Армагеддонотерапия 2. Глава 8. Экскурсия.

Красочная мозаика и каменные изваяния, когда-то украшавшие фронтон, обрушились. Ряд почерневших колонн был покрыт царапинами и сколами, изрытая трещинами, парадная лестница усыпана мокрой листвой. Двойная массивная дверь главного входа заросла плющом. Она с трудом подалась силам непрошенных гостей, со скрипом отворилась, выпустив изнутри затхлый запах сырости и гнили. Лучи фонарей рассеяли непроглядный мрак. Группа вошла в музей, изучая каждый свой шаг. Под ногами шелестели заросли, которые липли к ботинкам, притормаживая движение. Люди прошли арку металлоискателя, не издавшую ни звука, и очутились возле кассы и гардероба. Всё, чего касался луч фонаря, имело плачевный вид. Война и время сделали своё дело, оставили отпечатки, нанеся незаживающие шрамы.

Не обнаружив здесь ничего интересного, двинулись дальше.

- Наша цель находится в подземном хранилище. Нужно найти спуск - шёпотом говорила Ирина - Туда - она вошла в зал, где в полной тишине и темноте обитали огромные скульптуры всадников.

В тусклом свете фонариков лошади казались живыми. Идеально проработанная каждая деталь, искусно вырезанная, любая мелочь делала камень одушевлённым существом. Мастерство скульпторов поразило посетителей. Группа проходила мимо замерших коней, затаив дыхание, боясь напугать животных. Скульптуры были окутаны лианообразными растениями, зелень облепила шедевры, словно паутина какого-то гигантского паука.

- Что ж - сказал Гурий, разглядывая экспонаты, - Экскурсия началась.

Если бы он только знал, чем она закончится.

- Сюда - Ирина шла впереди, показывая дорогу, - Греческий зал.

По периметру просторного прямоугольного зала были расставлены греческие боги из белого мрамора. Они следили за чужаками, не отводя взгляда. Одетые в туники и сандалии, с оружием в руках древние идолы довольно эффектно встретили группу. В конце зала в потолке зияла огромная дыра, сквозь которую ручьём лилась дождевая вода. Молния на мгновение осветила весь зал, выхватив из кромешной темноты греческих богов, выставленных в ряд. Величественные, гордые, изумительной красоты фигуры, вырезанные из белого мрамора, впечатлили людей. Вспышка снова озарила каменные лица атлетов. Напряжённые мускулы, проступающие под гладкой кожей венки, кучерявые волосы, многочисленные складки на одежде. Восхитительно!

Они преодолели гору бетонных обломков и прошли под водопадом, сверкающим в сете молний, в другой зал. Здесь расположилась картинная галерея. Основная часть картин лежала на полу, некоторые остались висеть на обшарпанных стенах. Это помещение наводило ужас на посетителей.

Мария шла молча, вцепившись в рукав Ирины. Она вся дрожала, оглядываясь по сторонам, пугаясь любой тени и звука.

Деревянные рамы поваленных картин были переломаны, рисунки порваны и превращены в грязное тряпьё. Вода, льющаяся сюда из соседнего зала, поглощала бесценные полотна, уничтожала шедевры изобразительного искусства, превращая их в бесформенную кашицу.

Ира сожалеющим взглядом смотрела на весь этот бардак. Когда под ботинками её товарищей хлюпали загаженные знаменитые рисунки Великих художников, она пыталась быстрее отвести взгляд от кошмарного зрелища.

- Они уже никого не впечатлят – без всяких эмоций проговорил Гурий.

Благодаря прибору ночного видения, встроенного в его чудной респиратор, он не нуждался в фонарике, поэтому сквозь мрак шёл уверенно.

Они прошли мимо восьмиугольной лавочки с кожаной обивкой, изрезанной разбитым стеклом, и попали в следующую галерею. Именно в этом зале с высоким потолком и выставлялась драгоценная реликвия. Стена, где должно было висеть плотно, пустовала.

- Ищите лифт – Ирина была на правильном пути – Он должен быть за этими дверьми.

Перед полётом в мёртвый город девушка изучила карты и схемы музея, отыскала в архивах информацию о музейном бункере и сейчас копошилась в своей памяти, разыскивая путь к цели.

За дверью, замаскированной под стену, как и ожидала Ирина, оказались закрытые створки лифта.

- Нашли – обрадовалась девушка, осматривая ободранные двери.

- Попробуем открыть. Гурий, найди, чем можно подцепить – приказала Элиза – Кирилл, подсвети.

Медик достал из вещмешка сигнальную шашку и, вытянув руку подальше от лица, дёрнул за кольцо. Факел заискрил, ярко осветив помещение кроваво-красным светом. Он положил горящую шашку на пол и помог Гурию открыть двери лифта.

Кирилл посмотрел вниз. Подсвечивая сигнальным факелом, он осмотрел шахту лифта. От высоты у него закружилась голова, и наплыли воспоминания. Кирилл снова оказался в трубе, охваченный огнём, кричащий от боли и потерявшийся в пространстве.

Он бросил гаснущий факел вниз.

- Лестница! – воскликнула Ира, указав на металлические скобы, приваренные к дальней стене.

Это хорошо, с облегчением подумал Кирилл, не придётся болтаться над пропастью привязанным к верёвке. И, надеюсь, пламени не будет.

- Думаю, всем спускаться не надо – сказала Ирина – Там не будет ничего сложного. Я просто заберу плащаницу и вернусь.

Командир обдумала её слова и всё же решила послать с ней медика.

- Кирилл, спускаешься с ней. Мы будем ждать вас здесь.

Они закинули автоматы за спину, чтобы не мешались, и подобрались по узкому бордюру к лестнице. Первым начал спускаться Кирилл. Он крепко схватился за скобу и, глубоко вдохнув, опустил ногу на следующую. Опоры оказались надёжными.

- Удачи! – пожелал Гурий, когда Ирина полезла на лестницу, - Скоро увидимся.

Внутри шахты гудел сквозняк. Срывающий ветер мешал продвижению, норовился скинуть чужаков в бездну. За спиной лязгали стальные тросы лифтовой кабины.

Интересно, размышлял Кирилл, где сейчас лифт?

***

Когда Кирилл и Ирина пропали из поля зрения, и до них уже не дотягивались лучи фонариков, Гурий решил немного передохнуть. Он сел на лавочку и прислонился головой к стене, давая мышцам шеи расслабиться. Навороченный электроникой, респиратор был очень тяжёлым.

Рядом с ним присела девочка. Она с интересом рассматривала его странную маску.

- Что у тебя в сейфе? - заскрежетал механический голос святоши - Я на твоём месте из-за какой-то коробки ни за что бы сюда не пошёл.

Мария посмотрела на Элизу, всё ещё любующуюся лифтовой шахтой. В правой руке женщина со шрамами держала небольшой сейф.

- Он дорог мне - прошептала Маша – Я не знаю, что внутри. Коробка принадлежала моему отцу.

- Он умер?

- Его убили - на глаза девочки накатили слёзы.

- Как его звали? - спросил Гурий, поглаживая Марию по остриженным, грязным волосам.

- Папу звали Иваном - со всхлипом произнесла она.

Гурий начал молиться за него.

- Ты сама-то крещённая? - продолжил он, закончив с молитвами.

Девочка пожала плечами.

Гурий увидел на шее Марии верёвочку.

- Там у тебя крестик?

Маша взялась за верёвку и вытянула из-под одежды серебряное распятие.

- Это мне папа подарил - сказала она – Он говорил, чтобы я никогда не снимала его.

Гурий внимательно осмотрел крестик. Его насторожила одна деталь - в том месте, где были приколочены ноги Христа, имелись маленькие зазубрины. Гурия вдруг осенило, да это же ключ!

Его мысли прервала грустная музыка, внезапно ударившая по ушам.

Орган, узнал он музыкальный инструмент, как в бункерской церкви. Но откуда? Неужели из переговорного устройства в респираторе?

Гурий снял тяжёлую маску, обнажив обожженное лицо, и тут же ослеп. Вокруг темнота. Без ПНВ он почти ничего не видел, лишь тусклый свет от фонаря Элизы.

Музыка исходила не из маски, она звучала откуда-то из соседних залов, лилась с верхних этажей музея.

Не может быть, не верил он, наслаждаясь красивой мелодией, кто здесь может играть на органе?

- Гурий, - услышал он голос командира - Почему снял маску?

- Вы разве не слышите? - Гурий поднялся на ноги и пошёл на звук - Не слышите музыку? Она исходит оттуда.

Девчонки музыку не слышали. Они смотрели на безумца в полном недоумении.

- Какую к чёрту музыку? - выругалась Элиза, следуя за ним, - Куда ты идёшь? Нам нужно оставаться здесь!

Гурий будто не слышал её, заворожённый органной музыкой, он пересёк галерею и скрылся в другом зале.

- Маш, оставайся на месте - волнуясь, сказала Элиза и протянула девочке сейф - Я сейчас приду. Ничего не бойся.

С этими словами она исчезла из виду. Мария тихо заплакала, оставшись в непроглядной темноте наедине с металлической коробкой.

Элиза пробежала мимо статуй к парадной лестнице. А Гурий уже был наверху, девушка слышала его шаги. Она перескакивала сразу через две ступеньки и вскоре, запыхавшись после подъёма, оказалась на балконе второго этажа.

Элиза попала в Египетский зал. Первое, что бросилось ей в глаза, это квадратный портал в потолке, сквозь который водопадом лилась вода. Девушка вспомнила о прозрачной пирамиде на крыше музея, точнее про её голый остов.

Гурия нигде не было видно. Вокруг треснутые стеклянные кубы с древними саркофагами внутри и витрины, за которыми экспонировались тяжёлые плиты, исписанные иероглифами.

Элиза опустила глаза и обнаружила на полу отстреленные гильзы и следы запёкшейся крови.

- Гурий! – позвала она, переступая багровые лужицы – Где ты?

Она вздрогнула от грома, загрохотавшего снаружи.

Сердце её заколотилось в бешеном ритме, глаза округлились, и амазонка пыталась реже моргать, чтобы не пропустить движения. В свете сверкающих молний было видно, как изо рта у неё вырывается пар. Зубы стучали от холода и страха.

- Кирилл, приём – связалась она с медиком – Ты слышишь меня?

- Да, командир – отозвался тот – Как у вас там?

Элиза ответила не сразу. Ей показалось, что мимо проскочила тень.

- С Гурием что-то не так. Он сказал, что слышит музыку и пошёл искать источник.

- Погоди, командир – в наушнике послышался шорох, а потом удаляющиеся голоса – Вот чёрт! – затем тишина.

Элиза встала как вкопанная. В голове закрутились гнусные мысли. Что произошло? Почему Кирилл не выходит на связь?

Она решила связаться с Ириной:

- Ир, что у вас там? Где Кирилл? Почему не отвечает?

- Всё в порядке. У него наушник выпал, и он чуть не сорвался.

У амазонки дрожал голос:

- Ладно, отбой. Не буду вас отвлекать.

Она снова осталась одна. Крепко сжимая в руках автомат, командирша обошла стороной лужу воды, образовавшуюся под разбитым порталом. Из соседнего зала донёсся скрежет, от которого у Элизы побежали мурашки по всему телу и затряслись поджилки. Она зашагала к открытым дверям, в зал, главным украшением которого являлись пятиногие крылатые быки с человеческой головой, найденные в междуречье. Девушка застыла в проёме, разглядев в темноте нечто очень страшное и необычное.

***

Четыре года назад в бункерской церкви произошло жуткое.

Гурий, сидя на коленях, молился перед иконостасом в пустом зале, освещённым мрачным светом свечей. С закрытыми глазами он молил Бога о спасении, о продолжении благополучного будущего, о мире. Из-за стенки соседнего помещения, где располагалась католическая церковь, доносилась органная музыка. Ничего не предвещало опасности, однако случилось непоправимое.

Шею Гурия сдавила удавка, отрезав доступ к кислороду. Он запаниковал, начал бесполезно брыкаться и выворачиваться, пытаясь сорвать с шеи верёвку.

Господи, что происходит?

Нападавший сжимал его глотку всё сильнее, он игнорировал слабеющие с каждой секундой удары священнослужителя. Тот кряхтел, задыхаясь и быстро синея от недостатка воздуха. Сражаясь с душителем, он заметил ещё двух злоумышленников. Один вскрывал ящик с пожертвованиями, другой обливал иконостас жидкостью из канистры. Запахло бензином.

Гурий терял сознание. Он хрипел, забившись в судорогах. Вскоре священнослужитель обмяк в тисках неизвестного и перестал сопротивляться, распластавшись на полу.

Когда Гурия отпустили, воздух ворвался в его измученные лёгкие, боль, пронзившая горло, отступила, дав нормально вздохнуть. Священнослужитель оказался крепким орешком. Враги недооценили его силы, и не смогли как следует задушить свою жертву. Гурий, жадно хватая воздух ртом, поднялся на дрожащие в коленях ноги, пока преступники опустошали ящики с бункерскими деньгами. Он поднял тяжёлую тумбу с мерцающими свечками и обрушил её на голову того самого душителя. Треск расколотого черепа заставил двух других воров бросить своё занятие и закончить с назойливым священником. Гурий стоял у алтаря с металлическим подсвечником, с которого капала кровь грешника. По полу покатились горящие свечки. Пламя коснулось лужи бензина, что вызвало сильный пожар.

В горячке, с безумием в глазах Гурий убил второго вора, когда тот напал с ножом «выкидухой». Безжизненное тело грохнулось в самый огонь, вспыхнув как спичка.

- Ну, давай! – завопил Гурий охрипшим голосом – Нападай!

Церковный блок начал заполняться едким дымом, от которого закружилась голова, и защипало глаза. Иконостас охватило ярким пламенем, языки огня облизывали потолок, исписанный ликами святых.

Третий вор кинул испуганный взгляд в сторону своих мёртвых товарищей, в руках он держал сумку, куда складывал деньги, и не знал, как поступить дальше. Бежать, или отомстить за друзей и уйти с карманами, до отказа забитыми ворованными банкнотами. Он сделал свой выбор. Вор кинулся на священника с кулаками и получил от него мощный удар в голову, который раскроил ему череп.

Гурий бросил окровавленную тумбу на пол. Его лицо покрылось волдырями от жара, но священнослужитель не чувствовал боли. Он упал на колени, кашляя и задыхаясь в чёрном дыму, и вознёс руки к горящему потолку. На фоне пылающего иконостаса Гурий был похож на падшего ангела, лишённого крыльев. Окутанный дымом, он молил Бога о прощении, ведь на его плечи свалился самый страшный грех.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 8

Быстрый вход