Армагеддонотерапия 2. Глава 1. Реабилитация.

Ничто не заслуживает жизни

И никогда не заслуживало.

Когда Кирилл открыл крышку цилиндра, ничего не произошло. Он ожидал другого - быстрого смертельного исхода.

- Ты что? Думал, всё будет так просто? - спросил Смирный, держа медика на мушке.

Он быстро подошёл к раненному Кириллу, отобрал у него металлический цилиндр и, закрыв крышку, положил его в хромированную коробку.

- Чтобы освободить вирус тебе потребуется специальный ключ, болван. Здесь имеется хорошая система защиты - подполковник толкнул ногой сидевшего на коленях медика.

Тот завалился на бок, зажимая кровоточащую рану в животе. Его лицо скривилось от боли и ненависти к этому гаду. Сейчас больше всего на свете Кириллу хотелось задушить Смирного, отправить его на тот свет, но он не мог этого сделать, потому что и сам уже был одной ногой в могиле.

Подполковник надел противогаз и неспеша побрёл к выходу, с наслаждением слушая, как стонет человек, который минуту назад чуть не освободил всадников Апокалипсиса.

Кирилл держался за живот, он чувствовал, как майка пропитывается кровью, как расползается пятно и увеличивается багровая лужа на полу. В глазах начало темнеть. Он медленно терял жизнь. С каждой секундой и потерянной каплей крови его душа отделялась от холодеющего тела. Ещё немного, думал он, и мы снова встретимся. Настя.

Кирилл закрыл глаза и представил её лицо. Лицо ангела в лучах неземного слепящего света, от которого исходило мягкое тепло. Сейчас он прикоснётся к ней, стоит только дотянуться.

Он лежал, сжавшись клубком, одной рукой, прижимая рану, другой, тянувшись к чему-то невидимому. Кирилл почти дотянулся, когда услышал шаги, приближающиеся к нему. Его окликал знакомый голос. Кто-то тряс его за плечи и больно шлёпал по небритым щекам, пытался открыть глаза и привести в чувства.

Не надо, думал Кирилл, мне уже лучше, я ухожу туда, где мне будет хорошо, я иду к ней.

- Кирилл – будто сквозь ветер слышал он – Кирилл, открой глаза!

Чей это голос? Он мне знаком, ломал голову умирающий медик, я его знаю? Уверен, что где-то слышал его. Интересно, кому он понадобился?

- Кирилл! – снова позвали его словно издалека – Не умирай.

Кто это такой настырный? Он не даёт мне отдохнуть, размышлял Кирилл, заткнись и уйди прочь, не мешай мне!

- Вставай же! – кто-то обхватил его подмышками и, кряхтя от тяжести, поволок по полу в сторону распахнутой двери – Пожалуйста, только не умирай.

Кирилл почувствовал, как солнечные лучи коснулись его лица. Кажется, он на улице, под открытым небом. Его тянут по земле и умоляют не умирать. Две слабенькие ручки, обхватившие его, кому они принадлежат? Кому нужны его знания и навыки, кому ещё нужно видеть его живым?

Кирилл отпустил рану, больше не в силах бороться с кровотечением и с силой, нависшей над ним, имя которой – Смерть.

Голова повисла, тело обмякло в объятиях слабенького человечка, пытавшегося дотащить избитое тело медика до входа в бункер. Он перестал сопротивляться, потому что так легче. Боль практически исчезла.

Он ещё слышал, как кто-то кряхтит и ругается матом, но этот голос удалялся всё дальше и становился почти не слышным.

Кирилл ощутил, как его ноги охватили ещё руки, более сильные. Слабенького спасителя со знакомым голосом заменили две пары накаченных рук. Они тащили его намного быстрее, боясь опоздать. Кирилл учуял в воздухе запах горелого, вдалеке он расслышал редкие звуки выстрелов. Видимо, добивали отморозков, окруживших лагерь. Затем солнце пропало, и тело его начало плавно погружаться куда-то вниз. Рану на животе крепко сжимала чья-то рука.

- Потерпи. Скоро всё пройдёт – услышал он сквозь лязг подъёмных механизмов.

Лифт спускал их глубоко вниз.

Потом его положили на каталку и повезли через длинный коридор. Тревожные голоса вокруг него твердили о нитевидном пульсе, об уменьшающейся частоте дыхательных движений, о количестве потерянной крови. Кто-то на ходу открыл ему глаз, чтобы проверить реакцию на свет.

Кирилл увидел, как быстро его везут, как быстро мелькают лампы, освещавшие коридор. Глаз закрылся, но сквозь веко, он чувствовал, как меняется свет. Темно, светло, снова темно.

Тело его перенесли на холодный операционный стол. Кирилл нашёл силы, чтобы разлепить глаза, и в них тут же ударил яркий свет круглой лампы. Одежду разрезали ножницами, обнажив рану. В вену укололи иглой. В то же мгновение Кирилл начал медленно погружаться в сон. Последнее, что он увидел, это была кислородная маска, которую натянули ему на лицо.

***

- Как он?

- Состояние стабильное. Скоро пойдёт на поправку – сказал Геннадий Рувимович, стоявший перед лежавшим на больничной кушетке Кириллом – А ты молодец. Он бы помер, если б не ты.

Хирург улыбнулся парню за стеклянной дверью. Подросток весь сиял. Не только из-за того что спас человеку жизнь, он впервые оказался в бункере. И, несмотря на то, что ему пришлось пройти дезинфекцию и лишится своей одежды, которую сожгли, он был рад попасть сюда. Ему выдали комплект чистого белья, сытно накормили и разрешили навестить больного.

- Можешь зайти сюда – сказал хирург, указывая на стул.

Парень зашёл в палату и присел рядом с Кириллом, который потихоньку приходил в сознание. Наконец-то, он узнал, кому теперь обязан жизнью. Кирилл узнал своего спасителя. Больше недели назад медик принимал роды у его сестры.

- Привет – хрипливым голосом поздоровался Кирилл с посетителем – Как там малыш?

Подростка немного удивил его вопрос:

- Нормально. Жрёт да спит.

Кирилла рассмешил его ответ, но острая боль в животе заставила его утихнуть.

- Спасибо тебе – чуть позже сказал он, морщась от боли, - Я перед тобой в долгу.

- Замётано – хмыкнул паренёк.

- Ладно, – вздохнул доктор – Мы пойдём. Тебе нужен отдых.

Парень крепко пожал Кириллу руку и вышел с врачом из палаты. Через некоторое время пациент заснул.

Ему снился кошмар. Он снова и снова наблюдал за тем, как погибает его любимая. И он ничем не мог ей помочь. Кирилл вопил во всё горло, срывая голос, из его глотки вырывался стон. Глаза выражали страшную печаль и горе, слёзы катились по щекам. Он был готов отдать свою жизнь за неё, продать душу дьяволу ради этой девушки, но судьбу не обманешь, время ушло и его не вернуть назад.

***

- Настя! – Кирилл проснулся весь мокрый.

Он дрожал, пот лился ручьями с его головы. Живот сильно болел, и ещё он почувствовал дискомфорт в паху. Кирилл приподнялся и увидел у себя между ног медсестру, которая ставила ему катетер Фолея. Это его немного смутило.

- Я вас разбудила? Извините, я не хотела – сказала она, закончив с катетеризацией, - Вы звали какую-то девушку во сне. Кто она?

Кирилл накрылся одеялом, скрыв мочеприёмник, который начал наполнятся желтоватой мочой.

- Не важно – сухо произнёс он.

- Позже я сменю повязку – медсестра решила не доставать его вопросами и покинула палату.

Так проходило лечение: медсестры и врач приходили перевязывать его, ставили ему капельницы, делали уколы. Парень, спасший его, навещал Кирилла через день. Состояние больного вскоре нормализовалось, он восстанавливался, и силы вновь возвращались в его тело. Рана быстро заживала. В течение всего курса реабилитации медик занимался специальной гимнастикой, чтобы совсем не потерять форму, соблюдал диету и пытался не сойти с ума в одноместной палате. Каждую ночь ему снилась Настя. Он скучал по ней, её голосу, запаху, взгляду. На душе было неспокойно. К физической боли присоединилась боль душевная.

Когда шов затянулся, Кириллу разрешили подняться на поверхность. Он вколол себе дозу Виндикты, препарата, защищавшего от радиации, и отправился наверх. Поверхность встретила его, довольно, доброжелательно. Солнце светило ярко, на небе не было ни облачка и в воздухе веяло теплом.

Он пришёл в своё жилище. Затаился в проёме двери, оглядывая погром внутри. Взгляд его остановился на красном пятне, оставшемся на полу. Кирилл прибрался, перевернул мебель, расставил вещи по местам и смыл кровавое пятно с пола. Затем он уставился на стену, обклеенную плакатами с обнажёнными девушками, и решил сорвать непристойные обои. Под руку попался и Гиппократ с продырявленной головой, и газетные листовки с заголовками, гласящими о скором конце света.

Закончив с перестановкой мебели, Кирилл вышел из своей норы и обнаружил у входа растущий цветок. Он рос прямо у самой стены, тянулся к солнцу, опираясь о кирпичи лепестками. Кирилл прервал его жизнь, сорвав с «клумбы».

Медик, прихрамывая, поплёлся за пределы лагеря. Жители смотрели на него так, словно увидели призрака. Кто-то радостно здоровался с ним, другие крестились, завидев его, ведь по поверхности ходили слухи, что Кирилл погиб. Информация оказалась ложной.

Он шёл к тому месту, где потерял её. Шёл туда лишь с одной целью – он хотел попросить у неё прощения. После того как её убили, Кирилла почти в бессознательном состоянии оттащили обратно в лагерь, и он не успел проститься с нею. Сейчас он хотел исправить ошибку.

- Привет, Насть – сказал он с подобием улыбки на лице – Я тут принёс тебе кое-что – Кирилл аккуратно положил цветок на асфальт, изрытый глубокими трещинами, - Вот, не букет конечно, но…

Он и не заметил, как задрожали его губы.

- Мне тебя не хватает. Я так скучаю… - слёзы щекотали его небритые щёки – Если б ты знала, как мне плохо без тебя.

Кирилл просидел так до самого заката, разговаривая сам с собой. Но это стоило того, ему стало намного легче. Жизнь продолжалась.

- Прости меня – сказал Кирилл, поднимаясь с грязного асфальта.

Шов в это время дал о себе знать, рана заболела, и он охнул от боли. Когда солнце зашло, медик направился обратно в лагерь, к бункеру. Спустившись в убежище, Кириллу сообщили новость. Для всех жителей бункера это была трагедия, для Кирилла же эта новость оказалась самой хорошей за последние несколько месяцев.

Подполковник Смирный Юрий Григорьевич скончался от лучевой болезни.

Кирилл вспомнил момент, когда стянул с него противогаз, и тот надышался радиоактивным воздухом. Это тебе за Настю, думал он.

На лице Кирилла засияла улыбка.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 7

Быстрый вход