25-й год. Часть 15. Леха

Предыдущая часть.

Когда они отошли на пару километров, до них донесся далекий вой сирены и лай, разбуженных псов. — нашли. — в мозгу и парень ускорил шаг, увлекая за собой сестру. Ася до сих пор находилась в состоянии прострации, она не знала куда и почему они бегут. Ее вели, ей управляли. Управлял ее брат, а он, единственный близкий человек, знал, что делал и она постаралась довериться ему. Но шок медленно проходил, уступая место вопросам. Леха пыхтел, как паровоз, и больно сжав ее руку, тащил ее за собой.

— Леша, зачем мы ушли из деревни? Зачем мы так быстро идем? Леша, объясни мне все, быстро. — Ася резко остановилась и выдернула руку.

— Рассказать тебе? Я убил их, я разделал их, как свиней, понятно тебе, дура? Я убил их из-за тебя. — Леша сел на землю и обхватил голову руками.

— Ты убил Близнецов? — аси в ужасе широко раскрылись.

— Да.

Леха заплакал. Он был смелым и сильным парнем, но не был бессердечным и жестоким. Убив, парень испытал сильнейший шок. Лица убитых кружились перед глазами ужасным кровавым хороводом.

Ася подсела к брату, обняла его и начала гладить его жесткие, короткие волосы.

Слезы, соленым ручьем катились по ее лицу, оставляя, блестящие в свете Луны, борозды.

— Я во всем виновата, прости меня, братик. — еще крепче обняла Леху.

— Ты не при чем. Эти гады за все ответили.

— А куда же мы пойдем? У нас ни карты нет, ни компаса.

— Наш компас светит нам с неба, мы пойдем по звездам, а карта у меня в голове.

Леха с детства был увлечен астрономией и географией. Обладая фотографической памятью, он запоминал карты наизусть и легко мог нарисовать любую область довоенной России. Алексей грезил путешествиями, он хотел повидать мир, увидеть другие континенты. Иногда, мечты уносили его далеко за пределы Земли, представляя далекие звездные миры, парень коротал длинные, скучные вечера. Глядя в ночное небо, хотелось улететь к этим желтым гигантам и белым карликам, но поганая действительность, прочно обвив ноги, как осминог не отпускала свою жертву.

— Мы пойдем на север, там должны остаться большие города. Попробуем дойти до Екатиринбурга.

— Но ведь это тысячи километров пути.

— А куда нам торопиться? Вся жизнь впереди.

Они встали и отправились дальше. Их окружала теплая южная ночь. Большая Луна освещала им дорогу. Было совсем не страшно, и ребята шли и тихо разговаривали обо всем на свете.

— Что это там блистит? — одернула брата.

— Не знаю, давай посмотрим. Не боишся?

— С тобой ничего не боюсь.

Они свернули с дороги и направились на поиски блистящего предмета. Идти пришлось долго. На небе появились тяжелые тучи и закрыли звезды и Луну. Тьма стала непроглядной, какой-то тянучей.

— Ой! — Ася и упала, больно ударившись о камни.

— Жива? Не ушиблась?

— Да вроде нормально все, руку ободрала слегка.

Леша помог сестре подняться и тут его взгляд упал ей под ноги, Луна на секунду вышла из-за тучь, и ребята увидели, что стоят на железнодорожных путях.

Леха нагнулся и осмотрел рельсы и шпалы.

— Ничего не понимаю. — он.

— Что такое? Скажи!

— Посмотри! По этим рельсам, не так давно, кто-то ездил. За столько лет, они должны были покрыться слоем ржавчины, а они почти чистые. Так мелкий налет есть. Да и трава на путях будто срезана.

— И что будем делать? — озабоченно спросила девушка.

— Я думаю, нам следует идти по шпалам, дорога нас выведет на какую нибудь станцию или городок. Если кто-то ездит по этому участку, то мы их дождемся. Согласна?

— А разве есть выбор?

— Выбор есть всегда, только он не всегда приятен.

— Я согласна с твоим планом, идем.

Ася прыгала по рельсам и папевала старую, детскую считалочку.

— Рельсы,рельсы, шпалы, шпалы, ехал поезд запоздалый.

Леха взял ее за руку и они начали прыгать вдвоем, как в далеком, беззаботном детстве. Два прыгающих и смеящихся человека, освещаемых тусклым светом, скрывшийся Луны. Если бы кто-то видел их со стороны, то решил, что они совершают какой-то тайный обряд.

А ребятам было весело, громко смеясь и шутя, пропрыгали целый час.

— Ух, уморилась и ноги гудят! — воскликнула девушка.

— И как назло ни поселка, ни деревеньки. Ладно Ась, заночуем прямо здесь. Сейчас спустимся с путей, найдем местечко и спать.

— Я боюсь спать на природе. А вдруг нас ищут, а мы здесь как на ладони.

— Ну тогда придется еще пройтись. Пить хочешь?

— Не очень.

Но все равно взяла, протянутую флягу и сделала несколько жадных глотков живительной влаги.

Вокруг простиралась бескрайняя Донская степь. Люди, проезжавшие ее на поездах, поражались ее величием и безмолвной красотой. Но это было давно, а может быть и не было вовсе. Ребята об этом не знали, они начинали бояться этих бескрайних пространств, огромная, сухая ладонь Господа, с дорогой вместо линии жизни и железнодорожных путей, как линии судьбы.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 10 / голосов: 12
Комментарии

В целом не плохо но довольно затянуто, и с чего парень заплакал, не из-за чувства вины ведь, любой другой на его месте был бы в ярости и обуславливал убийство как то так "Поделом, наказал мерзавцев", ну не поспал бы пару дней, а потом рассосалось бы.

Шок прошел,нервы сдали,вот и слезы ручьем.солдаты после боя тоже плачут.НИЧЕГО ЛИЧНОГО

Ну не все солдаты плачут,те что по слабей да

Быстрый вход