Тотализатор

…Из обрывков черно-серых облаков вынырнул беспилотный вертолет. Он совершал патрульный облет территории. По документам высокого начальства эта территория, этот разрушенный город в обрамлении разбитого бетонного кольца, значился, как ZONE-67/11. А в разговорах между собой офицеры обычно употребляли старое название города, переделанное на англоязычный лад.

Аппарат, не спеша, послушный воле операторов, летел к центру этого города, бывшей столицы государства. По сравнению с боевыми геликоптерами войск Коалиции, этот аппарат был невелик, - меньше легкового автомобиля. На металлическом корпусе в отблесках вспышек взрывов можно было различить бледный, бескровный серо-зеленый силуэт звезды в широком круге.

ZONE-67/11 до сих пор оставалась неспокойным местечком. После прихода войск НАТО город превратился в одну большую бесконечно полыхающую бойню. Многочисленные вооруженные группировки и банды на развалинах бывших жилых кварталов начали невиданную резню, которая не стихала до сих пор. Командование НАТО даже не пыталось навести порядок в этом городе, даже не стало вводить туда войска – это было чревато большими потерями. Город просто окружили по периметру автоматическими стрелковыми системами, уничтожающими все, что приближается к запретной зоне. На границе зоны несли караульную службу небольшие гарнизоны, - в основном из Германии и стран Восточной Европы. Леса, окружавшие этот город, обработали дефолиантами, где-то просто выжгли. Много чего сгорело во время активной фазы операции.

Ждать, по сути, оставалось немного. Население бывшей столицы таяло с каждым днем. Кто-то погиб во время бомбежки города, кто-то умирал уже позже, - от отравляющих газов, пожаров, от холода, голода и болезней, когда прекратили работу городские коммунальные службы, и прекратился подвоз продовольствия. Многие погибли в ходе непрекращающейся гражданской бойни. Все же по подсчетам военных специалистов на территории города еще могло оставаться от пятисот тысяч до полутора миллионов человек. Много еще предстоит работы.

Аппарат пролетал над разрушенными, черными, безжизненными многоэтажными домами, над дорогами, на которых навсегда застыли металлические корпуса автомобилей. Видеокамеры бесстрастно наблюдали за редкими проявлениями активности на земле, - вот человек в военной одежде тащит на одеяле труп женщины. Вот совсем крохотная девочка пробирается, как испуганная мышка, между сгоревшими автомобилями, держа за спиной связку хвороста. Вот женщина, испуганно вглядываясь в небо, перебегает улицу, держа за руку ребенка, и быстро прячется в подвале.

Небо и смерть – теперь синонимы для местных жителей. Это они поняли быстро.

Темный горизонт озаряли редкие вспышки взрывов. В это момент на фоне темного неба проступали черные силуэты разрушенных высотных зданий. Появлялись, и тут же исчезали в черноте.

Пошел дождь. Частые капли воды в непроницаемой мгле падали на сырую землю, смешиваясь с кирпичной пылью и свежей кровью.

Летающий робот поднялся выше. Теперь он летел над центром города. Внизу оставались вспышки костров, руины на месте когда-то роскошных зданий, целые вереницы сгоревших автомашин, темные храмы со сбитыми крестами, с пробитыми куполами-луковичками. Впереди показались очертания древних средневековых сооружений из темно-красного кирпича.

Аппарат завис над холмом, окруженным высокой каменной бурой стеной. На холме были видны руины правительственных зданий, шикарных когда-то дворцов, обращенных в прах воздушными ударами Коалиции. От величественных храмов остались только нагромождения оплавленных камней. Единственным напоминанием о былом осталась высокая башня-колокольня с уцелевшим восьмиконечным крестом над куполом.

У подножия холма петляла унылая, мертвая река. Робот сфокусировал внимание камер на торчащем из воды корпусе прогулочного корабля. Следом операторы увидят черный обгрызенный позвоночник широкого моста. А потом – все те же разбитые офисные здания, дома, лабиринты улиц, черные силуэты церквей.

У восточного участка уцелевшей крепостной стены на широкой площади, выложенной еще в незапамятные времена брусчаткой, горели костры. Беспилотник завис над не пойми как уцелевшей высокой башней с огромным часовым циферблатом. Высокий шпиль башни венчала сохранившаяся по недоразумению пятиконечная звезда.

Аппарат бесстрастно наблюдал за происходящим на широкой древней площади. А там, стояли друг напротив друга две агрессивно настроенные группы молодых людей, готовясь к побоищу.

Крики, ругательства и угрозы, редкие выстрелы, объятая огненным заревом ночная площадь в центре города, - такое уже не часто увидишь в зоне 67/11. Наверное, люди-операторы тоже решили полюбоваться на красочное зрелище, - разборку аборигенов. Скорее всего, кто-нибудь из операторов, уже стремглав вскочил со стула, налаживая записывающую аппаратуру, чтобы потом выложить запись в Интернет, поднять себе рейтинг.

Две массы, два строя людей, оборванных, израненных, с факелами, камнями и железными прутами в руках, с нечеловеческой злобой, с криками, бросились друг на друга, избивая и калеча своих бывших сограждан, соседей, знакомых. Над одним строем развевалась изорванное подобие знамени с изображением восьмиконечного креста, какой обычно встречается на русских церквях. Символом их оппонентов был равноконечный крест с загнутыми краями.

И неслось над древней площадью:

- Ублюдки жидовские! Вы Россию продали!

- Сгорите в аду, бесовские выродки!

- С нами Перун!

- С нами Бог!

- Во имя отца и сына и святаго духа, аминь!

- Херачь выродков жидохристианских! За великую арийскую Русь! За наших арийских богов!

Наверное, в оперативном штабе операторы сейчас бились об заклад, делали ставки, те или эти возьмут верх. К концу дежурства кто-то из операторов станет богаче на пару сотен долларов, а кто-то уйдет на отдых с похудевшим бумажником.

Это было единственное развлечение дежурных операторов, когда на базу приезжало с проверкой высокое начальство, и нельзя было расслабленно сидеть за монитором с бутылочкой холодного пива или выловить в развалинах себе на потеху пару местных одичавших девчонок. Только найти где-нибудь на территории зоны встречу подобных милых компаний и смотреть бесплатный боевик, стопроцентно приближенный к реальности.

Все больше и больше убитых и искалеченных людей падали наземь. Вопли ярости смешались с криками и стонами умирающих. Брусчатка площади была покрыта скользкой пленкой крови. Еще десяток минут, и здесь не останется ни одного бойца, способного поднять руку.

Внезапно новый боевой клич огласил площадь. Со стороны развалин торгового центра, который аборигены называли «Gum», ринулась в атаку новая группа бойцов. Их «боевые знамена», а точнее просто тряпки и обрывки материи, были кроваво-красного цвета. Над площадью прозвучали новые призывы:

- За нашу советскую родину! За родину, за Сталина! Руки прочь от нашей святыни!

Месилово возобновилось. Беспилотник опустился чуть ниже. Операторы, наверное, на седьмом небе от счастья, - столько участников, такая баталия у стен поверженного города. И самое приятное то, что живая сила противника сама уничтожает себя. Неизвестно, что «красные» считали своей святыней? Может эту пробитую пирамиду из черно-красного гранита с усеченной верхушкой? Тогда волноваться нечего, своей святыней они сегодня точно завладеют!

А в дело вмешалась уже четвертая сторона. С юга на площадь, мимо обезглавленного кирпичного собора на площадь вползали обшитые металлом грузовики. На них были установлены пулеметы. Крики бойцов заглушили пулеметные и автоматные очереди. Из кузовов спрыгивали на землю бородатые смуглые люди в черных одеждах, в черных повязках с арабскими письменами:

- Алла ху акбар! Сдохните, русские свиньи!

Смуглые бородачи весело принялись истреблять русских, не разбирая кто за кого. Автоматные очереди скоро смолкли, видимо у мусульман тоже были проблемы с боеприпасами. «Воины Аллаха», размахивая автоматами и длинными свиными ножами, улыбаясь и выкрикивая что-то на своем языке, ринулись добивать еще живых.

Внезапно робот получил приказ включить прожектор. Наверное операторы решили пожалеть аборигенов, вынужденных убивать друг друга в полутьме, при свете догорающих костров. Яркий пятно света упало на площадь. Аборигены остановились, поднимая глаза в черное небо.

Потом пришла команда задействовать боевые блоки:

- Атас! Пендосская вертушка! – крикнул кто-то.

Группа аборигенов, забыв про свои разборки, бросилась врассыпную, кто куда. Как тараканы, когда на кухню входит хозяин квартиры и включает свет. Жалкие, оборванные, окровавленные люди топтали друг друга, бежали без оглядки по разрушенным улицам, ныряли в щели, в подвалы, самые прошаренные открывали канализационные люки и ныряли под землю, в вязкую вонючую жижу. Их тени, длинные, бесформенные, метались в свете костров по еще уцелевшим стенам, по асфальту, покрытому трещинами. На брусчатке остались тела погибших, умирающих людей, до которых уже никому не было дела.

С пилонов робота сорвались ракеты. Бахнули взрывы, на площади стало ярче. Три грузовика мусульман превратились в огненное месиво. Из корпуса аппарата показалось дуло автоматической пушки. Грохнула очередь, на землю полетели пустые гильзы крупнокалиберных патронов.

Из корпуса аппарата показалось дуло автоматической пушки. Грохнула очередь, потом еще одна, на землю полетели пустые гильзы крупнокалиберных патронов. Падали на землю, брызгая кровью во все стороны, мертвые христиане, язычники, исламисты, коммунисты, жалкие тени своих прадедов.

Площадь опустела. Только огонь и многочисленные трупы. Еще одна зима выкосит оставшихся дикарей под корень, а потом можно будет спокойно зачистить район, не опасаясь серьезных потерь.

А потом робот получил команду вернуться на базу. Операторы вспомнили, что в машине заканчивается горючее, и, если аппарат будет потерян из-за их ротозейства, начальство приголубит, мало не покажется! Как-никак, материальная ответственность! Хотя, чего суетиться? В войска ежедневно поступают десятки новых беспилотных летательных аппаратов. Чего беспокоиться о какой-то старой рухляди?! Появились и «леталки» нового поколения, киборги, работающие автономно. За ними не нужно присматривать, им вводи программу, только нарезай квадраты для патрулирования, они сами все сделают в лучшем виде! Хотя, если парк БПЛА будут составлять только такие «умники», не будет уже таких развлечений. Ничего! Всегда можно придумать еще что-нибудь, поинтереснее, дело только за фантазией!

Бездушная, холодная летающая машина набрала высоту и на предельной скорости устремилась к северу, оставляя за кормой полыхающую площадь, залитую кровью землю и поруганные святыни некогда великого народа, который наконец-то познал истинные для себя демократические ценности…

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 47
Комментарии

Рассказ оставил тяжелые впечатления. Горько, реально, мрачно.

Увы!!! Но зачем руки раньше времени поднимать? Еще потрепыхаемся.

Отлично написано! Картину легко в голове представить, такое не всем удаётся. Было бы неплохим прологом к какому-нибудь роману типа "Освобождение"...

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

"Истину не пожинают. Истину подбирают зернышко за зернышком, и она становится вашим достоянием и кладом для вас."

А после такого возможно освобождение?

Ага.Не стоит терять надежду...и ленится мочить окупантов и прочих...

Хм узнаю Россию неплохой рассказ.

P.S( Извени а какой флаг у тебя нарисован в кольце, а то знакомое а вспомнить не могу)

_______________________________________________________________________________

Без смерти невозможна жизнь, без жизни не возможна смерть.

Простая истина.

Россия и Грузия!

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

"Истину не пожинают. Истину подбирают зернышко за зернышком, и она становится вашим достоянием и кладом для вас."

СПС

_______________________________________________________________________________

Без смерти невозможна жизнь, без жизни не возможна смерть.

Простая истина.

Мдям,хороший рассказ

но как не горько осознавать что тольеко перед лицом общего врага у всех росиянцев одинаковый рефлекс.

___________________________________________________________

Если бы не постоянное желание повесится жизнь была бы невыносимой!

Уже нет и перед лицом общего врага. Рассказ, кстати, об этом.

М да... Я не знаю, что сказать... 10.

_______________________________________________________________

Первая революционная бригада имени товарищей Эрнесто Че Гевары и Фиделя и Рауля Кастро.

Что тут сказать, читал как будто в ящик смотрел...все описано очень реалистично, спс 10.

_____________________________

зло это лишь точка зрения.

10! Отлично!

Таких как этот рассказов мало. Побольше бы. Написанно замечательно читаешь как будто фильм смотришь. К этому накидывается еще и глубокий смысл... в общем 10!!!

Я до этого торопился по этому по быстрому черканул коммент.

Не знаю, что вы здесь нашли превосходного. По-моему здесь совершенно нет ни реалистичности, ни атмосферности.

Молите Бога, чтобы реалистичности не было!

Написано неплохо... но 9... за то что так мало!

Быстрый вход