Падение Предела

Война миров...со времен одноименного романа Герберта Уэлса множество писателей создали ряд произведений,посвященных гипотетическому конфликту человечества с враждебной инопланетной рассой.Не стал исключением и представленая ниже книга-адаптация отличной компьютерной игры.

Полную версию произведения можно скачать отсюда http://pajlnik.ucoz.net/

Так же, есть несколько альтернативных историй по данной вселенной, этаких фанфиков-анимэ.Их можно просмотреть онлайн перейдя по ссылкам:

1. http://rutube.ru/tracks/2923475.html?v=c433af8607e...

2. http://rutube.ru/tracks/2923665.html?v=e552d5b9955...

Эрик Ниланд

Падение Предела

ПРОЛОГ

Время: 05:00, 12 февраля 2535 (по военному календарю) / Система лямбда Змеи, Джерико VII, зона боевых действии

-Контакт. Всем отрядам полная боевая готовность. Вижу противника рядом с моей позицией. Шеф догадывался, что врагов будет более сотни, — датчик движения уже не справлялся с поступающей информацией.

Впрочем, он собирался лично всё проверить; из тренировок воин вынес один урок: машины могут подвести, глаза — нет.

Четверо спартанцев, прикрывавших ему спину и составлявших Синий отряд, абсолютно неподвижно и тихо стояли в своих доспехах класса «Мьольнир». Кое-кто полагал, что в этой броне они выглядят точно греческие божества войны, но спартанцы были куда более эффективны и безжалостны, чем боги, воспетые Гомером.

Шеф вытащил оптоволоконный проводок и высунул его над трёхметровой каменной оградой. Как только глазок поднялся над ней, Шеф подключил кабель к выводу своего шлема.

С противоположной стороны ограды он увидел ущелье, окружённое обветренными скальными стенами, извилистую речку и... уходящие к горизонту палатки ворчунов.

Эти коренастые создания служили ковенантам в качестве пушечного мяса. Средний рост существ был около метра, и они носили бронированные скафандры, внутри которых воссоздавалась атмосфера их родного, холодного мира. Чем-то они напоминали Шефу двуногих собак, и дело было не только в их облике, но и в том, как твари разговаривали. Даже самое современное программное обеспечение не могло полностью очистить их речь от режущих слух повизгиваний, гортанного лая и рычания.

Да и интеллектом они недалеко ушли от собак, но недостаток ума компенсировали немыслимой отвагой. Шефу доводилось видеть, как эти создания продолжали бежать на врагов, устилая землю собственными трупами, пока их противники не расходовали все свои боеприпасы.

Ворчуны оказались неожиданно хорошо вооружены: игольники, плазменные пистолеты и даже четыре стационарных орудия. Одного этого хватало, чтобы составить для спартанцев проблему.

Но этим затруднения не исчерпывались. Существ было не менее тысячи.

Отряд должен был провести операцию без лишних заминок. В задачу Синего отряда входило отвлечение на себя войск ковенантов, чтобы Красный отряд смог проникнуть вглубь вражеских позиций и разместить там тактический ядерный заряд «Опустошитель». Как только следующий корабль чужаков приземлится, отключит щиты и начнёт выгружать солдат, его должен был уже поджидать тридцати-мегатонный сюрприз.

Шеф отсоединил от шлема оптический проводок, отошёл от каменной стены и по защищённой частоте рассказал остальному отряду об увиденном.

— Мы четверо, — прошептала Синий-два, — против тысячи? Да, расклад не в пользу малышей.

— Синий-два, — произнёс Шеф, — возьми ПУ «Бур» и займись пушками. Если останутся заряды, займись и пехотой. Синий-три и Синий-пять, пойдёте со мной — на нас ложится задача сдерживания толпы. Синий-четыре — расстилаешь приветственный ковёр. Всё поняли?

На экране его лицевого щитка вспыхнули четыре синих огонька, подтверждающих, что отряд понял приказ.

— Действуем по моей команде, — Шеф пригнулся и приготовился. — Вперёд!

Синий-два грациозно взмыла на вершину стены, преодолев в прыжке ни много ни мало три метра в высоту. Не раздалось ни единого звука, когда спартанка, облачённая в весящую полтонны броню «Мьольнир», приземлилась на каменную поверхность.

Вскинув пусковую установку на плечо, девушка побежала по ограждению — она была самым быстрым спартанцем в отряде Шефа. Командир не сомневался, что ворчуны ничего не успеют предпринять за те три секунды, что Синий-два провела на открытом пространстве. Она быстро выпустила оба заряда из «Бура», отбросила установку в сторону и скинула с плеча следующую, опустошив её с той же стремительностью. Ракеты вонзились в строй ворчунов и взорвались. Первое из стационарных орудий завалилось на бок, окуталось огнём, и канонир покатился по земле.

Синий-два отбросила ракетную установку, спрыгнула, перекатилась, вновь вскочила на ноги и с предельной скоростью побежала к точке отхода.

Шеф, Синий-три и Синий-пять запрыгнули на стену. Командир переключился на инфракрасный режим, чтобы хоть что-то разглядеть за тучами пыли и дымом. И сделал он это как раз вовремя, чтобы увидеть, как следующая порция ракет поражает свои цели. Один за другим распустились два огненных бутона, ревущее пламя поглотило первые ряды ворчунов и, что куда важнее, превратило последние плазменные пушки в груду дымящихся обломков.

Шеф и остальные члены отряда открыли огонь из штурмовых винтовок МА5В — выставленные на автоматический режим, они выпускали по пятнадцать пуль в секунду. Бронебойные заряды вонзались в тела чужаков, разрывая скафандры и взрывая метановые баки на их спинах. Огненные струи причудливо выплясывали, когда раненые ворчуны разбегались в смятении и боли.

Наконец чужаки сообразили, что происходит, и поняли, откуда по ним стреляют. Ворчуны перегруппировались и двинулись в массированное наступление. Топот их сапог, подобно волнам землетрясения, прокатился по земле, отдаваясь в камнях под ногами Шефа.

Трое спартанцев, как один, выбили из винтовок обоймы с бронебойными пулями, сменив их на разрывные заряды. Они обрушили потоки огня на мчащихся к ним тварей. Чужаки ряд за рядом валились на землю. Но куда больше существ продолжало наступать, перепрыгивая через тела павших товарищей.

Игольные заряды, отскакивая от брони Шефа, падали и взрывались. Он заметил плазменную вспышку, шагнул в сторону и услышал, как сгусток прошипел в воздухе, там, где офицер стоял долю секунды назад.

— Приближаются машины воздушной поддержки, — доложил по рации Синий-четыре. — Ожидаемое время прибытия — две минуты, Шеф.

— Принято,— откликнулся командир. — Синий-три и Синий-пять, ещё пять секунд и отходим. Исполнять!

Их статусные огоньки мигнули, подтверждая получение приказа.

Ворчуны были уже в трёх метрах от стены. Шеф метнул две гранаты. А затем вместе с двумя другими бойцами шагнул назад, приземлился и бросился бежать.

Прозвучало два глухих хлопка, и земля под их ногами содрогнулась. Но визги и лай приближающихся ворчунов были слышны даже за взрывами гранат.

Шеф вместе со своим отрядом пробежал полкилометра по известковому склону, уложившись в тридцать две секунды. Холм впереди неожиданно заканчивался; в двухстах метрах под отвесной стеной плескался океан.

— Приветственный ковёр готов, Шеф, — протрещал в рации голос Синего-четыре. — Жду приказа.

Ворчуны казались живым покрывалом отливающей стальной синевой кожи, когтей, хромированного оружия. Некоторые из тварей бежали по склону на всех четырёх лапах. Они лаяли и завывали, алкая крови спартанцев.

— Раскатывай ковёр, — приказал Шеф.

Холм взорвался, к небу устремились столбы измельчённого известняка, огня и дыма.

Ещё рано утром спартанцы установили здесь паутину противотанковых мин «Лотос».

По броне Шефа застучал песок и кусочки металла.

Отряд вновь открыл огонь, добивая тех ворчунов, которые сумели выжить и остаться стоять на ногах.

Датчик движения тревожно вспыхнул. На два часа от него в воздухе возникли какие-то объекты, перемещающиеся со скоростью более сотни километров в час.

Из-за стены вылетели пять «Баньши» ковенантов.

— Вижу новую цель. Огонь! — рявкнул Шеф.

Не теряя ни секунды, спартанцы начали стрелять по вражеским штурмовикам. Выпущенные ими пули только отскакивали от похожей на хитин брони машин — лишь при большом везении можно было попасть по антигравитационным модулям на кончиках метровых «крыльев».

Но выстрелы тем не менее привлекли внимание чужаков. Огненные копья ударили из орудий «Баньши».

Шеф метнулся в сторону и перекатился. Там, где он только что стоял, взрыв взметнул песок.

Шарики оплавленного стекла застучали по броне спартанцев.

«Баньши» с визгом промчались над их головами, а затем заложили крутой вираж, готовясь к следующему заходу.

— Синий-три и Синий-пять, тета-манёвр,— крикнул Шеф. Указанные бойцы подняли большой палец, показывая, что поняли.

Подбежав к краю утёса, отряд пристегнулся к стальным тросам, свисавшим с него.

— Вы установили фугасы с огневым поражением или шрапнельным? — спросил Шеф.

— И те и другие, — ответил Синий-три.

— Отлично. — Шеф сжал в руках детонаторы. — Прикройте меня.

Эти фугасы не предназначались для уничтожения летающих целей; спартанцы установили их, чтобы разобраться с ворчунами. Но в настоящей битве всегда приходится импровизировать. Ещё один догмат их тренировок: приспособься или умри.

«Баньши» выстроились клином и полетели к отряду, практически прижимаясь к земле.

Спартанцы открыли огонь.

Воздух разорвали сгустки перегретой плазмы.

Шеф метнулся вправо, затем — влево; бросился на живот. Враги уже начинали пристреливаться.

«Баньши» приблизились на сто, затем на пятьдесят метров. Их плазменные орудия перезаряжались достаточно быстро, чтобы дать ещё один залп. И на таком расстоянии Шеф уже не смог бы увернуться.

Остальные спартанцы спрыгнули с края утёса, продолжая поливать противника огнём. Командир тоже вскочил, включая детонаторы.

Десять фугасов — стальных бочонков, наполненных напалмом и пустыми гильзами, — было закопано на самом краю обрыва и уложено под углом тридцать градусов. Стоило взорваться гранатам, зарытым под ними, и любой, кто оказался бы в зоне поражения, изжарился бы до состояния угля.

Спартанцы прижались к стене, зависнув на натянутых стальных тросах.

Их окатило жаром ударной волны. А через секунду мимо промчалось пять «Баньши», оставляя за собой дымный чёрный след и пикируя к воде. Они нырнули и скрылись под изумрудными волнами. Спартанцы повисели ещё несколько секунд, разглядывая поверхность океана через прицелы винтовок.

Ни один противник не всплыл.

Тогда воины поспешили спуститься к берегу, где встретились с Синим-два и Синим-четыре.

— Красный отряд докладывает о выполнении задания, Шеф, — сказала Синий-два. — Они выражают свою благодарность.

— Вряд ли это хоть немного изменит баланс весов, — проворчал Синий-три, поддевая песок сапогом. — Чего не скажешь о тех ворчунах, что вырезали Сто пятый десантный взвод. Эти твари должны страдать так же, как и наши ребята.

Шефу нечего было ответить. В его задачу не входило причинять боль — он должен был только выигрывать сражения. Любой ценой.

— Синий-два, — сказал офицер, — дай мне связь.

— Есть! — Она протянула ему трубку спутниковой связи.

— Капитан де Блан, задание выполнено, — отчитался Шеф. — Противник нейтрализован.

— Отличные новости, — откликнулся капитан. Затем он вздохнул и добавил: — Но мы вынуждены отозвать вас, Шеф.

— Но, сэр, мы только успели разогреться.

— К сожалению, у нас тут наверху совсем иная ситуация. Немедленно уходите оттуда и направляйтесь к точке эвакуации.

— Вас понял, сэр. — Шеф прервал связь и повернулся к своему отряду. — Вечеринка окончена, спартанцы. Пятнадцать минут, чтобы убраться.

Со всей мыслимой скоростью они пробежали десять километров вдоль берега, возвращаясь к своему десантному кораблю, «Пеликану», покрывшемуся за последние три дня сражений царапинами и вмятинами. Едва спартанцы поднялись на борт, как заработали двигатели машины.

Синий-два сняла шлем и пригладила короткие каштановые волосы.

— Какая жалость, что мы уходим, — произнесла она, выглядывая в иллюминатор. — Их так мало осталось.

Шеф подошёл к ней. Корабль начал подниматься — снаружи катились холмы, поросшие пальмовой травой, уходили вдаль зелёные просторы океана, тянулись по небу тонкие пряди облаков и готовились опуститься за горизонт красные солнца.

— Это не последнее сражение, — сказал Шеф. — Ты так уверен? — прошептала она. «Пеликан» стремительно рвался наверх через атмосферу; небо темнело, и вскоре их уже окружали только звёзды.

На орбите зависли десятки фрегатов и эсминцев, а также два массивных крейсера. Каждый корабль был отмечен следами ожогов и испещрён пробоинами. Все они сейчас расходились, стремясь покинуть зону притяжения планеты. «Пеликан» пришвартовался в стыковочном отсеке эсминца ККОН «Непоколебимый». Несмотря на то, что их теперь защищал двухметровый слой титановой брони, а вдобавок к ней ещё и современнейшее вооружение, Шеф предпочёл бы чувствовать под ногами твёрдую землю, с настоящей гравитацией и настоящей атмосферой, — быть там, где он мог бы всё контролировать и где его жизнь не зависела бы от действий безликих пилотов. Корабль не был для него домом.

Его домом было поле боя.

Шеф вошёл в лифт, направляясь к мостику, чтобы отчитаться о проделанной работе, и воспользовался короткой поездкой, чтобы просмотреть выведенный на экран шлема доклад Красного отряда. Как и следовало ожидать, спартанцы Красного, Синего и Зелёного отрядов — закалённые в боях, хирургически улучшенные десантники ККОН — замедлили продвижение наземных войск ковенантов. Информация о вражеских потерях всё ещё продолжала поступать, но — во всяком случае, на поверхности планеты — противник был полностью дезорганизован.

Мгновение спустя двери лифта разошлись в стороны, и офицер шагнул на покрытую пружинящим материалом палубу. Увидев капитана де Блана, Шеф коротко отсалютовал.

— Сэр, по вашему приказанию прибыл.

Младший офицерский состав мостика попятился от Шефа. Они не привыкли видеть в такой близи спартанца в полном комплекте брони «Мьольнир» — даже солдаты, сражающиеся на передовой, в большинстве своём никогда не видели этих воителей. Жутковатый, переливающийся зелёным светом доспех, надетый поверх матово-чёрного комбинезона, придавал ему сходство одновременно и с гладиатором, и с роботом. И возможно, для экипажа он казался настолько же чуждым существом, как и ковенанты.

На обзорных экранах были видны звёзды и четыре серебристых луны Джерико VII. А где-то очень далеко впереди сверкало небольшое созвездие, начинавшее приближаться.

Капитан жестом приказал Шефу приблизиться, продолжая всматриваться в эти огоньки, олицетворявшие остатки флотилии.

— Всё повторяется.

— Сэр, я прошу вашего разрешения остаться на мостике, — произнёс Шеф, — Я... хочу в этот раз увидеть всё собственными глазами.

Капитан устало повернул голову и бросил на спартанца взгляд опухших глаз.

— Хорошо, Шеф. После всего, через что тебе пришлось пройти на Джерико VII, я не имею права отказать. Мы уже отошли к границе системы на тридцать миллионов километров, хотя это даже не половина того расстояния, на котором бы мне хотелось сейчас находиться. — Капитан повернулся к офицеру-навигатору. — Курс один—два—ноль. Рассчитывайте вектор перехода. — Затем он снова посмотрел на Шефа.— Мы останемся, чтобы всё увидеть, но, если эти сволочи хотя бы дёрнутся в нашу сторону, мы уматываем отсюда ковсем чертям.

— Вас понял, сэр. Благодарю.

Двигатели «Непоколебимого» заурчали, и корабль пришёл в движение.

Три дюжины военных судов ковенантов — огромные эсминцы и крейсера — вошли в систему. Они обладали обтекаемой формой и скорее напоминали акул, нежели космические корабли. Вдоль их боков вспыхивали плазменные орудия, обрушивая огненный дождь на поверхность Джерико VII.

В течение целого часа Шеф следил за происходящим, нешевельнув даже мускулом.

Озёра, реки и океаны планеты обратились в пар. Воин знал, что уже завтра исчезнет и атмосфера. Поля и леса стали стеклянистой поверхностью, мерцающей раскалёнными докрасна заплатами.

Там, где когда-то был настоящий рай, осталось место только для ада.

— Готовьтесь к прыжку из системы, — приказал капитан.

Шеф продолжал угрюмо наблюдать за гибелью планеты.

Это продолжалось уже десять лет — под ударами безжалостного, непримиримого врага обширная сеть человеческих колоний сократилась до горстки укреплённых бастионов. Шеф убивал врагов на поверхности планет — стрелял, резал, ломал им хребты голыми руками. В наземных сражениях спартанцы всегда побеждали.

Беда была только в том, что от спартанцев не было толку в космических баталиях. Каждая малая победа на земле заканчивалась полным поражением на орбите.

Скоро у них не останется никаких колоний, никаких человеческих поселений. И бежать больше будет некуда.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.2 / голосов: 6

Быстрый вход