Армагеддонотерапия 2. Глава 4. Грифон.

В темноте послышался стук, затем быстро удаляющиеся шаги. Тяжёлый люк с нарисованным красным крестом снаружи отворила пожилая монахиня. У входа в приют на полу она увидела тело. Это был мальчик, на вид ему было лет пять. Он лежал, свернувшись клубком, с закрытыми глазами. Монахиня испугалась, что ребёнок мёртв, она подбежала к нему и убедилась в обратном. Паренёк просто крепко спал. Ещё один подкидыш, подумала женщина, поднимая на руки пацанёнка, вымазанного в грязи, и затащила его внутрь.

Ребёнок был очень худым и слабым, он страдал от обезвоживания и не умел говорить. Мальчик не знал своего имени, не знал своих родителей и почему они избавились от него. На шее у него висел крестик, на обратной стороне, позади распятия был изображён лев. Церковники дали ему имя – Гурий, что в переводе с древнееврейского означает львёнок.

В бункерской церкви сироту научили говорить и писать, взамен он служил церкви, работал на благо людей, которые помогли ему. Каждую ночь он молился. Церковь стала ему домом, он обрёл семью и защиту, Гурий превратился в защитника веры, воина Господа.

***

Вертолёт пролетал над пустыней, внизу виднелись одинокие постройки, полуразрушенные домики, покошенные столбы и заборы. Они летели вдоль дороги, которая еле просматривалась через толстый слой песка.

- Так ваша фамилия Шторм? – спросил Кирилл у девушки.

Та кивнула, улыбнувшись небритому медику.

- Интересно как подобрали команду, даже фамилии почти одинаковые – говорил Кирилл, пытаясь поддержать разговор, - Моя, например, Громов. У нас с вами есть что-то общее.

- Не вижу никакой связи – ответила ему Ирина – Единственное звено, связывающее нас, так это задание.

- Никто случайно больше не имеет подобной фамилии? – продолжил медик, тем самым вызвав смех у команды, - Вы случайно не Молния? – спросил он у Гурия.

Несмотря на шум двигателя, они прекрасно друг друга слышали через переговорные устройства, разместившиеся на ушных раковинах. Гурий обернулся на шутника, и тот сразу представил себе серьёзное выражение его лица.

Но в тот же миг в респираторе Гурия прозвучал сигнал тревоги. Он навострил уши, перезарядив пулемёт и выглянув в открытую дверь. За бортом, внизу было замечено движение. То, что они увидели, можно было описать как извержение или гейзер, только вместо раскалённой лавы или воды, высоко в воздух вырывался песок. Два песочных фонтана пробивались из-под земли.

- Что за чертовщина? – выругался Егор, направляя машину подальше от опасности.

- А теперь с этой стороны – предупредила его Элиза – Смотри вон там ещё три!

Они наблюдали за тем, как пустыня дышала, словно живой организм. С разных точек, окружив «Стрекозу», пробивались десятки песочных колонн.

- Кажется, земля высмаркивается – сказал Кирилл, не сводя глаз от столбов пыли, - Главное, чтобы нас не задело.

Гурий молился вслух, и вся группа слышала его обращение к Богу за помощью.

- По-моему заканчивается – предположила Ирина.

Песок и в самом деле начал оседать, извержения вдруг прекратились, так же внезапно, как и начались. Вертолёт был в безопасности, он летел правильным курсом.

- Молитва творит чудеса – с облегчением вздохнул Гурий, держась за поручень над головой.

- А вы не думали, что это просто совпадение? – Кирилл был атеистом, и он терпеть не мог людей, которые якобы общаются с Всевышним.

Группа была почти одного возраста, но все они были такими разными.

- Нет. Это не совпадение – спокойно говорил Гурий, ещё больше раздражая медика, - Бог усмирил природу, дав нам возможность, продолжать борьбу за души людей, которые ждут нашего возвращения. Нужно просить Бога, и он тебе обязательно поможет. Нужно верить.

- Чёрт – выругался Кирилл – Я лучше вздремну. Увидите что-нибудь интересное, толкните меня.

Затылок его почувствовал холодное стекло, которое притупило головную боль. Кирилл с наслаждением закрыл глаза, последнюю неделю его мучила бессонница, а сейчас ему вдруг захотелось поспать.

***

Ирина с детства любила рисовать. В общеблоке на четвёртом уровне она обрисовала все стены цветными мелками, которые получила в подарок от какого-то доброго старика. Жители блока были не в восторге от её творчества, некоторые постоянно ругали её и жаловались родителям девочки, обнаружив новые творения юной художницы. Другие наоборот хвалили талант ребёнка, и даже подсказывали, как правильно изображать ту или иную вещь. Ей приносили книги и журналы по искусству, дарили карандаши и бумагу для рисования, продолжая развивать в ней новые способности, поддерживая и помогая продвигаться дальше. Родители гордились своей единственной дочерью и пытались дать ей лучшую жизнь.

Когда Ира повзрослела, ей предложили работать в хранилище бункера. Сначала она была рядовым сотрудником, работала с картотекой, возилась с бумагами и выполняла скучные и простые задания. С каждым годом её запас знаний пополнялся новыми ячейками. Она получила прямой доступ к картинам, хранилище распахнуло для неё свои двери. Мечта осуществилась, думала она, жаль, что родители не дожили до этого счастливого момента.

Она видела поверхность только на картинках, любовалась солнцем и небом, зверьми, людьми и транспортом, изображёнными на полотнах кистью великих художников. Ей это нравилось, но в ещё больший восторг она пришла, когда ей посчастливилось подняться наверх. Бункерские учёные тогда проводили эксперименты над своим препаратом. И Ирина стала одним из добровольцев. Средство действовало. Наконец, Ирина увидела солнце.

***

Командир Элиза глядела в окно. Они пролетали над руслом высохшей реки и только что проскочили мост. Мир за стеклом вымер, превратившись в сухую пустошь, задумалась амазонка, потирая пальцами шрамы на щеке, он больше никогда не восстановится, шрамы никогда не заживут.

Егор, сидевший рядом, тоже так думал. Именно поэтому он каждый день проживал как последний, он жил в своё удовольствие, брал от жизни всё. Она же в свою очередь наградила парня кучей долгов, оравой врагов и пачкой неприятностей. Альберт Маркович пообещал избавить его от всего этого, чтобы тот продолжил жить так, как раньше.

- Что это? – встрепенулась Элиза – Приготовиться к бою! – почти вскрикнула она, обернувшись назад.

- Проснитесь Кирилл - испуганная Ирина начала толкать задремавшего медика.

- Прошу, перейдём на Ты – спокойно сказал он, широко зевнув.

Его сон отошёл на второй план, когда застрочил пулемёт Гурия. Стрелял он не вниз, а куда-то вверх, прямо над собой.

- Справа! – воскликнула Элиза, рыская по окнам, - Там! Стреляй!

Снова раздались оглушающие выстрелы. По полу зазвякали отстреленные гильзы.

Над вертолётом нависла тень. Снаружи, сквозь шум вращающихся лопастей доносился какой-то шорох, словно там порхала гигантская птица. Потом послышался клёкот и пробирающий до мозга костей страшный визг.

- Твою мать! – завопил Кирилл, увидев порхающего рядом с вертолётом монстра.

Это была отвратительного вида тварь чуть меньше их вертолёта, её крючковатый клюв постоянно клацал, а из глотки вырывался писклявый рокот. Мускулистое тело было покрыто грязной шерстью, на концах верхних и нижних конечностей имелось по четыре когтистых пальца. Крылья были просто огромными, и на свету можно было разглядеть сосуды, проходящие под кожей перепонок. Сзади болтался остроконечный хвост. Грифон выглядел жутко.

- Мочи! – завизжала Ирина, когда птеродактиль решил протаранить вертушку.

Пулемётная очередь пробежалась по перепончатым крыльям летающей гадины, изодрав их в клочья. Птица начала заваливаться на бок, терять высоту и ориентацию, с оглушительным криком она набросилась на вертолёт. Её верхние конечности уцепились за борт «Стрекозы», тем самым накренив машину. Когти пробили обшивку и разбили стекло боковой двери. Тварь сложила за спиной порванные крылья и просунула морду внутрь, скобля клювом по полу. Птица сорвала пулемёт Гурия с креплений, когда тот дал по ней ещё одну очередь, и завизжала от боли, окатив напуганных пассажиров вонючей слюной, смешенной с кровью. Она заклацала клювом, пытаясь отгрызть кусок от кого-нибудь из людей. Её маленькие глазки сверкали в темноте, как у кошки, что придавало ей мистичности. А хвост твари забарабанил по окнам с другой стороны вертолёта. Окна разбились под его ударами, и команду засыпало мелкими осколками.

Кирилл и Ирина открыли огонь из автоматов, к ним присоединилась и командирша, высунувшаяся из кабины. Они распотрошили грифону голову, раскрошили его череп, заставили птицу заткнуться. Но убив монстра, они не решили проблему, а наоборот усложнили её.

Забрызганная птичьей кровью и заляпанная кусочками истерзанной плоти, троица с вылупленными глазами следила за переваливающейся из стороны в сторону головой твари.

- Мы падаем! – предупредил Егор, еле справляясь с машиной, - Скиньте её, слишком большой вес!

Гурий уставился на когти, проткнувшие металл.

- Давайте вместе – сказал Кирилл, упираясь ногами в мёртвое тело пернатого, - Помогай же, Ира!

Они принялись выталкивать монстра наружу, кряхтя от тяжести. На ветру зашелестели обрывки его крыльев, и начала разлетаться во все стороны пульсирующая кровь из порванных жил мутанта. Когти ослабили хватку и отцепили дырявое железо, грифон вывалился из вертолёта. Машина, почувствовав резкий сброс лишнего веса, быстро набрала высоту.

- Господи – выдохнул Гурий – Что это было?

Никто ему ответить не смог, все были в шоке. Испугаться толком никто не успел, шок был от неожиданности.

- В следующий раз – спустя некоторое время, раздражённо сказал Кирилл – Когда увидите что-нибудь интересное, не будите меня!

Распотрошённый грифон рухнул в песок. Кровь всё ещё сочилась из его глубоких ран. Под тяжестью своего тела он начал тонуть в песке. Из недр земли тут же вылезла щупальца и обмотала мертвую птицу, пытаясь выжить из неё последние соки, затем она подняла её над землёй и с невероятной силой утащила вниз. В воздух с гулом вырвался песочный фонтан, земля словно отрыгнула, отведав пищи. Столб пыли медленно осел через минуту.

Вертолёт удалялся от места погребения крылатого монстра.

***

Во время учёбы в медблоке Кирилл восемь раз был на грани исключения. Он получал кучу выговоров, нёс наказания за свои пьяные дебоши на занятиях по анатомии и унижался на глазах у всей группы, извиняясь перед преподавателями. Всякий раз срабатывало, его прощали. И учёба благополучно продолжалась.

Он пошёл в медицину, потому что ему было скучно. Здесь же он открыл для себя новый мир, в котором Кирилл обнаружил для себя много интересного, ему вдруг захотелось чего-то добиться, чего-то действительно стоящего.

Как-то раз на зачёт по хирургии он пришёл в стельку пьяным. От него несло перегаром, и на ногах парень еле стоял. Из кармана белого халата торчало горлышко недопитой бутылки. Преподаватель знал, что Кирилл не трезв, но всё же позволил ему вытянуть экзаменационный билет.

- Наложение швов – произнёс по слогам студент, покачиваясь на месте.

- Сможешь на ногах-то удержаться? Или тебе помочь? – спросил преподаватель – Чего ж так нажрался?

- Спасибо, но я как-нибудь сам справлюсь. А выпил я, потому что повод был – сказал Кирилл, приближаясь к операционному столу, на котором лежал труп мужчины с располосованной ногой.

Он справился с заданием лучше, чем кто-либо другой.

- Парень, да у тебя дар! – восхитился преподаватель хирургии, оценив наложенный шов, - Повезёт твоим пациентам.

- Слышишь? – обратился Кирилл к трупу – Тебе повезло!

***

Внутри «Стрекозы» стояла тошнотворная вонь. Смрад гниения исходил от крови, которой было забрызгано буквально всё. Люди сидели, пытаясь не дышать носом. Они даже открыли вторую боковую дверь, чтобы проветрить. Запах не уходил, он окутал группу с ног до головы и не хотел отпускать их из своих крепких объятий.

Гурию повезло больше остальных, его кожа оставалась чистой, и он не чувствовал запаха, благодаря защитному костюму и респиратору. Кирилл достал фляжку и протянул её Ирине:

- Полей мне на руки.

Он смыл с лица чужую кровь и почувствовал какое-то облегчение.

- Ни у кого при себе нет одеколона? – ухмыльнулся медик, помогая Ирине справиться с застывшими пятнами крови.

Перед глазами всё ещё стояла страшная картина, они были на волосок от смерти, и только сейчас осознали это.

У Ирины заслезились глаза, никогда в жизни ей не приходилось испытывать таких потрясений. Что будет дальше?

Они пролетали над пустыней, которой, казалось, не было конца. И в какой-то момент Егор вдруг всех обрадовал:

- Вижу землю. Скоро будем на месте.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 12
Комментарии

А дальше ?

УУУУУУУ КЛАСНО нравитцо

Быстрый вход