Черный день для Бориса Петриша (Глава № 3)

Вновь чернеет над головами Иштвана и Бориса потолок подземелий.

Зачем они идут в то место?

Последние.

Совет не собирался больше года, с тех пор погиб Гергей, пропал Верикл, сошел с ума Юрчак. Остались двое. И они шли на верную смерть ради других.

Почему на смерть, почему так долго не собирался совет, что случилось с сообществом?

А ведь все просто. После смерти Старца, больше некому было останавливать животную злость Философов. Шутка ли, сумасшедшие рейды этих существ глубоко вглубь закончились их полным "заражением" Культом, они медленно превращались в болванов – садистов. Дошло до того, что они объявили войну всему сообществу. Во время штурма Зоны 569 большинство людей погибло под завалами Тоннеля Правды, который Философы взорвали и тем самым отрезали Детей Моношьи от Совета.

Петриш шел впереди с автоматом, за ним волочился Иштван с картой Тоннеля.

- Где выходить то? – спросил Борис, глядя на небо сквозь дыры в потолке.

- Не верещи. Я думаю.

- Думай погромче, а то я сейчас обделаюсь от страха!

- Ничего что я сзади стою? – издевается Иштван.

Петриш зло смотрит на него и натягивает противогаз.

- Выход через полмили. – Выкладывает Иштван. – Будь начеку, входим В Дырявый Угол.

Действительно, тоннель разошелся на два ответвления, одно Темное, как ночь, другое светлое от дыр в потолке.

- Неужели мы так неглубоко. – произносит Борис

- Судя по карте, здесь находился огромный курган, накрывавший тоннель. Философы постарались, раскапывая нас пару лет назад.

Петриш улыбается, что Иштван не видит из за противогаза.

Они проходят еще пол метра, как Иштван замечает, что из дыры в потолке что-то выглядывает.

- Стой, Борис! – кричит Иштван и досылает патрон в ствол. После чего выстреливает в что-то.

Оно падает у ног Петриша, уже не только мертвое, но и сухое от радиоактивной пыли.

- Оно сдохло месяца четыре назад. – кричит из под противогаза Петриш. – У тебя веселое воображение!

- И на том спасибо – спокойно говорит товарищ.

Они идут дальше. Идут долго, вот уже показался выход.

Это была не дверь, нет, это было старое вентиляционное отверстие.

Иштван ползет первым.

Темно и неприятно в этой тесной трубе, но это единственный способ выбраться наружу. Ползут недолго, минуты две, и, наконец Иштван видит свет, пробивающийся сквозь решетки.

- Борис! Дошли! – кричит он

- Я рад за тебя! – раздается сзади приглушенный выкрик. – Но может ты все – таки попрешь уже вперед!

Иштван слушается товарища и первым падает на снег. Уже за ним из трубы вылезает Петриш.

Они на земле.

Нельзя сказать, что Зона 569 жила в подземельях, и никогда не видела поверхности. У них на территориях произрастала зелень, жили некоторые животные, выжившие после Судного Дня.

Но то что увидели Иштван и Петриш их поразило.

Голая пустыня. Снег, бескрайний снег. И больше ничего.

Петриш достает бинокль и осматривает местность. Ничего примечательного нет.

Иштван уже ищет динамку. Он залезает на крышу Тоннеля, ползет вперед и находит небольшой пульт управления, здесь наверно стояло штабное помещение.

Он стирает с обозначений лед, находит шурупы, скручивает их небольшой отверткой, после чего клинит какие-то проводки. Недалеко от Тоннеля открывается шлюз в подземный гараж. Петриш сразу бежит туда, Иштван немного колдует над пультом, после чего тоже направляется в гараж.

В гараже темно, но отчетливо виден автомобиль.

Это широко известная динамка – электрическая машина времен Первой Ядерной войны.

Она довольно сильная, может перевозить до семи человек, и являлась очень даже существенной боевой единицей. На ее крыше красовался пулемет, с левого борта был пристегнут старенький гранатомет.

Иштван садится на место водителя, включает бортовой компьютер. Тот включается, значит электричество есть. На экранчике появляется батарейка, заполненная на половину зеленой жидкостью, снизу надпись на русском: "Осталось 54 часа"

- Борис! Пташка на ходу!

Петриш хватает со столов в гараже какие-то предметы, после чего подтягивается на раме кузова и садится на место пулеметчика. Слышно как гремят патроны, красавица-динамка была в полном боекомплекте.

- Поехали, Иштван! – доносится голос сверху. Иштван переключает передачу и срывается с места.

Проносится за окном снежная пустыня. Иштван переключает передачи, выжимает все сильнее газ, машина послушно усиливает обороты.

Проходит с полчаса. Иштван ведет машину уверенно, Петриш периодически докладывает об увиденном.

- Борис, - спрашивает Иштван по рации. – Что там на горизонте?

- Развалины! – произносит Петриш.

Иштван тормозит, выключает двигатель и поднимается на место пулеметчика. Борис передает ему бинокль.

Впереди играет инеем на стенах древний город. Отчетливо видны дома, высокие, но явно нежилые. Страшное зрелище.

- Что это, Иштван? – спрашивает Петриш.

Это, это… - роется в бумажках товарищ. – Это, похоже Мурманск.

- Город Старших!

- Угу.

Легенда всего сообщества людей, древний Мурманск, город где родились великие Старшие, откуда пришла жизнь человеческая. И он предстал великой громадиной над двумя Детьми Мошоньи.

- Иштван, гляди!

Картограф посмотрел в бинокль.

Из города в их сторону шел человек. Старая черная куртка, штаны с тремя полосами, черная шапка, все это было отчетливо видно в бинокль.

- Борис, это труп, наверное.

Петриш молчал. Он давно не видел Трупов. Да и он неплохо сохранился.

- Что делать то? – спросил Иштван

- Уезжать. Добьем одного, подвалят тысячи. Поехали от греха…

Иштван слез с крыши, завел машину и дал по газам.

Они объехали Город Старших, рванули вперед, и вскоре подъехали к базе подводных лодок.

- Мы на месте. – сказал Иштван. – Спускаемся вниз, все должно быть уже там.

И они рванули к шлюзу, закрывающему, как граница, мир мертвых и мир ПОКА живых…

Ваша оценка: None Средний балл: 4.6 / голосов: 7
Комментарии

Ну что я могу сказать... переход резковат, возможно стоит вставить между событиями прошедшими и настоящими какую-то небольшую сценку (тут уж автор, сам думай, что уместнее). Есть косяки в тексте (не значительные), а так же слишком уж часто повторяется имя Иштвана (стоит лудше подбирать синонимы).

"Читателю наверняка интересно, почему на смерть, почему так долго не собирался совет, что случилось с сообществом?"

Думаю лудше перефразировать, ибо диалог с читателем ранее никак не поддерживался и подобный комент не являет собой ничего хорошего.

"Шутка ли, сумасшедшие рейды этих существ глубоко вглубь закончились их полным культивированием..."

Считаешь это слово тут уместно? Я конечно не ботаник и могу ошибаться, но культивация у меня ассоциируется больше с растениями (а подобные параллели немного выбивают из общего потока событий, усложняя чтение). Хотя возможно, что эт тупой студент просто в русском языке ничего не смыслит)))

"Позу недолго, минуты две, и, наконец Иштван видит свет, пробивающийся сквозь решетки."

Хм... позу? Быть может все же ползли?

На экранчике появляется батарейка, заполненная на половину зеленой жидкость, снизу надпись на русском: "Осталось 54 часа"

ЖидкостьЮ, я пологаю)

Вселенная рассказа мне конечно же не вполне нравится (ну не люблю я высокотехнологичный ПА), однако это дело каждого (и по этой части никого не слушай!). Поставлю 6 баллов, ибо до главной страницы, по моему мнению, все ещё не дотягивает, однако перспективы есть. Пожалуй прочту и следующую главу, если на глаза попадется.

___________________________________________________________

Не важно что ты видешь - важно как ты на это смотришь!

А кто сказал, что у меня есть чуство юмора или чуство меры?

Наш обыденный мир - это лишь затянувшееся предисловие пред началом конца.

"Это широко известная динамка – электрическая машина времен Первой Ядерной войны"

"Иштван переключает передачи, выжимает все сильнее газ, машина послушно усиливает обороты."

Grevtsev, машине с электродвигателем коробка передач НЕ НУЖНА!!! Электродвигатель намного эластичнее бензинового и может развить максимальную мощность даже при 1 обороте в минуту. Посмотрите на троллейбусы, трамваи, электровозы. У них нет коробки передач.

Быстрый вход