Игры

Риз не помнил, когда все началось. Город пожирал его сущность, наваливался на плечи и разливался по венам. Он рвал ему грудь каждым вдохом-выдохом, врастал внутрь, становясь неотделимой частью.

Брански уже не находил сил, чтобы двигаться дальше. Обессилено прислонившись к стене, он закрыл глаза. Водоворот видений захлестнул с новой силой, втягивая внутрь. Хотелось размозжить голову о стену, только чтобы остановить это.

Он сполз по стене на земле и затих, продолжая обеими руками прижимать к груди какой-то небольшой предмет…

***

Towrope-boy* сгорал как свеча. Запутавшийся в проводах кресла, извивался и хрипел, силясь самостоятельно вытянуть «джек» из разъема позади головы. Реальности смешались, и буксировщик уже не понимал, где находится на самом деле. Вокруг него, словно отражения друг друга, стояли семь человек в темных очках. Буксировщик пытался что-то сказать, но удары тока превращали речь в бессвязную чушь.

«Она нагоняет… быть… fg987…приближается… она… сделать перекачку…yrp05…ради всех…»

Ответы на все вопросы, прозвучавшие и еще не высказанные, умирали сейчас вместе с ним.

Риза схватили за волосы и заставили подняться, не смотря на режущую боль в переломанных ребрах. Он закашлялся, на пол капнула кровь из перебитого носа. Едва держась на ногах, он отвел взгляд от бьющегося в агонии буксировщика. Внутри ожило мерзкое чувство страха.

Один из людей подошел к Ризу ближе и снял очки. От колючего взгляда стало не по себе, а когда японец улыбнулся, Риз понял, что это конец…

***

Энди и Чен удивляли. Спокойные и не признающие любого рода увеселений, они потащили его в стрип-бар, где Кофа праздновал очередное удачное предприятие. Риз, давно уже не видевший ничего, кроме работы, согласился. Расслабиться явно не помешало. Тем более в последнее время на его голову навалилась масса дополнительных забот, связанных с безопасностью укрытия towrope-boy Кофа. Тот, в очередной раз, менял место пребывания и требовал от Риза немедленного вмешательства. Следовало проверить зону на аномальные подключения вне периметра, чтобы знать о работающих здесь угонщиках. Конкурировать Кофа не любил, предпочитал работать тихо и без конфликтов. Риз был рад этому, но с другой стороны откровенно скучал, дожидаясь босса пока тот работал в Сети. Оружие в кобуре запылилось, а Риз оставил надежду когда-либо «сыграть в героя», как он сам любил говорить. На этом фоне вылазка в бар вдохнула в его душу энтузиазм – можно было прославиться на другом фронте.

Риз потерял счет, столько раз наполнялся его стакан. В голове приятно мутнело. Одна из девушек села к нему на колени и принялась что-то сладко шептать на ухо. Слов Риз не разбирал, но от того было еще приятнее. Слышался лишь звук ее голоса, он усиливал иллюзию нереальности, в которой тонул мир.

Все закончилось неожиданно.

Звуки исчезли, и вязкая тишина ватой убила голоса вокруг. Брански не впервые перебирал с выпивкой, но никогда прежде подобного не случалось. Помотал головой - от резких движений краски окружающего мира смазались, сделав очертания предметов и людей похожими на призраков. Улыбка все еще не сходила с его лица, Риз думал, что происходящее – последствие выпитого.

- Что это? – удивленно проговорил он и вздрогнул, не услышав звука собственного голоса.

Обнимающая его женщина, беззвучно смеялась – Брански смотрел, как колышется ее грудь в сантиметре от его лица. На подмостках сцены в страшном беззвучии извивались музыканты, мигал свет и по полу в зал бара полз туман. Танцующие в зале силуэты, то сходились, то разлеплялись, постоянно меняя очертания. Вместо лиц у всех были светлые пятна, оставляющие шлейфы цвета.

Брански оттолкнул танцовщицу, та упала, взмахнув руками и, оказавшись на полу, слилась с ним. Риз вскочил, опрокинув столик, рванулся к выходу из бара, но споткнулся. Со всех сторон подбирался плотный серый туман. Чувствуя, что ноги оказывают, Брански пополз вперед, стараясь не смотреть на подступающие безликие тени. По спине струился холодный пот.

Когда прямо перед его лицом прямо из поля выросла темная фигура, Риз закричал и, выхватив оружие, начал палить по сторонам. Так продолжалось несколько мгновений, а потом его, безмолвно кричащего, поглотила темнота.

***

- Поля перекрывают друг друга. Стоит одному начать угасать, как на смену приходит второе. За счет этого город жил все это время. Сейчас реактор почти отработал свой срок. И власти решили отстроить новый город и систему куполов. В наши руки попала информация о размерах предполагаемого города. Только четверть ныне проживающих людей смогут перебраться туда. Мы не являемся людьми, которые смогут оказаться там, поэтому разработали программу восстановления старых реакторов. Это сложная система, включающая в себя систему поэтапной замены компонентов. По нашей информации, впереди остается чуть более месяца, после этого старые купола отключатся. Нужно рискнуть сделать это, других шансов не остается. Работы осталось немного, большая часть программы уже в наших руках, недостающие компоненты подбираются…

- Вторжение кварталом южнее. На копов не похоже, слишком их много.

- Расходимся. Быстро…

***

«Ради нашего завтра…»

Риз погрузился в кажущуюся бесконечной череду кошмаров и откровений. Тянущиеся к нему руки, сменялись серебристыми щупами. Затем все это тонуло в тумане, меркло, но появлялось вновь. Все было мертво и незнакомо вокруг, только биение сердца нарушало эту холодную идиллию пространства.

Иногда вдруг всплывали воспоминания о далеком прошлом - что-то теплое, связанное с домом и матерью. На это наслаивались чужеродные прикосновения, словно отпечатки кого-то, видящего эти картины вместе с ним. От этого было не по себе.

Посреди этого полусна-полузабытья Брански иногда слышал женский голос. Слов разобрать он не мог, только интонации приятного мелодичного голоса. Подсознательно Риз чувствовал, что говорят о нем, но вникнуть в суть не мог, она ускользала. И все же, от этой мелодики ему стало легче, и напряжение начало сходить на нет.

Когда мелодия голоса оборвалась, послышался звонкий щелчок. Образы, и без того размытые, расплылись и потаяли от приближающегося сверху слепящего света…

***

- Моя голова трещит, - Риз стоял, придерживаясь за стену, когда Кофа появился на пороге. Тот, как обычно бесцеремонно, вошел в его квартиру.

- Завтра работаем, будь готов, - бросил он, падая в кресло. Потянувшись, с некоторым удивлением посмотрел на Брански, тот выглядел не лучшим образом.

Риз закрыл дверь и, покачиваясь, поплелся следом:

- У меня глюки были. Травы не брал, но такое видел, думал, что не выкарабкаюсь уже, - он скривился в усмешке и прилег на диван: - Не знаю, смогу ли я завтра помочь вам.

- Это твоя работа. Значит – сможешь, - безжалостно осклабился Кофа и посмотрел на него. Лицо Брански было бледным, а на виске виднелся шрам, исчезающий в волосах. – Кстати, как голова?

- Наложили швы, все будет в норме, - Риз вздохнул. – Черт дернул ввязаться в драку! Добавил всем проблем, да еще наверняка «засветился»…

- Нет, не успел. Иногда полезно давать выход эмоциям, - Кофа улыбнулся, немного нервно, а потом вздохнул: - Без тебя работа не начнется. Не могу принять отказ.

Риз удивленно приподнял голову, уставившись на него:

- Первый раз ты говоришь мне подобное.

- Хм, возможно, когда-то все равно следовало сказать, - усмехнулся Кофа, похлопывая ладонью по своему колену, словно отбивая одному ему известный ритм. – Ты лучший среди многих парней, что работали со мной.

- Спасибо, - Риз снова лег и некоторое время молчал, собираясь с мыслями. Было понятно, что Кофа не уйдет без его согласия. Не зря же он затеял эту хвалебную пластинку. Значит, рассчитывал. Что удастся уговорить. Все бы ничего, но у Брански внутри, впервые за долгое время, ожило чувство собственного бессилия. Было ли это следствием кошмаров или же результатом бурной попойки, он не знал. Как и не знал, как избавиться от этого. - Что намечаешь?

- Завершить начатое, - самодовольно улыбнулся Кофа. – После всего, что было сделано, глупо бросать. Только есть одно «но». Было новое восстание угонщиков, жесткое. Они почти дошли до сетевых секторов Парламента. Теперь из-за них сетевые копы прочесывают все, это несколько осложняет нашу миссию. Учитывая, что в последнее время я, в основном, и работал-то только в этих секторах, то.., - Кофа многозначительно развел руками, – мы первыми попали под подозрение. Сетевики склеили все нити в нашу пользу, и если в ближайшее время кто-то умрет или взломает чей-то сервак, все повесят на нас.

- Почему бы не переждать?

- Так нужно, Риз. График. Именно завтра мне нужно заполучить последний пакет данных. Без него вся предыдущая работа теряет смысл. Базу Системы Полей Города сливают через полторы недели.

- Объясни. Зачем было идти в бар, зная, что предстоит настолько серьезное дело?!

Кофа поднялся и подошел к окну и спросил:

- Ты давно смотрел туда?

- Сто раз на дню, – Риз сел на диване, потер лоб рукой. – Поле меняет цвет. Все давно знают это.

- Да. Пошел уже второй год, как Поле стало иным. Зеленый цвет сменился на желтый, а по границам с полями над Парламентом и Ратушей он почти белый. Догадываешься, что означает? – задумчиво спросил Кофа и обернулся. Риз был готов поклясться, что никогда прежде не видел у буксировщика такого взгляда. Тяжелого и погруженного в себя. – Городу остается около полугода жизни. Или меньше. Как повезет.

- И?

- Поле будет разрушено.

Брански некоторое время молчал. Все это он знал уже от самого же Кофа, но никогда прежде не замечал за ним такой заботы о будущем человечества. К тому же не мог понять альтруизма. За «дело с Полями», как они называли свой проект, Кофа не получал ни единого креда.

- Слушай, я все понимаю, но… Зачем лезть туда, что нас не касается?

- Миллиардеры уже позаботились о своем будущем, выстроили себе на Кенгоссе мегаполис и перебираются туда. Я хочу помочь обычным людям, таким, как мы с тобой.

- Погоди, но это легенда! Второго континента не существует!

- С кем я работаю! Ты - жертва нашей политики, - безрадостно ухмыльнулся Кофа. – Кенгосс был «расконсервирован» около пятнадцати лет назад. Теперь туда перетягивают лучших людей. Выбирают, исходя из толщины кошелька, разумеется.

- Хорошо, хорошо. Допустим. Но зачем в таком случае тебе все эти заморочки с полями над городом? Не проще ли угнать кредов, положить их на свой счет и тоже перебраться на Кенгосс? Проще выйдет, разве нет?

- Риз, это поле можно вернуть в изначальное состояние и спасти город еще лет на пятьдесят как минимум, - Кофа улыбнулся, увидев в глазах Брански удивление. – Да, именно так. Мы сумеем прожить жизни здесь, а те, кто учатся у нас сейчас, за этот срок придумают новый способ спасти город.

- Звучит утопично.

- Возможно, но тем неменее… В моих руках факты, доказывающие, что это возможно. Сейчас мне пора уходить. Завтра увидимся.

Брански некоторое время слушал шаги Кофа, спускающегося по лестнице, потом в задумчивости подошел к окну.

Мог ли он упрекать Кофа за то, что тот поставил столь высокую цель – помочь людям? Тот был мастером своего дела, к тому же, исправно платил ему, а что может быть важнее для человека, работающего в охране буксировщика? Креды и безопасность босса. Риз мрачно усмехнулся. Все же, что бы там Кофа не говорил, в этот раз планка была слишком высокой.

Когда взгляд Брански упал на табло календаря, помигивающего голограммой аквариума, он не сразу понял, что именно произошло. Там высвечивались цифры. «31 июля».

***

Место для операции было выбрано спонтанно, неприметный подвал, ничем дополнительно не оборудованный. Кофа привез сюда только свое кресло – оно было залогом успеха любой операции. Поговорить с Кофа перед началом работы Брански не удалось. Тот был занят проработкой схемы, раздавал дополнительные указания, сверялся с ранее проложенным маршрутом. Риз заметил, что он чем-то довольно сильно взволнован.

Подготовка завершилась. Энди, наблюдающий за внешним периметром, и Чену, охраняющий вход в помещение, заступили на свои места. Дошла очередь и до Риза. От Брански зависело несколько основных моментов. Он был подстраховщиком Кофа в Сети на случай непредвиденной ситуации или экстренного выхода – при необходимости он мог «пробить» новый выход для босса. Помимо этого Риз выполнял функции телохранителя, отвечая за безопасность Кофа и в реале.

Новая операция была не до конца ясна Брански, в голове роилось множество вопросов, но слишком поздно было пытаться узнать что-то, да и Кофа был явно не в духе сегодня

Усевшись в кресло, Кофа кивнул Ризу:

- Сегодня все будет по-другому, - на мониторе загорелась схема пути. Он указал пальцем на зеленую точку. Риз подошел ближе. Сектор Внешнего Поля, отдел информационного обеспечения. Вопреки вчерашнему разговору, сегодня этот район не был популярным у угонщиков и сетевой полиции. Те и другие обходили стороной эти заброшенные и давно не обновлявшиеся сектора. На этом фоне задумка Кофа казалось детской по сложности. Просто придти и взять, что необходимо. Вся подготовка казалась чрезмерной и напыщенной.

- После входа я окажусь в этом секторе. Они не будут ждать меня. Главное добраться незамеченным до цели. Если это удастся, то полдела будет сделано. Архив там небольшой, проблем не будет. Риз, ты должен смотреть на сигналы вторжения, как обычно, с одним только «но». Как только их станет три, отключай меня от Сети, на каком бы этапе я не находился.

- Это может быть чревато, - нахмурился Брански.

- От шока вполне можно излечиться, сейчас полно разных средств. Специально узнавал. Делай, как я говорю. Попытаться стоит, тем более, что основной маршрут преодолен. Я на тебя рассчитываю.

- Мне кажется или ты чего-то не договариваешь? – мрачно поинтересовался Риз, сунув руки в карманы штанов.

- Это так, всего тебе знать не нужно. По крайней мере, сейчас. Обсудим позже.

- Кофа, - Риз рукой закрыл дисплей деки, не давая возможности подключиться, - так нельзя, так не делают, ты понимаешь?!

- Да, но сейчас именно это правильно, - ответит тот и добавил с улыбкой. - Ради всех нас.

Слова подняли внутри Риза странные образы, сродни тех, что он видел в своих галлюцинациях. Он невольно подался назад.

- Ты узнаешь в свое время, не нужно думать, что я веду двойную игру. Все по плану. А сейчас, Риз Брански, займи свое место, и давай работать. Промедление в нашем деле подобно сам знаешь чему, - Кофа ухмыльнулся и подмигнул. – Поговорим после, Риз. Когда все закончится.

Задав код доступа, towrope-boy привычно воткнул «джек» в разъем позади головы. Риз беззвучно выругался, но, сдержал желание придушить босса за немногословность и привычно встал за его плечом. Работу никто не отменял.

Кофа двигался к цели быстро, он хорошо знал, что и как нужно делать. Все было тихо. Ни патрулей, ни угонщиков. Казалось, еще несколько минут, и цель будет достигнута.

Снаружи послышались шаги, Риз настороженно отвлекся от наблюдения за ходом операции на мониторе. Чену? Что ему могло понадобиться здесь в самый разгар операции?

Шаги затихли – человек остановился по ту сторону двери.

В следующий момент раздался громкий хлопок.

Дверь, выгнутая и сорванная с петель, полетела прямо на Риза. Тот едва успел отскочить в сторону.

Он, но не Кофа. Его выбросило из кресла и на пол.

Из коридора в комнату ворвались пламя и дым.

Брански бросился к буксировщику, желая помочь, но в этот момент какая-то сила отшвырнула его назад. Ударившись о стену, Риз осел на пол и увидел вошедших людей. Не смотря на приглушенный свет, все были в темных очках. По татуировке на руке одного стало понятно, что перед ним представители вымирающей культуры – якудза. Один из них подошел к Кофа и коснулся его шеи.

- Поздно, - с этими словами мужчина наступил на деку, раздавив дисплей.

Кофа выгнулся, получив новый разряд.

Риз, хрипя, кинулся к нему. В голове билась одна мысль – вытащить «джек», это спасет его!

Выхватив оружие, Риз наставив ствол на босса якудза. Охрана мгновенно отреагировала, без раздумий закрыв его собой. Выстрел пробил шею одного из них, но в следующее мгновение Брански был завален на пол.

Под градом ударов он слышал хрипы Кофа.

Его поставили на колени.

Тяжело дыша, Риз смотрел в сторону, пытаясь сфокусироваться на Кофа. Тот бился в смешении двух реальностей, не способный до конца проникнуть ни в одну из них. «… быть… fg987… приближается… ради нас…».

- Где архив Системы Полей, который угнал Кофа?

Риз молчал.

- Где? – последовавший удар заставил Брански переключиться на говорившего. Агония буксировщика отошла на второй план. – Где он? – в руках якудза появился нож. – Говори.

- Я не знаю… - Риз не договорил.

Последний вскрик Кофа перетряхнул внутри каждый миллиметр нервных окончаний. Японец прищурился, его глаза напомнили щели амбразуры – хищные, холодные, несущие смерть.

Риз скрипнул зубами в бессилии. Он не уберег Кофа!!! Эти ублюдки убили его!!! В отчаянии рванулся на якудза, но холодная боль в плече остановила движение.

«… ради всех…»

Брански едва сдерживал крик. Японец проворачивал нож в ране, равнодушно глядя на фонтанирующую кровь.

- Ты скажешь, - он резко выдернул нож. – Второй возможности не будет.

- Да объясните же, о чем…

Договорить не дали. Удар по голове перевернул мир. Риз еще доли секунд видел перед лицом черные ботинки. По лицу потекло что-то теплое, все вокруг изменило цвет, став алым.

- Такой человек с такой никчемной охраной, - голос звучал далеко. Хруст разбитого стекла под ботинками врезался в сознание. – Семье towrope-boy помочь с кремацией. Он был ассом и знал дело…

И Риз провалился в пустоту…

Босс якудза молча взирал на Брански, распростертого у ног. Что-то не сходилось в этой истории. Когда один из его людей вернулся и что-то шепнул, на лице японца отобразилось удивление:

- Не слышал, чтобы буксировщики меняли охрану. Ты выяснил, кем был тот человек? – получив вместо ответа поклон, он вполне удовлетворенно кивнул. – Уходим. Этого не трогать.

***

Он не выполнил обязательств, данных Кофа, - того, за что платили и чего ожидали. Странное стечение обстоятельств, благодаря которому Риз Брански все еще был жив, не давало покоя. Он не помнил всего, что произошло в подвале, но, судя крохам, что ухватил – происходящее мало напоминало простое везение. Что-то стояло за всем этим. Риз за свою жизнь усвоил несколько правил, одним из которых было: «Якудза не оставляют свидетелей». Но он все еще был жив, но кем стал теперь? Квалификация как охранника была скомкана одним днем, все затраченные годы стерты. Его босс мертв, а он все еще дышит. Кому он будет нужен теперь? Ни работы, ни дома в городе он уже не отыщет – дурная слава быстро садится на хвост, и едва ли Брански найдется способ избавиться от нее. Кто он теперь? Гайка, выпавшая из большого механизма? Предатель? Риз не знал ответов.

В бессилии он зарычал, ударяя по земле кулаками.

«Почему?! Почему все так?! Как они нашли нас?! Все меры были соблюдены! Все было по плану! Как мог проглядеть?!! - и повалился на бок, в бессилии обхватив голову окровавленными руками. – Где же я промахнулся?»

Неожиданно ладонью Риз ощутил тонкий шрам под волосами. Сознание с небольшой задержкой услужливо подсказало, что последние несколько месяцев он не участвовал в драках, не считая перестрелок, из которых выходил без потерь.

Резко сев, ощупал шрам – свежий, не кровоточащий, с, как и положено, оплавленными краями.

«Но когда?!»

И – разговор с Кофа.

«Черт дернул ввязаться в драку!» Он сказал это? Сказал или сделал?

Металлическая рука, жаждущая влезть в нутро, голос ангела, свет и легкость опустошения. Прокручивая в голове скудные намеки на воспоминания, Риз каждый раз выходил на свое недавнее потрясение, носящее имя «31 июля». С ним проделали некий опыт, и сейчас ответ на всё хранился в его собственной голове.

***

Знакомый медик согласился помочь, но заломил неплохую цену за операцию и молчание.

«Кто знает, что мы обнаружим там внутри?» - усмехаясь, развел руками он. У Брански не было выбора и возможности попытаться отыскать другого врача. Он не знал, сколько времени подарено ему якудза.

Не раздумывая особенно долго, он согласился, пообещав, что, встав со стола хирурга, принесет ему сумму вдвое превышающую первоначальную. За аккуратное исполнение и молчание.

***

Ощущение легкости во всем теле, граничащее с пустотой в голове, заставило Риза улыбнуться. Он помнил такое по детским снам, когда летал. Сейчас казалось, что боль, физическая и моральная, от потерь друзей и недавнего провала, растворилась. Риз лежал, слушая звуки, забыв, кто он и где находится.

А после все ушло. Так же таинственно покинуло, вернув Риза к реальности. Волна боли ударила по нервам, перехватило дыхание.

Брански рывком сел и осмотрелся. Небольшое помещение с низкими стенами, чуть подрагивающим светом – он был жив, и находился в одном из подвалов Нижнего города. Рядом, как и условились прежде, никого не было.

На краю стола стояла прозрачная емкость. Риз знал, что в ней находилось.

Смерть Кофа.

Ответы на вопросы.

Его будущее.

Поднялся и медленно, на ватных ногах подошел ближе. Он слишком долго провел без сознания и тело слушалось с трудом. Внутри рождались и меркли страхи и надежды. Неверной рукой Риз взял емкость.

Чуть поблескивая синим, на донышке покоился микрочип. Сделанный в виде кристальных пластин, спаянных на наноскопическом уровне, он представлял верх мастерства современных технологий. Риз присмотрелся, стараясь лучше рассмотреть его.

«Столько людей погибло – неужели из-за этого? Не может быть, чтобы все это время чип был в моей голове», - мысль сжала горло, а перед глазами встала красочная картинка. Якудза, вживую вырезающие у него чип. Хлынувшая кровь. Его собственный крик.

Риз вздрогнул, и колба предательски выскользнула из руки.

Падение растянулось во времени на вечность.

Брански попытался на лету ухватить ее, но лишь неудачно отбил в сторону. Колба ударилась о плиты пола и рассыпалась на сотни осколков.

От напряжения Риза передернуло. Как такое возможно?

Он упал на колени и сгорбился, словно не веря своим глазам. Теперь перед ним лежало два синеватых осколка микрочипа.

Меньше всего на свете Риз думал увидеть это.

- За что?! – в исступлении проговорил он, неловко подбирая осколки в ладонь. Загрубевшие от обращения с оружием руки не сразу смогли сделать этого. – За что?! – в исступлении повторял он.

Все обрушилось за долю секунды.

«… ради всех… … fg987… ради нас…»

Вот они – ответы, в его руках, но они безмолвны.

В отчаянии Брански заскулил как зверь, захрипел, нелепо задрав голову, глядя вверх. Откуда-то в голове всплыли слова, произнесенные отцом в далеком детстве, когда Риз по неосторожности спалил гараж: «Ты ничего не можешь противопоставить миру, ты бессилен. А своими безответственными действиями ты однажды убьешь всех нас»…

Зажав в ладони осколки чипа, Риз поднялся и, ничего не видя перед собой, натыкаясь на углы, выбежал из подвала.

***

- Все произошло как вы предполагали, босс. Вот кристалл.

- Сколько вы заплатили хирургу?

- Около двухсот.

- Невысокая цена за подобное сокровище. Сработали отлично. А где этот Брански?

- Последний раз его видели в Нижнем городе. С парнем, похоже, беда. Спятил и повсюду ищет людей, способных помочь собрать воедино кристалл.

- Это едва ли удастся и он об этом еще не раз пожалеет. Ты можешь идти, Майлз.

- Один вопрос, босс. Позволите?

- Спрашивай.

- Что было на кристалле, который вы подбросили Брански?

- Откровение…

***

Небольшая пластиковая колба выскользнула из рук. Риз наклонился, чтобы в очередной раз выловить ее из лужи, но внутри вдруг резко и неприятно защемило, на мгновение стало невозможно дышать, и он бессильно повалился на землю.

Мимо кто-то прошел, переступив через него и пренебрежительно сплюнув.

«Мы все трупы. Ты и я, осталось немного», - Брански закрыл глаза от ужасного осознания.

Встать он не мог, не было сил и потому так и остался лежать на грязном асфальте. Перед глазами покачивалась маслянистая поверхность воды.

«Ради всех нас… - безумный отчаянный крик пронесся по улице, пугая пока еще ничего не подозревающих прохожих – Ради нас!»

Где-то наверху дрожала, исчезая, зыбкая защита купола…

---

*Towrope-boy – дословно «буксировщик». Буксировщики занимались угоном информации, не всегда ставя перед собой цель обогащения. Зачастую это делалось из собственных соображений и принципов, как месть или ради забавы. Профессиональным угонщикам они не составляли конкуренции, но, тем не менее, конфликты были нередки

17 июля 2005 г.

+свежий апдейт от 3 апреля 2010

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 6
Комментарии

Здрасьте-здрасьте!

Ждал от Вас чего-нибудь нового.

Сразу по рассказу. Выглядит немного сырым, неотточенным. С изложением и подачей истории у Вас все нормально, но частенько натыкаешься на обидные кочки. Имеются ненужные повторы, тавтологии, нагружающие рассказ. Торопились?

Повествование легкое, приятное, но в этом плане “Аналог”, на мой взгляд, кажется лучше.

История, в которую попал Риз, трудно назвать оригинальной. Но подать ее с более свежего ракурса у Вас отчасти получилось.

Не смог сдержать улыбку, когда был упомянут некий Город. Наверное, это неподсознательное желание добавлять такой символический штрих в чуть ли не каждый рассказ жанра “киберпанк”.

Вообще, для меня атмосфера произведения оказалось сложной. В смысле, что присутствуют много технических штук и наворотов. Но это уже прихоть автора: озадачить и запутать читателя новинками будущего.

Итог: твердый “среднячок”. Коктейль из якудза, хакеров и крепкой травы.

^___^ и вам доброго дня!

Да, торопилась, было дело :) Жаль конечно, что это заметно... Но, думаю,что по возможности на досуге подправлю) Постараюсь по крайней мере).

Ну без Городов и якудза, кажется, киберпанк уже не киберпанк. Это как бы некие символы что ли. Но в целом можно попробовать и без них обойтись.

Насчет атмосферы... Честно говоря, меня несколько порадовало, что отметили ее сложность, т.к. в этом тоже есть некая фишка. Но задачи путать читателя не было конечно, скорее, показать мир чуть-чуть изнутри, дать соприкоснуться с прогрессом и пр.

Т.к. писала это дело, припоминая истории от Гибсона, стараясь чуть передать атмосферу оттуда, то считаю вашу оценку вполне нормальной) Трояк заработала честно :)

Спасибо за отзыв!)

---------------

It found a voice... Now it needs a body...

Быстрый вход