Странник. Глава 15

Протоиерей спокойно выслушал объяснения Владислава, а затем и Александра, и принятое ими решение. Присутствовавший в комнате майор Круглов не смог сдержать своего недовольства, скривившись в ухмылке. На этот раз он впервые за время их знакомства был одет в камуфляж, а широкий ремень справа оттягивала внушительных размеров кобура c АПС. Чиновник Глеб в дорогом пиджаке при галстуке «сохранил лицо», хотя его глаза недобро сверкнули.

- Я уважаю ваше решение, - сказал Никанор. - Вы вольны сами избирать свою дорогу. Осмелюсь лишь предостеречь вас от соблазнов бесовской веры Ярослава Бунина, с которым вы собрались отправляться в путь. Он немало доброго сделал для нашей общины, но бойтесь его льстивых речей и темных ритуалов.

Влад на секунду потерял концентрацию, придавленный значимостью и мощным посылом лидера общины. Какие там психотехники, которыми хвастались некоторые его знакомые – им было до силы этого воздействия, как до неба! Казалось, что он пропустил разящий удар, и сейчас рефлекторно пытается уйти от неминуемой еще более сокрушительной серии. Боковым зрением Владислав увидел удовлетворенную ухмылку майора. Неужели это заметно даже внешне?! Быть не может – он продолжал сидеть с невозмутимым лицом, не меняя позы. Или его выдал дрогнувший взгляд? У Круглова был богатый опыт прочтения человеческих эмоций.

И в это мгновение, словно заранее зная, что оно наступит, ударил Александр. Резко, расслабленно, без раздумий – как опытный десантник прыгает через траншею на искусственной полосе препятствий. Но Лекс прыгал вслепую, не зная ширину траншеи ...

- Спасибо за предостережение. Как уже упоминал мой товарищ, мотивы наши никак не связаны с воззрениями Ярослава, а обусловлены лишь имеющейся у нас информацией. Мы надеемся найти своих родных, и считаем своим долгом приложить к этому все усилия.

Скрежеща шестеренками вечности, медленно тянулись секунды. Лекс не пробил защиту, да и откровенно не умел этого делать. Но атака прошла. Как в уличной драке техничный и опытный боксер едва успевает сделать подставку под летящую с немыслимого угла сокрушительную «плюху» уличного бойца.

Влад тут же ощутил, как возвращается к своему привычному собранному состоянию. Прошло всего несколько секунд, никто не сказал ни единого слова, не сделал ни малейшего движения. Всего лишь деловая беседа.

Но все ее участники, знали, что это не так…

- Я понял тебя, Александр, - благожелательно, почти с участием, наконец сказал Никанор. - Если решите вернуться, двери нашей общины открыты для вас. Удачной дороги!

- Спасибо за напутствие. Удачно вам жить и налаживать хозяйство.

Стороны вежливо, хотя и немного натянуто попрощались. Однако это было еще не все.

- Молодые люди, задержитесь ненадолго – остановил их в нескольких шагах от общинных построек твердый голос майора.

- Слушаем вас, Николай Витальевич – Влад, уже полностью восстановившийся, теперь был расслаблен и сосредоточен. Лекс тоже не проявил никаких внешних признаков беспокойства.

- Присядем на пригорке, поговорим, - кивнул Круглов на расположенный неподалеку заросший травой холмик, на поверку оказавшийся крышей погреба-землянки.

Когда они рассаживались, спугнув с приглянувшихся цветков нескольких пестрых бабочек, Влад на грани восприятия расслышал щелчок затвора где-то под ногами. Хотя, возможно, это ему только показалось.

- Вы, как разумные люди и не новички в военном деле, должны понимать, что в сложившихся обстоятельствах ваш отъезд может привести к гибели Старой Ладоги. Слишком велик риск, что вас схватят по дороге, и узнают про других выживших.

- Мне казалось, что вы, наоборот, должны искать контактов с централизованной властью, - осторожно подбирая слова, заметил Влад.

- Мы пытались, но это оказалось невозможным. Централизованная власть в Москве, единый центр, уничтожен. Что за люди сейчас окружают Петербург, я не знаю. И на основании ваших же рассказов могу сделать вывод, что они крайне агрессивны и обладают серьезным военным потенциалом. Встреча с такими людьми для нас может оказаться последней…

- Какие будут предложения? – отчеканивая слова, неожиданно спросил Лекс, выбивая майора из прокладываемой колеи. Тому это, совершенно очевидно, не понравилось.

- Предложения, Александр? Думать вам надо крепко – вот какие предложения! А как подумаете, приходите на поклон к отцу Никанору, просите прощения и разрешения остаться. Москва, в которую вы собрались, больше не существует. Все там мертво, и вдобавок еще заражено. Химическое оружие там применялось!

- Откуда это известно?

- От верблюда. Не положено вам знать. Да сейчас и неважно уже. Никто там не выжил!

Круглов, завершив свою громогласную фразу, с сожалением посмотрел на собеседников, словно на упрямых учеников, не желающих слушать учителя.

Однако Лекс, на которого речь майора явно не произвела должного впечатления, не затянул с ответом:

- Спасибо за предостережение, Николай Витальевич. Наше решение остается неизменным.

Майор с досадой посмотрел на Александра, затем перевел взгляд на Влада:

- Ты-то, Владислав, реально оценил ваши шансы? Ты молод, вся жизнь впереди – не ломай ее с этими упертыми робинзонами!

- Ну что ж. Значит я такой же «упертый робинзон».

- Глупо, просто глупо! И с кем вы идете? Этот шаман ваш, знаете, как свою жену похоронил? Сжег тело на костре! Мы все корячились, могилы для погибших рыли – а этот просто сжег, и все дела! Еще радостно так, словно и не горевал вовсе! Он же убийца, хоть и ушел от наказания! И раньше был странным – а сейчас вообще с башкой не дружит.

Владислав спокойно дослушал пламенную речь Круглова, затем расслабленно ответил:

- Благодарю за ценную информацию. Всего хорошего, удачной жизни вашей общине.

В глазах майора загорелась едва сдерживаемая злоба. Но, неожиданно, его взор смягчился, на лице появилась улыбка. Словно переключив рубильник, он сказал по-дружески, почти извиняющимся голосом, выдержав паузу:

- Эхх … Жаль, что так и не смог уговорить вас! Нам просто очень нужны такие люди, как вы… Ну да ладно! Не держите на меня зла, бродяги! Я ведь мент, за столько лет службы даже мыслю по шаблонам. Удачи вам!

Он улыбнулся шире и крепко пожал руки собеседникам, похлопав каждого по плечу. Затем повернулся и уверенным шагом пошел в общинный дом.

Немного постояв на пригорке, слегка обескураженный Влад, наконец, встряхнулся.

- Пойдем и мы. Снаряжение собрано, все готово к отъезду. Осталось только попрощаться с Михалычем … ну и мне со Светланой.

Лекс, ничего не ответив, двинулся следом за Владиславом. Он был чем-то встревожен: и хмурился, словно пытаясь стряхнуть с себя чью-то чужую тяжелую тень.

Михалыч пустил слезу, не хотел отпускать. Разревелась и его упитанная спутница, видимо, испугавшаяся, как бы он не вздумал пойти вместе со своими опасными друзьями. Сунули какой-то еды на дорогу, просили не забывать и навещать, коли выдастся такая возможность. Влад даже сам растрогался, ощущая чистые и простые эмоции этих людей. Он обещал их не забывать.

Затем они разделились. Лекс с угрюмым видом почти бегом отправился на виллу, еще раз проверить все перед отъездом. А Влад пошел к Светлане.

Она сидела дома. Первым вышел ее отец. Немного поговорили. Затем отец сам привел за руку дочь, даже не спросив, когда ее ждать. Пожал Владу руку, кратко пожелал удачи в дороге.

Светлана плакала. С момента, как плыла на крепких мужских руках к знакомому домику на окраине. Плакала они и потом, отдаваясь без остатка неудержимой страсти. Что-то причитала, извинялась, просила. Ее разум все еще был там, в прошлом, до гибели исчезнувшего мира. Влад не слушал. Он прощался с этим кратким временем – как с ускользающим воспоминанием о прежней жизни…

***

- Это первый, буду через минуту.

- Давай бегом, первый. У нас проблема.

Лекс был в полной боевой выкладке. Более того, на его поясе висели две гранаты РГД. С грохотом захлопнув калитку вслед за забежавшим Владом, Лекс четкой скороговоркой сообщил:

- У нас были гости: те два жлоба майора. Хотели прикрепить к машинам взрывные устройства с таймером. Сейчас гости обезврежены.

- Ты их?

- Нет, конечно. Когда я пришел, их бы уже след простыл. Майор их послал еще до того, как вызвал нас на беседу.

- Тогда кто?

Лекс показал глазами за спину Владу. Тот резко развернулся: у ворот с «Тигром» в руках стоял бывший врач общины. Спокойно, словно ничего не случилось, он перекинул винтовку за плечо и сообщил:

- Круглов и дурни его мне всегда не нравились. Предполагал, что они нечто подобное выкинут. Поганые люди, гнилью от них несет. Особенно эти двое. Майор-то во многом раб системы, долгие годы она его воспитывала. А вот эти – подонки законченные, с них и спрос особый.

Влад, почти рефлекторно сделав дыхательные упражнения, наконец, выстроил лихорадочно разбегающиеся мысли. Ярослав, слегка улыбаясь, словно ждал этого.

- Они живы. Правда, не совсем здоровы. Поговорил я с ними немного. Точнее, с одним из них, что постарше. Если хочешь – и ты можешь пообщаться. Заперты они внизу в подвале, могу проводить.

Подручные майора выглядели жалко, потеряв всю былую наглость и браваду. У одного, тридцатилетнего бугая с превращающейся в бородку щетиной на лоснящемся лице, в плече торчала стрела. Вытащить ее он не смог бы при всем желании: беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что его обе руки, изогнутые под немыслимыми углами, были сломаны. Второй, более молодой мордоворот, выглядел не лучше: помимо перебитых рук, у него была свернута челюсть. По этой причине вместо всхлипываний и причитаний, непрерывно издаваемых первым визитером, молодой только подвывал на разные лады, нервно суча ногами.

Влад, зайдя в комнату, поначалу растерялся. Его допрос с помощью тонфа выглядел верхом гуманизма по сравнению с методами Ярослава. Правда, он не знал, какие из повреждений были получены «гостями» в момент обезвреживания, а какие в ходе допроса.

Тем временем, бородатый детина подался вперед и рывками пополз к Владу, словно видел в нем надежду на спасение.

- Не убивай … Слышишь … Пощади … Я все уже сказал … Этому … Что еще хочешь знать – спрашивай. Все сдам как есть – бля буду!

Собравшись, чтобы не выказать ни малейших признаков волнения, Влад неторопливо присел на корточки, склонившись над грязным блестящим от пота лицом. Он слышал, какие истерики умеют закатывать бывшие уголовники, оставаясь внутренне собранными и готовыми к борьбе. В том, что перед ним уголовники, он уже не сомневался, судя по количеству и специфике наколок, хорошо заметных на оголенных торсах «визитеров». Но в данном случае было очевидно, что люди «сломаны» - словно сухой тростник под порывом урагана. Молодой вообще находился в полуобморочном состоянии: не столько от боли, сколько от страха. Его штаны были мокрые, в комнате смердело. Да и старший был близок к знакомству с медвежьей болезнью.

- Ты не думай, что я тут добренький пришел, - упер взгляд в старшего Влад, извлекая из кармана пистолет и демонстративно снимая его с предохранителя, - если имеешь сомнения, то я сейчас тебе второе плечо прострелю. Расскажешь потом, что больнее: пуля или стрела.

- Ннн … ннн … умоляю! Не надо! Чччтто еще ввам нннужно … тттолько спроси! – глаза пленного почти вылезли из орбит. Похоже, он начал терять контакт с реальностью.

Удовлетворенно кивнув, Влад поставил пистолет на предохранитель и перешел к допросу…

***

Через полчаса три машины выехали из ворот и остановились неподалеку. Влад вышел из Порше, закрыл массивные створки изнутри. Затем, используя петли и кронштейн крепления камеры как точки опоры, стремительно забрался на забор и, ловко перемахнув через «путанку», спрыгнул наружу.

- Первый готов

- Второй готов

- Третий готов – донесся из рации голос Ярослава.

Владислав опасался, что их новый спутник окажется плохим водителем, однако тот, похоже, вполне справлялся с новеньким Фольксвагеном. Наличие пикапа значительно облегчило и ускорило их сборы. То, что решили прихватить в последнюю минуту, просто кинули в открытый кузов. Надо было уезжать как можно быстрее. Остановиться, обсудить ситуацию – все это потом.

Порш, первый десяток километров шпаривший под сто пятьдесят, теперь держал не больше сотни. Остальные две машины с запасом по дистанции шли следом, никто не отставал. Маршрут был составлен заранее, и Влад лишь внимательно, насколько это позволяла скорость, осматривал ситуацию впереди. Благо, дорога была практически свободна. Если часть дорожного полотна загораживала брошенная машина, он включал аварийку для предупреждения коллег. Его действия дублировал едущий вторым Лекс.

- Ты как там, Ярослав? – поинтересовался по рации лидер.

- Сейчас лучше. Поначалу, когда гнали, тяжело было. У меня же старый «Газик». На таких скоростях я впервые езжу, и на машине такой.

- Если что – сообщай. Остановка будет нескоро.

- Помнишь, что я говорил про место на М10?

- Помню. Километров за пятьдесят до туда остановимся.

Впрочем, остановиться пришлось раньше. Через пару сотен километров трассу перегородила перевернувшаяся фура. Тормознули в отдалении, внимательно изучив участок через оптику. Все выглядело естественно: потерявший управление MAN увело к обочине. Тягач ушел в кювет, а длинный трехосный прицеп опрокинуло и развернуло поперек трассы. Хорошо были заметны следы от его скольжения по асфальту.

Подъехали ближе. Пока Влад бегом обследовал место аварии, Лекс с Ярославом страховали с оружием в руках. Решение было простым: объехать препятствие по шедшей параллельно шоссе лесовозной трассе. Благо, на этом участке колеи были неглубокие, без луж. На всякий случай первым пошел экспедиционник Лекса, за ним пикап, а затем Влад на своем чистеньком Порш. Все проехали без проблем. Хотя любая легковушка тут бы точно «села».

Если не присматриваться, следы объезда были малозаметны. А любой более-менее сильный дождь вообще сделает их нечитаемыми.

Влад думал. Уже привычно скользя взглядом не только по дороге впереди, но и по обеим сторонам от нее, он размышлял о новой жизни, и своем месте в ней. Не о прошлом, которое стремительно уходило куда-то далеко-далеко, в глубины памяти. О настоящем.

Что он чувствовал? Что его больше всего волновало? Что было главным?

Раньше, до гибели цивилизации, он не особенно задумывался над этими вопросами. Спорт, работа, хобби, общения с друзьями, девушка – занимали все свободное время. Но это было раньше.

Сейчас все изменилось. Особенно ярко и отчетливо Владислав это понял, когда принимал решение покинуть Старую Ладогу. Почему?

Он не мог сформулировать четкого ответа.

Возможно, преобладающим чувством было ощущение стремительного ускорения течения жизни. С Нулевого часа время изменило свой бег. Чтобы не отстать от этого ускорения, приходилось заставлять быстрее работать мозг и тело. Даже во время отдыха и сна, нельзя было забывать об этом. Организм обязан перестроиться под новый режим работы. В этом Влад был убежден. И его кипучей энергии едва хватало, чтобы ощущать себя «в обойме», если не на острие атаки, то и не отстающим. В Новой Ладоге же практически все жили прошлым, стараясь уйти от тягостной реальности в работу и сексуальные удовольствия. Похоже, только сильный духом Никанор, да взращенный системой майор могли в большей или меньшей степени смотреть на мир глазами нового времени. Да еще пронырливые шакалы вроде оставшихся причитать в подвале виллы поверженных громил – хотя этим было проще приспособиться ко всему из-за крайней скудности желаний. Влад не знал, через какое время люди Старой Ладоги смогут принять и понять свою новую жизнь – и смогут ли вообще. Вполне возможно, для этого потребуется смена поколений. Дети, не знавшие прежней Земли, уже смогут принять Землю настоящую. Только будет ли на ней место для них …

Военные из Питера? Они были частью некогда единой и цельной гигантской системы. И все, кто от малого до высшего уровня сейчас управлял ее остатками, наверняка стремились сохранить эту цементирующую силу. Тем более, рычаги воздействия на привязанных к электронике подчиненных были мощнейшими.

Но кто он, едущий сейчас в неизвестность, где ожидает либо смерть от ядовитых газов, либо бесчисленные толпы потерявших остатки рассудка безумцев?

Что ему мешает повернуть сейчас назад – и найти себе какое-нибудь убежище в виде очередной военной части, где можно вполне сносно жить долгие годы?

Или, посыпая голову пеплом, вернуться в общину? Это было вполне реально. Влад был уверен, что тот же майор Круглов при подобном раскладе тут же открестится от своих побитых подручных, выполнявших его прямой приказ. Возможно, даже лично пристрелит их из своего автоматического пистолета, чтобы избавиться от отработанного материала и крепче привязать к себе новые кадры.

Нет. Владислав не хотел идти ни по одной из этих дорог. И по какой же такой причине?

Еще совсем недавно он готовился к созданию базы для автономного выживания. Готовился серьезно и основательно, стараясь продумать каждую мелочь. Что изменилось?

Влад криво ухмыльнулся. Готового ответа не было.

Он изменился. И люди вокруг него изменились. Люди?

Михалыч. Типичный труженик из рабоче-крестьянской среды, как и миллионы таких же, с простыми и понятными желаниями и мыслями. Ему сейчас хорошо в общине. В их команде, как не крути, он постоянно чувствовал себя не в своей тарелке, словно везде и всегда был лишним. Тяготился этим, хотя и старался не показывать вида. Он правильно сделал, что остался. Это был не его путь.

Рослый худощавый волк-одиночка Лекс. Кандидат наук, можно сказать, ученый. Ни жены, ни детей. Гонщик и философ. Человек в себе, взрослевший еще в советские времена. Звезд с неба не хватал, карьеры не делал, компании не любил. Спокойно жил, как хотел и увлекался тем, что интересно. В прежней жизни они вряд ли бы стали приятелями, тем более что разница в возрасте была больше пятнадцати лет. Этот человек ехал сейчас навстречу неизвестности не случайно. Он поражал Влада все больше. А интуитивная ответная атака во время беседы с Никанором вообще испугала. Его, Влада – молодого, но уже опытного бойца, отличного спортсмена, смелого, без преувеличения, человека! Первое время после знакомства, Лекс казался погруженным в свои мысли, даже отрешенным от действительности человеком. Однако пока Влад со свойственной ему энергичностью цеплялся за гребень уходящей волны стремительного нового мира, Лекс, вроде бы безнадежно отстававший от него, вдруг сделал прыжок сразу через десяток гребней. А потом еще больший – и еще! Он познавал изменившееся время, словно бросаясь в пропасть, и не боясь разбиться. Пока Владислав обдумывал и готовил свой следующий шаг – Лекс просто прыгал вперед, меняясь прямо на глазах. Если раньше Владислав, как прирожденный лидер, как само собой разумеющееся воспринимал свою роль командира их маленькой группы, то сейчас он четко понимал, что Александр находится у него в подчинении ровно до тех пор, пока считает это приемлемым для себя. Нет, он не пытался бороться за лидерство, не «наводил мостов» с их новым членом отряда – он просто самостоятельно принимал решения и действовал, если этого требовали обстоятельства.

Ярослав. Седовласый приверженец древних традиций, уходящих в неведомую даль веков. Еще более странный, чем Лекс, человек. О нем Влад пока мог только гадать, хотя уже был обязан жизнью.

Ярослав не пытался никуда бежать, не стремился всюду успеть – ему, похоже, это было просто не нужно. Он словно уже БЫЛ, просто дожидаясь часа, когда придет время проснуться. Это было лишь ощущение – но Влад никак не мог от него отделаться. Ярослав вполне однозначно признал Влада как старшего в их отряде, еще перед отъездом попросив решить судьбу захваченных громил Круглова. Однако Владислав не имел ни малейших сомнений, что его второй попутчик, как и Лекс, мгновенно может принять собственное решение.

Прислушиваясь к бархатному урчанию затаившейся мощи могучего мотора, Влад помассировал шею. Да, такой странной и серьезной команды у него не было никогда в жизни. Однако, если столь неординарные и опасные люди все же признали в нем лидера, пусть и не обязуясь ему беспрекословно подчиняться, значит он в их глазах достоин этого звания. И должен вести себя соответствующе. Быть способным на решения и поступки. Быть способным искать свой путь и не сворачивать с дороги перед трудностями. Способным сделать шаг в неведомое плечом к плечу с равными, такими же отважными и сильными, как он сам.

Дорога струилась под колесами, подмигивая замершими на обочинах и в кюветах автомобилями и приветствуя вывесками безжизненных ныне населенных пунктов. Красное солнце медленно заходило за горизонт, то и дело закрываемое притихшими к вечеру лесами. Влад приоткрыл люк и окна, впуская в салон кружащие голову ароматы лета. Он звонко засмеялся, полной грудью вдыхая этот пьянящий запах, не обращая внимание на текущие по лицу слезы.

Ему освещало путь Солнце, перед ним расступался лес, его сопровождал ветер.

Он был свободен …

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 70
Комментарии

Оставляйте отзывы - в том числе и критические. Если они содержат рациональное зерно - учту их, откорректировав текст.

Так как обычно двигаюсь по сюжету вместе с героями, стилистика не всегда успевает за непредсказуемо изменчивым миром. Шлифую ее позже.

Хорошо, с 14 главы стало очень интересно. 8.

Здрасте.

Я сам то никудышный писатель (только начинаю), но если честно то общая идея этого рассказа очень банальна, мне не понравилось, правда я читал только 13,14 и 15 главы. Я бы поставил не больше шести, но чтоб не портить общею оценку оставлю её при себе.

P.S Я думаю как ваш читатель, могу это высказать.

Мне не особо нравился только первый вариант пролога, который позже был изменен.

Отлично.

red... а надо читать с самого начала

Не ну суть то ясна.

Просто не понравилось.

Порше, а не Порш.

Единственное чем не нравиться рассказ, так теМ, что на коене Тимате ездит. Не считая этого, ставлю 10 из 10 ))

______________________________________________________________

Без баса - нет расколбаса (с)

А по-моему это один из самых лучших рассказов представленных на данном сайте, и никакой банальности и в помине нет. Хороший язык, логичность, не дающий себя забыть сюжет. Спасибо вам, Hobbit, большое!

Хоббит, не в обиду тебе, но я считаю, твой рассказ на 2 месте. На 1 "еда и патроны".

з.ы. Хоббит, на днях я дал почитать "Странника" другу, который совершенно далек от ПА. Почитал, понравилось. Теперь просит еще и еще))

______________________________________________________________

Без баса - нет расколбаса (с)

Достойный рассказик, я бы 9 поставил.

В целом все хорошо, единственно, что мне кажется немного неуместным и преувеличеным - эти "психические" поединки и атаки. Вы хоть раз в жизни сами такое испытывали? Вот и я нет, хотя по долгу работы приходится общаться с достаточно большим количеством "прожженых волков". На мой взгляд не стоит в эти дебри углубляться. Тяжелый взгляд, вопросы с подковыркой, сбивание с толку - да, но не получить же 3.14здюлей взглядом :D

Hobbit, ты просишь отзывы - в том числе и критические.. но свои косяки не исправляешь(про Порше). А ведь эта самая заметная грамматическая ошибка.

Мне как и большинству понравилось ставлю 10, особенно интересна некая интрига во взаимоотношениях главных героев, которая начанает ярко выражатся в последних главах, продолжай в том же духе. От себя лишь добавлю что можно внести больше элементов драматизма, ато как то всё у них гладко складывается, и самую малость можно добавить динамики!

Быстрый вход