"Кажется, завтра будет дождь" Часть 8

Выкладываю еще одну часть и в который раз прошу: оставляйте критику или хотя бы замечания, что понравилось, а что - нет. Может, рассказу чего-то не хватает на ваш взгляд? Или наоборот - много мелочного описания. Возможно, какие-то моменты непонятны (в голове я их для себя прокручивал много раз и мне они стали очевидны, а в тексте мог забыть описать их поподробнее).

* * *

- …Вот я и говорю, что они из-под земли «светили». Ты же видел обожженные стены в канализации. Как подземный бур, они пробивались наверх, в то же время перемещаясь по непонятной траектории.

Мой голос прервал раскатистый грохот. Ливень прекратился еще рано утром, но всполохи молний вдалеке изредка раздирали сумерки, не желающие отступать. Тучи покрутились над нами с пару часов и сместились на север, уступая место летнему рассвету. Солнце лениво выкатывалось из-за горизонта, обливая все вокруг желто-розовым светом. День обещал быть чудесным.

Переждав непонятный феномен в подвальных коммуникациях детского садика, мы выспались, отдохнули. Конечно, по началу кто-то все талдычил о начале третьей мировой, кто-то – что «птенцы вылетели». Пастор, ясное дело, продолжал высказывать свои гневные речи о кураторстве, спасении душ грешных и всадниках апокалипсиса. Но вскоре это всем надоело, так как ни малейшего подтверждения их словам не было. Огненная бездна не разверзлась, взрывной волной нас не накрыло, никаких монстров из параллельного мира не появилось.

Возвращение домой было приятным, ведь нам будет, что рассказать. Мне представлялся тот момент, когда мы войдем торжественно на центральную площадь, и все нас будут встречать. Конечно, большой неожиданности из этого не получиться, люди в школе были предупреждены о наемниках. Но все же возвышенное настроение придавало бодрости.

Наша беседа с Димой тянулась непринужденно, я делился своей версией, как и все остальные. Впрочем, идеи в основном озвучивались бредовые или смехотворные, для разрядки. Самые же страшные домыслы каждый оставлял при себе, благоразумно не рассказывая о них вслух.

- Мне многие говорили, что видели, как лучи возникали неожиданно из ниоткуда. - Парировал Дима. – Если они перемещались постоянно, прожигая твердь, то почему никто не видел, как они «растут» вверх?

- Да откуда мне знать. Ну, может, их мощность нарастала неравномерно. Например, когда выжигаешь на деревяшке увеличительным стеклом. Тут вдруг – раз! – туча закрыла солнце. А потом, медленно отползает, а ты продолжаешь выводить сфокусированным лучом «Дима». Буква «Д» будет едва заметна, «и» - лишь слегка почернеет, «м» - уже лучше, и «а» - вполне четко и глубоко выжжена. Так и здесь получилось: пробил луч землю, набрал полную мощность и давай выжигать все на своем пути.

Мы оба несколько секунд переваривали мою теорию. Видимо, согласившись с ней, Димка задал риторический вопрос:

- Откуда же они взялись?

- А черт его знает. Мне, вот, больше интересно, сколько людей от них погибло?

- Неправильный вопрос. – Дима перефразировал меня, - сколько людей после них осталось в живых?

И он был прав. Легче было сосчитать выживших, нежели умерших. По моим прикидкам, после катастрофы каждый десятый, если не двадцатый, остался в живых.

- А сколько еще может погибнуть в первое время… - Задумчиво добавил я.

- Не будем о плохом, ладно? Я вот, что придумал: давай выберемся как-нибудь на днях на крышу многоэтажки? Хочу посмотреть на следы от лучей свысока.

- Это идея! Я - за.

- Прикинь, кто-то подурачился, написал на нашей планете увеличительным стеклом «Здесь был Дима»?

- Или «Оля плюс Коля равно сердечко». Романтик, мать его! – Поддержал тему я.

Но сама мысль о траектории меня заинтересовала не на шутку. Надо реализовать задуманное, пока дождь не смыл пепел и не перемешал его с землей.

* * *

Возвращение домой было не таким, как я его себе представлял. Встречали нас пацанва с расспросами да со скалками наперевес жены мужиков из нашей группки. Меня не встречал никто. Стало быть, и рассказывать некому. Впрочем…

19 августа 2009 год:

Уходя за дровами, всегда берите с собой ружье, фонарик или, на худой конец, мобилку с яркой подсветкой. Не забывайте дневной запас воды и закуску к текиле. Только не спешите стрелять в незнакомцев, даже, если они на черных тонированных джипах и до зубов вооруженные. Возможно, именно они и угостят вас той самой текилой, если у вас нет своей.

«Неплохое начало, - подумал я, - как для руководства или путеводителя под названием “Жизнь после апокалипсиса”». И продолжил свои записи:

Вчера гостили у наших новых знакомых – охраны вип-персоны, пастора Деладжи. Кто бы мог подумать, что я с ним повстречаюсь при таких обстоятельствах. Да, кстати, он теперь сумасшедший. Интересно, прихожане теперь провозгласят его святым?

Кэп-Михаил – так зовут их главного – отправил своих четверых людей с нами, домой. Вместо них к засекреченному аэропорту отправились Сергей и какой-то наш мужик, имени которого я не запомнил. Они и еще несколько человек Михаила вернуться на машинах к школе, когда самолет будет в воздухе.

Также наблюдали странную картину ночью: десятки мини-комет стремительно пролетали в небе. Пастор назвал их всадниками апокалипсиса. У меня своих идей нет, но к его мнению я не склоняюсь.

По возвращению в школу застали интересную картину: на заднем дворе вовсю шла заготовка свинины. Как оказалось, домашние животные, сбившись в стаю из четырех особей, забрели к человеческому жилью в поисках еды. Еда нашлась, но не для свиней – для нас. Народ где-то откопал газовый баллон. Среди толпы нашелся и колун, который досмаливал последнюю тушу, когда мы вернулись. Запах стоял головокружительный. У меня потекли слюнки от одного лишь воспоминания об ароматном салке и наваристом супе из свежатины.

19 августа 2009 год, вечер:

Не все выдержали сытный обед, особенно люди со слабой печенью. Такого удара она давно не получала.

Мы же с Димкой отправились на заслуженный отдых, обговаривать последующие действия в плане исследования траектории движения лучей.

20 августа 2009 год:

С самого утра проводили перепись жителей школы. Вместе с вернувшимися вчера ночью наемниками нас получилось восемьдесят два человека. На отшибе показались несколько людей, явно не из здешних, но они сразу же скрылись, увидев нас.

Также вместе с переписью составили и списки холодного и огнестрельного оружия. Кстати, мне отдали мой трофейный ПМ. Всего получилось, что у нас девятнадцать стволов и ножи были почти у каждого. Мини-армия автономного укрепрайона.

После обеда отправимся в развалины города, искать более-менее уцелевшее здание. Будем составлять карту маршрутов «выжигателей».

* * *

Возле скамейки, напротив старого каштана стоял Димка и разговаривал с одним из наемников о чем-то. Диалог они вели очень воодушевленно, активно жестикулируя. Человек в черной форме был лет на десять старше Димы, высокий, подтянутый, будто атлет. Впрочем, почему «будто»? У них там все должны быть в отличной форме.

Я подошел ближе, меня даже не сразу заметили.

- …а тут ваши, блин! Ствол под нос, ни «привет», ни «здрасте». Можешь себе представить… - Со странным весельем пересказывал Дима ему недавно приключившуюся историю.

- Приветствую! – Задорно произнес незнакомец, перебивая собеседника. – Я Квач!

- Сеня. – Ответил я рукопожатием на протянутую руку.

- А мне Димка как раз о ваших подвигах хвастался. – Он подбадривающе хохотнул. – Ну, что, идем?

Я вопросительно покосился на своего друга. Он, как в мультике, картинно пожал плечами. И как понимать этот жест? То ли «а что, я не против!», то ли «ну как ему откажешь?».

Бросив свою сумку, которую мне тоже отдали вместе с пистолетом, на скамейку, я быстрым шагом двинулся в сторону школы.

- Кое-что забыл! – Объяснил я свое поведение.

Как я и ожидал, Прохор Иванович сидел в столовой и играл в домино со своей компанией. Похоже, ему очень везло, он выигрывал. Громко выкрикнув «Рыба!», старик вскочил с ловкостью из-за скамьи и врезал хлесткий фофан своему противнику.

- Прохор Иванович! – Позвал я его негромко.

Тот не расслышал. Кто-то ему указал на меня, он повернулся, улыбка сразу же сменилась лукавым прищуром.

- Здорово, паря! – Прокряхтел он. – Решил сыграть?

- Нет, я потом как-нибудь…

- Да шучу я. Чего искал меня?

- Я хотел у вас спросить об одном из…

- Не расслышал, погодь, подойду ближе. – Он стал напротив, схватил меня не по-старчески сильно за плечо. – Ну-ка отойдем, сынок.

Быстро рассказав старику Прохору о нашей с Димкой идеи, я сразу же перешел к делу:

- Вы помните такого весельчака в садике или в разведгруппе? Высокий, лет тридцать. Он себя назвал Квач.

- Не припомню что-то. Если бы в лицо увидеть…

Он тут же быстро заковылял к окну выходящему во двор, уставился пристальным взглядом сквозь тюль на наемника, стоящего напротив и продолжающего вести душевную беседу с Димой.

- Нет, не помню я такого, - причмокнул он и поджал губу. – Может, где и на верхних этажах был. Я там в лица и не всматривался. А что такое, сынки?

- Да так, навязался к нам в компанию. Ладно, пойду я, а то меня уже заждались! – Улыбнулся я на прощанье старику. – Спасибо!

- Не за что! – Крякнул Прохор Иваныч себе под нос и, хмыкнув, с улыбкой на лице вновь уселся за «игральный» столик.

Подхватив свою поклажу, мы, как ни в чем не бывало, вышли за территорию школьного двора и направились в город все тем же маршрутом, по которому и возвращались вчера.

Оказавшись на пригорке, рассказав еще один анекдот, Квач остановился и достал из нагрудного кармана разгрузки небольшой армейский монокль. Внимательно изучая местность, он, наконец, констатировал:

- Вон тот дом выглядит прилично. Можем попробовать забраться на крышу, если внутри его состояние не хуже, чем снаружи. – Квач поднял руку, указывая на двадцатиэтажку в новостройках.

- А по мне, так и этот, - Дима тоже тыкнул указательным пальцем на ближайшую высотку, - на вид ничего.

- Не-а! Вот, посмотри, - Квач протянул ему монокль, - видишь трещину вертикальную между вторым и третьим подъездом? Плиты по шву разошлись.

Дима закивал, разглядывая дома сквозь окуляр монокля.

- Да и низкое здание. – Встрял я. – И вправду, лучше на ту двадцатиэтажку. Сомневаюсь, что мы сможем город нормально разглядеть, но зато поле и поселок будет, как на ладони. Даже речку увидим!

Окончательно выбрав ориентир и направление, мы двинулись в короткий пеший поход за новыми сведеньями об уникальном феномене.

- Мне вот Лиза принесла список вещей, которых осталось мало или нехватает.

Дима протянул мне плотный альбомный листок, сложенный вчетверо. Перед тем, как развернуть его, я спросил:

- Как там они? – Я имел ввиду и Лизу, и Киру. – Что-то не видно их.

- Да нормально, вроде. Лизку же в «больничку» отправили. Там сейчас работы мало, она по совместительству еще и с детьми нянькой сидит.

- Много малышни в школе? – Спросил Квач.

- Не знаю. Она, когда мне список давала, троих на улице выгуливала.

У Димы и Квача снова завязался диалог. Видимо, он был приятным собеседником. Время от времени они посмеивались, Димка то охал, то присвистывал. У него появился еще один друг, с которым он мог нормально поговорить, как со старшим братом. Я откровенно был рад за него и понемногу пропитывался сложившейся дружеской обстановкой.

Наконец-то, я вспомнил про лист бумаги в руке и развернул его. Список был сравнительно небольшим, со стороны походил на список покупок в супермаркете. Почти все пункты были написаны разными почерками. Видимо, каждый, кто в чем-то нуждался, записывал в него свои пожелания. «Ну, точно, письмо Деду Морозу!» - подумал я.

Первые несколько строчек были написаны красивым почерком. Если Лиза была инициатором этого списка, то скорей всего, этот почерк ее:

«1) Зубная паста и щетки». Вполне оправдано. Иногда даже такие мелочи ставишь на первое место. Написала «щетки», а не «щетку» - не она одна в них нуждается. Несмотря на «теплый прием» в первые дни, она и об остальных заботится.

«2) Мыло, стиральный порошок, бытовая химия». Мне приходилось есть в столовой жирными вилками из тарелок, к которым прилипли остатки гречневой каши. Наверное, ей тоже.

«3) Медикаменты, медицинские справочники». Этот пункт – понятие растяжимое, но, он не менее важен, чем зубная паста. А справочники должны быть в библиотеке.

«4) Батарейки, мобилки, радиоприемники, рации, фонарики, лампочки, свечи». Тоже ее почерком, но явно, кто-то диктовал.

«5) Спиртное, приправы и специи». Уже совсем другой почерк. Все это могло служить для многоцелевого использования. Может, водка скоро станет новой валютой!

«6) Оружие, патроны, снаряжение, драгоценности, деньги, наркотические вещества». Ну и замашки! Хотя, кто знает, что может понадобиться завтра. А вот оружие я бы поставил первым пунктом. Где-то читал, что по статистике в Украине, на десять ее жителей – одна единица огнестрельного оружия.

«7) Теплая практичная одежда». О зимнем периоде стоит беспокоиться уже сейчас. Чем, в принципе, мы и занимались последнее время, пока не «нарвались» на наемников.

Дальше были разные мелочи, начиная от бритвенных принадлежностей и удобных ботинок сорок второго размера, заканчивая последними номерами «комсомолки». Конечно же, найти все эти вещи у нас не получится с первого раза. Да даже если и раздобудем их, дотащить не сможем. Нужен будет грузовик. Хотя, у Квача должна быть рация. Он-то сможет вызвать своих и мы увезем все найденное. Это откровенно попахивает мародерством, но «либо мы, либо нас». В такое время вышеозначенные вещи не должны лежать без дела.

Странно, что про еду никто не писал. Наверное, считали этот пункт как само собой разумеющееся.

Пока я анализировал список, время от времени поглядывая себе под ноги, мы почти добрались до высотки. Все вокруг выглядело спокойно, никаких псов-людоедов или враждебно настроенных выживших. «Куда же они все подевались? Неподалеку должна быть не одна такая же община, как наша. И, как минимум, одной следовало опасаться – той самой, из которой пришел Дима».

У входа в дом лежало обугленное тело. Оно не разлагалось на солнце – все иссохлось, как мумия – и слава богу. А вот внутри подъезда стоял невыносимый смрад. Казалось, зловония осязаемым потоком выкатываются на лестничную площадку из распахнутых настежь дверей квартир. Пришлось закрываться воротником и дышать в руку. Заходить в гости к мертвым никак не хотелось.

Поднявшись на один пролет, Дима не выдержал. Он подбежал к разбитому окну, выбил из него остатки стекол и выставил наружу башку. Мы последовали его примеру. Постояли так, отдышались и снова продолжили подъем.

На одном из этажей вонь была слабее. Или это мы уже привыкли к ней. Решено было заглянуть в квартиры, пока есть такая возможность. Две из них были заперты. Пытаться выбить бронированные двери никто не пробовал. В третью мы попали благополучно.

Внутри гулял сквозняк. Через открытое окно вылетел испуганный скворец, хозяйствовавший на кухонном столе. От наших шагов поднималась пыль и пепел, занесенный в квартиру ветром. На полу оставались четкие отпечатки протекторов. Помещение было обставлено со вкусом в общем для всех комнат стиле - псевдо-кантри. Вездесущая пыль и захламленность добавляли ощущение, будто здесь не было человека уже многие десятилетия, и катастрофа случилась не неделю назад, а давно в прошлом. У меня в голове всплыла картинка из Фоллаута: декорации в стиле ретро, старое ламповое радио, автомобиль с микроядерным реактором. Только все на русский манер.

Оклемавшись от наваждений, мы принялись бесцеремонно шарить по шкафам и тумбочкам, разрушая созданный природой миниатюрный постапокалиптический мирок в городской квартире. Из всех часов, пультов и прочих электрических приборов наковыряли с десяток разнокалиберных батареек. Подумав немного, решено было забрать и маленькие настольные часики. На полке в кладовке из всех вкусностей стоило выделить радио-фонарь и набор для рыболовли. Все это поместилось в мою сумку, заполнив ее до верху. В холодильнике, как мы и предполагали, ничего особенного не нашлось. А вот в кухонных тумбочках оказалось немного разнообразной крупы и сухих завтраков, пакетиков с приправами и соль. В баре было только вино и начатая бутылка коньяка. Хозяева были незапасливыми. Или наоборот, расточительными. Ничего мы из спиртного не взяли, но, на всякий случай, я запомнил этаж и квартиру, чтобы вернуться при первой возможности.

- Фигасе! – Выкрикнул Димка, открыв дверь в гостиную, которая одновременно служила и рабочим кабинетом.

Я выглянул у него из-за плеча. Затхлый воздух врезался в ноздри, воняло тухлятиной. Но первое, на что упал взгляд – это чучела диких животных на шкафах, их шкуры, развешанные на стенах, оленьи рога в виде подсвечника. Почему-то я сразу подумал, что это они издают эти зловония, но, приглядевшись, увидел человеческие ноги, торчащие из-за торца дивана. Труп был довольно «свежим». Мужчина – скорее всего, хозяин квартиры – сидел под стенкой, обхватив руками ружье. Он умер от потери крови. На боку у него зияла страшная рваная рана, которая и стала причиной смерти. А причиной самой раны была псина, лежащая напротив хозяина. Пристреленная.

Картина произошедшего мне смутно представлялась. «Охотничья собака набросилась на своего хозяина? От голодухи, что ли? Нет, еда у них есть. Была. Мы ее уже успели экспроприировать. Отчего же тогда пес искусал мужчину? И неужели не было другого выхода, кроме как пристрелить обезумевшее животное?»

- Пугающая картина. – Без присущих своему голосу ноток сарказма произнес Квач. – Ну-ка…

Он прошел боком в комнату, растолкав нас. Извлек из закостеневшей хватки трупа ружье, оглядел его.

- Любил он охоту, не жалел денег на любимое хобби. Ружье новенькое, настрел небольшой, отличное качество. Одним словом, «Беня».

- Разбираешься? – Спросил Дима.

- Не очень. Держи!

Он протянул ружье, которое тут же схватил приятель, и начал обшаривать многочисленные карманы жилета на мертвеце. Десяток патронов двенадцатого калибра, перочинный ножик, охотничий нож в ножнах, маленький фонарик и заплесневелая скудная еда в кулечке. Вот все, что у него при себе было. Но кроме этого, из нагрудного кармана рубашки Квач извлек тетрадный лист бумаги, развернул и прочитал следующее:

- «Я, такой-то, такой-то, пишу эту записку шестнадцатого августа, две тысячи девятого года. Пережив с Мартином… это, наверное, собака его, - сообразил Квач, - недавние события, я решил идти на сигнальные огни от… - не разобрать - …что видел на северо-северо-востоке, примерно в двадцати километрах за городом в поле. Примерно в том же месте располо…» - Он запнулся, что-то промямлил себе под нос. – Дальше не понятно, запачкано кровью.

- Что может быть расположено в том месте? – Спросил я.

Димка на пару секунд задумался, вспоминая, о чем мог говорить охотник в своей записке, и пожал плечами. Мне тоже ничего необычного на ум не приходило. В той стороне, разве что, только коттеджный городок еще один. Ну, допустим, баловался там кто-то сигнальными ракетами, может, даже пытался позвать на помощь. Как это не странно, но сейчас это звучало буднично. Каждому второму выжившему требовалась помощь. Но, какого доброго, этот охотник решил идти именно туда?

Потрогав носком ботинка тело пса, Квач осторожно обошел его, будто опасаясь, что тот оживет в виде полуразложившегося добермана-монстра из фильма «Обитель зла».

- Я уже говорил, что ситуация сложилась здесь странная? – Продолжил он. – Понимаю, если б собака была бойцовская, которой нужно включать в рацион мясо. А эта – лайка, кажется – чего набросилась на хозяина?

- Может, он ее ударил? – Начал вслух рассуждать я. – Или вспомнила былые обиды…

- Ладно, пойдем отсюда. – Сказал Дима и выбежал в коридор.

Уже на выходе из комнаты, мой взгляд пал на одну из фотографий на стене. На ней хозяин стоял в полный рост, держа на вытянутых руках тушку зайца. Рядом сидела та самая лайка, облизываясь, поглядывала на добычу. За спиной охотника висело знакомое нам ружье, а на руке – еще одно.

- Подождите, здесь должен быть сейф, в котором хранится оружие. У него была еще одна винтовка.

Я указал на фотографию.

- Молодец, сечешь! – Похвалил меня Квач. – И как я сам не подумал о сейфе. Любое оружие должно храниться в надлежащем обустроенном месте…

Через десять минут бардак в квартире превратился в разруху. А наши поиски увенчались успехом. Сейф был спрятан за комодом, вмурован в стену, а в соседней комнате замаскирован под декоративный камин. Об одном мы только забыли: ни ключа, ни кода у нас не было.

- Я бы на месте хозяина забрал второе ружье с собой. – Сказал Дима. – Может, он его где оставил, перепрятал? Сейф-то рано или поздно все равно нашли бы.

- Лишний груз. Тащить на себе два ствола… Нет. – Откинул эту идею наемник. – Перепрятывать тоже нет смысла. Здесь, даже, если сейф и найдут, то вряд ли откроют.

- Я бы взял ключ с собой. – Предположил я.

И вскоре ключ нашелся. Он был прицеплен на карабинчик внутри жилета охотника. А вот с кодом было сложнее. Никаких номеров или знаков с собой у трупа не было, никаких татуировок. Ничего, что могло бы подсказать. Видать, помнил наизусть и не боялся забыть. Димка даже отважился снять с трупа собаки ошейник в надежде найти код там, но все безрезультатно.

И тут вдруг меня осенило. Я подошел к сейфу, вставил ключ. Загорелся экранчик-индикатор кода и подсветка на клавишах. Закрыв глаза, я проделал несколько манипуляций большим пальцем в воздухе, а затем набрал следующие цифры: 62777844466. Ничего не произошло. Затем, не раздумывая, повторил попытку, но уже с другими цифрами: 627845.

Механизм внутри щелкнул, ключ под небольшим усилием провернулся.

Не хватало лишь шипения и пара, как при открытии гермозаслона.

- Ты как это сделал?! – Вытаращив глаза, восхитился Дима.

- «Пять-пять-пять-пицца»! – Ответил я фразой из старого фильма. – Странно, я думал, не подойдет. Уж очень банально.

Внутри в сейфе нашлось второе ружье с фотографии, три пачки патронов двенадцатого калибра, шкатулка с какими-то ценностями и конверт, как оказалось с фотоснимками. На них был охотник в компании друзей, на природе; охотник с добычей, наверное, первой своей; охотник за праздничным столом, раскладывающий по тарелкам приготовленную дичь; охотник со своей семьей, примеряющий на годовалого ребенка свою «счастливую» шапку. Я отбросил снимки на комод, но аккуратно, чтоб они не попадали на пол. И продолжил паковать сумку.

- Идем!

Как ошпаренный я выбежал на самый верхний лестничный пролет. На запах тухлятины уже не обращал внимания. Под рифлеными подошвами разлеталось в стороны разбитое стекло. Я ждал Диму. В его сумке был короткий ломик, специально припасенный как «отмычка» для навесных замков.

Они вместе с Квачом поднимались следом. Без лишних церемоний дверь мы отперли и высыпали на крышу. Ветер здесь был сильный. Кое-где еще не высохли лужи после недавнего ливня.

Обзор был просто удивительнейший! Оценить масштабы разрушения я смог в полной мере только теперь, когда увидел, что осталось от целого района столицы. Лишь устоявшие одинокие высотки, как эта, на окраинах города возвышались над кучами обгоревшего мусора и завалов. Прямо на наших глазах вдалеке один из домов слегка просел, а затем погрузился в тучу пыли. Не выдержало натиска еще одно сооружение. Вскоре то место превратилось в груду железобетона, и нельзя было с уверенностью сказать, на том ли месте находился только что целый дом. А дальше был только Днепр, и что творилось за ним, в центре города, я не смог разглядеть, но догадывался. Судя по тому, что пилона Московского моста не было видно, путь на правый берег стоило искать где-либо еще, ниже по течению. Мост тоже разрушен.

- Пойду, полюбуюсь панорамой. – Прокряхтел Квач. Он слегка ссутулился. – Что-то мне не пошел шашлык из свежатинки.

Он заспешил обратно, скатился по ступеням на пролет. Уже оттуда крикнул:

- Меня не тревожить!

Димка заулыбался. У него сегодня было хорошее настроение.

Мы сбросили все сумки на кучу. Я достал большой полевой бинокль и карту, он – ручку и тетрадь.

- Будем составлять описание местности. Вон, смотри, Сень, след от луча, который по нам прошелся. – Он указал в сторону зарослей верболоза, где раньше было болото.

След выходил из рощицы. Деревья там стояли обожженные, одни стволы и огарки. Изредка ветер поднимал в воздух пепел над рубцом и закручивал миниатюрные смерчи, которые прахом рассыпались над уцелевшей землей. Дальше след проходил плавными изгибами по лугу перед поселком. Здесь он был виден отчетливо на салатовом фоне. Поднимаясь на пригорок, луч рассек наискось протоптанную тропинку, за которой начинался сам поселок. От первого дома на пути выжигателя осталась груда мусора. Буквально в двадцати метрах от рубца остался стоять целехонький гараж, лишь фасадный пластик оплавился. «Возможно, там есть тачка! Или хотя бы бензином разжиться сможем». Я нарисовал жирный кружок на карте примерно в том месте, где должен быть расположен этот двор. Димка посмотрел на карту, затем – на гараж. Улыбнулся.

Взгляд пытался отыскать продолжение следа, но вместо этого замечал лишь цепочку из развалин и пожарищ, между которыми изредка выхватывал полоски черноты. Чем глубже в поселок – тем запутаннее была цепочка. Такое ощущение, будто луч добрался до лакомого куска и устроил безумный дикий танец на теле погибающих людских жилищ вместе с их обитателями. В некоторых местах след проходил по несколько раз, – то теряя в ширине, то вновь нарастая – выпаливая целые кварталы. Все, что не расплавилось под его действием, сгорело от перекинувшегося пламени.

И если в поселке хоть немного, но можно было проследить траекторию движения, то в городе это становилось невозможным. Хотя, один момент показался мне необычным и знакомым: вдалеке, примерно в районе торгового центра, в двух кварталах от нас я заметил клубящийся черный дым. Он поднимался на высоту десятого этажа, а затем бесследно исчезал. Дым был плотный, «тяжелый», он клубился и растекался в стороны. Точно так же догорал и джип, который мы обнаружили в поселке. Первая мысль была: «Неужели те самые подонки сумели высвободиться и продолжали устраивать поджоги?!». Надо будет проверить то место, где мы их оставили. Возможно, им помогли дружки, о которых мы не знали. Эх, будут искать и мстить. Притом всем подряд, и не важно, кто ты.

Внизу прозвучал выстрел, обрывая мои мысли. Громкий, лязгающий звук ни с чем не спутаешь.

Не колеблясь ни секунды, мы с Димой бросились вниз. Сломя голову, не думая о дальнейших действиях и возможных последствиях, оказались на лестничной площадке. «Где стреляли?». Все двери закрыты.

- Где стреляли? – Спросил я в недоумении, скорее озвучивая свою мысль, нежели обращаясь к другу.

В следующее мгновение раздался всхлип и невнятный строгий крик из-за двери одной из квартир двадцатого этажа.

- Я за ружьем! – Вспомнил Димка, что у него в сумке лежит трофейная винтовка.

Через минуту мы уже во всеоружии стояли по обе стороны от двери, как в фильмах об американских копах.

- На счет «три». – Сказал я.

Мы вместе досчитали до трех и одновременно ворвались в апартаменты.

К сожалению, или к счастью, мы успели к разгару самого трагического момента этих событий. На просторной лоджии под открытым небом стоял лицом к нам Квач. Он прижимал к себе нетбук левой рукой, в отведенной в сторону правой держал пистолет. Его лицо было багрового цвета, глаза навыкате, все тело бил озноб. Нам этого не было видно, но если б мы стояли ближе, то смогли бы разглядеть, как нервно вздымаются ноздри, как при выдохе сквозь зубы вылетает кровавая пыль, как от напряжения лопаются капилляры в кончиках пальцев и глазных яблоках. Но мы этого не могли всего увидеть. Перед ним, закрывая выход на лоджию, стоял Кэп. Он тоже держал в руке пистолет, но в отличии от Квача, целился в него, а не в сторону.

Как поступить в сложившейся ситуации я не знал. Кого брать на прицел? Кто враг и на чьей мы стороне. Я водил стволом из стороны в сторону. Дима даже ружье не поднял, стоял, как вкопанный.

Внезапно раздался чей-то хриплый, хлюпающий голос:

- Не долетели… слышишь?…

Мы как ошпаренные подпрыгнули от неожиданности. Одна из панорамных оконных секций была разбита. Опершись о стену, в луже крови и осколков сидел Прохор Иванович, закрывая рукой рану на груди пониже горла.

- Заткнись! – Взвизгнул Квач. – Пристрелю!

- Успокойся, слышишь? – Примирительным, но командирским голосом спрашивал, а не утверждал Кэп, пытаясь завязать беседу. – Не дури, Квач. Опусти оружие.

Только теперь я понял, что наш приятель целился в старика, а не в Михаила.

- Ракеты…

Хрип прервался. Сразу три пули вгрызлись в тело раненого, отбирая остатки жизни. Кэп тоже не медлил. Он выстрелил в ответ. Лязгающий звук разнесся эхом в пустой квартире, по развалинам микрорайона, в голове умирающего Квача. Он в последние мгновения своей жизни успел перебросить нетбук через стеклянную оградку вдоль лоджии. И только тогда на его лице воцарилось облегчение и появилось блаженное умиление. Он испустил дух.

Кэп подошел к старику, поискал пульс на шее. Затем он задрал голову вверх и застыл в этой позе. Опущенный в руке пистолет поблескивал матовой поверхностью и, казалось, ствол его еще дымился.

«Что же делать? Что делать?!».

- Михаил! – Неуверенно позвал Дима.

Кэп обернулся. Похоже, он только сейчас заметил наше присутствие, но оно не вызвало у него удивления.

- Все нормально, сынки.

Он глубоко вдохнул и с облегчением опустился на зеленый ковер лоджии.

- Все будет хорошо.

В его взгляде не было ничего. Пустота. Такой взгляд бывает у людей, которым сообщили, что они смертельно больны. Мозг не успевает переварить информацию, полученную «в лоб». В таких ситуациях обычно первые мысли бывают такие: «А что же без меня будет делать моя любимая собачка?» или «А как же недочитанная книга?». О чем думал Михаил – было загадкой.

- Самолет не долетел. – Опустошенно сказал он. – «Ракеты» - последнее, что успел сказать Прохор Иваныч.

- Как? Почему… - Выдавил из себя я.

- Черт его знает!

Втроем мы попытались выстроить цепь событий. Как оказалось, Прохор Иваныч шел следом за нами. Его заинтересовал наш новый спутник – Квач. И чутье не подвело старика, в который раз. Сам же Кэп тоже в свою очередь приглядывал за ним. И, когда тот внезапном закончил свою игру в домино и вышел за территорию школы, Михаил самолично последовал за ним.

- Признаться честно, я сначала подумал, что он засланный, - да простит меня его душа – шпионит для кого-то. Его смекалке можно только позавидовать. Старику уже за шестьдесят, а шурупает… Прирожденный разведчик, эх, земля ему пухом! – Раздосадовано говорил Кэп, разводя руками.

Мы снова продолжили свои догадки: Прохор Иваныч зашел следом за Квачом в квартиру. Старик наблюдал, как тот раскрыл нетбук и заговорил с появившимся изображением на экране. Прохор подслушивал его разговор. На том конце был человек косвенно причастный к миссии по спасению доктора, и он явно находился не на самолете, а в пункте назначения, куда вип-персону перевозили. Переговоры велись шифровками, но из слов старика и поступков убийцы, стало ясно, что «птенцы не долетели», и, похоже, причиной этому были «ракеты». Их сбили. Ну, а дальше мы и сами все видели.

Проведя досмотр тела Квача, наша тройка начали свой путь домой. Сокрушенные, уставшие и физически, и морально, насмотревшиеся за сегодня не мало ужасов, которые имели все шансы перерасти в ежедневные. Новый мир обещал это.

Хочешь того, или нет, а нервы сдают понемногу. Стрессовые ситуации заставляют мозг работать на пределе возможностей. Проблемы на работе, утренние пробки, плохая погода и третий день без Интернета – это ничто по сравнению с новым миром, в котором приходится отбиваться от клыкастых тварей, норовящих отхватить от тебя кусок побольше, в котором рано или поздно берешь в руки оружие и не расстаешься с ним даже ночью, в котором либо целишься ты, либо – в тебя. Не знаю, как остальные, а я все не могу смириться с мыслью о том, что мне придется стрелять. Не сегодня, так завтра. Я успокаиваю себя: если такое произойдет – не обязательно же стрелять на поражение, можно просто ранить. Но кого я обманываю? Ранить? Когда ствол в руке выплясывает твист и не видно не то чтобы мушки и целика, не видишь своей цели перед собой. Наводишь оружие наугад. А знаете, что самое страшное? Нет, не первое убийство. Сомнения. Сомнения по поводу «а того ли я убил?». Что, если стрелять было не обязательно? Что, если ты ошибся, а убитый тобой человек не причинил бы тебе вреда? В конце концов, что, если у него не было пуль в винтовке, и он искренне надеялся, что и ты тоже не выстрелишь?

А что, если оружие его было игрушечным, муляжом, страйкбольным автоматом? Выстрелить, а потом петлю себе на шею примерять?

Нет, я все еще не собирался сдаваться и тонуть на мелководье.

20 августа 2009 год:

Я еще раз убедился, что все события имеют привычку случатся дважды. Сегодня я имел честь лично познакомиться с преданным последователем проповедника доктора Мандея. Два дня – два безумца. И если первый не особо скрывал это, то второму удалось завоевать мое доверие.

Может быть, это не последнее событие за сегодня, которое повторилось. Надо будет еще раз перед сном прокрутить в голове все мелочи, возможно, я что-то упустил.

Еще сегодня не стало Теплакова Прохора Ивановича. Его тело похоронили рядом с остальными, за школьным двором.

О вещах, которые мы сегодня нашли и узнали, писать не хочется, настроение не то. В следующий раз. Пора заканчивать, а то уже почти наступило 21 августа.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 16
Комментарии

Здорово написано, но не радует два момента:

1)"по статистике в Украине, на десять ее жителей – одно огнестрельное оружие". На мой взгляд, правильнее было бы сказать "по статистике в Украине, на десять ее жителей – одна еденица огнестрельного оружия".

2) Совсем не понял, что же такое произошло в многоэтажке, откуда появилась целая прорва народу и вообще, скомканно вышло.

Оценка 8.

1) Исправлю

2) Скомкана концовка? Я ее укоротил в полтора раза. И что не понятного? "Прорва народу" - это старик и Кэп. Первый шел следом за пацанами, второй - следил за стариком.

Кажется, понял в чем дело: "Прохор Иваныч зашел следом за Квачом в квартиру. Он подслушивал его разговор. Переговоры велись шифровками, но из слов старика и поступков убийцы, стало ясно, что «птенцы не долетели», и, похоже, причиной этому были «ракеты». Их сбили. Ну, а дальше мы и сами все видели." Если этот абзац ввел в заблуждение, то пардон, моя ошибка. Исправлял и забыл дописать пару предложений...

Сейчас отредактирую.

Если кому-то еще какие-либо моменты покажутся невнятными - не стесняйтесь, пишите.

Мысль про траекторию лучей очень понравилась!! Концовка так же показалась немного скомканной. А вот то, что трем ребятам дали список необходимых вещей в который входят и вещи и обувь и еще куча барахла, по меньшей мере глупо со стороны "общины". Нужно было реально организовать группы по поиску "хабара", а не грузить парней, типа по пути захватити. Поставил 9. Жду продолжения!

КОнцовку действительно стоит переделать. Зря я ее сократил.

По поводу списка - это не вся община его составляла. Его дала парням знакомая девушка, которая "работает" в больничке. Она же его и писала, остальные пункты - ее знакомые и пациенты. То есть, в нем как раз и должны были быть всякие безделушки и бытовые вещи (о которых к стати многие забывают в своих рассказах). В предыдущих главах я писал и не раз, что школа себя считает самодостаточной, что у них есть и поисково-спасательные группы, и т.н. мародеры, которые шастают по погребам и уцелевшим дворам (Одно из высказываний Димки по этому поводу было, что он недружелюбно настроен к "новеньким", приведенных кем-либо в их общину).

Ну, и еще такой момент - психологический: как грится "пока петух в попу не клюнет...". У общины этой все впереди, и конфликты, и траблы с едой и медициной. А выводы, соответственно, они тоже потом сделают.

Хочу разбить еще один стереотип: чем больше у тебя автоматов - тем ты круче. Ничего подобного! Хотя бы потому, что у кого-то есть танк. Как минимум. Поэтому нет смысла зацикливаться на вооружении и отправлять группы на поиски хабара. Но все герои рассказа и так подсознательно понимают, что на первом месте - оружие.

П. С. Ориентируюсь на сериал "Иерихон" (в плане быта общины)

"Хочу разбить еще один стереотип: чем больше у тебя автоматов - тем ты круче."

Jinn если ты это объяснял мне, то зря. Я человек служивый и сам много че могу рассказать. Я же имел ввиду вовсе не то, что нужно 158 автоматов и 267 гранатометов)) А то, что даже свернутый бушлат и пара ботинок это уже объемная ноша. А в списке чего только не было, а парней всего трое и целая бригада бездельничает. Поэтому я и имел ввиду что нужно было как то скромнее, для начала основное - лекарство и средства гигиены например.

Нет, это я так, в нагрузку дописал, продолжая тему о "самом необходимом из списка".

А список - он ведь не на один раз. Что найдут из нужного, то и притащат. Не все ж сразу.

Еще раз хочу сказать, что никто не бездельничает (см. выше).

К чему ведет повествование мне понятно (Естественно вся задумка известна только Вам), вертикаль выстраивается вполне ясно. Хотелось бы еще в отвлечении от основного сюжета увидеть столкновения с другими общинами (или просто единичными мародерами), пусть это даже никак не повлияет на основную сюжетную линию, а лишь оживит происходящее действие.

Честно говоря, я последние пару глав писал т.с. "для себя" и отошел от основного стиля. Думаю, хватит на читателя сбрасывать столько непонятных ЕМУ вещей и переходить к экшену.

А то уже и сам стал запутываться...

А по-моему "непонятные вещи" и составляют основную прелесть рассказа. Этим он намного отличается от остальных. Вообще потрясающий рассказ.

Быстрый вход