Сентябрь часть вторая

Ветер свистел в верхушках мёртвых деревьев, нёс пыль на открытых местах. На земле не лежало ни одного опавшего листа, даже сухие соломины встречались крайне редко, вся легкодоступная органика была давно съедена и только древесные стволы ещё сопротивлялись. Больно было знать, что такая картина сейчас на всей Земле: в Антарктиде лежат на берегу дочиста объеденные скелеты пингвинов, вместо джунглей Амазонки голая земля, леса умеренной зоны превратились в разлагающиеся скелеты. Блокировка фотосинтеза нанесла тяжёлый удар по биосфере.

Александр возвращался в убежище как обычно по большой дуге. На поверхности земли лежала тонким слоем пыль, где-то больше, где-то меньше. С некоторых мест ветер её сдул совсем, обнажая твердый грунт. На такие места и нужно было наступать, чтобы не оставлять следов. Поэтому траектория движения имела сложную форму, обходила запылённые участки, а также те, которые по какой-то причине не нравились. С одного из деревьев отделилась пёстрая птица и ныряющим полётом понеслась прочь. Санек вскинул винтовку и без выстрела проводил дятла стволом. Слишком далеко для прицельной стрельбы из мелкокалиберки. Тут он к собственному удивлению обнаружил, что на дятлов в данный момент здесь есть и другой охотник. Из-за ствола стремительно вылетела серая тень, скогтила дятла и скрылась. Санёк опознал в конкуренте ястреба-перепелятника. «Ну, надо же, выжил. Чем же он питался в последнее время?» Санёк перебрал в уме птиц, которых он видел в последнее время: дятлы, вертишейки, синицы, поползни, пищухи. И все они встречались очень редко. «Это, какого же размера его охотничий участок? Ладно, неважно».

- Что же ты такое, друг мой ястреб, что же ты такое, моё одиночество – произнёс тихо Александр. В его ситуации редко выдавался случай поговорить с нормальным человеком, и чем дальше, тем меньше оставалось вокруг тех, с кем вообще хотелось разговаривать. Людоеды вызывали одно желание – всадить пулю в затылок, а остальных сейчас можно было пересчитать по пальцам рук и пальцев более чем хватит.

Убежище было уже совсем близко, и Санёк уже предвкушал долгий отдых, как вдруг он увидел движущуюся фигуру. Мгновенно усталость растаяла, чувства заострились, винтовка оказалась в руках, а владелец винтовки залёг за поваленным деревом. Фигура приблизилась, и Александр опознал в ней Николая, лесника, живущего километрах в десяти от него. Любой незнакомый человек, оказавшийся так близко к схрону, получил бы пулю в голову без предупреждения, и большинство знакомых тоже. Но с Николаем у них были дружеские отношения. Александр, не вставая, окликнул его, тот ответил, Санёк сел на поваленное дерево, Николай радом с ним.

-Не слышал, что взорвалось в посёлке вчера, ближе к обеду?

- И слышал, и видел. Городские людоеды напали на Крепость и ворвались внутрь. Умелые гады, не отнимешь. А потом взорвался весь их запас пропана. Думаю, что никто не уцелел.

- Что, сами подорвали пропан, что ли?

- Может сами, а может, кто-нибудь из нападающих гранату кинул. Я издалека смотрел.

Некоторое время они обсуждали текущие дела, затем Николай спросил:

- Ты до весны доживёшь?

- Не знаю, там видно будет.

- В лесу одному зимой будет уныло. Вот что, ты переселяйся ко мне, места хватит.

- Ты меня в качестве батрака, что ли зовёшь?

- В качестве зятя – Николай помолчал несколько секунд и продолжил – Ты неплохой парень и Настя к тебе неровно дышит.

С Настей Санёк познакомился несколько месяцев назад, когда приходил к Николаю менять овощные консервы на домашний сыр. За первые несколько визитов они обменялись десятком фраз, а затем Настя пригласила его на свой день рождения. Но на празднике она держалась настолько замкнуто, что Санёк решил, что она пожалела о своём приглашении и её просьба заходить ещё была обыкновенной вежливостью. Поэтому, хотя Александр и сам подумывал о таком варианте, слова Николая застали его врасплох. И он брякнул первое, что пришло в голову:

- Откуда ты знаешь, что неплохой? Ты меня видел около десятка раз.

- А плохой бы давно попытался меня подкараулить и пристрелить. Ты ведь точно знаешь, где я живу, а я только приблизительно. И отбиваться вдвоём гораздо сподручнее.

- Это точно. Я буду рад, если у нас с Настей получится семья.

Через неделю Александр перевёз к Николаю полтонны продуктов и весь свой запас огнестрельного оружия с боеприпасами: два АКМ с сорока патронами на каждый, АПС, ТОЗ-8. Ещё через неделю Николай слёг. Санёк предположил, что его свалил рак лёгких, но не смог не только вылечить, но даже поставить точный диагноз. Его знаний медицины для этого явно не хватило. Около месяца продолжалась борьба за жизнь, и в начале ноября Николай умер.

- Он знал, что скоро умрёт – плакала Настя на плече Александра – он уже давно себя плохо чувствовал, а когда в августе начался кашель с кровью, он сказал, что долго не проживёт.

- Он сделал всё, что было в человеческих силах. Теперь нам всем надо выжить, чтобы его усилия не оказались напрасными.

Теперь Александру нужно было заботиться не только о себе. У него была теперь семья: Настя, её мама и двенадцатилетний братишка. В хозяйстве были две коровы, которые зимой должны были отелиться, бык, кошки, две пчелиные семьи, которых всё лето подкармливали мёдом. По расчетам, корма должно было хватить до весны.

Ноябрь выдался сравнительно тёплым. Ночью, конечно, подмораживало, но днём сохранялась плюсовая температура. Санёк выбрал время и направился к «почтовому ящику», с целью вписать в письмо сведения о своём изменившемся семейном положении. Он уже не надеялся на возвращение братишки, но если Сергей вернётся, всё должно быть готово. Погода была просто замечательная: подмороженная почва позволяла совсем не оставлять следов, туман уменьшал видимость до нескольких десятков метров, плюсовая температура без ветра позволяла не мёрзнуть. Это был, скорее всего, последний выход со двора до весны, поскольку выходить, когда выпадет снег, решился бы только смертник. Это означало показать всем, кто наткнётся на следовую дорожку, где он живёт, и не умирает от голода. Сразу нашлась бы куча желающих узнать, откуда такая живучесть, а что противопоставить выстрелу из засады, Санёк так и не придумал. Людоеды, скорее всего, откочевали в более людные места, но знать это точно было нельзя. О них вообще было мало что известно. И вообще, отсутствие его главного врага в пределах видимости ещё не означало, что он не рядом. Поэтому двигаться приходилось очень осторожно, лучше сделать крюк, чем идти через райцентр.

«Почтовый ящик» находился в домике на садовом участке, одном из тех, которые массово появились в девяностых годах. Когда под действием фактора Михельсона начали увядать листья, был июль, и съедобного на огородах было мало. А теперь, когда уже больше года ничего не росло, искать съестное на огороде вздумал бы только сумасшедший. «Почтовый ящик» к тому же был хорошо замаскирован, даже обшарив домик сверху донизу, трудно было догадаться, что за фальшивым фронтоном находится довольно обширная полость. В ней кроме письма было сложено около пятнадцати килограмм еды, причем туда отбирали самые калорийные и хорошо сохраняющиеся продукты. В набор кроме этого входили три литровых банки бульона, на случай, если нашедший будет на грани голодной смерти, питьевая вода в бутылках (на всякий случай), аптечка, нож, пистолет Макарова с горстью герметично запаянных в пластик патронов, котелок, примус, топливо, спички и тёплая одежда. Строился этот схрон с тем расчетом, чтобы Сергей, в каком бы состоянии он до него не добрёл, сумел сразу, или после нескольких дней отдыха, добраться до одной из двух основных баз. Последний раз Санёк был здесь полгода назад, когда вложил пистолет и добавил в письмо запись о текущей ситуации, и поэтому он приближался со всей осторожностью, на которую был способен. Что-то было не так, и он не мог понять, что. Метров за пятьдесят, когда домик уже хорошо просматривался, Александра осенило: из под крыши выбивался дрожащий, едва заметный поток тёплого воздуха.

Это был не костёр и не пожар, дыма не было, только еле уловимое дрожание воздуха. Похоже, в домике работал примус. Санёк сделал круг на большом расстоянии, ничего подозрительного. Беззвучно ступая, приблизился так, что его не было заметно из окна и двери. Из домика донесся знакомый голос:

- Пей, это при голодании самое лучшее. Теперь всё будет хорошо, мы пришли.

- Серёга, ты что ли? Это я, Санёк

- Саня? Сейчас проверим. А когда у меня день рождения?

Спутница Сергея спала, укутавшись в спальный мешок, а братья сидели и тихонько разговаривали. Санёк узнал, что Сергея перебросили на охрану одного из крупных комбинатов госрезерва, что после получения приказа о самоизоляции, все подобныё комбинаты работают в режиме полного радиомолчания, что в Скандинавии было больше десятка ядерных взрывов, но кто и зачем взрывал, осталось неизвестным. Может быть, потомки викингов таким образом убавляли население, а может быть кто-то покусился на их стратегические запасы. По расчетам аналитиков базы, на данный момент выжило около 1-2% населения планеты. Самая хорошая новость состояла в том, что фактор Михельсона практически разложился, и весной жизнеспособные семена смогут дать всходы. А бежал он потому, что порядки на базе в последнее время переплюнули любой фашизм, из десяти тысяч осталось не больше семи, людей низвели до положения рабов и убивают за малейшее отклонение от линии начальства.

- И вот, когда я понял, что меня не сегодня, так завтра ликвидируют, мы с Машей тихонько за ворота, в машину и сюда. Еды взять не смогли, три дня не жрамши. Как ты думаешь, поблизости от тебя найдётся, где поселиться?

- Найдётся в паре километров в заброшенной деревне. Её людоеды вырезали полностью, а дома остались. Некоторые и без ремонта пригодны для зимовки. Второй схрон я не трогал, так что с едой проблем не будет, а всё остальное можно отыскать в пустых домах.

- Людоеды? Ты серьёзно? И много у вас таких?

- Раньше было много, сейчас гораздо меньше. Раньше брали количеством, теперь качеством. Поэтому в город и сюда тоже лучше ходить пореже, и в другое время осторожничать.

Зима прошла спокойно, никто за четыре месяца не заглянул в их часть леса. Единственное заметное событие – прорастание календулы. Семена сажали всю зиму, еженедельно, и наступил день, когда проростки не погибли, а продолжили рост. В марте начали выращивать рассаду овощей, а в апреле начался полевой сезон. Как только земля просохла, вывели мини-трактор, распахали несколько гектаров и засадили всем посевным материалом, который нашёлся. Как только начала расти трава, начали выгонять коров на пастбище. Ни Санёк, ни Сергей никогда ни мечтали стать фермерами, просто ситуация не оставила лучшей альтернативы.

Сразу по окончании посевной, братья по очереди начали проводить разведрейды. Они собирались выяснить, кто живёт поблизости и создать что-то вроде организации взаимопомощи. До середины июня они нашли четыре таких же мелких группы, специализировавшихся на фермерстве. Сергея дважды чуть не пристрелили, приняв за людоеда, а Санёк сам наткнулся на семью людоедов и чудом остался в живых. Сразу после этого ополчение фермеров выжгло это гнездо, не пожалев ни женщин, ни детей. В каждом фермерском доме поставили рацию, достаточно мощную, чтобы связаться с остальными.

В этот раз была очередь Александра идти в разведку. В его планах было совершить четырёхдневный рейд на запад, это направление было совершенно не исследовано. В том направлении жил один из фермеров, Андрей Иванович, у которого Санёк и собирался переночевать. Андрей Иванович был крепким мужиком на грани пенсионного возраста, а его жена, по словам Сергея, редкая красавица, была младше него лет на сорок. По выражению самого Андрея Ивановича «жрать захочешь, за самого чёрта замуж пойдёшь».

Метров с двухсот Санёк увидел подъезжающую к дому «Газель» и упал в траву раньше, чем это осознал. Падая, он подумал, что это Андрей Иванович прибарахлился, и падение довольно глупо. Но, приподнявшись над уровнем травы, он увидел, как из машины выпрыгивают вооружённые люди. Это ему сразу перестало нравиться и он начал ползком продвигаться к месту действия. Мысленно отметив, что след за ним остаётся как от трактора, Санёк выкинул из головы посторонние мысли. Но когда он подполз достаточно близко, стало понятно, что уже поздно. Тело Андрея Ивановича дёргалось в петле на перекладине ворот, а его жена (кажется, её зовут Вера) с трёхмесячной дочкой на руках вышла из дома и сразу же была схвачена. Увидев висящего в петле мужа, молодая женщина закричала и стала рваться из рук. Один из приезжих выхватил у неё ребёнка и что-то сказал. Женщина сразу обмякла, только умоляюще смотрела на него. Двое мужчин помоложе затащили её в дом.

Александр держал главаря на прицеле «Стечкина» и пытался понять, что делать. Атаковать в одиночку с одним пистолетом четырёх автоматчиков – самоубийство, даже если каждый из них уступает ему. А ещё неизвестно, кто кому уступает. Тем более что двое вне пределов видимости. «Так, четверо мужчин, четыре женщины, все мужики с автоматами, у двоих наручники на поясах, у одного - пистолет, у женщин оружия не видно. Детей тоже не видно, никто из женщин не выразил недовольства отношением к хозяевам. Улыбаются и оглядывают всё вокруг без опаски, скорее по хозяйски. И что теперь? Бежать домой за помощью, и поднимать всех фермеров? До дома почти тридцать километров, придём завтра, и каковы будем, после такого марш-броска, ехать на машине ещё опаснее, из машины плохо видно и слышно, зато она всем заметна. Нет, бежать за помощью пока не стоит. Я ведь даже не договорился, что по приходу обязательно свяжусь по рации. Ситуация, блин».

Санёк решил понаблюдать за фермой и, возможно, выждать удобный момент для каких-либо действий. Он видел, как захватчики начали переносить из машины в дом какие-то ящики, коробки и мешки. Через некоторое время к ним присоединилась Вера, Александр выдел в бинокль её заплаканные глаза. Одна из женщин ущипнула её так, что та вскрикнула.

На рассвете Санёк проснулся от холода. Встал, умылся росой, сделал десятка три отжиманий, чтобы согреться, и поднялся на холмик для дальнейших наблюдений. Судя по всему, захватчики решили осесть здесь надолго, значит нужно сегодня идти домой и поднимать всех, кого можно. Если такое оставлять без последствий, ассоциация фермеров умрёт, едва родившись.

Дверь приоткрылась и пропустила Веру с ребёнком. Молодая женщина побежала на восток, где и находился дом Санька. Правильно, куда ещё бежать, если не к ближайшим соседям. Александр уже хотел махнуть ей рукой, но из дома выскользнули двое парней с автоматами и двинулись по следу, хорошо заметному в росистой траве. Санёк осторожно двинулся следом. Беглянка скоро устала и пошла шагом, не замечая погони. Преследователи легко могли догнать её, но вместо этого они сбавили ход, оставаясь вне пределов её видимости. Скорее всего, они хотели узнать, куда она направляется. Санёк двигался за ними, и у него складывалось впечатление, что эта компания просидела последний год на каком-то продовольственном складе. Они даже не попытались проверить, не идёт ли кто-нибудь следом.

Роса высохла, и идти по следу стало труднее. Они прошли больше половины пути. Тут Санёк заметил, что автоматчики остановились. Он начал медленно сокращать дистанцию и скоро понял причину. Вера остановилась и села на поваленное дерево, чтобы покормить девочку. Один из преследователей начал заходить спереди. Когда Вера застегнула кофточку и встала, тот, который зашёл спереди, вышел на полянку. Беглянка повернулась и хотела бежать назад, но на её пути стоял другой преследователь. Оба приблизились к ней.

- Добегалась, козочка. И куда собралась? Ты же говорила, что здесь больше никто не живёт.

- Никуда. Просто бежала наугад, от вас подальше.

Санёк достал пистолет и осторожно переместил предохранитель на режим одиночного огня. До них было не больше тридцати метров, можно было стрелять. Но тут младший из захватчиков шагнул к женщине и предплечьем сдавил её горло, а старший выхватил девочку из рук матери. Санек, мысленно проматерившись, снова начал придвигаться ближе.

-Наугад, значит. Готова была от голода умереть и младенца уморить, лишь бы с нами не оставаться. Понятно. Ну, если так, вы обе для нас бесполезны.

Мужчина, держащий девочку, вынул нож и поднес к лицу ребёнка. Санёк задержал дыхание и начал плавно нажимать на спусковой крючок. Тут Вера закричала:

- Нет, не надо, я всё расскажу

Санёк ослабил нажим, выжидая более удачного момента. Вера тем временем рассказала всё, что знала о семьях Александра и Сергея. Захватчики улыбались.

- Вот, сразу бы так. Теперь найдём?

- Найдём - с усмешкой сказал второй – Возделанные поля не иголка, никуда они не денутся. Ну что ж, дело сделано, теперь и любовью можно заняться.

Он положил девочку и автомат на траву, шагнул к беззащитной пленнице и начал расстёгивать на ней кофточку. Она дрожала и всхлипывала, но сопротивляться не осмеливалась. Второй отпустил горло и отошел, полностью поглощенный зрелищем.

«То же будет и с Настей, если они к нам дойдут» - подумал Александр. Он переложил пистолет в левую руку, а в правую взял топорик. Эти олухи настолько были уверены в своей безопасности, что за всё это время ни разу не оглянулись, с точки зрения Санька это было сумасшествие. Он бесшумно подошёл к наблюдающему насилие парню и пробил его череп топориком. Насильник этого не заметил, слишком был увлечён своим делом. Санёк снял с пояса трупа наручники, закрыл один браслет на кисти насильника, завернул руку за спину, подтянул другую, защелкнул второй браслет. Затем рывком сдёрнул его с жертвы. Вера открыла глаза, охнула и сжалась в комочек. Мужик дико заорал, обернулся, до него только сейчас дошёл кошмар ситуации. Несколько секунд в глазах было полное непонимание, контраст был слишком резок.

Вера отползла к плачущей девочке, взяла на руки и начала её успокаивать. Санёк рассматривал пленника. Лет 20-25, не истощенный, как большинство. Даже худым назвать трудно. Одет в камуфляж и берцы, но на военную форму не похоже. В глазах нет страха, какая-то отстранённость, как будто он это по телевизору смотрит. Это напрягало, создавало впечатление, что сейчас ему на помощь придёт весь российский спецназ.

Александр ни разу не вёл допросов и с трудом представлял, с чего начать. На всякий случай сказал:

- Вера, ты кругом поглядывай и если что ори.

- А вы кто?

- Я Санёк, брат Сергея, он к вам заходил недели три назад. А пока я этим займусь, так что лучше отвернись.- Александр перевёл взгляд на типа в камуфляже, обнаружил, что он пытается встать и ударом ноги вернул его в лежачее положение. - А ты кто такой?

- Господь да направит твою душу на путь истинный

- Имя у тебя есть?

- Мы истинные дети господа, наши имена закрыты для неверных

- Если я тебя сейчас на кусочки разрежу, тебе и Всевышний не поможет

- Господь даст мне силы, чтобы вынести боль, а тебя покарает рука господа, как она покарала миллиарды неверных. Присоединись к нам без принуждения, покайся в своих грехах, и господь простит тебя.

- И много ли вас таких?

- Господь очистил Землю для истинных детей Господа, всем живущим сейчас дан ещё один шанс раскаяться. Те, кто не раскаются – умрут.

- Ты тоже умрёшь.

- Я воскресну в другом теле, а твоя душа сгорит в божественном огне и пепел развеется по космосу.

Допрос ничего не дал. Истинный сын господа замолчал, а при попытке применить болевые стимулы, откусил себе язык и рассмеялся, выплёвывая кровь. Пришлось его добить.

- Вера – обратился к женщине Санёк – иди сейчас к Сергею, ты же знаешь, где он живет? Деревня Ульяновка, четвёртый от северного конца дом. Расскажешь ему, что случилось, пусть поднимает ополчение, а я буду его ждать на холме к юго-востоку от твоего дома.

Штурм прошёл идеально, собственно даже штурма, как такового не было. Санёк с Сергеем подкрались к дому с тыльной стороны, «не забыть поставить ловушки у наших домов» - подумал по этому поводу Александр. После этого, Валентин и Шмель подождали, пока оба вооруженных мужчины выйдут покурить и уложили их двумя выстрелами, а братья ворвались внутрь. Женская часть банды была довольно молодой, не старше тридцати лет. У троих в глазах стояло уже знакомая Саньку отстранённость, четвертая смотрела почти по человечески. На вид лет двадцать пять, черноволосая, с замечательной фигурой и симпатичным лицом. Остальные женщины то и дело бросали на неё короткие взгляды. Сергей велел женщинам зайти в пустую комнату и прикрыл дверь. На крыльце Валентин восторгался найденным сигаретам. Санёк спросил:

- И что мы с ними делать будем?

- Сначала допросим по одной. Лучше начать с этой чёрненькой, кажется она у них главная.

Сергей открыл дверь и на секунду застыл с отпавшей челюстью. Эта чёрненькая с абсолютно спокойным лицом перерезала маленьким кинжалом горло своей соседке, а та подставляла шею и не делала никакой попытки отклониться. Сергей заорал и кинулся к ней, чтобы отобрать нож. Та сразу изменила траекторию ножа, сделала ложный выпад и ударила, целя в горло Сергею. Он сумел перехватить руку с ножом, повернулся вокруг своей оси, и они вместе рухнули на пол. Александр ударил каблуком по пальцам, кинжал выпал. Женщина взвыла и ударила свободной рукой, чуть не выцарапав глаза Сергею. Две её компаньонки, до того смирно стоящие в углу, бросились на Санька. Тот отскочил назад и выстрелил четыре раза подряд. Сергей, наконец, перевернул свою противницу, завернул ей здоровую руку за спину и сел на неё верхом. После этого он выдал длинную фразу, в которой не нашлось места ни для одного цензурного слова. В дверях с недоумённым видом стояли Валентин и Шмель, из-за их плеч выглядывали остальные фермеры. Вокруг Сергея в живописных позах лежали три трупа.

.- Не умеете вы допрашивать, ребята – заявил Валентин. – Только бы стрелять. Я сейчас ей сам займусь. У меня быстро заговорит.

Быстро не получилось. Но через неделю допросов удалось кое-что узнать. Это была одна из тех сект, которые два года назад предсказали конец света, и на этот раз довольно удачно. Готовясь к апокалипсису, сектанты запасли большое количество оружия и продуктов, что позволило им уцелеть, когда начался голод. А когда растения начали расти снова, выяснилось, что семена не запасли. Тогда пророк разделил всех на звенья и послал убирать урожай там, где не сеяли и сеять слово господа среди тех, кто хочет слышать. Сектанты всерьёз считали, что фермеры до сих пор безоружны и не окажут никакого реального сопротивления. Пророк не подумал, что против тех, кто пережил великий голод вне безопасного убежища, божьей помощи недостаточно. Та, кто послужила источником информации, поселилась у Шмеля, несмотря на опасение остальных, что она его зарежет и скроется. Шмель отшучивался.

Братья возвращались домой. Фермеры ассоциации провели сбор, посвященный безопасности. Мнения как обычно разделились, и решение многих вопросов было отложено до окончания уборочной. Александр остановился и присел.

- Что там?

- Молодой дуб. Через пятьдесят лет здесь будет новый лес.

- Меня сейчас другое волнует. Тебе кормить ещё два рта. Мы потеряли одного союзника, приобрели нового врага, убедились в уязвимости малых хуторов. Нужно продумать систему безопасности, возможно, строить общую крепость. А у нас бардак какой-то.

- Я по прежнему думаю, что лучше укреплять хутора в виде системы поддерживающих друг друга мини-крепостей, чем съезжаться и строить общую. Я видел такую попытку. Теперь полной безопасности не будет, земледельцу не спрятаться, значит придётся защищаться. И хорошо, если можно будет надеяться на помощь извне.

Вечером, после бани и ужина, Настя подсела к Александру и шепнула ему на ухо:

- У нас, кажется, ребёнок будет.

- Правда? – Александр осторожно обнял жену, Настя уткнулась лицом в его грудь и кивнула.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 36
Комментарии

Мне понравилось. 8.

резковато все как-то

10! Все понравилось, очень очень хороший рассказ, хотя еще не законченный!

Думаю, что законченный. Изначально планировались две части, с рабочими названиями "Распад" и "Возрождение". Превращения в сериал не планировалось.

Для полноты можно сделать "Эпилог".

Краткое повествование о том как лет через несколько (возможно десятков) живет новая цивилизация.

А так все хорошо :)

Очень хороший рассказ! И язык очень очень приличный и стиль изложения тоже.

Да не слово)))

Очень продумано)))

Вот блин, и в такие времена рожать детей? Это печально,..

И какие те "насильщики и убийци" дети Господа? Меня это прям взбесило: - раскайтесь в своих грехах и все такое! - они ведь сами насилуют и убивают (уроды)....

И мне интересно: а что случилось с теми людьми что на момент "конца" были в космосе, нарример в МКС?

И еще одно(цепляюсь за Чернобыль, почему? - узнаетеХ). Всеравно мог бы быть такой вариант, чтоб растения поддавшиеся длительной радиации из поколения в поколение, смогли все же противостоять этому "веществу", так как выработали особый иммунитет, хотя это не важно уже, ведь растения снова ростут)))

А вообще место жительства у них неудобное. Намного лучше бы было переселится куда нибудь в Сибирь, там бы их было сложно найти, или (еще лучше) найти убежище в скрытой долине, вокруг которой одни горы или на острове(это еще лучше).

Наверняка температра на планете поднялась и таяние ледников усилилось в несколько раз, может даже десятков раз, ведь в атмосфере неизбежно скапливался углекислый газ(в среде лишенной растений), значит климат стал теплее. Мне интересно: а что сейчас в Антарктиде?

А небыли ли затоплены прибрежные территории?

Конец был не одномоментный, занял почти год, так что экипажи МКС и например полярных станций успели вернуться и (скорее всего) присоединились к военным, контролирующим базы госрезерва.

Что касается адаптации растений, то это вполне возможно. Но адаптация вырабатывается сначала у отдельных особей, положительные мутации не бывают массовыми.

Что касается климата, то он безусловно потеплеет. Я собирался упомянуть об этом в рассказе, но не сумел вписать. Антарктида за один - два года сильно не растает, если только скраю немного, так что сильного подтопления скорее всего пока не будет.

Интересно...блин, все же следует узнать точно что будет при исчезновенни растительного мира на целый год, помогут наверное только компьютерные модели, так будет правильнее, а нащет Антарктиды, это я вел к тому, что там можно скрытся. Климат изменился, стало теплее, процес таяния ледников усилился еще больше, и так же необратим, так что там довольно безопасно....

И почему ты неупонял что "дышать" стало труднее? Ведь целый год все живое только поглощало кислород и возврата небыло, так что дышать определенно сложнее стало бы.

Еще "УЖАСНЫЙ" факт, возле побережья и сравнительно больших озер стало бы жить опасно!

Почему? Представим себе тонны гниющего мяса на дне, углекислого газа в воде больше чем на поверхности планеты, водоросли и другие растения погибли, вода нефильтруется!!! В глубинах бы начали создаватся целые слои опасных "гнилых" газов, сероводород, И это все неизбежно накапливается, а что потом??? Ответ один: даже при том, что растения будут постепенно восстанавливатся, они долгие десятилетия, даже столетия не смогут все очистить, определенно будут наблюдатся целые взрывы сероводорода и опасных газов в океанах. Жизнь у воды станет Адом, станет невозможной=( Печально...

До Антарктиды ещё надо добраться, что обычному студенту из средней полосы сделать непросто.

Дышать за это время трудней не станет. Содержание кислорода упадёт заметно лет через пятьдесят (не веришь - посчитай сам, количество кислорода в воздухе и количество кислорода, выделяемого растениями есть в любой энциклопедии и даже в школьных учебниках).

А в глубинах действительно произойдут перемены. Учитывая биомассу океана и его объём, немного меньше, чем ты предположил, но тоже ничего хорошего. Но действие происходит вдали от крупных водоёмов, поэтому об этом не упоминается.

Ну да, но ведь определенно климат изменится, станет неустойчивее и перепадчивее(температуры), а углекислый газ, который целый год только выделылся собереться в верхних слоях атмосферы, тем самым еще болле усилив парниковй эффект, наверняка цвет неба изменился, например стал туманнее, а закаты более красочные и яркие. Не првда ли?=)

Я думаю, что углекислый газ, поскольку тяжелее воздуха, соберётся в нижних слоях атмосферы. А в в остальном - вполне может быть. Дождей при таком варианте станет меньше, пыли в атмосфере больше, можно ждать жару и замечательные пыльные бури.

Прям "Обитель зла3" получается)))

Да, придется долго ждать пока хоть как то все приобретет предний вид, но наверняка пустыни станут больше в два раза, половина растений исчезнет навсегда, хотя есть хранилища семян гдето близь северного полюса(но ведь и туда попробуй добратся), и животных будет очень мало=( Печально...

Наверно только одни птици да грызуны останутся, представляю сколько их разведется...

Хотя, думаю многие кошки и собаки, одичав будут уравнивать этот балансХ)

Быстрый вход