Saph4-39 | Часть 2

Начало истории "Saph4-39" (Часть 1) доступно по этой ссылке.

- Прошло несколько веков. Разве там может быть что то интересное кроме затопленных помещений? – глаза у Эммы загорелись, она говорила неправду. На самом деле она была бы счастлива получить подобное задание и разыскать останки людей и увидеть собственными глазами подобное место.

- В общем. Это место сохранилось. Богдан, который как говорят с экранов, побиг из за несчастного случая, на самом деле умер иначе.

Глаза у Эммы расширились до предела.

- Что с ним случилось?

- Его убили... – тихо прошептала мать, смотря прямо в глаза дочери.

У Эммы перехватило дыхание. Это едва ли не первое убийство за все время существования комьюнити. Разве можно такое скрыть?

Домой Эмма возвращалась одна.

Отдав назад подзорную трубу в хранилище, она медленно шла коридорами здания, «выросшего» на руинах нескольких прежних зданий. Сашу, ее мать, срочно куда то вызвали и теперь Эмма несла домой еду для отца из общественной столовой. Амадо, ее отец, любил сырые овощи и банановый сок. Что ж, Эмма надеялась, что хотя бы он вернется домой скорее.

Известия от матери были ужасными.

Девочка до конца не понимала, что могло случиться. О подробностях мама не удосужилась упомянуть. Но определенные выводы таки проникали в голову юной особе. Но больше вопрос. И также вопрос о том, можно ли ей говорить отцу?

По дороге домой она решила выйти на наружные «палубы». Длинные аллеи балконов, нависающие над морскими волнами. Там все вокруг было как на ладони, скалы руин, джунгли на них, и также, если обойти здание, можно было увидеть вдалеке огни другого города на берегу. Однажды она была там на школьной экскурсии. Другое комьюнити немного отличалось от них, своими внутренними правилами и направлением деятельности. Но в целом, там все было похоже на то как все устроено и тут. Разве что город был больше и в их столовых было меньше морепродуктов, которые поставлял на материк их городок, в обмен на что то другое.

Но там, на окраине поселения, Эмма впервые встретила собаку. Она неохотно вышла из чащи лесопарка чтобы подойти и посмотреть на девочку. Эмма была совсем маленькой и слегка испугалась, но практика не тесного контакта с животными не порицалась, наоборот. В определенных случаях люди очень хорошо ладили с дикими обитателями вне городов, но правила гласили, что место животных в диких краях, отведенных для них.

Сейчас дикие края были большей частью территории планеты. Люди отдали руины своих городов лесу, пустыне и прериям, а также океану. Природа охотно приняла этот дар чтобы вернуться к своему разнообразию. Некогда, выжившие люди отпустили всех домашних животных в эти заповедные территории, чтобы больше никогда не эксплуатировать других детей природы.

Так Эмма провела свой вечер, созерцая закат Солнца. Это светило было до людей и будет после них. В ее голове томно передвигались тревожные мысли, запутываясь в один большой клубок вопросов.

Дома ее встретил отец, обняв впервые за день. Он только что вышел из душа.

- Ты слышала о новости?

- Да, конечно, - тихо ответила девочка, передавая отцу коробку с едой.

- Я взяла твой любимый сок и больше фруктов.

- Отлично! Спасибо дорогая.

- Ты связывался с мамой?

- Пока нет, но мне кажется, что у нее есть больше новостей о произошедшем. И...

- Что?

- Может и вправду подумаешь о чем то другом, вместо дайвинговой археологии?

- Я так и знала, что кто из вас это скажет.

- И?

- Мне все еще нет даже 16-ти, не говоря что до совершеннолетия еще далеко.

- Все же, рассмотри разные варианты. Совет может пересмотреть директивы, в связи с случившемся. И я буду рад, если ты будешь помогать рядом со мной на плавучих плантациях. Там тоже есть работа под водой и ты сможешь нырять.

- Пока рано об этом говорить, - отрезала Эмма, войдя в свою комнату.

Отец приступил к ужину, ожидая подобного ответа.

За окном уже наступала ночь.

Когда вернулась мать, Эмма не стала выходить. Она слышал краем уха, как они долго и тихо говорили о чем то. Эмма не смогла услышать ничего внятного.

За окном плескались волны, и она вскоре уснула.

Когда Эмма проснулась, никого дома не было. Родители оставили запись в дневнике семьи. Нужно было ехать в школу. Обычно она ехала в школу но ровере. Образовательные учреждения находились в другом секторе, центральном. Здание было совсем близко к Совету общины и от образовательного комплекса шел прямой мост между стенами, как и через все районы туда шел и велосипедный маршрут.

Эмма весело двигала ногами на ровере, над ее головой пролетали чайки, а волосы развевались на ветру. Другие студенты и волонтеры также проезжали мимо нее. На лице Эммы была улыбка.

В школе она хотела увидеться с мальчиком, который ей нравился. Эдвард.

Но в школе они часто сокращали свои имена в общении друг с другом. Эд тоже хотел стать подводным археологом. В этих интересах они сходились. Пока родители ничего не знали об их чувствах, да и не стоило. Все еще могло измениться. И хотя она уже дважды целовались на покинутой скале, что была недалеко от школы, среди джунглей, в которые превратились руины, она еще не была уверена в своих чувствах.

Они держали в секрете свои встречи после школы. Впрочем, как «дикий остров», на который школьники и студенты проникали своими путями несмотря на запрет.

Одна из чаек взмыла в небо, испугавшись ровера Эммы.

Впереди виднелись , бетонные и стеклянные стены Образовательного здания. На паркинге для ровером было много детей и подростков. Эмма оставила ровер на паркинге и кто то из учителей тотчас же взял его в пользование и поспешно уехал.

- Что то забыл дома? – вслух сказала она.

Но он выглядел крайне обеспокоенно. Что то наверняка случилось.

Внезапно к ней подошел Михи. Это был совсем маленький мальчик на первом курсе.

Михи вел себя отстраненно, не решаясь заговорить.

Эмма, к слову, вела детский курс как и другие подростки-студенты. В их сегодняшней системе образования студенты учили младшие курсы, чтобы закрепить свои знания и передать их, в дальнейшем студенты также могли пойти в сферу образования, если система «ОА» смогла определить их качества и тоже стать профессиональными учителями, но и учителя постоянно учились тут у профессоров и ученых в собственном комитете, корректирую образовательные курсы.

Такой была система образования сейчас.

К слову, волонтерские часы Эммы, которые она уделила для образования маленьких учеников уже накапливались у нее на счету. Она могла потратить это время, когда ей исполниться 16. Эмма желала отложить как можно больше времени, чтобы отправиться в настоящее путешествие на коптере побережьем, чтобы обследовать руины в природных зонах вместе с регулярными группами, наблюдающими за тем, как экосистема поглощает бывшие города людей и изменяется со временем.

Говорят, дикие пляжи у берегов бывшего города Филадельфия просто невероятны. И часто на берег выбрасывает предметы быта из 21-го века. Это отличная возможность, чтобы найти в песке что то интересное. К сожалению, дальше вниз филадельфийского берега – запретная зона. Без специальных костюмов там делать нечего. Радиационный фон там все еще высок.

- Привет дорогой Михи, - и Эмма провела рукой по его голове.

- Когда ты будешь вести у нас новый урок?

- Новый урок? – удивилась девочка.

- Да, «ОА» сказала, что ты будешь учить нас плавать.

- Правда? Я сама не знала об этом. Я проверю.

И действительно, в системе Эмма обнаружила, что ОА создала практику для нее по плаванию. Вместе с другой старшеклассницей они должны были учить детей плавать, и-за хороших результатов по плаванию.

Но, подумала Эмма, если это сегодня, успею ли я встретиться с Эдом?

Чтобы успеть на свидание на запретной скале, нужно время чтобы добраться туда. И также совсем немного времени, чтобы провести его там незамеченными.

Все уроки Эмма витала в облаках. Только на уроке плавания, когда класс плавал в стеклянном бассейны у воды, она смогла наконец то сконцентрироваться. Ее голову не покидало это слово, произнесенное вслух мамой: «убийство».

Что бы это могло значить? В любом случае, она должна практиковать плавание сегодня с детьми и ей будет чем заняться. Концентрация крайне необходима, поэтома она отмахнулась от мрачных мыслей.

В классах они не выказывали привязанности друг к другу вместе с Эдвардом. Хотят многие другие подростки уже образовали пары. Самой странной группой из них была из 3-х девушек и 4-х парней. Они с Эдвардом видели, как они развлекаются на тайном острове, однажды.

Что ж, Эмма не была в восторге от полиамурии, что разделял и Эд. Это казалось слишком сложным. Но все это было обычной и привычной практикой в их обществе.

На данный момент.

В аудиториях, даже детских классов все обсуждали трагедию Богданом. Но Эмма держала язык за замком. Дети то и дело тормошили ее вопросами о случившемся. Некоторые из них знали, что ее мама работала вместе с ним. Эмма отнекивалась и отрицала что вообще в курсе, переводя тему разговоров в другое русло.

Тут Эмма вспомнила, что на одном из последних уроков кто то в классе закашлялась. Она сопоставила эти звуки, редкие в современном обществе с тем как кашляла мама. Это был сухой кашель. Но тут же обо всем этом забыла, день был и без того сложным, чтобы копаться в происходящем.

А когда она сдала смену старшим учителям, чтобы они забрали детей после вводного урока по плаванию, Эмма вздохнула с облегчением. Быстрая пробежка в туалет и она направилась вниз по лестнице образовательного здания. Там также были аудитории и присутствие учеников не вызывало вопросов у учителей и профессоров. В старших классах, к тому же, начинается волонтерство и многое делают сами ученики, в том числе и на нижних уровнях.

Там, где за стенами иллюминаторов через мутную воду можно увидеть стаи рыб, а иногда, даже крупных водных млекопитающих.

В одном из самых нижних уровней, где свет практически не проникал через иллюминаторы, Эмма зашла в темный закоулок. Осмотревшись, она присела возле вентиляционного люка. Аккуратно сняв решетку, она посмотрела вглубь. Темнота и некоторые отстраненные отзвуки, напоминающие далекий неразборчивый гул.

Достав из кармана портативный фонарик еще из позапрошлого века, она включила его. Слабый свет осветил проход. Вентиляционная система была проложена под водой, на дне, где сейчас все еще есть улицы, либо пронизывала старые здания, чтобы соединиться с другими объектами инфраструктуры. Часто, вентиляционные люки выходящие на поверхность и крепились у неиспользуемых зданий, по большей части находящихся под водой. Так циркулировал воздух по городу.

Не каждый выход вёл на поверхность. На самом деле, вход в вентиляционную систему запретили не напрасно. Однажды действительно это закончилось смертью ребенка, который выбрался не в том месте и попал в лопасти вентилятора.

Но в лабиринт вентиляции все еще можно было попасть. Камеры слежения не были установлены везде и при тщательном сохранении секрета.

Можно было путешествовать по всему городу. Вся вентиляция была давно размечена подробными картами и указателями от подростков, что бывали в системе раньше.

Свет фонарика бегал по металлическим стенкам, когда Эмма проникла внутрь.

Она не знала, отправился ли Эд до нее или придет после. Но ждать его у входа – было подозрительно. Нужно проникать в вентиляцию как можно более незаметно, и покидая в том числе. Наказание может быть ужасным: сотни часов общественной работы и приметка для личного дела.

Из-за стен доносился гул из-за потоков воды, иногда треск. Подумать только, сейчас сотня метров воды над ее головой, как только она выползла из радиуса подземных этажей образовательного учреждения. Над ее головой, наверно плавали сотни рыб. Эмма думала об этом каждый раз, когда находилась в вентиляции. Ее картинки были яркими, словно и не было этих стен, а прозрачное стекло, позволяющее видеть что происходит вокруг.

Первая развилка.

В камере не было никого из подростков. Иногда парочки устраивались там, либо в других шлюзах чтобы по возможности возвращаться было не так долго назад. В таких места можно было посидеть на подушках или ящике, притащенном сюда прежде. Стены были обрисованы посланиями и граффити. Много наклеек и часто, даже мусора, из которого делали всякие разные штуки, напоминающие «искусство».

Теперь направо, еще более длинный путь. Затем нужно вскарабкаться по канату, который кто то спустил много лет назад из самого острова. При этом наверное сам тайный остров этот неизвестный «Герой», как его прозвали подростки, добрался до руин вплавь вместе с веревкой.

На самом деле, карабкаться по канату не так сложно, тесные стены вентиляции давали необходимый упор для этого. Когда Эмма была приблизительно на полпути от поверхности, внезапно гул далеких турбин прекратился. Ее челка крутилась на ветру, теперь она застыла.

Эмма карабкалась все выше. К поверхности, откуда уже доходили лучи света.

Сверху также была турбина, но отделенная от выхода, который был «выхлопом». Крепкие стальные пруты мешали попасть туда. И действительно, шлюз был перекрыт. Ставни закрыли лопасти. Поток воздуха был прекращен. Странно, - подумала она, - еще рано, учреждение еще работает. Ученики на второй смены только начали занятие.

Но она не придала этому значению. Невдалеке у них с Эдвардом было свое тайное место для встреч. Лиана, цепляющаяся за канат говорила, что дикая природа уже тут. И Эмма выскочила из вентиляционного отверстия на свет.

Невдалеке уже сидели подростки в кругу на старых разодранных предметах мебели, кое как сколоченных воедино.

- Привет! – помахала людям рукой она.

Но это скорее было прощанием, нежели приветствием, потому что она помчалась по тропинке в чащу руин, и приветствия растворились за ее спиной.

Чайки взмывали от шума, пока она бежала по заброшенному этажу, перепрыгивая через дыры в полу, куда свисали лианы и ветки растений. Стены то и дело мелькали вокруг нее, то освещая лицо то пряча во тьме. Свежий морской воздух вновь тормошил ее волосы.

И вот, она остановилась.

Осмотревшись вокруг, она приподняла лианы и проникла в щель в разрушенной стене.

Вновь включив фонарик, тени заиграли на призрачных стенах. Этого входа не знал еще никто из тех, кто пробирался на скошенные руины двух зданий, сейчас превратившихся в одну монолитную скалу. Здесь, если идти верным маршрутом, можно увидеть наполовину затопленную комнату и настежь открытую дверь.

Эмма подкатила штаны и начала прыгать по кускам бетона и прочим вещам к этому входу. За ним была лестница, идущая из воды, на самом краю разрушенного небоскреба. И если бы она однажыд обвалилась, то Эмма упалы бы в воду. Хорошо, что она отлично плавает!

Чайки облюбовали это место вместе с другими птицами.

- Кыш! – Эмма осторожно разгоняла птиц между пролетами лестницы чтобы идти дальше.

Там, впереди,изолированная часть здания, в которую могли проникнуть только они одни с Эдом.

Но, в большом довольно сохранившемся помещении, Эда не было. Старая мебель, которые они вместе с ним притащили сюда стояла безмолвно. Птицы, занимающие это место во время отсутствия, разлетелись.

Со стороны лестницы стены не было и можно было видеть город на воде как на ладони. Эмма села на ящики, чтобы перевести дух, смотря на городские строения, словно «эволюционирующие, берущие свое начало на основаниях руин». Но до вечера еще было далеко.

- Где же Эдвард? – глаза ее смотрели в облака.

Эмма достала из портфеля коробку с едой, которую она забирала из сада чтобы поесть после школы не в общей столовой в своем блоке, а тут.

Прошел час, следом другой.

Эмма уже, в расстроенных чувствах, начала кормить остатками овощей птиц, которые бесстрашно сновали вокруг. Их никто не обижал и они не боялись детей, приходивших на остров.

- Что же могло случиться?

Обычно Эмма отключала связь, чтобы ее местонахождение нельзя было отследить, если «ОА» решить донести совету о нарушении. Когда она включила связь, в ее наушниках прозвучало: «Новое сообщение».

- Эмма? Где ты?

Это был голос мамы. Саша была чем-то встревожена.

- Возвращайся домой как только получишь сообщение. Я объясню все позже.

Тут Эмма отключила связь чтобы система не смогла отследить ее месторасположение. Голос мамы вызвал тревожные мысли в ее голове. И Эдвард должен был прийти, как обычно. Но не пришел.

Что ж, оставалось только собраться и возвращаться в обжитый архипелаг.

Но как только она подошла к вентиляционному отверстию, ее рот открылся. Там собралась толпа подростков и во всю о чем-то судачила. Эмма присоединилась к подросткам. Несколько человек кашляли и отстраненно смотрели за происходящим.

Парень в центре вызвал интерес у окружающих.

Как оказалось, он был первым, кто обнаружил, что аварийные створки шлюза были закрыты и все выходы из тайного острова перекрыты. Следом за ним, чтобы проверить его слова отправился другой ученик. Когда он вернулся, подтвердил ранее сказанное.

Кажется, паника нарастала.

Эмма стояла с краю.

В толпе ребят Эмма не увидела Эдварда, как ни старалась смотреть.Что ж... в этой передряге она по всей видимости одна.

Тут она заметила свою подруга Снежный След. Снежный След была ученицей по обмену с цивилизацией народа кри. Она часто носила свою национальную одежду, в толпе ее было просто заметить.

- След, что происходит, - подошла к ней Эмма.

- Эмуа? Ты тоже тут? Не ожидала увидеть тебя тут, думала ты послушная девочка.

- Перестань, - улыбнулась Эм, - ну, так что же тут происходит?

- Аварийные шлюзы напрочь закрыты. Может случился прорыв и вентиляционную систему затопило. Мы все сейчас думаем, что делать. Нужно добраться домой до вечера, чтобы нас не начали искать и обнаружили тут.

- И к какому решению пришла эта толпа?

- Почти ни к какому.

Снежный След пожала плечами.

Тогда След и Эмма немного отстранились, усевшись на пластиковые ящики подальше от всех. Снег начала кашлять.

- Что с тобой? Все в порядке?

- Ничего, наверно просто простуда.

- Странно, у моей мамы вчера тоже был кашель.

- Да тут у нескольких девочек тоже это началось. Ничего страшного, это ведь просто кашель. У нас в племенном городе нет такого контроля за заразами, как у вас конечно, но лучше уж переболеть природным образом, как мы считаем.

- У вас полное право на это. Но почему тыт тут? Я не ожидала, что «принцесса» из Кри будет заниматься подобными баловствами.

- Несколько учеников попросили меня помочь построить традиционное типи тут, чтобы можно было укрыться ночью и во время дождя. Знаешь, старшеклассники часто остаются без такого контроля как младшие классы и могут ночевать у друзей, ну, или например тут.

- И ты согласилась?

- А почему нет? – пожала плечами Снег.

Девушки сомкнули руки друг друга, словно пытаясь поддержать друг друга, в тоже время скрывая общее беспокойство.

Но Эмма разжала пальцы.

- Ты куда? – удивилась Снег.

- У меня есть идея.

Эмма отправилась к толпе студентов.

- Извините, что перебиваю, но вам стоит послушать меня.

- Кто ты? Что? – подростки удивились внезапному вмешательству извне.

- Я Эмма. Но сейчас не об этом. У меня с другом есть тайное место тут, и там много помещений забитых всяким хламом. Раньше мы не обращали внимание на все это. Мы просто часто плавали тут, чтобы нырять в глубине в поисках всякого.

- Этим тут практически все занимаються, - посмеялся кто то из толпы.

Внезапно одна из девушек закашлялась.

Студенты отстранились от нее.

Тот парень, что первым обнаружил закрытые шлюзы словно наказывающим тоном обратился к ней:

- Пойди к тем другим, что тоже болеют. Мало ли что это за зараза. И ты уже третья из тех, кто болеет.

Девушка покорно пошла в отделение, где уже сидели целых три девочки, тихо перешептываясь друг с дружкой. В их глазах была тревога.

Но сложившиеся обстоятельства тревожили всех нас. Вечерело. Час или другой, и нашу пропажу уже нельзя будет не заметить.

- Кто ты такой, чтобы раздавать указы? – с недоверием обратилась к нему я.

- Максим.

Максим был довольно симпатичным парнем с атлетическим телосложением. Наверняка хороший пловец. Не суть.

- Почему ты решаешь за остальных что им делать? Тебе же сказано было наверняка, что это обычная простуда. Болезни прошлого – в прошлом. Сейчас люди не живут так тесно как прежде. Еще не в курсе ты или как?

Это было несколько грубо с моей стороны я больше не могла молчать. Ненавижу. Когда парни берут инициативу в свои руки.

- Ты тут выскочка или как? Это лишь простая предосторожность, - съязвил он.

Выступил вперед еще один парень.

- Я Ян, и тебе точно скажу, не потому что Макс мой друг, а потому что странное что то происходит. Вчера объявили о смерти Богдана, от якобы «трагического случайного случая». Но тут что то другое. Створки вентиляционных шлюзов так просто не закрывают.

- Почему ты так думаешь? Может взрослые просто решили прикрыть нашу «шарашкину контору» и вскоре заявятся сюда с родителями, чтобы задать нам взбучку?

- Нет, - резко ответил Ян.

- Ты послушай его, его предки медики. Ян в курсе.

- Да, спасибо Макс. То, что всем вам, - он обвел взглядом толпу подростков, - стоит знать Это протокол. Архипелаг поселения под карантином.

- Что за глупости? – из-за моей спины вырвалась Снежный След.

Внезапно ее голос прервал кашель.

- Ну вот, о чем я вам говорил! – Макс и Ян отошли от Снежного Следа.

- Вы не отправите меня в эту «резервацию» бедных девушек страдающих от какой то простой простуды, - начала она.

Переход на крик был не в ее пользу.

Парни сформировавшие про властную коалицию схватили Снег, в попытке оттащить ее в сторону от всех.

- Прекратите! – я пыталась успокоить толпу, - я знаю как нам всем до захода солнца убраться отсюда!

Подростки приостановились и обратили внимание на меня.

- Мы с другом пытались соорудить плот из морского хлама. Он привязан в нашем тайном месте к бетонному столбу. Если мы укрепи плот, то сможем плыть по очереди на берег.

В воздухе повисло молчание. Что от моего крика даже чайки застыли в ожидании, глазея на глупых людей.

- Впрочем, не плохая идея, - сказал Макс и похлопал меня по плечу.

Его длинные волосы начали развиваться на легком ветру и он поправил челку.

Снежный След таки пошла в угол к «инфицированным», сама без сопротивления. Все остальные принялись искать в халме предметы, которые помогут поту удержаться на воде.

Я, Максим и Ян отправились в наше тайное логово. К горлу подступал комок слюны, от всего происходящего кружилась голова. И мне было крайне неприятно, что во всем этом я осталась наедине, без Эдварда.

Где он был, я не могла предполагать даже в теории. Обычно он всегда приходил раньше меня, а не наоборот.

Что могло случится, да и вообще. Что там происходит в городе-архипелаге? По правилам тайного острова нельзя включать связь не более чем на 10-20 секунд. Так ОА не успеет увидеть где мы есть. Максимум пол минуты или минута и к нам бы приплыли спасательные катеры или квадрокоптеры, так что тут все были в курсе правил на острове.

Никакой связи.

Но это еще больше нервировало всех вокруг.

Неизвестность. Но страшнее было осуждение, если вдруг нас найдут на острове из аварийных зданий, где подросткам быть не положено. Мягко говоря.

- Слушай, Эмма, - как то странно начал говорить Ян.

- Да, дело вот в чем, продолжил Макс. – Мы тут все для того чтобы развлечься. Как насчет секса втроем?

В обычных условиях я бы еще могла понять почему они несут подобное. Но не сейчас. То, что было нормальным в обычных условиях – сейчас бред сумашедшего.

- Отвалите!

- Да ну чего ты? Разве в школе не проходила, что секс отлично снимает стресс? Сейчас довольно стрессовые обстоятельства, - добавил Макс, словно издеваясь надо мной.

- Прекрати. Я тут не для этого.

- Но на остров обычно приходят за этим, разве не так? Мы с Яном трахалисьу же практически со всеми девушками на острове. Но ты разве что мелькала, сразу пропадала из поля зрения. И знаешь, мы же проходили на «уроках любви», что надо делиться собой и быть солидарными для поддержания мира. Было бы неплохо развлечься с нами.

Я закатила глаза.

- Я моногамная.

- Да ладно? – начали улыбаться парни, - правда? Может ты просто боишься? Поверь, двойное проникновение это нечто. Мы можем довести тебя до оргазма, обещаем.

- Я не хочу это слышать. Понимаете? Это не мое, я не стану счастливее и удовлетворение, если вы оба войдете в меня, и знакомы мы 5 минут от роду.

- Ну, как знаешь, - с грустью в голосе подытожил Макс.

- Может она лесби, - пошутил Ян.

- Просто давайте займемся важным делом! Или вы хотите проблем?

- Ладно, ладно...

- Отлично. Следуйте за мной, - и я показала на отверстие в стене, скрытое лианами.

***

Продолжение следует...

Ваша оценка: None Средний балл: 7.2 / голосов: 12

Быстрый вход