Наро-Фоминск. Деревня Нара. 6 глава, продолжение

Предыдущая часть.

… — Ты что-то ищешь? — поинтересовался я у супруги, вставшей на табуретку и рыскающей по полке. — Тась, мне надо кое о чём тебя спросить. У тебя найдётся минутка?

Тася многозначительно посмотрела на меня, перестала рыскать по полке, слезла с табурета и подошла ко мне. Проведя по носу ребром ладони, сказала:

— Я тебя внимательно слушаю.

— Присядем? — предложил я, указав на кровать, стоящую у холодильника. Сели. Я начал:

— Помнишь, когда мы приехали, ты ещё суп делала. Как ты его делала? В смысле, на газу или на электричестве?

Тася задумалась. Не ожидала от меня такого странного вопроса.

— Да вроде на электричестве. Повернула один вентиль, и всё. Потом взяла кастрюлю, стоящую прямо на плите, повязала фартук и стала варить еду. А что? — спросила Тася.

— А телевизор включали? — не отставал я.

— Нет. Мы включали радио, которое Вова привёз с собой. Радио работало на батарейках, — ответила Тася.

— А куда оно делось? Когда я пришёл есть, я его не видел. Вы его убрали?

— Нет, оно стояло на большом телевизоре, в углу. Видимо, ты его просто не заметил…

— Да, я в таком странном расположении духа пребывал, что… Не будем об этом.

— Так зачем ты спрашивал, как я приготовила еду? — дождавшись, когда я удовлетворюсь её ответами, наконец-то спросила Тася.

— Понимаешь, посёлок вроде как заброшенный. На первой Наре, около дома сторожа (это там, куда я поставил машину), всегда стояла трансформаторная будка. Когда я ставил машину, я её там не заметил. Может, её даже там и нет. Через эту будку проходило электричество и поставлялось всем в дома. Без неё электричества бы не было. Вопрос: откуда берётся энергия без трансформатора в нашем доме? — спросил я, улыбнувшись краешком губ и загадочно посмотрев на Тасю.

— С другого трансформатора? — попыталась предположить Тася. Я ответил:

— Ты правильно мыслишь. Был тут ещё один трансформатор, тоже на первой Наре. Только в самом её конце, на въезде в Шелковики. Большой такой. Его мощности хватило бы, чтобы электричество присутствовало и на Шелковиках, и на всей первой Наре. Если даже не на второй. Но его, к сожалению, признали старым и списали в металлолом. Это было ещё, по-моему, в двух тысячи восьмом. Конечно, потом на местное управление посыпались жалобы, мол, верните нам эту будку, а то, как мы будем тут жить без электричества и т. д. Управление обещало, что в скором времени поставит им новую, комар носа не подточит, будку, электричества будет больше в несколько раз, плата останется прежней. Последнее предложение, насчёт платы, всех порадовало, и история потихоньку стала забываться.

Мне кажется, что про «скорое время» и про «плату, которая останется прежней» в управлении наврали. Так сказать, для отвода глаз. На самом деле, никакой будки делать не планировалось. Денег им, наверно, жалко стало. А про тех, кто остался без энергии, думали, небось, так: «Ничего, как-нибудь продержатся! Как предки жили, так и поживут». Надеялись, собаки, что историю позабудут.

Так оно, практически, и случилось. Нашлись умельцы, которые смогли, до сих пор непонятным мне способом, соорудить конструкцию, внешне и внутренне напоминающую ту самую злополучную будку, и история благополучно заняла своё местечко в памяти всех, кто о ней знал, но не хотел вспоминать. Будка нормально функционировала. Все её расхваливали, говорили, что лучше заводских, и т. д. Умеют люди делать, ничего не скажешь. Она, может, и сейчас там стоит, около огромного листа с надписью: «Мусор не вывозим. Штраф — 1000 рублей». Красивая будка получилась. Действительно, комар носа не подточит, — завершил я.

Тася с удовольствием послушала этот небольшой временной экскурс. Она к тому времени, когда я подходил к концу повествования, лежала лицом ко мне, подперев руками подбородок и с интересом глядя мне в глаза. Закончив, я сглотнул набежавшую слюну, потянулся и сказал:

— Ты не могла бы сообразить чего-нибудь, покушать?

— Наверное. Плита, слава Богу, есть. В холодильнике пороемся, и будет вам ужин, — ответила Тася, слезла с кровати. — Кажись, Кристина пришла в себя, — Тасина рука указывала в соседнюю комнату.

— Пойду, проверю, — сказал я, встал, скрипнув пружинами кровати, и пошёл в соседнюю комнату, откуда уже доносились радостные речи. Тася тем временем открыла холодильник…

…-Дорогая, ты очнулась! Слава Богу! А я-то уж было подумал! — восклицал Вова, прижимая к себе супругу, потом вытягивал руки, смотря на жену так, как смотрит мастер на свой шедевр. Потом посыпались поцелуи, и Кристина жмурилась то ли от удовольствия, то ли Вовкиного носа, который неудачно тыкал её в глаз.

— Всё в порядке? — поинтересовался я вполголоса. Вова, очумевший от восторга, повернул на меня своё лицо и ответил:

— Всё просто класс! Ты что-то хотел?

— Да, — ответил я. — Помнишь, ты, когда осмотрел дом, сказал такую фразу: «…две кровати, и что-то мы сами увидим». Так что мы сами должны увидеть?

— Там! — коротко бросил Вова, указав на маленький столик возле телевизора. На нём что-то возвышалось.

— Кристин, а ты сама как? — спросил я.

Кристина пожала плечами:

— Да нормально. Спасибо вам, ребята.

— Да не за что, — заботливо сказал Вова, поцеловав её в щёку. Я прошёл к столику, до которого от дивана было примерно метра два. Подойдя, я медленно стал опускать глаза на 

покрытую зелёной клеёнкой поверхность столика. Сердце забилось в ритме Presto, и по телу разбежался приятное тепло.

На столе лежали в виде буквы X два пистолета, марки Beretta 92…

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 7
Комментарии

давай дальше!

Быстрый вход