Странник. Глава 12

- Оружия вроде нет – констатировал Лекс, рассматривая приближающуюся группу людей с помощью бинокля.

- Похоже. Если только пистолеты где-нибудь не припрятали.

Влад оглядел присутствующих, прикидывая в уме план действий.

- Михалыч, остаешься на третьем этаже. Обходи окна, гляди в оба на все четыре стороны. Если увидишь что-либо подозрительное, то по рации скажи «К нам гости!». Сделаешь?

- Понял, бригадир.

- Лекс, будь рядом. Я выйду через калитку, встречу гостей у ворот. Если на меня накинутся или пристрелят, действуй по ситуации. С собой беру только ПСМ. Он маленький и плоский, смогу его спрятать.

- Ясно. Если миром дело не кончится, сразу падай на землю. Думаю, очередью я сумею положить всех. Твое падение будет сигналом.

- Хорошая идея. Так и сделаю, если что.

Влад положил на стол автомат, снял разгрузку, а пистолет сунул в набедренный карман, положив туда же носовой платок, чтобы не было заметно характерных форм оружия. Со стороны сложно было предположить, что в кармане может поместиться пистолет.

- Ну, вперед, коллеги! – выдохнул Владислав и стал спускаться по лестнице навстречу визитерам.

Подпустив группу людей поближе, Влад неторопливо открыл калитку и сделал несколько размеренных шагов навстречу подошедшим. Они остановились, выпустив человека в рясе немного вперед, по двое с каждой стороны.

- Добрый день. Чем могу вам помочь? – на правах хозяина дома начал разговор Влад, стараясь казаться спокойным и невозмутимым.

- Здравствуйте! Протоиерей Никанор. Это мои братья: Два Ивана, Сергей и Константин. Радостно видеть новые живые души во время тяжких испытаний, выпавших на долю человека.

Его низкий голос звучал мощно и уверенно, а сам говоривший даже издали производил внушительное впечатление своими габаритами и значимостью. Правда, окружавшие его люди заметно нервничали, что скрывать не удавалось, несмотря на все их старания. От двадцати до сорока лет, плотного телосложения, хотя явно не армейской выправки. Славянская внешность, рабоче-крестьянские лица, характерная сутуловатая осанка работяг. Они, как и их лидер, внимательно разглядывали Влада. Никанор продолжил:

- Из каких краев прибыли вы на нашу землю?

- Мы из Петербурга. С момента погибели ездили по области, искали выживших. Сюда пришли, так как на этой земле жили наши предки.

- Нужна ли вам какая-либо помощь?

- Благодарствую, нам ничего не нужно.

- Коли так, приглашаю вас и ваших людей в нашу скромную общину на трапезу, после сможем побеседовать.

- Спасибо за предложение. Мне нужно обсудить его с товарищами. Далеко состоится трапеза?

- Менее двух километров от сего места. Большой ли стол нам готовить?

- Нас всего несколько человек, обширный стол не потребуется.

- Будем вас ждать через два часа. Пришлю за вами сестру Светлану в условленное время, она покажет дорогу в нашу общину. До скорого свидания!

- Всего доброго.

Отвесив друг другу легкие поклоны, стороны разошлись. Отец Никанор в окружении братьев размеренным шагом удалился в сторону реки, а Влад шагнул под прикрытие трехметровых стен периметра виллы.

***

- Как впечатление от визита, Александр? – поинтересовался Влад у простоявшего весь разговор с прикладом у плеча Лекса.

Тот поставил автомат на предохранитель и посмотрел на выглядывающего из приоткрытого окна Михалыча, отрицательно закрутившего головой.

- Что же. Оружия у них я не заметил, агрессивных намерений не проявляли, на психов тоже совсем не похожи. По первому впечатлению, эта группа выживших объединилась вокруг сильного духом лидера, или лидеров, и стала потихоньку выстраивать схему жизни в новом мире.

- Да, лидер у них действительно крепок духом и телом. Кстати, заметил одну вещь, когда возвращался за назад. Если еще придется прятаться здесь, учти, что под воротами немного видна тень от твоих ног, когда солнце светит как сейчас.

- Не подумал об этом. Учту.

- Я бы тоже не подумал, сейчас случайно внимание обратил. Пошли в гостиную на третьем этаже, там обсудим визит этих товарищей …

Совещались недолго. Влад без колебаний решил идти. Лекс, после некоторых раздумий, присоединился. Михалыч же отказался, сославшись на то, что сильно болит грудь, да и волнений на сегодня с него уже достаточно. На том и порешили.

Заметного оружия договорились не брать – негоже начинать знакомство со стволами в руках. Неприметный со стороны пистолет Влад решил оставить, а Лекс, попытавшийся было так же спрятать Макаров, в итоге потерпел полное фиаско и вынужден был ограничиться закреплением на голени боевого ножа.

- Они пунктуальны – отметил Влад, когда на дороге показалась изящная фигурка. Девушка была стройна, с длинными ногами и красивыми распущенными волосами. Одета в тесные джинсы и черную футболку. Лица на таком расстоянии было толком не разглядеть.

- Стратегия примитивная, но весьма эффективная, особенно в нынешних условиях – улыбнувшись одними губами, прокомментировал Лекс, - предполагаю, что и на лицо она симпатичная.

- Сейчас узнаем. Это первая живая женщина со времен погибели. Я уж было начал сомневаться, остались ли они вообще на свете.

Хмыкнув в ответ, Лекс с биноклем в руках в очередной раз обошел этаж: благо, из больших окон открывался отличный обзор во всех направлениях.

- Возможно, вон в том бревенчатом домике у дороги в сторону центра кто-то есть. Штора шевельнулась. Хотя, может и от ветра, так как форточка открыта.

- Захотят пристрелить – пристрелят. Если это армейцы, то одного БТРа для штурма нашей цитадели хватит. Не говоря уже про танк. Нам нечего противопоставить даже легкобронированной технике.

- Или живыми мы им нужны больше, чем мертвыми.

- Придется рискнуть. Не уносить же ноги от каждого встречного человека. Эти хоть из пушки по нам не палят при встрече. Я надеюсь на лучшее. Если ты передумал идти, скажи сейчас.

- Не передумал.

Тем временем, девушка подошла ближе и остановилась метрах в пяти от ворот, скромно сложив ручки перед собой. Лекс не ошибся: лицо было с правильными чертами, аккуратным носиком и пухлыми губками. На вид девушке было лет двадцать с небольшим.

Лекс с лязгом открыл засов на двери и первым вышел навстречу гостье, Влад последовал за ним. Не сговариваясь, напарники подошли к провожатой почти в упор и внимательно осмотрели ее с головы до ног. Девушка слегка отступила назад и изобразила на лице улыбку, хотя глаза выдавали немалый испуг.

- Светлана? – дружелюбно-утвердительно спросил Влад и широко улыбнулся, - проводишь нас до общины?

- Да-да, конечно! Меня послал за вами отец Никанор.

У Светланы оказался приятный, с легкой хрипотцой голос. Да и фигурой природа ее не обделила: тонкая талия, аккуратная попка, прямые точеные ножки. Грудь маленькая, но правильной формы.

Влад с Лексом представились, на что их попутчица несмело кивнула и пригласила следовать за ней. Нервное напряжение хорошо чувствовали все. Девушка шла, опустив голову и механически переставляя затянутые в тесные джинсы ножки,

- Давно вы тут живете-то, в общине? – как мог непринужденно поинтересовался Влад, когда они свернули с подъездной дорожки на центральную улицу городка.

- На второй день после … смерти. Я на даче с родителями была, когда ... это случилось. Мама умерла. Отец меня дома оставил и пошел искать живых. Потом мы маму похоронили, и пришли в общину.

- Сама-то откуда?

- Из Волхова. Вообще, я в Питере учусь в универе. Училась, то есть. Наши говорили, что Питера и нет уже, все разбомбили.

- Вас много в общине-то живет?

- Да … нуу … немало.

- Что, говорить не велели? Понимаю, настаивать не буду.

- Ммм … а вы военные, да?

- Нет, мы просто люди. В некотором смысле, ученые.

- Вас послали помочь нам, да?

- Посылать нас некому было. А сможем ли чем-то помочь, сказать пока не могу. С едой-то как у вас?

- Нуу … так. Первое время, пока продукты не испортились, хорошо было. Сейчас хуже, электричества-то нет, испортилось почти все. Отец Никанор обещал, что скоро свет будет.

- Он старший ваш?

- Ага. Он собрал нас, все организует. Тут же жуть что творилось. Народ с ума свихнулся, за гипермаркет даже дрались, одного убили. Еще Мухин, через два дома жил, потом умер. И вообще мертвые всюду, страшно. Первые дни я встать не могла, рвало все время. Без отца погибла бы.

По мере беседы девушка немного оттаяла, подправила походку, плавно покачивая бедрами и искоса поглядывая на Влада.

- Я всегда думала, что ученые такие сутулые немощные ботаники с отвисшим брюшком. Вы совсем другие.

- И какие же? – подключился к разговору улыбающийся Лекс, однако улыбка получилась не слишком убедительной. Они как раз миновали отмеченный ранее бревенчатый домик, из-за полупрозрачных штор которого их небольшая процессия была словно на ладони.

- Высокие, спортивные. Симпатичные ученые! – несмело хихикнула Светлана и, поддав кроссовкой камешек на дороге, как бы случайно провела себе рукой по бедру.

- Да и ты тоже ничего! – поддержал ее Влад. Непроизвольно он прилип взглядом к сексуальной фигуре идущей немного впереди провожатой.

«Еще и надушилась, блин … Охренеть, чего-то я совсем одичал».

Отсутствие секса не являлось для Владислава ощутимой проблемой. Более того, он даже не вспоминал о нем со времен гибели прежнего мира. За это время произошло столько смертельно опасных событий, требующих предельного напряжения духовных и физических сил, что прочим чувствам просто не находилось места. Даже какой-то безумной всепоглощающей скорби о гибели родных и всего человечества не было. Да, было больно, он переживал – но все это оставалось контролируемым, не мешающим выживанию в новой среде.

Однако сейчас организм, похоже, решил наверстать упущенное. Такого желания от разглядывания женских прелестей и обычного разговора Влад за собой не наблюдал никогда. Да, девушка красивая, и умеет себя «нести» - но не до такой же степени, что ему приходилось сдерживать себя, чтобы не наброситься на нее, словно голодный зверь на нежную самку.

«Хорошо, что мы не на пляже» - скривился Влад, поправляя штаны и принявшись старательно изучать окрестности. На ходу сделав комплекс дыхательных упражнений, он через некоторое время все же сумел вернуться в собранное рабочее состояние.

- Старо-Ладожский Никольский монастырь – прервал его внутреннюю борьбу Лекс, рассматривая открывшуюся панораму на древнее здание – нам туда?

- Нет, туда только отец Никанор ходит, да еще старшие наши. Нам в дом, что рядом стоит. Вон, где дым над трубой.

И действительно, над высокой трубой приземистого кирпичного здания струился белый дымок, а неподалеку возился с какой-то механической конструкцией мужик в спортивном комбинезоне. Через мгновение в дверях появился сам отец Никанор. Очевидно, что за их передвижением наблюдали с самого момента их выхода за ворота.

После приветствия и представления Александра, Никанор предложил им пройти вместе с другими братьями и сестрами в храм, где состоится вечерня, а затем на трапезу. Понемногу стали подтягиваться другие люди. Обычная гражданская одежда, тоскливые потухшие взгляды. Когда все они собрались в храме, Влад прикинул, что тут собралось не менее двух десятков человек, еще столько же осталось на улице. Люди разных возрастов: от совсем юнцов до дряхлых стариков. Из них немногим меньше половины женщин. Все женщины, в том числе и присутствовавшая здесь же Светлана, были закутаны в темную одежду свободного покроя и платки. Было заметно, что приход новых людей заметно взволновал всех присутствующих. На фоне неприметной обычной одежды собравшегося в храме народа, их ярко выраженный милитаристический вид выглядел просто кричащим. На них изредка косились, тихонько перешептывались между собой, но никто заговорить не решился.

В столовую направились сразу после непродолжительной молитвы, слов которой подавляющее большинство из присутствующих, судя по всему, не знали. К ним присоединились и те, кто во время молитвы находился на улице.

Никанор, восседавший во главе стола, размеренно продекламировал:

- Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполняеши всякое животно благоволения.

После чего собравшиеся за длинным столом споро застучали вилками. Основным яством была жаренная свинина, от которой текли слюнки после привычных уже продуктов длительного хранения. Впрочем, вместо свежего хлеба предлагались традиционные сухари. Зато квас был знатный и пользовался огромной популярностью у присутствующих. Не отставая от остальных, коллеги наелись до отвала.

После ужина Никанор представил своих двоих ближайших помощников, Николая и Глеба: осанистых мужиков среднего возраста. Вместе с ними предложил пройти в небольшое помещение для приватной беседы и, когда все расселись на основательных деревянных стульях, взял слово:

- Прежде, чем я надеюсь услышать вашу историю чудесного спасения, расскажу о нашей общине. Она начала свое существование после ужасных событий, о которых сейчас никто предпочитает не говорить. Сначала нас было двое с послушником Иваном, которого вы могли видеть во время нашей первой встречи. Как и я, он служил в Никольском монастыре. Затем, по Божьей воле, стали приходить другие выжившие. Люди были в состоянии крайнего смятения и страха, иные находились на грани помутнения рассудка. Чтобы не обречь чудесным образом спасшихся на погибель, мне пришлось взять руководство в свои руки и попытаться наладить быт и успокоить людские души. Ходили по Старой Ладоге и другим ближайшим городам, искали выживших. К горести нашей, очень мало их было. Нам ничего не оставалось, как начать строить жизнь заново. Николай в прежней жизни был майором милиции, Глеб – чиновником. Они помогают мне в управлении общиной и построении нового общества. Мы только в начале пути, но, с Божьей помощью, рассчитываем трудиться, жить и растить детей. Таковая краткая история нашей общины. Если у вас есть вопросы – постараемся ответить на них по мере наших скромных сил.

- Все люди в вашей общине из Старой Ладоги? – слегка прокашлявшись, задал вопрос Влад, переваривая в голове полученную информацию.

- Кроме двоих молодых людей, подобранных нами в Волхове, все. Но и те родных имели в нашем древнем городе.

- Сколько всего у вас человек?

- Сорок пять душ. Даст Бог, станет больше, если вы вольетесь в нашу общину. Живет каждый, где ему привычнее. В своем ли доме или в освободившемся - мы тому не препятствуем. На личное имущество тоже не посягаем. Верующие, которых у нас становится все больше, живут в общинном доме.

- Как вы решаете вопрос с питанием?

- Благодаря Николаю, мы воспользовались законсервированными запасами военных, коих нам хватит на длительное время. Ныне мы устремили все помыслы наши на налаживание самодостаточного существования.

- Используете ли вы какие-либо препараты или иные средства для поддержания жизни?

- Лишь то, что даровал нам Господь.

Посчитав, что с дальнейшими вопросами следует воздержаться, Влад вкратце рассказал про их приключения, опустив события, связанные с ВЧ в Ладожском Озере, захват пленного, ряд других моментов их жизни в новое время, и лишь вскользь упомянув про стрелявших по ним военных. Как он и предполагал, информация об охраняющих подступы к Петербургу блок-постах вызвала неподдельный интерес, хотя присутствующие и постарались его скрыть. Широколицый майор милиции с носом-картошкой даже засопел от натуги, чтобы не обрушить на Влада шквал вопросов. Однако, видимо, субординация в их крохотной общине была жесткая: он не решился взять слово без разрешения старшего.

- Странные вести донесли вы до нас. Печально, что такое творится на родной земле – словно недостаточно бед нам довелось испытать. Возможно, в будущем нам сообща удастся найти общий язык с этими людьми. Пока же все время наше без остатка поглощает налаживание быта. К стыду своему, мы до сих пор не смогли похоронить и малой толики убиенных в нашем городе и окрестностях. Но с Божьей помощью надеемся осилить и эту ношу. Рабочих рук и светлых голов, увы, нам не хватает. Поэтому, если бы вы решили присоединиться к нашей общине, это стало бы немалым подспорьем. Всем миром выжить гораздо легче, чем малой группой.

Выдержав небольшую паузу и заметив, что собеседники не спешат с ответом, отец Никанор продолжил:

- Я вас не тороплю с принятием решения непростого. Обдумайте все и с товарищем посоветуйтесь. Верю, что вы сделаете правильный выбор. Пока же можете осмотреть наше хозяйство и быт. Попрошу Светлану, с которой вы уже знакомы, все показать. Она девка пригожая да сметливая – вот только больно неугомонная стала, отец с ней едва справляется. Пора ей суженого искать и с Божьей помощью семью строить.

Заметив, что Никанор сделал небольшую паузу, сидевший по правую руку от него майор легонько кашлянул, обратив на себя внимание.

- Николай хотел бы с вами лично побеседовать. Не откажите ему в любезности. А нам с братом Глебом пора хозяйством заниматься – уж не взыщите, дел у нас ныне много. Покинуть нашу общину можете, когда захотите – испрашивать разрешения на это не нужно. Мира и мудрости вам.

С этими словами отец Никанор откланялся и вместе с помощником вышел из комнатки. А майор вперил тяжелый взгляд из под низко сдвинутых бровей во Влада. Хотя Николай смог выдавить из себя улыбку, но она казалась вымученной, и потому еще более отталкивала от его и так не особенно располагающей к дружескому общению личности. Видно было, что ему многое пришлось пережить за недавнее время.

- Разрешите представиться. Николай Витальевич Круглов, начальник УВД Старой Ладоги. Можно просто Николай - он протянул для рукопожатия широкую мясистую ладонь.

- Мужики, буду говорить прямо. Мне нужны все подробности про вашу встречу с военными – начал майор разговор веским прокуренным голосом, - сколько их, где точно расположены посты, чем вооружены?

- Мы больше заостряли внимание на том, как бы побыстрей унести оттуда ноги, чем на их численности и прочих вещах – после паузы, ответил Влад. Если относительно отца Никанора он еще не смог составить свое окончательное мнение, то этот краснолицый майор ему откровенно не понравился. Судя по сосредоточенному лицу Лекса, тот тоже не испытывал прилива доверия по отношению к «брату Николаю».

- По виду вы люди не глупые и наблюдательные, наверняка запомнили какие-то детали. Я интересуюсь не ради праздного любопытства, или обвинения вас в чем-то. Время изменилось, прежнего государства и законов больше нет. Сейчас перед нами стоит лишь один вопрос – вопрос выживания в новых условиях. Вы это понимаете не хуже меня. Чем больше я узнаю об этих военных, тем с большей вероятностью смогу принять верное решение.

- Мне показалось, что решения у вас принимает отец Никанор.

- За безопасность выживших отвечаю я, и решение за мной. Никанор смог объединить потерянных и полубезумных после произошедшего людей, погасить неизбежные конфликты, привлечь их к труду, успокоить – и в этом его большая заслуга. А моя задача – обезопасить жизнь этих людей от внешней угрозы. Военные, о которых ты рассказал, и являются такой угрозой для всех нас. У нас есть оружие, но что может сделать даже против одного взвода солдат четыре десятка гражданских, большинство из которых никогда не держали в руках автомата. Тут всего нескольким людям я мог бы доверить стволы и надеяться на какую-то пользу от них в бою. А если все так, как вы говорите, то от этих военных нам нужно держаться как можно дальше. Если и попытаться наладить контакт, то делать это предельно осторожно.

- Хорошо, попробуем помочь. Спрашивай.

Через полчаса Влад весь вспотел. Майор весьма ловко выстраивал свои вопросы, чтобы постепенно выудить из него всю известную информацию. Чтобы не рассказывать о том, чего не хотелось, Владиславу приходилось тщательно следить за каждым своим словом, мимикой и жестами. Порой беседа напоминала допрос, хотя Николай старался держать себя в рамках. Наконец, закончив бомбардировать словесными оборотами Влада, Круглов попытался провести такую же беседу и с Лексом. Однако тот оказался практически непробиваем, корректно и вполне правдоподобно «блокируя» неудобные темы. Майор, в конце общения еще раз поинтересовавшись местом работы Александра, кисло усмехнулся. А Влад в очередной раз убедился, что этот худощавый сорокалетний инженер весьма и весьма непрост.

- Вы крепко подумайте над нашим предложением. Как вы собираетесь дальше жить втроем? Сейчас теплое лето, еще есть годные к использованию продукты. А зимой? А через год? Большой группой у нас есть хоть какие-то шансы наладить натуральное хозяйство. Это тяжелый, неблагодарный труд – но это шанс. Мы нужны вам. Лучше большинства тут жить будете – вы парни крепкие и сообразительные, возьму вас под свое начало.

- Спасибо за доверие. Как я уже говорил ранее, мы должны все обдумать.

- Договорились. Жду ответа. До свидания.

Николай по очереди пожал напарникам руки, и передал на попечение давно поджидавшей их на лавочке под большой сосной Светлане. Увидев выходящих из дома коллег, она улыбнулась и предложила им осмотреть общину. Строгий «церковный» наряд вновь сменился на сексуальные джинсы, на этот раз дополненный обтягивающей серой кофточкой и шпильками. Хотя налет страха все еще читался в ее глазах, Светлана отбросила свою прежнюю зажатость и была расположена к общению.

«Природа, мать ее, берет свое» - ухмыльнулся Влад, вновь почувствовав прилив желания. И ему не особенно хотелось его подавлять …

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 61
Комментарии

Оставляйте отзывы - в том числе и критические. Если они содержат рациональное зерно - учту их, откорректировав текст.

Так как обычно двигаюсь по сюжету вместе с героями, стилистика не всегда успевает за непредсказуемо изменчивым миром. Шлифую ее позже.

Глава мне понравилась, спасибо.

Эге, появилась колония выживших без электронных примочек - логически оправдано.

Очень понравилось. А главное есть начало интриги. С нетерпением жду продолжения)))) - 10

____________________________________________________________________

Бог создал людей сильными и слабыми, а полковник Кольт сделал их равными.

Нормально. 8.

Рассказ очень интересный, жду продолжения))) +10

От блин, на самом интересном оборвал. Такую деваху и без голодухи захочется, не говворя уж про БП. Жду продолжения!

Все по прежнему замечательно +9. Но в это раз порадовало еще и "фото Светланы")))

Такс, продолжения надо! )))) За четыре часа прочитал весь рассказ, а тут... ))) Ждёмс. Автор - красава!

Что-то сюжет про этих верующих из общины малореален: слишком уж благостные, "лубочные" получились: "вам пищей али заботой?", "

"Благодарствую", "трапеза", "от сего места", "пришлю за вами сестру Светлану" (какой разумный человек в ситуации всеобщего хаоса пошлет девушку за тремя вооруженными бандитами? - а как их еще назвать).

Еще, автор, Вы что, всерьез думаете, что речь священника так отличается от нашей?

Могу уверить, что разницы никакой нет. Никаких там "дондеже", "паки-паки", "аз есмь" и прочих архаизмов. Еще одно: священник никогда не представится "отцом" Никанором, если нужно, скажет точно, например: иерей Никанор, протоиерей Михаил.

Действительно, вышло "лубочно", и с ошибками. Изменю текст.

Относительно Светланы - это сознательное решение лидера группы. Оценивают его пусть читатели.

Кстати, отец Никанор у вас декламирует не молитву перед принятием пищи, а какой-то бессмысленный набор слов.

Исправьте, пожалуйста, найти "молитву перед принятием пищи" нетрудно.

Хоть какая-то правда будет в описании общины. Я уж молчу про черные платки, братья-сестры и т.д.

Кругом шаблоны. Если не совсем владеете темой, потрудитесь изучить материал.

Постараюсь свести спорные моменты к минимуму.

Однако, чем больше изучаешь материал, тем больше спорных моментов возникает. Различные источники или люди вроде бы одного "мироощущения" порой имеют заметно отличные взгляды "по вопросу".

отлично,а то я уж думал что баб совсем там не осталось)

Быстрый вход