Странник. Глава 11

За приоткрытым окном громко пели цикады, легкий ветерок нежно ласкал кроны могучих сосен вдалеке. Тепло нагретой за день земли ощущалось даже в помещении, наполняя воздух пряными ароматами лета. В такие вечера ощущение времени словно исчезало, растворяясь в красоте и романтике подкрадывающейся на мягких лапах ночи.

- Завтра день летнего солнцестояния. Самый длинный день в году – Лекс, не спеша, допил вино из бокала. Вдвоем с Владом за час они едва ополовинили бутылку.

- Месяц назад я думал, что в ближайшие выходные поеду на соревнования. И сомневался, удастся ли мне набрать хорошую форму к сроку.

- Я тоже собирался на гонку в эти дни. Один из главных марафонов сезона. Все друзья и знакомые планировали там быть.

- Твои родные остались в Питере?

- Да. Родные, друзья, знакомые – все.

- После того, что рассказал майор, пробираться туда мне расхотелось.

- Город призраков. По его словам там был вероятный эпицентр удара по нашему региону. Поэтому даже бывалые бойцы не выдерживают. И микросхемы встроенные им не помогают.

- Я не специалист, но то, что биочип этот крайне сложен и дорог, несомненно. Видимо, наши тоже готовились к чему-то подобному, раз создали такие подразделения «универсальных солдат».

- Если они «универсальные солдаты», то кто же мы? – задумчиво сказал Лекс, рассматривая грани пустого бокала.

- В историю про «чужеродную форму жизни» я не верю. Это всего лишь удобная форма довести задачу до подчиненных. «Чужих» проще уничтожать, ловить, ставить над ними опыты.

- Тогда мы, если можно так выразиться, Избранные. Хотя единственное, что нас троих как-то связывает, это древняя столица Руси. И то не факт.

- Факт. Я спросил Михалыча, откуда родом был второй выживший из Рыбацкого, которого убили вояки.

- Из Старой Ладоги?

- Угу. Если бы не Михалыч, я бы никогда сюда не надумал ехать.

- Как он сам-то?

- Коньяком лечится на веранде. Досталось ему за последние дни: как бы не сломался. Это его традиционный способ снятия стресса – пусть пока так и будет. Пьяница может вернуться в реальность достаточно быстро, в отличие от психически больного.

- Значит, остаемся тут на неопределенное время?

- Другого варианта у меня сейчас нет. Разумеется, на месте не сидим, а максимально шустро накапливаем все то, что может нам пригодиться для жизни. Многие плоды цивилизации приходят в негодность быстро – в прежней жизни мы над этим даже не задумывались. А ведь когда-то придет и зима. Да еще неизвестно, что с климатом будет твориться на планете. Природа может преподнести такие подарки, что многие выжившие позавидуют мертвым.

- Ясно. Я, в общем, согласен. Тоже не вижу смысла куда-то рваться, найдя такое удачное место для жизни. Во всяком случае, пока это место видится мне хорошим.

- Да, место хорошее. Жаль, что достаточно заметное с дороги. Но в перспективе, если возникнет необходимость, эту проблему можно решить.

- С пленным что будем делать? Он говорил, что им раз в сутки вводили какие-то поддерживающие препараты. Похоже, не врет: стационарный катетер у него на шее я сам видел. Один только биочип, похоже, не справляется.

- Завтра на рассвете вывезем его в какой-нибудь населенный пункт поближе к Ладожскому мосту. На моцион его вывели, поесть дали – пусть теперь до утра в гараже побудет.

Лекс кивнул и поставил на стол пустой бокал. Задумчиво осмотрел автомат, словно впервые увидел его. Спасаясь от летнего зноя, он был раздет до пояса, в одной разгрузке на голое тело, с характерным «велосипедным» загаром от велофутболки на плечах. Выглядел он весьма грозно: на коленях лежал автомат, в разгрузке магазины, там же был прицеплен компактный боевой нож, позаимствованный у пленного. На поясе - Макаров в кобуре с запасным магазином, также ранее принадлежавший «языку».

- Велосипедные травмы? – спросил Влад, показывая на шрам, пересекающий всю левую сторону груди Александра.

- Да, было дело. А также перелом бедра и колена, сотрясение мозга, несколько сломанных ребер и пальцев.

- Это все от велоспорта?

- Да нет, не только. Просто образ жизни у меня был достаточно экстремальный с точки зрения простого обывателя. Но знаешь что?

- Ты ни о чем не жалеешь?

- Точно. Я прожил счастливую жизнь, увлекаясь тем, что мне нравится. Я был счастлив.

- А сейчас?

- Сложно сказать. Сейчас я словно начал жизнь с чистого листа. Говорят, в сорок лет жизнь только начинается. Вот и у меня началась новая жизнь – только в самом буквальном смысле этого слова.

- Новая жизнь в новом мире. Жаль, что это жизнь вне закона, хоть и само понятие "закон" сейчас вряд ли уместно. Но если какая-либо централизованная власть сохранилась, то мы сейчас находимся по ту сторону баррикад. И для признания «своими» не помогут никакие документы или истории. Мы выжили там, где погибли все другие люди.

- Значит, таков наш путь. Возможно, все изменится – но клиника в Сосновом Бору мне снится до сих пор. Лучше погибнуть в бою, чем закончить свои дни там.

- Кстати, с гранатой ты ловко управился. Майор ведь шел растяжку у подножия лестницы ставить. Граната была в руке – запросто мог успеть чеку выдернуть.

- Хотелось пожить еще немного – вот и пришлось сноровку проявлять. Даже испугаться не успел, слишком все быстро происходило.

Лекс встал с кресла и потянулся, разминая хрустнувшие позвонки. За окном царила белая ночь – и ни единого огонька до самого горизонта. Где-то вдали послышался собачий лай, а затем приглушенные звуки свары: видимо, обитатели нового мира не поделили добычу. Влад тоже подошел к окну и прошелся взглядом по серой ленте шоссе, пожалев, что в их арсенале отсутствуют приборы ночного видения.

- Итак, что мы знаем на сегодняшний день, в том числе и из допроса пленного – наконец оторвавшись от созерцания бескрайней ночи, сказал Владислав – История примерно та же, что ты слышал в Сосновом Бору. На Территории России в массовом порядке было применено пучковое оружие. Последовавшие за этим природные глобальные катаклизмы ударили по всему миру и уничтожили почти весь американский континент. Но любая дальняя связь отсутствует, поэтому данные туманны и зачастую противоречат друг другу. Доподлинно известно, что после Нулевого Часа в живых остались только прошедшие особую операцию люди, в основном военнослужащие. В Петербурге и окрестностях их несколько тысяч. Возможно, десятков тысяч. Небольшие гарнизоны есть также на ЛАЭС в Сосновом Бору и новой радиолокационной станции «Воронеж» в поселке Лехтуси. Есть ли выжившие в других регионах, неизвестно. Это официальная версия событий для офицерского состава.

- Если, конечно, майор не врет.

- Не вижу особого смысла. То, что он нам рассказал, как минимум не улучшило его шансы на освобождение и сохранение жизни. Да и чувствую я, что он говорит правду. Можешь считать это интуицией.

- Хорошо. Но это официальная версия, пусть и для не простых солдат. Что произошло на самом деле – им не сообщили. Или просто не знали, что сообщить. Кроме «возможного вторжения противника», никакой информации.

- Я допускаю и такой вариант, что Питер с его созданными в экстренном порядке «универсальными солдатами» остался единственным центром среди сотен миллионов погибших. Хотя возможно, таких островков жизни несколько. Например, Москва.

- Со слов майора, отряд, отправленный в Москву неделю назад, не вернулся.

- По данным военных, ядерное оружие не применялось. Во всяком случае, прямых или косвенных следов его применения обнаружить не удалось. Химическое и бактериологическое – тоже. Но что может поджидать на пути в Москву – неизвестно никому.

- Проверять как-то пока не хочется.

- И мне тоже. Так что завтра отвозим нашего побитого майора поближе к его коллегам, и начинаем создание своей новой базы.

- В ожидании прибытия оккупантов из НАТО …

- Не исключаю и такую возможность. Однако бежать из-за этой непонятно насколько большой вероятности в какую-нибудь сибирскую глушь я пока не готов.

- Дежурить ночью будем?

- Нет. Но пару-тройку раз за ночь оценить обстановку из окон лишним не будет. Выбираем комнаты в разных сторонах дома. Ставь будильник на четыре часа ночи, я встану в два и в шесть. Общий подъем в восемь. Я остаюсь тут, с видом на шоссе, твоя комната пусть будет с противоположной стороны.

- Понял. Спокойной ночи.

- Спокойной …

***

Утро выдалось пасмурным, но дождя, судя по облакам, не ожидалось.

- Михалыч, завтракать будешь?

- Нннн … да не, бригадир … потом поем … пару бутербродов оставь, коли есть.

- Могу предложить яичницу с сухарями. Давай поднимайся, без еды не будет сил для великих дел!

- Ааа … Что за дела? Едем куда?

- Мы с Лексом едем пленного возвращать. А ты тут за старшего будешь дозор нести. Так что лечение свое временно прекращай, и давай ешь.

Пока помятый Михаил продирал глаза, растирал опухшее лицо и сражался с едой, Влад с Александром уже были готовы выезжать. На этот раз связанного пленного Влад посадил в салон машины, для надежности привязав его к сиденью и залепив уши. Сами машины тоже почти полностью разгрузили, оставив по паре стволов, патроны и немного продуктов. Зато салоны и силовой багажник Лендровера заполнили пустые канистры и насос для перекачки топлива. Перед погрузкой Влад, немного подумав, все же застелил салон полиэтиленом, чтобы не пачкать. Хотя Порше уже несколько подрастерял былой лоск, но шикарный салон просто не поднималась рука заставлять чем-то грязным. За эти дни машина стала для Влада почти боевым товарищем, уже не раз спасая ему жизнь. Он даже вполне серьезно подумывал о Керхере, чтобы периодически ее мыть, и подкраске нескольких царапин от проломленного при уходе от БТРа забора.

- До нашего прихода никому чужому не открывай, и на территорию не пускай – серьезным приказным тоном изрек Влад старательно пытающемуся не качаться Михалычу, - рацию не выключай, но помни, что она бьет не дальше километра. Твой позывной «десятый», мой «первый». Жди нас во второй половине дня.

- Все сделаю в лучшем виде, бригадир. Буду бдеть … бдить … эээ … в общем, охранять.

- Главное, не бздеть! До встречи.

- Посредственный из него сталкер – прохрипела рация голосом Лекса, когда две машины выбрались на шоссе и неспешно покатили в сторону Мурманки – как меня слышно?

- Слышимость средняя. Посмотрим, как отнесется к своему заданию. Если удержится до нашего приезда от бутылки – уже хорошо.

Дорога была практически чистой. Редкие машины замерли на обочинах и в кюветах, и лишь несколько перегораживали часть шоссе. Влад ехал первым со скоростью под сотню, Лекс держался позади на некотором отдалении. Перед поездкой Владислав сказал майору, что они его отпустят, и попросил не создавать проблем, поэтому мужчина за всю поездку не сказал ни слова, лишь тяжело дыша. Было очевидно, что жесткая беседа в подвале произвела на него сильное впечатление.

Без особых проблем за час с небольшим наполнив канистры бензином из подземного хранилища с помощью прихваченного насоса, двинулись дальше. Напарники уже достаточно ловко научились "вскрывать заправки" и могли жалеть лишь о том, что топливо в них не сможет годами сохранять свои свойства.

Чем ближе к цели маршрута, тем медленней ехал их маленький автомобильный караван – Влад совсем не стремился повторять свои каскадерские трюки наперегонки со смертью, нарвавшись на очередную засаду. Открыв люк и впустив в салон теплый летний ветер, он усмехнулся. Впервые в жизни у него была шикарная машина, практически суперкар – и большую часть времени приходится ездить на ней со скоростью овощного фургона. «Что же – таковы реалии нового мира» - ухмыльнулся Влад и, миновав крохотный поселок Приладожский, свернул на дорожки обширного садоводства, простирающегося между Мурманским шоссе и Староладожским каналом. Это была оговоренная заранее с Лексом акция. Покрутившись минут двадцать по разным грунтовкам в садоводстве и перебросившись с напарником несколькими заученными фразами, машины вернулись на шоссе. Целью этой грунтовой вылазки было убедить пленного, что они приехали с юга – и туда же собираются возвращаться. Перед этим Влад отлепил скотч с ушей майора, выдав тому пару дежурных реплик о скором освобождении и рекомендации не создавать себе проблем.

Конечной точкой их вояжа был маленький поселок Синявино, ближайший населенный пункт от Ладожского моста. Не исключая возможной засады на этом участке, Влад высадил пленного на шоссе перед населенным пунктом. Лекс тоже вышел из машины и подстраховывал Влада, освобождающего пленника. Майор хрипло дышал, на лбу выступили крупные капли пота.

- Как я и обещал, мы отпускаем вас. Передайте мои слова своему командованию. Мы не «чужеродная форма жизни», не мутанты и не психопаты – а люди, говорящие с вами на одном языке и живущие на одной земле. Мы не ищем ни с кем войны, а хотим лишь выжить в новом мире. Но на любую агрессию мы найдем адекватный ответ, так как имеем достаточные возможности для этого. Вы поняли меня, Юрий Владимирович?

- Да, понял – хриплым голосом устало сказал майор. Похоже, его пробирала мелкая дрожь: возможно, от боли в отбитых мышцах.

- Идите прямо по шоссе, не оглядывайтесь и не смотрите по сторонам. За вами наблюдает наш снайпер. Мне не хотелось бы, чтобы ему пришлось стрелять. До вашего блок-поста около пяти километров. Понимаю, что это трудно в вашем положении, но вам придется пройти это расстояние. Не забудьте мои слова. Ступайте!

Скрипнув зубами, не негнущихся ногах майор медленно побрел в сторону Ладожского моста. Влад тем временем внимательно осматривал дорогу и окружающую обстановку. Вокруг было тихо. Со стороны картина выглядела комично и зловеще одновременно: едва передвигающего ноги человека взглядами провожают два вооруженных до зубов боевика на фоне ярких красок расцветающего лета.

Минут через пять Влад кивнул Лексу и сел в Порше. Развернувшись, машины медленно двинулись в обратном направлении. Немного отъехав, Влад придавил акселератор и стрелка спидометра мгновенно улетела далеко за сотню. Когда она перевалила за 150, сзади замигал фарами Александр, и Влад чуть сбросил скорость.

Перед съездом с Мурманки, у одной из редких замерших на шоссе машин, Влад плавно остановился. Вышел из машины и быстрым шагом направился к красной «девятке». Привязав к бамперу рыболовную леску, направился к растущему на противоположной обочине кустарнику, разматывая на ходу катушку.

- Контролька! – бросил он, пробегая мимо джипа Лекса к своей машине. Вскочив за руль, быстро набрал скорость, продолжил путь.

Машины уже повернули на дорогу вдоль Волхова, когда Лекс по рации попросил остановиться, куда-нибудь отъехав с дороги. Свернув на первую подходящую грунтовку, Влад развернул машину и вышел навстречу вставшему рядом напарнику.

- Возможно, есть информация для размышления. Но вряд ли ценная. Раньше я бы никому не рассказал. Но сейчас ... время иное.

- Выкладывай, Александр. В новом мире и самая нелепая на первый взгляд вещь может оказаться важной.

Лекс с несколько озадаченным видом оглядел окрестности, словно собираясь с духом. Потом, словно решившись на что-то, твердо сказал:

- Я кое-что видел сегодня во сне …

- Во сне? А случайно не на ночном обходе? Все мы люди, не роботы, можем ошибаться.

- Нет, на обходе все было тихо, ничего подозрительного. Голова болела сильно – но она у меня с детства частенько болит. Заглотил пару таблеток от головной боли, выпил воды, спать лег. И сон приснился. Яркий такой, как наяву. Обычно сны забываются тут же – но этот в памяти засел накрепко. Я к мистике и тому подобному отношусь осторожно, но считаю глупым и отрицать вещи, не вписывающиеся в привычные научные догматы.

- Рассказывай. С миром сейчас такое творится, что не всегда поймешь, где сон, а где реальность.

- Костер мне приснился. Знаешь про праздник «Иван Купала»?

- Знаю. В Прибалтике видел, как праздновали.

- Меня дед в детстве на праздник этот водил, когда в Латвии летом жили. Вот и во сне что-то похожее я видел. Только мрачно как-то все выглядело.

- И что мрачного?

- Один человек там был всего. Он и костры жег, и песни пел. Я даже место это запомнил хорошо. В Старой Ладоге оно, поляна на берегу Волхова.

- Ну что же, у нас будет возможность проверить твой сон.

- Конечно, малореально это. Но если найдем в этом месте свежие кострища, то есть еще кое-что интересное. Человек этот приглашал к костру.

- Тебя?

- Или нас. Не знаю. Смотрел словно насквозь, но ничего не говорил. На этом сон закончился.

- Ну что же. Ничего про твой сон я сказать сейчас не могу - не знаток я сны разгадывать. Вернемся в дом, пообедаем, потом можем и место твое из сна поискать. Мне тоже интересно. Заодно и городок обследуем, раз уж жить тут собираемся.

Медленно подъезжая к асфальтовой отворотке к особняку, Влад вдруг ударил по тормозам и схватил в руки рацию: «Спокойно проезжаем дальше, держись следом!»

- Понял – прохрипел по рации ответ Лекса.

Проехав метров пятьсот и выкатившись на относительно открытое пространство, Владислав свернул с дороги и загнал Порш под прикрытие придорожного кустарника. Лекс попытался приткнуть свой высокий джип рядом, хотя спрятать его в невысокой поросли явно не удалось.

- Что случилось? – пригнувшись, Александр подбежал с автоматом наизготовку.

- Увидел след человека поверх моей утренней колеи. Я по обочине правым колесом проехал, а там песочек. Едва заметно, но след точно есть.

- Рация добьет отсюда?

- Сейчас проверим?

«Десятый, ответь первому!».

Рация ожила практически мгновенно, хотя голос Михалыча сильно искажали помехи. Похоже, он кричал: «Бригадир!!! … ко мне … ходили … человек … приходил …!»

- Один человек?

- … дин … ейчас нет никого … ушел …

- Сейчас открой замок на воротах, через минуту жди нас. Как будем подъезжать, открывай ворота, и сразу захлопывай, как только проедем. Как понял?

- .. онял!

Влад развернулся к вопросительно смотрящему на него Лексу.

- Быстро въезжаем, осматриваем дом и подсобки, затем через окна третьего этажа окрестности. Дальше решаем по обстановке. Если что, встречаемся в Подопе. Это деревенька рядом на берегу реки, по карте найдешь. Вперед!

На промелькнувшем у ворот лице Михалыча не было и следа недавнего запоя. Всем своим небольшим весом бросившись на створки, он быстро отгородился от окружающего мира.

- В доме никого? – бросил Влад, на бегу складывая приклад автомата.

- Нету! – только и успел крикнуть Михалыч, когда Владислав, а за ним и Александр, скрылись в дверях.

Не обнаружив никого в основном здании, Влад крикнул Лексу, чтобы тот осмотрел другие строения на территории, а сам через чердак выбрался на крышу и залег с биноклем на изломе изящного черепичного излома конька. Через десять минут все трое собрались на третьем этаже перед большим окном, выходящим на дорогу.

- Рассказывай, Михалыч – нарушил нервное напряжение Влад, наливая тому бокал дорогого коньяка и жестом предлагая сесть в кресло.

Одним махом прикончив коньяк, Михаил скрючился в кресле, нервно теребя в руках дробовик. Влада и самого пробирала легкая дрожь, но визуально он старался казаться невозмутимым, как скала.

- Не волнуйся, говори во всех подробностях. И ствол отложи в сторону, чтобы случайно своих не пристрелить.

- Слушай бригадир! Короче, ко мне поп пришел. Натуральный, в рясе, с бородой, в колпаке ихнем. Он как в дверь заколотил, я чуть не обосрался. Я ж как раз неподалеку на улице сидел, сухпаек уминал.

- Как выглядел, что говорил?

- Дык не шибко я его разглядел в глазок в воротах-то. Вроде описал уже все. Рожа красная, нашенская. Глазами злобно зыркал, аж дыхалку передавило. Гнал про бога и про то, чтобы мы присоединялись к общине какой-то.

- С головой у него все в порядке было, как считаешь?

- Хуй его знает. На бесноватого не похож. Проповедник какой-то. Но конкретный такой, как хозяин говорил. Толковал, что ихняя это земля.

- Что ты ему ответил?

- Сказал, что обязан дождаться бригадира – он с ним и потолкует. Ну, тебя типа. Поп помялся немного, но потом отвалил. Пошел по дороге в сторону центра городка.

- Больше никого не видел?

- Не, никого. Я уж во все окна глядел, потом у ворот вас поджидал. Видел, как вы мимо проскочили. Подумал было, что бросили меня. Но как по радио вызвали – уже полегчало.

Влад переглянулся с Лексом, затем еще раз внимательно с помощью бинокля осмотрел направление, в котором скрылся загадочный визитер.

- Ну кто что думает, братья славяне?

- Похоже, мы столкнулись с группой выживших – присоединился к разговору Александр – возможно, они помогут нам узнать, почему мы остались в живых посреди всеобщей погибели. Ведь пока мы знаем, что все выжившие и не использующие биочипы так или иначе связаны со Старой Ладогой.

- Логично. Хотя не исключаю и связи этой так называемой общины с вояками.

- Это можно будет косвенным образом проверить. Если у них нет биочипов, то шансы на их связь с военными из Питера небольшие. Иначе их самих бы уничтожили в первую очередь, как «враждебную форму жизни».

- Или же вояки их плотно контролируют, что не вышло сделать с нами. Оставим гипотезы на потом. Сейчас предлагаю плотно пообедать, чтобы не нарваться на новых парламентеров на голодный желудок.

Влад словно в воду глядел: через час на дороге появилась целая процессия из пяти человек, возглавлял которую высокий дородный мужчина в черной рясе …

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 62
Комментарии

Оставляйте отзывы - в том числе и критические. Если они содержат рациональное зерно - учту их, откорректировав текст.

Так как обычно двигаюсь по сюжету вместе с героями, стилистика не всегда успевает за непредсказуемо изменчивым миром. Шлифую ее позже.

Все супер, но мистика...

Попахивает Противостоянием . То же самое: немногие выжили, во снах является человек и зовет к себе. Я бы на вашем месте свел мистическую составляющую к минимуму.

Ну мистика.. терпимо) понравилось, 8.

Мне мистические намеки наоборот понравились - добавили изюминку в события

О ну наконец-то!

*****************************

Думай всегда своей головой...

Хочу продолжения!

Главы уж больно маленькие!

Как всегда неожиданно закончилось, отличный рассказ!

--------------------------------

мне нравятся эти миры...но в них нам места не будет

Отлично пишешь. Ждём продолжения.

Сон пролистал не читая.

Чем дальше, тем скучнее читать. На мой взгляд - мало уделяется изучению мира и обустройству в новом мире людей.

Конечно, я не считаю свое мнение самым правильным, на вкус и цвет фломастеры разные :)

Попы, кстати, вполне возможны. Только вот вопрос: а как они узнали-то что тут кто-то живет? Странников вояки майорские не смогли найти, а попы - нашли?

Они и не искали. Скорее, это герои повествования нашли выживших, приехав в Старую Ладогу.

Немного сбавили Вы обороты. В этот раз традиционная 9, но надеюсь, что тема с выживанием в новом мире будет раскрыта посерьезнее (и пожестче). Кстати, именно Ваш рассказ привел меня на этот сайт. За это Вам отдельное спасибо.

Быстрый вход