Москва 2055. Глава 2

Предыдущая часть.

« — За последние 6 лет было создано 150 убежищ в самых разных регионах страны, включая наиболее отдаленные.

В ближайшем будущем планируется построить еще 20, для эвакуации правительства и военнослужащих, вместе с их семьями. Каждое убежище автономно и, в случае необходимости, способно расширяться. Еженедельно их продовольственные запасы пополняются, что не может не радовать, особенно при такой политической обстановке в мире. Нами рассчитано, что без притеснений и экономии еды и электричества, эвакуированное население может прожить под землей около 10 лет, с учетом появления потомства.

— А по окончании этих 10 лет они выдут на поверхность или так и будут находиться в заточении?

— В убежищах есть все необходимое для возрождения цивилизации: библиотека, последние научные достижения, чертежи и инструкции как восстановить город и наладить связь с другими убежищами. Единственной же наиболее ожидаемой проблемой по-прежнему остается радиационный фон, который мы не в силах нейтрализовать. Но, в любом случае, без погибших не обойтись. По самым скромным подсчетам ракетный удар унесет жизни более 36 млн человек. Даже при всем желании убежище не сможет вместить более 500 тысяч человек, разве что кроме множественных убежищ и бункеров Москвы и Петербурга, и еще нескольких.

— Но ведь это лишь меры предосторожности, или я ошибаюсь?

— Поверьте, все мы искренне в это верим и надеемся на лучшее, но всеми нашими дипломатическими силами пытаемся хотя бы отсрочить это событие… »

Отрывок из выступления министра обороны РФ на экстренном заседании правительства в 2021 году.

Глава 2. Лучше ты, чем я

— … прошу вас, не стреляйте! Я… я безоружна, у меня ничего нет, — надрывающимся и обессилено-дрожащим голосом говорила внезапно появившаяся женщина с заплаканным и отталкивающим лицом, — я вам не враг, я вообще не никто, я… — тут ее прервал настолько сильный кашель, что даже слушать как он расцарапывает и раздирает ей горло было неприятно. Она быстро утерлась тыльной стороной ладони, на которой через пару мгновений при отчетливом лунном свете заблестела кровь, смешанная с маленькими кусочками плоти, — … я мать, поймите, у меня сын… — ее жалкая, изодранная одежда, навевавшая самые разные ассоциации, вплоть до кажущихся следов изнасилования и побоев, лишь усугубляла и без того непростую ситуацию.

— Андрей, не слушай ее, даже не смей сомневаться в том, что она врет, — напряженным, словно заученным наизусть тоном, сказал его напарник, параллельно с этим направляя в сторону пришельца свой автомат. Следующие слова дяди Жени были обращены уже к женщине, которая пока еще находилась у предупредительного, — вы находитесь на границе города Москвы, дальнейшее ваше движение в этом направлении будет незамедлительно пресечено огнем на поражение, — эти слова, сам тон (хладнокровный и суровый), которым они были произнесены, поразили Андрея.

Казалось бы, минуту назад ничего этого не было: спокойная и тихая ночь, между прочим большая редкость, особенно ночью, — но вот, откуда ни возьмись, появилась эта больная женщина и нарушила то умиротворенное состояние, в котором пребывали оба пограничника.

Дядя Женя, видевший бесполезность своих слов и уже сменивший официальный тон на обыденный и повседневный, грозно произнес: проваливай отсюда, если жить хочешь!

— последние слова сорвались с его уст предательским и сорвавшимся на крик голосом.

— Прошу вас, не стреляйте, — снова повторила она, продолжив свое движение после некоторого колебания, — пропустите меня, у них мой ребенок.., они убьют его, кроме меня у него никого нет, — мать, лишенная сына, продолжала медленно приближаться, уже не надеясь на понимание и доверие.

— Кто забрал вашего сына!? — громко спросил Андрей, словно не замечая устремленный на него изумленный взгляд своего напарника. Но женщина ничего не ответила, только обратила свой грязный, недоверчивый и затравленный взгляд на своего « доброжелателя» , как будто одним своим выражением лица ставя под сомнение только что заданный вопрос.

Ты-то не будь дураком! — с угрозой и нескрываемым раздражением в голосе произнес дядя Женя и, видя, что это не действует, взял Андрея за куртку и нанес ему мощную, отрезвляющую пощечину. Он резко подтянул своего напарника и тихим, зловещим голосом шепнул ему на ухо: не смей ей верить, ты понял, не смей. Даже если у нее и забрали ребенка, ты посмотри, да у нее же все лицо в язвах и кашляет она кровью. Ей уже ничем не помочь, — но Андрей не слушал и смотрел на него безразлично, сознавая свою беспомощность, — она опасна. Черт ее знает, откуда она и чем заражена, — тут, словно в подтверждение его слов, бедная женщина начала долго и протяжно кашлять, но при этом не останавливаясь и все ближе подходя к ним, время от времени оборачиваясь и смотря лишь понятно куда.

— Она же мать. Мать, потерявшая сына. — Мать!? Она мать!? А ты о наших матерях подумал? Ты о них подумал?

Она больна, ей не сегодня-завтра умирать. Она заразна, она перезаражет всех, и тебя в том числе. Я не для того кровь проливал, чтобы из-за нее пол-Москвы передохло… В следующий момент дядя Женя вскочил, схватил свой автомат и, со словами « не для того…» произвел одиночный выстрел, направленный в голову больной женщины. Пуля попала прямо в переносицу, пробив череп насквозь. Она не сразу поняла, что произошло и лишь когда из раны потекла темная, густая кровь, сначала вдоль носовых отверстий, потом, когда дошла до подбородка и начала медленно капать ей на руки, больная упала мертвой, не издав при этом ни звука.

Дядя Женя полминуты провел в неподвижном состоянии, пока тишину не нарушил детский крик: — Мама, мама!!! — прокричал маленький ребенок, лет восьми-девяти (из-за странных, не симметричных частей лица было трудно определить его возраст), и, подбежав к мертвому телу матери, начал рыдать и истерически кричать, — проснись, п-пожалуйста, п-росни-и-сь!

Мама не надо! Прошу тебя, — но мама уже не слышала и все его старания были напрасны. Тут он резко умолк, схватился обеими руками за область сердца и начал молча, как ошалевший, раздирать на себе кожу, которая, из-за долгих контактов с матерью была покрыта множественными язвами и кровоподтеками. Спустя мгновение, он упал в неподвижности.

— Мы должны помочь ему! — сказал очнувшийся из оглушенного состояния и протрезвевший Андрей, одновременно вставая и собираясь идти на помощь умирающему, как ему неправильно казалось, мальчику.

— Не смей, его уже не спасти, он также опасен, как и она, — сказал дядя Женя, готовя автомат к боевому режиму, но ни по кому не целясь. Он колебался, не зная по кому стрелять и кому верить, потому что перестал доверять не только Андрею, но и самому себе.

— Если ты пойдешь к нему, назад я тебя не пущу, — но Андрею было уже все равно. Он не мог равнодушно смотреть как маленький сирота умирает у него на глазах. Потерявший доверие дяди Жени он начал выбираться из их пулеметного гнезда, еще не знавшего таких малодушных и доверчивых пограничников, в надежде доползти до ребенка. Но этому не суждено было случится. В тот самый момент, когда его голова показалась из-за мешков, Андрея резко отдернула крепкая рука напарника и он ощутил как пуля оцарапала ему шею. Раздались множественные и громоподобные выстрелы прямо по их укрытию.

— Лежи здесь тихо и не вставай, понял, ни в коем случае не вставай, — произнесло напряженное и сосредоточенное лицо его наставника-спасителя. Андрей перевернулся на живот и начал медленно ползти к маленькому углублению, расположенному ближе к левой части их оборонного поста. В следующий момент он ощутил нестерпимую горечь во рту и тошноту, немедленно обернувшуюся во рвоту. Его парализовало и последним, что успели унести из этой ночи его глаза была картина: дядя Женя, один из самых близких и знакомых ему людей, поливал свинцовым огнем из пулемета невидимого ему врага; потом, как один из нападавших в плотную подошел к пулемету и получил за это выстрелом в лоб из пистолета, а еще один перелез через мешки и налетел на того близкого и знакомого друга…

Андрей очнулся от странного чувства опасности и неизвестности. Что-то находилось рядом с ним, но он, при всем стремлении, не мог определить что или кто это был. Сквозь сомкнутые глаза нещадно пробивались лучи восходящего солнца. И хотя ни одна из прочитанных им книг и энциклопедий, а их было немало, не давала ему четкого и ясного определения жизни после смерти, он был уверен в своей внезапной кончине и в том, что сейчас его душа летит на небеса. Но тут нежное прикосновение вернуло его к жизни и Андрей резко очнулся. — Тихо, успокойся, — как будто специально растягивая слова, начал кто-то шептать ему на ухо, — успокойся, все нормально, все закончилось, — сейчас Андрею удалось разглядеть владельца мелодичного и успокаивающего голоса. Это был, судя по аптечке, висевшей у него на шее, полевой врач-хирург-психолог и психиатр в одном лице.

— Что… что случилось? — еле вымолвил Андрей тяжело поддающимися губами. Ему ужасно хотелось пить и еще жутко болела голова, готовая в любой момент разорваться на куски. И все же с грехом пополам ему удалось не впасть в забытие. А, кратковременная амнезия, вызванная нервным срывом или резко сменившейся психологической обстановкой, понимающе сказал доброжелатель и врачеватель Андрея, человек приятного вида, чьи манеры говорили сами за себя: он был представителем старой, еще до Дня Катастрофы существовавшей интеллигенции, чей авторитет и влияние спустя несколько десятков лет лишь возросли. Он был среднего роста, чуть полноват и широк в плечах. Темный, загорелый цвет кожи, не свойственный большинству жителей Москвы, свидетельствовал его нерусской национальности. еще более ярко и заметно подчеркивал это его большой, с горбинкой нос и вполне заметный акцент.

— Меня Захаром зовут, рад знакомству, — вежливо сказал он и пожал руку Андрея.

— Меня — Андрей, взаимно. Ты извини, Захар, но мне надо идти.

— Ааааа, — понимающе протянул он, — за друга беспокоишься…

— Что с ним? — не дав ему договорить, резко оборвал его Андрей и резко подался вперед, почувствовав непреодолимую боль в раненной шее.

— Господи, боже ты мой. Ну куда так спешить, рана совсем свежая, только швы наложил, — и после некоторого промежутка времени Захар продолжил, — он в порядке. Поцарапан немного, но для Женьки это нестрашно. Андрея насторожила его фамильярность и он спросил как можно вежливее:

— А вы ему, простите, кем приходитесь?

— Давай только на « ты» , хорошо? Меня вся северная граница знает, все их ранения, ожоги, порезы лечил я один. Лицо Женькино видел? Если бы не я, он бы вообще ходил в маске, — без лишнего хвастовства, сказал уважаемый врач-хирург… и т. д. в одном лице.

Андрей не мог больше лежать и бездействовать. Он ощущал прямо-таки физическую потребность самому убедиться в состоянии своего напарника и наставника в одном лице. Поднявшись и встав на ноги с помощью своего нового друга, он сразу же заметил дядю Женю, стоявшего за их постом, на фоне далекого леса и маленьких, полуразрушенных дачных домиков.

Его друг тихо разговаривал о чем-то с каким-то человеком явно не военного вида. Этот незнакомец был одет в аккуратный серый плащ, из-под которого выглядывал старомодный пиджак, чистые брюки и отполированные туфли. Заметив подозрительный взгляд Андрея, он быстро задал еще какой-то вопрос и покинул это место.

— Кто это был? — спросил Андрей, вместо заготовленных слов радости и приветствия. — Из города интересуются. Сомневаются, что это простые бандиты.., и правильно делают… — грустным, поникшим голосом сказал дядя Женя.

— А что, есть причины сомневаться?

— и только сейчас до Андрея дошел весь смысл слов своего напарника, — Как?

Что случилось с ребенком? — спросил он и, не дожидаясь ответа, кинулся к месту, где в последний раз видел мальчика. Подбежав и увидев, что оправдались его самые плохие предположения, он даже не прикоснулся к нему, вместо этого отойдя на безопасное, как ему казалось, расстояние.

— Он сразу погиб, — сказал подошедший дядя Женя, — а вот они еще помучились…

— А что случилось? Выходит, женщина говорила правду.

— Да, но было трудно ей верить…

— Дядя Женя, прошу вас, не тяните. Расскажите, что тут вообще произошло.

— Эти пятеро ребят, — послушно начал он, — взяли эту парочку в плен. Судя по всему, они забрали у нее сына и, под угрозой расправы над ним, заставили ее пойти к нам. Не знаю, зачем… Может, проверить хотели нас… Ну и последствия ты видишь сам.

— Да, печальные, но предсказуемые последствия. Вы простите меня пожалуйста, не должен я был… Все правильно вы сделали.

— И ты прости меня. Я понял, что помимо нашего, людского закона, есть еще и закон высший, моральный.

— Думаю тут нас больше ничто не удерживает, идемте домой. И они пошли ДОМОЙ, в МОСКВУ…

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 23
Комментарии

Если эта глава не оставит вас равнодушными, то продолжение я напишу в ближайшее время.И уж поверьте, в следующей главе будет много мини-историй, описание постядерной Москвы и кое что еще...Пока же, скажу одно, 3 глава будет последней внесюжетной главой, но не менее важной в композиции всего романа.Надеюсь, вам понравится.Спасибо за внимание.

Нет мне неоч понравилось

Интересный рассказ, но чего то не хватает может экшна или чего нить другого автор подмуай. А так вполне нормальный рассказ

а ТЫ С ПРЕДЫДУЩЕЙ ГЛАВОЙ ОЗНАКОМИЛСЯ?Потому что вторая вытекает из первой, а если ты прочитал лишь вторую главу, то мало что поймешь.Мне хотелось сделать не просто брутальный боевик, с морем крови и минимумом сюжета, ведь я думал, что тут умные люди сидят, а не какие-то там...Твое мнение я прочитал, спасибо.Но знаете что, я не буду подстраиваться под ваши пожелания, я их учту.Я не обижаюсь, но, по моему скромному мнению, вы не виклись и не прониклись описанным здесь событием.А так большое спасибо.

А мне понравилось. Пиши

Мне тоже понравилось, хотя несколько раз ловил себя на мысле что читаю одну и туже строчку в третий раз.

Может я и тугодум, но всё же до сих пор не пойму это предложение: "Подбежав и увидев, что оправдались его самые плохие предположения, он даже не прикоснулся к нему, вместо этого отойдя на безопасное, как ему казалось, расстояние." (Москва 2055)

Читать интересно =) жду 3 главы.

Имеется ввиду его надежда на то, что мальчик выжил, а убедившись в обратном один из ГГ интуитивно отскочил от ребенка больной женщины.

По моему меннию, нехватает атмосферности, т. е. описания местности и окружения. В этои главе как и в первои я, перечитав два раза обе, неполучил ощущения присутствия... Арчи ты делаеш большои упор на диалоги и деиствия героев, это плюс, МИНУС в недостаточнои описанности самих героев( кроме того что лицо Жени было все в шрамах) и ,опять же, окружения.

Советую тебе поработать над "минусом" не теряя акцента на "плюс".

А в общем очень хорошо, оценка 8. Жду продолжения.

Я ж сразу сказал, что это все сыро.За совет спасибо, но Я и до этого знал об недостатках.Я всего лишь прогоняю варианты...Впредь, я бещаю уделить теме описаний и атмосферности больше внимания, а без этого никак нельзя.Я ркие образы и окружение- это первое, что западает в душу надолго.Большое спасибо за внимание.

Арчи пиши и никого не слушай!я пишу по принципу КАК БЫ Я ПОСТУПИЛ НА МЕСТЕ ГЕРОЕВ?поменьше геройств и побольше здравого смысла.лично я бы сам тетку зараженную пришил,я знать ее не знаю,а заразить она может МОЮ СЕМЬЮ.как говориться своя рубашка.да маленько похоже на Метро,но Метро не постулат!там ДО ХЕРА НЕБЫЛИЦ И ВСЯКИХ НЕСТЫКОВОК.Создай интригу.А на любой косяк в дальнейшем можно написать объяснение.Пиши дружище и лови 10

И еще!не описывай гг сразу!постепенно вноси описания!читатель должен фантазию и воображение включить!и знаешь в чем самый смак?импровизация!импровизируй по ходу написания,ведь жизнь не прямая линия,а ты описываеш жизнь

Супер

Отлично у тебя получается...молодец...правда немного смахивает на Метро-2033....но только самую малость.А так идея мне нравится..Жду продолжения...

)))

Классно)) только без экшена)) пиши дальшн буду следить за твоими рассказами))

Быстрый вход