Хроники льда. Глава 6. Альбинос.

Три мелкие фигуры двигались на север по бескрайней ледяной пустыне. Сильный ветер тянул их воздушные змеи всё дальше от Долины гейзеров. Над головами кайтеров нависли грузные тучи, а лучи солнца лишь местами пробивались сквозь них. Через час пошёл снег. Большие хлопья посыпались с этих туч, затрудняя путь. Но Айрин, возглавлявшая небольшой караван, даже не думала останавливаться. Нужно было как можно быстрее добраться до места, да и было бы глупо тормозить и потерять такой ветер.

- Фриз пойдёт вслед за нами! Ему нужна твоя карта! - кричал Знахарь, поворачиваясь в сторону Густава, - Его лучшие следопыты, наверняка, уже преследуют нас!

- Откуда он о ней вообще прознал?

- Фриз самый влиятельный человек в Долине! Возможно, один из его агентов подслушивал наш разговор!

- С чего вы взяли, что это карта? Просто обычная шкатулка! - Густаву приходилось перекрикивать гудение ветра и повторять свои слова, чтобы Знахарь услышал его.

Старик начал что-то кричать в ответ, но парень не расслышал, так как воздушный змей снова подвёл его. Стропы запутались, планка вырвалась из его рук, и Густав обрушился на лёд. Айрин, которая опережала мужчин и была уже довольно далеко от места падения Густава, развернулась и направилась обратно к ним.

- Что у вас здесь? - притормозила девушка - Густав, держи планку ровнее. Не меняй позицию рук. Как я тебя учила. Тянешь её на себя, скорость увеличивается. И здесь некуда поворачивать, едим прямо.

- Нет времени на инструктаж - предупредил Знахарь, указывая пальцем на юг.

Сквозь белую мглу к ним приближались еле заметные тени.

- Поднимайся, уходим! Как я и сказал, за нами хвост.

Расстояние между ними быстро сокращалось.

- Айрин, бери правее! - заорал Густав - В сторону расщелины!

Он вспомнил о трагедии, произошедшей прошлым днём, и у него в голове созрел план.

- Знахарь, на чём они преследуют нас?

- На собачьих упряжках!

- Отлично! Тогда будем прыгать! - выкрикнул Густав.

Знахарь до конца не понимал, о чём идёт речь. Слова бледнолицего парня его пугали. Когда он услышал выстрелы за спиной, страх растворился в ужасе, резко окутавшим его душу.

- Скорее! - вопил он во всё горло, с силой натягивая стропы.

Вскоре Айрин увидела впереди чернеющую трещину во льду. Она хотела повернуть в обход, но Густав заставил её ехать прямо к расщелине.

- Нет! Айрин, мы будем прыгать! - кричал он, поравнявшись с краснокожей, - У нас получиться! Верь мне!

- Она слишком широкая! – у девушки заколотилось сердце, она ехала прямо к пропасти – Не выйдет!

- Нужно попробовать. Тяни стропы! – Густав охрип от крика.

Они приближались к расщелине на огромной скорости. Мимо проносились ледяные гряды и дюны. Снег обсыпал их с ног до головы. Сзади были слышны выстрелы и вопли, отстающего Знахаря. Густав пытался не оборачиваться, он натянул стропы всей своей силой. Айрин тоже не сбавляла темпа.

У самого обрыва они одновременно оторвались от земли. Воздушные змеи потянулись в небо, и путники пролетели над бездной. Время будто замедлилось, казалось, полёт продолжался целую вечность. Их доски жёстко коснулись льда. Они приземлились и резко затормозили, обернувшись назад. Взгляды были устремлены на Знахаря.

Старик напирал на тросы всем своим телом, набирая высокую скорость. Ветер тащил его к трещине в леднике. На краю он подлетел над поверхностью и пролетел это расстояние, как лёгкая пушинка. Старик мягко приземлился и не стал останавливаться, чтоб не потерять хороший ветер. Айрин и Густав устремились за ним, снова набирая скорость. Опасность была позади.

- Именно здесь погиб настоящий владелец этой чёртовой шкатулки – сказал Густав, догоняя Знахаря, - Так всё же вы расскажете мне о ней? Откуда она взялась? И кто её создал?

- Раньше она принадлежала Изгнаннику. Человеку, жившему в этом городе. По неизвестной причине он оказался за границами зелёной страны, нетронутой холодом. Изгнанник долго скитался по снежным долинам в поисках обратного пути, он ослеп и отморозил ноги. Полумёртвого его нашли возле одного поселения, в расселине, где местные добывали лишайники, прораставшие сквозь лёд. Всю ночь он кричал на незнакомом языке, в приступе лихорадки Изгнанник начал царапать на полу странные картинки. Он рисовал деревья, дома, транспорт, которых уже давно не существовало. Этот человек изобразил свой город, окружённым столбами, маскирующими его где-то среди вечной мерзлоты.

Изгнанник умер под утро. На нём была одежда, не предназначенная для мороза. Вещей в карманах не было кроме металлической коробки с тайным замком.

- Знахарь, почему вы думаете, что это карта?

- Люди попытались открыть коробку. Они корпели над нею целыми днями, но все попытки их ни к чему не привели. Шкатулка попала в руки одному сумасшедшему, он что-то сделал с ней, и у всех на глазах произошло чудо. Из неё выплыла карта. Потом шкатулка бесследно исчезла. Её продали или выкрали, она затерялась.

Почти полдня они провели в пути, несколько раз приходилось останавливаться, чтобы чуть-чуть передохнуть.

- Отец, мы приближаемся к Ледовой дамбе! – Айрин снизила скорость – Остановимся или поедем дальше?

- Нет! Нет! – заорал Густав – Обходим его! Двигаемся вон к тем горам. За ними мой дом.

Они преодолели широкое поле и теперь направлялись к возвышенности. Добравшись до расщелины в горе, путники свернули воздушных змеев и пошли дальше пешком. За горой распахнулось просторное ледяное плато, ярко сверкающее в лучах, пробившегося солнца.

- Ещё немного – глубоко вздохнул Густав, будто учуяв знакомый запах родных мест – Поехали.

Кайтеры снова встали на доски и, поймав ветер, понеслись вдаль. Густава не покидала мысль о матери, он думал и гадал о том, поможет ли ей лекарство. А Айрин всячески подбадривала заунывшего парня. Краснокожая красавица, ехавшая впереди него, выполняла опасные трюки и прыжки, тем самым поразив Густава и Знахаря своим мастерством. Они и не думали, что можно вытворять такие вещи с помощью воздушного змея.

- Айрин, я запрещаю тебе! – кричал отец непослушной дочери – Ты сломаешь себе шею!

- Ладно, отец – смеялась она, на ходу выравнивая свой парашют, и, подъехав к Густаву, негромко сказала – Как-нибудь научу тебя этому.

Примерно через час они съехали с очередного холма и остановились. Их взору предстала страшная картина. Вагон, в котором жил Густав и его семья, был перевёрнут на бок. Состав из пяти вагонов, где обитали остальные жители его общины, дымился. Из разбитых окон вырывалось пламя и чёрные клубы дыма. Густав со слезами на глазах сорвал с себя пояс, слез с доски и помчался к своему дому. Утопая по колено в снегу, он добежал до места трагедии и начал забираться на перевёрнутый вагон.

- Отец! – кричал он, всхлипывая, - Отец! Где ты?

Густав взобрался на вагон и пролез внутрь через разбитое окно. Он попал в купе, где, как и во всём вагоне, творился хаос. Парень пролез через свалку в коридор. Кругом разбитое стекло, переломанные вещи, одежда, всё завалено снегом и испачкано в крови.

- Отец! Ты жив? – Густава мутило от увиденного – Где вы все?

Он не мог поверить в происходящее и отталкивал плохие мысли, до конца сохраняя надежду. Парень шёл, нагнувшись, к комнате матери. По щекам часто скатывались слёзы, он всхлипывал и чмыргал носом, продолжая кричать. Но никто не отзывался. Лишь гудение сквозняка, скрип стекла под ботинками и звук льющейся воды. Снаружи он услышал голос Айрин и Знахаря.

- Папа! – охрипшим голосом проорал Густав и открыл дверь в купе матери.

Изнутри вывалилась ободранная рука. Густав залез в каюту и сел на колени рядом с телом своей погибшей мамы. Он отряхнул её лицо от осколков, вытер кровь и аккуратно закрыл ей глаза. После чего парень крепко обнял её, поглаживая по голове и приговаривая что-то непонятное. Нельзя было разобрать его слов. Он рыдал, его трясло в истерике. Мокрое от слёз лицо начало замерзать. Изо рта повалил пар. Спустя какое-то время Густав стиснул зубы и поднял тело. Айрин помогла ему вытащить труп из вагона. Она тоже плакала и пыталась успокоить Густава, убитого горем. Они положили её тело на лёд и накрыли одеялом. Затем Густав пошёл обратно к вагону, за телом отца. Его он нашёл в конце коридора, придавленным тяжёлыми сидениями. Густав свалил с него груз и выволок отца на воздух. За всё это время шокированный парень не произнёс ни слова.

Знахарь стоял в стороне и шёпотом молился, он взывал духов, чтобы те приняли души погибших в рай. Айрин тряслась рядом, её пробирала дрожь, но не от холода. Она осматривалась вокруг, поглядывала в сторону дымящегося поезда и обратила внимание на следы возле перевёрнутого вагона.

- Похоже, он был перевёрнут несколько раз. Посмотрите как вагон далеко от места, где стоял, и на то, как деформирован металл. Тот, кто сделал это, был просто огромен – наконец, сказала она.

Густав обошёл основной состав, осмотрев повреждения. В снегу он обнаружил десятки отстрелянных гильз и застывшие веера крови на стенах поезда.

- Все погибли – выдохнул он – Все.

- Монстр пришёл оттуда – заговорил Знахарь, закончив молиться, – Следы тянуться вон к тому месту.

Старик указал в сторону запретной территории. Густав опустился на корточки и поднял со снега шапку. Это была его шапка, которую он потерял в тот день, когда ходил за дровами на запретную территорию. У него появились догадки, что это было то самое зло, о котором болтали жители замёрзшего поезда, то существо, убившее его брата. А теперь оно пришло сюда и убило всех остальных.

- Нужно похоронить их – сказал Густав, отправляясь к вагону за лопатой.

Знахарь помог ему вырыть две неглубокие ямки в снегу, куда они опустили тела родителей. После минуты молчания они закопали их и поставили на могилку крест.

Солнце закатилось, опустив на землю лунную холодную ночь. Они развели костёр возле перевёрнутого вагона и устроились на ночлег. Знахарь вытащил из внутреннего кармана своей куртки, сделанной из бизоньей шкуры, три куска холодного мяса свиньи и флягу с пивом из растений, растущих возле гейзеров. Это немного взбодрило ребят.

- Айрин, сыграй ту мелодию, – попросил Густав, укладываясь на доску, накрытую воздушным змеем – Которую ты играла сегодня утром.

Краснокожая девушка достала свою дудочку и тихо заиграла, убаюкивая мужчин.

Густав лежал на спине, закутавшись в шинель и одеяла, найденные в вагоне, и смотрел на звёздное небо. Его лишь изредка скрывали проплывающие облака. Мерцание звёзд и музыка Айрин успокаивали Густава, он медленно погружался в сон, забывая обо всём на свете.

Мелодию Айрин прервал оглушительный рёв, от которого мурашки побежали по всему телу. Сон тут же отошёл на второй план. Путники повскакивали со своих лежанок и устремили свои взоры в сторону, откуда исходил звериный вопль. В их душах затаился страх.

- Он здесь – прошептал Знахарь.

За снежной дюной, где располагались погружённые в лёд здания, не было видно опасного существа, хозяина запретной территории. Но крики его были слышны так отчётливо, что, казалось, оно стоит совсем рядом.

- Что ты делаешь? – спросила Айрин, увидев, как Густав взбирается на вагон.

Он не ответил, скрывшись в купе. Густав пролез в мастерскую отца, откинул отвалившуюся верхнюю полку, порыскал в вещах, разбросанных повсюду, и отыскал ружьё, когда-то принадлежавшее его деду. Среди мусора парень нашёл коробку с патронами и снегоступы. Он вылез наружу, свернул своего воздушного змея, закинул вещмешок со змеем на спину и, подняв из костра горящую палку, направился к логову монстра.

- Я не пущу тебя одного – заявила Айрин, хватая факел.

- Оставайтесь здесь – не слушал её разозлившийся Густав и, заряжая на ходу ружьё, добавил – Я иду один! И не спорь, Айрин. Я вернусь. Знахарь, здесь есть спирт?

Он достал колбу с лекарством.

Старик кивнул головой.

- Отлично – произнёс парень, запихивая колбу в карман.

Девушка не хотела его отпускать, она перегородила ему дорогу и попыталась отобрать у него ружьё.

- Нет, Густав. Ты погибнешь!

И в этот момент они снова услышали рёв.

- Оно убило всех моих родных. Я должен отомстить. Пусти – глаза Густава были полны безумия и ярости, он был похож на одержимого, не смотря ни на что, парень рвался к этой твари, словно она звала его.

Айрин со слезами на глазах отошла в сторону, пропустив парня. Густав поспешил подняться на высокую горку. Он обернулся, чтобы посмотреть на Знахаря и его дочь, те стояли неподвижно, в ожидании очередного звериного рыка.

Густав боялся, спускаясь к домам, в которых обитал хищник. Полуразрушенные здания, основная часть которых находилась подо льдом, были завалены снегом, окна заросли толстыми сосульками. Движения нигде не наблюдалось.

Густав приблизился к руинам и в свете факела увидел на снегу следы. Оно точно пришло отсюда. Он вошёл в дом через окно. Лёд, которым была покрыта вся комната, красиво замерцал в свете огня. Подготовив ружьё, напуганный парень, прошёл в следующее помещение. Под ногами тихо хрумкал снег. Он поднялся по скользкой лестнице на этаж выше. Здесь никого не было, кроме кучек снега. Поднявшись ещё выше, Густав оказался под открытым небом. Крыша давно рухнула, и последний этаж башни превратился в обледенелую шапку.

У дальней развалившейся стены что-то двигалось. Густав присмотрелся. Света от его мерцающего факела не хватало, чтобы получше разглядеть тварь, но Густава передёрнуло и от того, что он успел увидеть.

Гадина была и вправду здоровенной. Она была абсолютно белой. Её жирное тело, разваленное на снегу, блестело на свету. Три дряблые конечности с обвисшей кожей чесали острыми когтями выпуклое пузо. А вот головы Густав на этой твари сначала не обнаружил. И как только он подумал об этом, сквозь складки в области широкой, покрытой бубонами, шеи вылезла голова. Вместо рта у чудовища был клюв, который громко заклацал, когда четыре маленьких глаза заметили постороннего. Монстр завопил во всё горло. Из клювообразной пасти полилась слюна. Из-за горбатой спины вылезла ещё одна морда, и существо перевалилось на бок, чтобы подготовится к нападению. Отвратительная масса оказалась подвижной, во что с первого взгляда не очень верилось. Жуткое зрелище.

Альбинос уставился на Густава и заорал. Две его пасти одновременно рычали, изрыгая пенистую слизь, которая ручьём лилась на снег.

- Приготовься сдохнуть!

Ваша оценка: None Средний балл: 6.6 / голосов: 16

Быстрый вход