). Японцы же – даже не европеоиды. И навряд ли гордые самураи пойдут на союз с теми, кто их…

— Да, но Вы же сами только что сказали, что в нацизме — ничего нового для капитализма. Кроме-е… фундаментального радикализма. … — Я сам осёкся и Гурам Георгиевич смирил меня лишь строгим взглядом.

— Да, да, конечно же, Вы совершенно правы — поспешил я, пока Гурам Георгиевич меня совсем не бойкотировал. — А вот ещё такой вопрос: представьте себе, что Вторая мировая война не приведёт к Мировой революции. Вместо неё на смену придёт затяжная позиционная война, с редкими боевыми действиями и частыми перемириями…

— И что!?! — терял терпение мой собеседник.

— Ага, вот, так… э-э-э-э… Я слышал от некоего… как его там… Канарейко, после па́ры пинт хмельного кваса, что он, вот, всё ждет не дождется возвращения капитлизма.

— Не дождется…

— Да, да, конечно, но Вы представьте себе… Причём, быть может даже не в результате «белого» реванша, или той же Второй мировой войны, а в ходе каких-нибудь внутренних шатаний… Ну, мало ль, что к концу нашего XX века случится…

— Случится наша колония на доселе необитаемой Луне и контакт с коммунистическим Марсом. А всех шатателей уштают наши комиссары.

— Но мы же в СШСА зерно продали, — почти шёпотом напомнил я, — что если на смену рабочей пролетарской демократии к нам придёт диктатура капитала западного образца?

— Что, что?! — сорвался, наконец, он. — Будто Вы сами не знаете! — Места общественного пользования разделят на «Для белых» и «Для цветных», у женщин отберут избирательные права, а чтобы открыть счёт в банке, или совершить ещё какую-нибудь серьёзную финансовую операцию, будет необходимо письменное согласие отца, мужа, либо иного ответственного лица мужского пола, а в школах запретят преподавать теорию эволюции и развитие Земли. Начнутся «обезьяньи процессы»… «Крыша» — воскликнул Гурам Георгиевич присоединяя последний камушек, завершив наш аналитический диспут.

¹ 1933 г. Мор без голода.

http://www.economics.kiev.ua/index.php?id=999&view... Прим. автора: Можно не верить сводкам ГПУ, но жертвы истощения и отравления выглядят действительно по разному.

Истребление народа в Западной Украине, в 30-е годы, под лозунгом «С нами Бог»

² В одну только конструкцию «Юнкерс-87» 11 американских патентов входило.

Ваша оценка: None Средний балл: 4.5 / голосов: 8

Быстрый вход