Армагеддонотерапия 2. Глава 5. Это только мечты.

Иван Смуглый по прозвищу Изгнанник вылез из кабины маленького четырёхместного самолёта с одним пропеллером, стоявшего на краю взлётно-посадочной полосы. Отсюда были видны полуразрушенные башенки мёртвого города. Солнце только поднималось, облизывая обшарпанные стены первыми лучами, поэтому Изгнанник потушил костёр и поспешил накрыть починенный самолёт белого цвета маскировочным брезентом. У нас должно получиться, думал он, теперь остаётся раздобыть последнюю деталь. Где? На рынке. Но мне нельзя появляться там после того происшествия. Что делать?

Изгнанник шёл по бетонной полосе, «полосе спасения», как привыкла называть взлётную полосу его десятилетняя дочь Мария. Он поправил съезжающий с плеча ремень автомата и расстегнул кожаную куртку, повеяло теплом. Выглядел он уставшим, лицо заросло густой щетиной, под воспалёнными глазами образовались чёрные мешки от недостатка сна, щёки и лоб обветрились и обгорели на солнце. После изгнания Иван целыми днями занимался починкой «Ласточки», он разбирал поломанные самолёты в поисках нужных запчастей, извлекал детали из прогнивших автомобилей и домой приходил на закате. Сегодня Изгнанник сильно запоздал, но это стоило того. Наконец-то, у него получилось завести двигатель. Правда долго он не проработал, Иван выключил его, чтобы не привлекать внимания бородавочников, да и топливо было на вес с золотом.

Жил он на окраине города, в изрытом трещинами двадцатиэтажном здании, девять из которых были превращены в железобетонное месиво. Это был единственный дом в этом районе, где Изгнанник чувствовал себя в безопасности. Он выбрал его из-за надёжных дверей внутри здания и узких окон. Остальные дома находились в более плачевном состоянии. Конечно, жить в обществе среди вооружённых людей было намного лучше и безопаснее, но так решил Суд мёртвого города, приговор был приведён в исполнение. Его с дочерью изгнали из центра.

Смуглый поднял канализационный люк и, карабкаясь по скользким скобам, выбрался на поверхность. К взлётной полосе он проходил через подземный ход, который подходил прямо к его дому. Это была вторая причина, почему он выбрал жилище именно в этом районе.

Поднявшись по каменной лестнице, заваленной обгоревшим мусором, Иван затаился в тени поваленной колонны, чтобы проверить, нет ли за ним слежки, и уж затем вошёл в подъезд. Его квартира находилась на третьем этаже. Он устало взглянул на закрытые двери лифта и начал подниматься по пожарной лестнице. На пыльных ступеньках были видны его старые следы, и он пытался наступать на них, дабы не привести в движение ловушки и капканы, расставленные им при переезде. Добравшись до своего этажа, Изгнанник постучал в железную дверь три раза, выждал несколько секунд и стукнул ещё три раза. С другой стороны не сразу донёсся тихий детский голос:

- Пароль!

- Маш, ты моя единственная – хриплым голосом проговорил Иван – Я тебя люблю! Мутант такого не скажет.

- Отец, почему так долго? – спросила Мария, открывая тяжёлую дверь.

Изгнанник быстро вошёл в квартиру и запер за собой дверь на засов. Девочка была рада видеть отца, она долго ждала его, и в голову уже начинали лезть нехорошие мысли.

Смуглый сел за стол, где остывала пожаренная крыса, приготовленная его дочкой. Он с удовольствием отщипнул от костлявого брюха кусочек мяса и запихнул его в рот. После смерти матери Маша приняла на себя роль хозяйки и кормилицы.

В комнате было темно, так как окна Изгнанник замуровал битым кирпичом. Источником света здесь являлись зажженные свечи. В мерцающем свете можно было разглядеть, как обставлена комната. Два книжных стеллажа, тумбочка с медным тазом для воды, железный шкаф, где хозяин прятал оружие, мягкое кресло и в самом тёмном углу комнаты натянут гамак.

- У меня получилось завести её – гордо сказал отец, пожевав очередной кусок, насаженный на острие ножа, - Скоро мы улетим из этого проклятого города. «Ласточка» унесёт нас на крыльях свободы подальше отсюда.

- Когда, отец? – глаза девочки засияли – Не хочу здесь больше оставаться.

Мария, несмотря на творившийся вокруг хаос, была довольно симпатичной девочкой. Её длинные чёрные волосы были всегда распущены, она не любила с ними возиться, однако, они всегда оставались чистыми. Её круглое милое лицо, большие голубые глаза словно излучали свет, от неё исходило тепло и любовь. Одета она была как мальчишка, что и привело Изгнанника на одну мысль.

Он смотрел на неё, не отводя взгляда, боясь потерять хорошую идею. Марии казалось, что отец чем-то озабочен.

- Для того чтобы улететь, мы с тобой должны сделать ещё кое-что – сказал он серьёзным тоном, облизываясь после вкусного ужина.

***

Всё утро он размышлял над своим планом, покачиваясь в гамаке. Изгнанник искал пути для отступления, примерял другие варианты и пытался не упустить ни единой мелочи, которая помешает его задумке.

Сможет ли она, крутилось у него в голове, смогу ли я?

Глаза слипались, и Смуглый медленно погружался в дремоту. Всякий раз, когда Иван смотрел на свою дочь, он вспоминал жену. Ему так не хватало её. Сейчас он думал о ней.

Мария находилась в другой комнате, при тусклом свете гаснущей лучинки она пришивала заплатку на кожаную куртку отца. Закончив с подшиванием папиной одежды, девочка решила немного подмести. И в тот же момент за дверью на лестничной площадке раздался грохот и душераздирающий вопль.

- Ловушки! - догадался Изгнанник, вскакивая на ноги и хватая автомат из шкафа, желание поспать отпало напрочь - Маш, в укрытие. Быстрее! И ни звука.

Напуганная девочка скрылась в другой комнате под прогнившим от сырости диваном, прижимая к груди тряпичную куклу. По щекам потекли слёзы, и Мария прикрыла рот ладонью, чтобы сдержать всхлипы. Сердце её колотилось как бешенное, губы дрожали, а по всему телу побежали мурашки.

Бородавочник, гадал Иван, приближаясь к запертой двери, из-за которой доносился шум, или рогатые бесы. Может гниющие Сциллы? Нет, по воплю больше похоже на белого таракана.

Изгнанник слышал, как щёлкают медвежьи капканы, и врезаются в плоть мутанта цепи, как царапает вражескую кожу колючая проволока, и вонзаются в мясо стрелы. Зверь был ранен, но он и не думал останавливаться. Он пришёл в этот дом с одной целью - сожрать жителей, утолить голод и жажду, испить чужой крови.

Ловушки закончились, эхом ударило Смуглого в голову, зверь перед дверью, и он знает, что в квартире кто-то есть.

Тяжелая когтистая лапа оставила на двери глубокую царапину, издав писклявый стонущий визг. Иван почувствовал силу этого мутанта. Он не остановится. Замки не выдержат его напора, и скоро монстр окажется внутри квартиры. Думай, мучил себя Изгнанник, перезарядив автомат, что делать?

Спрятаться? От него не скроешься, он пришёл сюда, именно в эту квартиру. Видимо, почуял запах или наблюдал за хозяином с улицы и, наконец, решил зайти в гости. Маша!

Иван бросился к дочери, вытянул её из-под дивана и, взяв плачущую девочку на руки, с ужасом обернулся на дверь. "Надёжные" замки вырвались из металла с лёгкостью, дверь со скрежетом слетела с петель, и в комнату ворвался отвратительный запах разложения. Смуглый толкнул комнатную дверь ногой, так и не успев разглядеть голодного зверя. Перед тем как сделать то, что он задумал, Иван подпёр деревянную дверь диваном. Это задержит бестию.

- Пап, я боюсь - плакала Мария, крепко сцепив руки вокруг шеи отца.

- Сейчас, сейчас милая - повторял он - Вот только проломим стену.

Последние слова Изгнанник выдавливал с силой, так как ногой он лупил в кирпичную кладку, замуровавшую окно. Стена начала осыпаться, разбитый кирпич крошился, пропуская внутрь солнечные лучи. А в это время монстр принялся ломать баррикаду, перегородившую ему путь. Дверь превращалась в щепки под ударами разъярённого монстра, обвешенного цепями и колючей проволокой. Мария успела одним глазком разглядеть мутанта. Но и этого ей хватило сполна.

Это была мерзкая скользкая ящероподобная тварь, от которой исходила страшная вонь. Гниющая Сцилла, догадался Смуглый, сейчас выпустит чернильное облако, нужно торопиться.

- Давай же! - заорал Иван, разрушая кирпичную стену.

Мария ловко перебралась ему на спину. Изгнанник взобрался на подоконник и, повернувшись к двери, открыл огонь по взбесившемуся монстру. Его дочь оказалась над пропастью, под нею было три этажа. Девочка ещё крепче вцепилась в отца. Голова закружилась от высоты, и ей пришлось закрыть глаза.

В это время белокожий монстр, истекающий кровью, пробил огромную дыру в двери, но для его массивного тела этого не хватило. Чтобы полностью войти в комнату, ему нужно было полностью разрушить проход.

Снова затарахтел автомат Изгнанника, оглушая девочку, висевшую у него за спиной. Это лишь злило мутанта, он свирепел и бесновался, раздирая дверь в куски. В какой-то момент он вдруг неожиданно затих, просунул морду в дыру и раскрыл зубастую пасть, из которой полилась розоватая пена.

Поздно, в уме завопил Иван, я думал, что мы успеем!

Монстр изрыгнул длинную струю чёрного дыма, окутавшего его пленников, трясущихся в окне.

- Задержи дыхание! - успел крикнуть Изгнанник, схватившись за прут арматуры, торчащий из стены.

Их окутало чёрное облако. Глаза в тот же миг заслезились, из носа потекли сопли, а к глотке подступила тошнота. Они ослепли.

Мария уткнулась лицом в отцовскую спину и ещё крепче вжалась в его плечи.

Изгнанник стоял на самом краю и с трудом держался за острую железяку. Шаг назад, и мы трупы, думал он, начав стрелять в темноту. Комната, в которую пытался пробиться мутант, заполнилась едким дымом. Чёрные клубы вырывались из его пасти снова и снова, отравляя свою жертву.

- Папа! – завизжала Маша, безнадёжно болтая ногами в воздухе.

- Держись… - его слова прервал приступ рвоты.

Они словно пытались вылезти из газовой камеры, но ничего не получалось, под ними три этажа, а возвращаться обратно – это просто самоубийство.

Изгнанника выворачивало наружу. Он кое-как справился с тошнотой и приступом паники, и, наконец, его голову посетила светлая мысль. Иван начал медленно, нащупывая твёрдую поверхность под ногами, двигаться вправо, в сторону арматуры. Вторая рука нащупала в чёрном дыму ещё какую-то опору, и вскоре он выбрался из чернильного облака, растянувшись по стене.

- Вовремя – вздохнул он, увидев, как сквозь дым за ним тянется костлявая трёхпалая лапа.

Монстр проник в комнату и теперь вылез в окно, продолжая преследовать бедных людей. Его когти оставляли на обшарпанной стене глубокие отметины, и сейчас они тянулись к руке Изгнанника.

Выхода нет, начал сдаваться человек, отступать некуда, это тупик.

И когда он подумал об этом, подоконник под весом мутанта не выдержал и треснул. Зверь потерял равновесие, согнулся и вывалился из окна. Он с грохотом обрушился на остовы ржавых автомобилей и больше не шевелился.

- Сдохла – с облегчением выдохнул Иван.

Мария горько плакала, вися сзади и поглядывая на труп ящероподобного мутанта, гнилую Сциллу, распластавшуюся на проржавевшем металле.

- Я думала, это конец – сказала девочка, хлюпая носом.

Она всё ещё ощущала удушливый запах разложения. Иван держался, изо всех сил пытаясь не разжать пальцы. Желание покинуть этот город усилилось вдвое.

***

Изгнанник держал в руках ножницы, перед ним сидела его красавица-дочь. Она уверенным взглядом смотрела на него.

- Это ради нашего блага – спокойно сказал отец – Ты ведь понимаешь, что мне необходимо это сделать?

Девочка кивнула и до боли в глазах зажмурилась. Иван взял в охапку её длинные волосы и начал остригать их. Он не щадил прекрасные чёрные локоны, не старался сделать её причёску красивее, а стриг её под мальчика без всяких эмоций. Это для дела, повторял он себе, продолжая болванить голову своей дочери.

Волосы падали на пол, запачканный свернувшейся кровью мутанта. В квартире стояла вонь.

Сегодня они уйдут из дома, покинут этот проклятый город, мечтал Смуглый, и никогда не вернутся. У них будет лучшая жизнь.

Мария провела рукой по остриженной макушке, не обнаружила чёлку и волосы по бокам. Посмотрев в исцарапанное зеркало, висевшее в коридоре, её взгляд сразу упал на торчащие уши. Голова казалась вытянутой и непропорциональной из-за кривой причёски, но лицо девочки по-прежнему оставалось добрым.

Отец измазал её лицо сажей и испачкал короткие волосы.

- Не бойся – сказал он – Они скоро отрастут – с этими словами Иван поцеловал девочку в грязную щёку – Я люблю тебя.

Изгнанник оставил девочку наедине со своим отражением. Он нашёл кожаную куртку на полу в комнате, где всё ещё оседало тёмное облако, и с силой оторвал заплатку, которую недавно пришила Маша. Затем достал нож и начал жёстко кромсать кожанку. Испортив одежду, он надел истрёпанную куртку, под неё спрятал автомат, а на голову накинул грязный капюшон. Чёрной сажей Иван вымазал своё лицо до неузнаваемости.

Девочка, увидев ободранного отца, испугалась и чуть не закричала. Отец обрадовался такой реакции, у него получилось. Для полного перевоплощения он сгорбился и скривил гримасу боли, и стал похож на несчастного старика.

- Идём – буркнул бродяга – Скоро стемнеет.

Спускаясь по лестнице, заваленной поломанными капканами и порванными цепями, они с ужасом глядели на стены, забрызганные кровавыми веерами.

На улице Изгнанник решил показать дочери одну вещь. Они подошли к мёртвому мутанту, вокруг которого уже жужжали мухи, и Смуглый ногой перевернул тяжёлую смердящую тушу. Иван залез на капот оплавленной машины и потянулся к горлу монстра. Под подбородком Сциллы Маша разглядела бубон размером с футбольный мяч.

- Это чернильный мешок – сказал отец, аккуратно срезая бубон.

- Пап, зачем он тебе? – Мария зажала нос от вони, следя за действиями Ивана Смуглого.

Тот обернул мешок тряпкой и спрятал его под курткой:

- Пригодиться. Я возьму с собой на всякий случай. Главное – не повредить оболочку.

Через минуту они уже шли в сторону центра, туда, откуда их изгнали и пообещали казнить, если они вернутся.

***

Та важная деталь, которая так была нужна Изгнаннику, находилась на рынке у одного торговца по прозвищу Зубоскал. Этим именем его наградили из-за врождённой патологии нижней челюсти, у торговца была волчья пасть.

Грязный горбун с мелким доходягой вошли в центр, не вызвав никаких подозрений у охраны. Стражники пропустили вонючих проходимцев, не желая с ними связываться. Их основная работа – защита центра от жутких существ, порождений дьявола.

Рынок располагался у самых границ, разделяющих лагерь людей от мира, полного разнообразного отребья, кишащего страшными мутантами и ещё Бог знает чем.

Изгнанник шёл впереди, пробивая себе путь среди плотной толпы. Девочка плелась сзади, пытаясь не отстать от отца. Рынок представлял собой скопище палаток и лавок, где можно было найти всё что угодно, от оружия и еды до продажной любви и рабов. В воздухе стоял запах мочи и кислой рвоты. Их окружали бледные проститутки, пьяные побитые бомжи и торговцы, манящие к своим товарам. Пока Ивана никто не узнал, и это радовало. Приближаясь к магазину Зубоскала, он всё больше кривил лицо.

- Ты всё запомнила? – не своим голосом спросил Смуглый у девочки, похожую на безобразного, давно немытого пацана.

Маша неуверенно взглянула на магазин. Это был цокольный этаж полуразрушенного обгоревшего здания с разбитыми окнами. Вместо широких стеклянных витрин стояли решётки, за которыми виднелись внутренности магазина.

- Ну, иди - отец подтолкнул задумавшуюся девочку - И делай всё, как я тебе сказал.

Маша поднялась по ступенькам и вошла внутрь. Здесь было светло и можно было хорошо разглядеть товары, лежащие на стеллажах, развешанные на стенах и даже свисающие с потолка. Зубоскал сидел за стойкой и, задрав ноги на пыльный кассовый аппарат, листал пожелтевший от старости журнал с обнажёнными девушками. Его челюсти жевали помятую самокрутку. Увидев юного посетителя, его глаза округлились и загорелись безумием. Он глубоко затянулся и выпустил дым через ноздри.

- Что ищешь? - грубо спросил Зубоскал, поднимаясь на ноги.

Маша с ужасом посмотрела на торговца. Он был просто огромным. Большая бритая голова, выпирающая челюсть с гнилыми зубами, широкая шея, которую уродовал шрам, массивная грудь. Его жирное брюхо лежало прямо на стойке.

- Я ищу вас - сказала Мария, как учил её отец, - Я уплата за долг.

Зубоскал рассмеялся. Его голос был хрипливым и бурлящим, будто горло заполнило вязкой мокротой.

- Ох уж этот засранец! - прохрипел торговец - Знает, что я предпочитаю.

Он подошёл к хрупкому мальчику и обнял его за плечи. Мария почувствовала тухлый запах из его рта. Он приблизился к её уху и прошептал:

- Пойдём парень. Я буду нежен с тобой.

Торговец взял Марию за руку и повёл к подсобному помещению. Он снял тяжёлый замок и отворил дверь, впуская внутрь своего гостя. Мария вошла в тёмное помещение, ноги её тряслись от ужаса, она испытывала отвращение к этому уроду. Это ради нашего блага, повторяла она слова отца.

Маша осмотрелась, нашла то, что ей нужно, и продолжила играть свою роль.

- Раздевайся! - рявкнул Зубоскал, захлопывая за собой дверь и толкая посетителя на пол.

В это время в магазин вошёл сгорбившийся Изгнанник. Он достал из-под куртки автомат и с грохотом свалил торговые ряды. Стеллажи, заваленные разными приборами и запчастями, начали обрушиваться друг на друга, как костяшки домино. Наделав шуму, Иван спрятался за стойку и нацелился на дверь подсобки.

В проёме показался здоровяк с расстегнутой ширинкой. Он выпучил бешенные глаза и заревел во всё горло, плеская слюной:

- Изгнанник, твою мать! Сейчас ты сдохнешь, тварь!

Зубоскал вытащил из-за пояса блестящий револьвер и наставил ствол на Смуглого. Но тот оказался быстрее. Иван расстрелял торговца, о чём очень пожалел. Он привлёк внимание уличных торгашей.

Всё должно было быть не так, подумал Изгнанник, вбегая в подсобное помещение. Увидев, что дочь в безопасности, он приступил к поискам.

- Пап, вот он! – воскликнула Маша, указав на маленький сейф с ручкой на крышке для удобной транспортировки.

- Отлично! – отец схватил железную коробку и ринулся к выходу, перескакивая через труп хозяина магазина.

Но ко входу уже мчалась вооружённая охрана. Чёрный вход, вспомнил Иван, оборачиваясь на дверь в подсобном помещении, заставленную деревянными ящиками.

- Маш, освободи дверь! Быстрее! – закричал он, доставая чернильный мешок, - И задержи дыхание!

Как только в магазин ворвались охранники, Иван подбросил дряблый мешок в их сторону и выстрелил в него. Мешок разорвался в воздухе, окутав чёрным облаком людей. Охранники заблудились в дыму, их начало рвать от удушливого запаха. Они спотыкались об разваленные стеллажи и падали в лужи собственной блевотины, стреляя в разные стороны. На улице поднялась паника, торговцы бежали вон от здания, из которого повалил густой дым.

- Сцилла! – кричали они – Сцилла здесь!

Смуглый со своей дочерью выбежали из магазина через чёрный вход. Они побежали прочь от этого места. За ними следом из задымлённого помещения выскочил один охранник. Он выстрелил в Изгнанника и сам получил от него пулю.

- Папа! – завизжала девочка.

Раненный Иван упал на колени, схватившись за кровоточащую рану. Автомат выпал из его рук на асфальт, сейф он протянул дочери и, закатывая глаза, завалился на спину.

- Нет, отец – плакала Маша, придерживая голову Смуглого, - Вставай, идём же! Нам пора улетать! Прошу тебя!

Мечта не осуществилась, подумал Изгнанник.

- Возьми его – из последних сил сказал он – То, что находиться внутри очень дорого мне… и тебе.

Сквозь вопли людей, бегущих от ложного монстра, умирающий Изгнанник и Мария услышали в небе тарахтящий шум. Над ними пролетел вертолёт.

Откуда он здесь? Или мне это кажется?

Маша гладила отца по волосам, провела ладонью по его грязным, небритым щекам.

- Храни его – закашлялся Иван.

Изо рта потекла кровь, и он захрипел, закатывая глаза от мучительной боли. Всё его тело дрожало, голова тряслась на руках у девочки.

- Беги, Маш – задыхаясь, сказал он – Не оглядывайся – отец посмотрел в глаза дочери – Ты похожа на свою мать…

Изгнанник умер.

Мария отпустила его, взяла железную коробку и побежала в сторону, куда полетел вертолёт. Она бежала, не оглядываясь, как её просил отец. Слёзы капали из её печальных глаз, мешая нормально видеть. Спотыкаясь, Мария бежала всё дальше, дальше от рынка. Она осталась одна. Одна светлая искорка среди бесконечной темноты. Мрачный мир поглотил её.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 6
Комментарии

я плакаль...

Быстрый вход