Армагеддонотерапия 2. Глава 11. Пинакотека.

Белый кафель, которым был отделан коридор, ведущий к камерам хранения, за долгое время почернел, покрылся паутиной и плесенью, и уже не выглядел таким стерильным как раньше. Многие лампы не зажглись при починке электропитания, поэтому Кирилл и Ирина шли в потёмках, вооружённые слабыми фонариками. В конце коридора они натолкнулись на дверь. Наполовину задвинутый в специальную нишу, люк был исцарапан, будто кто-то пытался проникнуть внутрь.

Кирилл протиснулся в открытую щель и оказался в просторном зале, где гулял сквозняк, и хорошо разносилось эхо. Луч его фонаря коснулся параллельной стены, которая отразила свет.

Стеклянные стены, догадался Кирилл, облизывая тонким лучом фонарика громадное помещение. Прозрачные кубы стояли в два ряда, создав между собой узкий проход. Отделённые друг от друга стеклянными переборками, квадратные камеры напоминали пустые аквариумы невообразимых размеров. Некоторые были треснуты, другие обросли зеленью, спрятав внутренности за живой занавеской. Левый ряд именовался буквой "А", правый имел название "Б".

- Ты была права - сказал Кирилл, заворожённый большим количеством прозрачных комнат, - Их здесь целая куча.

- Я всегда права - усмехнулась девушка, протискиваясь в дверной проём - А это - она похлопала по ржавому баку, от которого к потолку тянулась труба, напоминающая вентиляционный короб, - Тот самый регулятор воздушной среды, который ты недавно активировал.

Кирилл обратил внимание на множество закрытых створок, тонкими полосками покрывающие трубы над стеклянными камерами хранения.

- Шедевры не любят кислород, поэтому здесь поддерживалась определённая среда с помощью вот этих "пылесосов", а ты перенастроил систему, включив регуляторы в обратном направлении, тем самым насытив воздух кислородом. Слава Богу, это происходило недолго, и сейчас они выключены! - Ирина зашагала вдоль кубов по переходу, выискивая нужный номер - Б-13.

Сквозь прозрачные переборки было видно, что находится внутри каждой комнаты. Ничего интересного, какие-то металлические ящики, к стенкам которых были подведены гофрированные трубки и провода.

- Что за инкубаторы? - спросил Кирилл, шагая позади.

- Это и есть запасники, где хранятся экспонаты - Ира остановилась – Пинакотека. Так древние греки называли помещения для хранения живописи. Пришли. Камера Б-13. Вставляй ключи.

Медик достал из кармана две пластинки с магнитными полосками и воткнул их в замочные скважины.

- Сим Сим откройся!

Прозрачная дверь вдруг ожила и со скрипом отъехала в сторону, окатив людей густым паром.

Внутри стояла страшная духота. Когда Ирина с Кириллом вошли внутрь, их лёгкие потребовали свежего воздуха. Немедленно возникло чувство страха и тревоги, хотелось быстрее покинуть эту странную комнату. Несмотря на прозрачные стекла, стены будто давили со всех сторон, присуя незваных гостей.

По колено в тумане они подошли к блестящему ящику и одновременно склонились над ним.

- Ещё до войны, в 2016 году Туринскую плащаницу попытались украсть. Попытка удалась, но далеко полотно унести не получилось – говорила девушка, проведя ладонью по пыльной крышке стального саркофага, - Узнав об этом инциденте, некий Коллекционер отдал за реликвию баснословные деньги и привёз её из Турина сюда, в музей с самым надёжным убежищем в мире. Совершенная система защиты позволяла выставлять плащаницу на экспозицию.

- Кому понадобилось красть это полотно?

- Оно бесценно! Понимаешь? Найдётся много людей, желающих владеть этим сокровищем. Среди них есть даже безумные учёные.

- Учёные?

- Это только теория. Плащаница пропитана кровью. Кое-кто хотел клонировать Иисуса. В Библейских текстах говорится, что Антихрист, который придёт править на землю, будет очень похож на Христа. Клонированное тело, копия без души, чем не Антихрист?

Медик внимательно слушал её. Ему нравилось, как она говорила.

- Что ж - потёрла ладони Ирина в ожидании скорого финала - Вот оно. Перед нами.

Кирилл втиснул ключи в тонкие щёлки огнеупорного ящика. Массивная стальная крышка с механическим скрипом начала автоматически подниматься. Кирилл и Ирина широкими глазами смотрели на открывающийся инкубатор, словно археологи или искатели кладов, предвкушающие овладение долгожданными, бесценными сокровищами.

Блеск в глазах погас, когда крышка остановилась на полпути, в образовавшуюся щель даже руку нельзя было просунуть.

Кирилл попытался подцепить тяжёлую крышку пальцами, но сил не хватало, чтобы поднять её.

- Только не это - девушка помогла ему, все их попытки не принесли результатов.

- Пойду, поищу, чем можно хорошенько подцепить крышку - Ира вышла из куба.

- Ирин не надо. Я попробую использовать рычаг - но девушка уже скрылась из поля зрения, сквозь прозрачные стены был виден лишь её танцующий луч фонаря.

Кирилл пропихнул ствол автомата в пробел между крышкой и со всей силы навалился на него. Крышка поддалась его усилиям, и ящик удалось открыть. Медик протёр вспотевший лоб и, наконец, прикоснулся к своей цели. Это был металлический контейнер чёрного цвета с ручкой и лямками для транспортировки. Теперь нужно было убедиться, что это то самое, за чем они явились сюда. Кирилл сел на корточки и поставил пуленепробиваемый чемодан себе на колени.

- Ирин, я вытащил его. Он у меня!

Кирилл открыл контейнер и с интересом заглянул внутрь. Свёрнутое в несколько слоёв, запакованное в плёнку, уложенное под толстое стекло и закреплённое ремнями, полотно оставалось в полной безопасности. Прямо на Кирилла смотрело, хорошо отпечатанное на ткани, лицо Иисуса Христа.

- Ир, иди погляди! - не отрываясь от лика, крикнул медик - Неужели ты настоящий? - добавил он шёпотом.

Насмотревшись на реликвию, Кирилл плотно закрыл контейнер и поднялся на ноги. Фонарик его спутницы перестал мелькать и вовсе исчез из виду. В хранилище стояла мёртвая тишина, которая давила на уши.

- Ира! - позвал Кирилл, оставшись в одиночестве с увесистым чемоданом в руке, ему стало как-то не по себе - Где ты?

Он пересёк проход между кубами и замер, когда под его ногой что-то хрустнуло. Опустив глаза, он обнаружил раздавленное переговорное устройство. Сердце ёкнуло.

Ирина. Что-то случилось. Где она?

***

Маленькая Изгнанница отворила скрипучую дверцу, возле раковин её ждал отец. Он протянул ей руку, широко улыбаясь и подмигивая. Лицо мужчины будто светилось изнутри, он выглядел счастливым.

- Ну, - поманил он девочку – Идём?

Маша, позабыв об усталости, подпрыгивая от радости, подбежала к любимому отцу и взяла его за руку. Опьянённая детской любовью и внезапным счастьем, она даже не заметила, что ладонь Ивана Смуглого испачкана в слизи. Он крепко сжимал её хрупкую ручонку, поглаживая пальцами нежную, бархатную кожу.

- Куда мы идём? – спросила Маша, разглядывая отца.

- Я отведу тебя к маме – спокойно ответил он.

Девочка бросила на него подозревающий взгляд:

- Мама же умерла. И ты умер. Я видела!

- Не говори чепухи – недовольно шикнул Изгнанник – Я прямо перед тобой. Я разговариваю с тобой сейчас. Как я могу быть мёртвым?

Мария пожала плечами. Какая разница, откуда он взялся? Главное мы снова вместе, и сейчас направляемся к матери. Маша, наконец, вспомнит её лицо, обнимет её и никогда больше не отпустит, греясь в тёплых, материнских объятиях.

Взломщик человеческого разума, хамелеон или, как его называли в Центре, скульптор вёл девочку в зал, где, облепив потолок, переваривала останки людей блинообразная, истекающая слизью блямба со свисающими щупальцами. Скоро она насладиться свежей плотью молоденькой жертвы.

***

Неожиданный, леденящий душу крик заставил медика насторожиться. Не задумываясь, он бросился к исцарапанной двери, с лёгкостью протиснулся в щель и помчался по коридору к лестничной площадке, откуда доносился женский визг.

- Ирина! – завопил он во всё горло, добравшись до лестницы.

Непонятно на каком этаже она кричала, эхо разносилось по всему бункеру, направляя Кирилла по ложному следу. Он закинул контейнер за спину, как школьный портфель, и, перескакивая сразу через две ступеньки, начал подниматься наверх. Хватаясь за перила, с бешеными глазами медик преодолел несколько лестничных пролётов и резко остановился, когда крик перекатился в стон. Она внизу!

- Ира! – не переставая, кричал он – Где ты?

Он уже начинал сомневаться, что спасёт её, потому что стон постепенно утихал, с каждым мгновением гасла Иринина жизнь.

- Чёртовы коридоры! – проклинал Кирилл лабиринты подземного убежища – Где ты?

Крепко сжимая автомат, он проносился мимо запертых люков, проникал в мрачные помещения, где творился полный бардак, и не находил стонущую девушку. Он мчался по узким коридорам с низкими потолками, пробирался через заросшие растительностью переходы и снова оказывался в пустой комнате. Вспотевший, измученный бесполезными поисками, Кирилл чуть ли не плакал, продолжая вламываться в пустующие отсеки.

- Кирилл – услышал он хрипливый, булькающий голос где-то недалеко.

- Ирина! – крикнул медик, врываясь в полуоткрытую дверь.

Девушка лежала на полу, лицо её залито кровью, глаза почти закрыты. Верхом на Ирине сидела голая, бледно-серого цвета тварь, которая копошилась во внутренностях своей жертвы и жадно поедала её порванное мясо. Хамелеон даже не обратил внимания на человека, без стука ворвавшегося в его столовую. Он перебирал в своих костлявых лапах кишки израненной девушки и с хрустом вцеплялся зубами в кровавую плоть, отрывая от тела целые куски кожи и смачно их пережёвывая.

Кирилл нажал на курок, беспощадно распотроша убийцу свинцовым ливнем. Пули разорвали худое тело в месиво, забрызгав всю заднюю стену кровью. Скульптор не издал ни звука, он и не успел понять, что секунду назад отправился в ад. Рухнув со своей жертвы, мутант забился в судорогах и сдох.

- Ира! – Кирилл не мог поверить своим глазам, его трясло от злости.

Дрожащими руками медик вытер её грязное лицо и с ужасом покосился на обширную рану в области живота. Его сомнения вскоре материализовались – он не сможет спасти девушку, слишком серьёзные повреждения. Ирина смотрела на него потухающим взглядом, Кириллу казалось, что она глядит сквозь него. Окровавленные губы еле шевелились, пытаясь произнести последние слова.

- Я засыпаю – тихо произнесла она, отхаркивая кровь.

- Нет. Прошу – он гладил её по спутанным, мокрым волосам – Не уходи. Не умирай!

Кровь продолжала сочиться из ран, глаза плотно закрылись, и сердце перестало биться.

«Там вас ждёт смерть».

Слёзы покатились по небритым щекам уставшего мужчины. Кирилл судорожно вытирал их рукавом, сидя на коленях возле мёртвой Ирины, что-то невнятно выговаривая. Пульсирующая, головная боль сдавливала его череп.

Некоторое время спустя Кирилл взял себя в руки, не оглядываясь, он покинул комнату и только в коридоре схватился за фляжку с водой. Он сделал пару глотков, а потом смыл с ладоней чужую кровь. Нервы были на пределе, хотелось завалиться и умереть прямо здесь, но смерть Ирины и Егора тогда были бы бессмысленны. То, ради чего они прибыли в это проклятое место, находилось сейчас в контейнере у Кирилла за спиной, и он выполнит задание любой ценой.

Его мысли прервал женский шёпот. Откуда? Он резко обернулся. Рядом никого. Не помутнился ли мой рассудок, думал Кирилл, слушая знакомый голос, зовущий в соседний отсек.

- Иди ко мне – взывал нежный, девичий голосок – Я здесь.

- Кто ты? – осмелился спросить недоумевающий медик.

Что это? Галлюцинация? Может, я и вправду свихнулся?

- Ты меня не узнаёшь? – голос казался удивлённым, он становился громче по мере того, как Кирилл приближался к закрытому люку.

Медик сменил пустой рожок в автомате, медленно шагая к источнику шума.

- Кирилл – громко прозвучало его имя.

Он распахнул люк и застыл в проёме с открытым ртом. В помещении стояла жуткая вонь. Стены, сплошь покрытые ржавыми трубами, блестели в свете фонарика гостя от льющейся сверху белёсой слизи. Посреди комнаты Кирилл различил человеческий силуэт. Он навёл на него луч фонаря, продолжая держать курок под напряжением указательного пальца.

- Настя – выдохнул он, хлопая безумными глазами, - Как такое возможно?

- Неважно – спокойно сказала она.

Боже, подумал Кирилл, я схожу с ума, это нереально!

- Я здесь – с трепетом повторила Настя – Теперь я буду всегда с тобой.

Глубоко дыша от нахлестнувшего волнения, медик не заметил болтающиеся над головой Анастасии щупальца. С потолка капала вязкая жидкость, но Кирилл не принял её во внимание, сконцентрировавшись на любимой. Он подходил ближе, со слезами на глазах рассматривая ангельское лицо, боясь моргнуть, чтобы не пропустить нечто важное.

- Я люблю тебя – сказала она.

Когда Кирилл подошёл к ней вплотную, из центрального сфинктера бесформенной плаценты, прилипшей к потолку, вылез длинный язык и обмотался вокруг ноги медика, прежде чем тот успел что-либо ответить.

- Твою мать! – заорал он, грохнувшись на пол и затем повиснув в воздухе.

Его потащил наверх гибкий, извивающийся отросток, он сжал голень с такой силы, что у Кирилла чуть глаза на лоб не полезли. Он оказался вверх ногами и потерял автомат. Оружие просто выскользнуло из рук.

- Чёрт! Нет! – он бесполезно брыкался и пытался оказать сопротивление, болтаясь высоко над полом, словно марионетка.

Бубонная кожа тянула человека в, изрыгающую слизь, острозубую пасть. Почти у самых «губ» громадного монстра Кирилл выхватил из-за пояса нож и срубил щупальце, освободившись от пут. Раненная плацента издала бурлящий стон, начав активно двигаться. Кожа раздувалась и шевелилась, щупальца пытались поймать негодяя, посмевшего ранить блинообразную тварь.

Кирилл бросил взгляд на растерявшуюся Настю.

- Зачем ты это сделал? – крикнула она.

Медик сжал рукоятку ножа:

- Прости…

Он вонзил нож Анастасии в шею. Та захрипела, плеская кровью, и, оступившись, упала. В тот же миг ангельский образ растворила как в тумане. Вместо Насти, утопая в луже собственной крови, лежал мёртвый взломщик человеческого разума.

Кирилл поднял автомат и расстрелял чавкающую на потолке гадину. Одна из щупалец выпустила острый шип на конце и хлестанула острием по руке убегающей жертве. Кирилл с криком схватился за раненное плечо, он выскочил обратно в коридор, пытаясь поскорее убраться отсюда.

Рукав комбинезона начал промокать от льющейся крови, поэтому медик остановился и перевязал рану. Потом придётся накладывать швы, подумал он, осмотрев располосованную кожу. Он вколол себе обезболивающее и, крепко сжимая раненное плечо, со всех ног помчался к лифтовой шахте. Истекающий кровью, уставший, с тяжёлым ранцем за спиной Кирилл начал подниматься наверх. Где-то на середине подъёма почему-то вспомнились рекомендации хирурга – никаких физических нагрузок.

Он не помнил, как удалось преодолеть лестницу и всё-таки добраться до поверхности, как рухнул на пол, задыхаясь от усталости, как поднялся на ноги и пошёл к выходу из музея. В одном из залов он нашёл респиратор Гурия, который взял с собой на всякий пожарный.

Сквозь разбитые окна пробивались первые лучи восходящего солнца, освещая мрачные внутренности музея. Снаружи перестал идти дождь. Наступало утро.

Я ухожу отсюда, думал Кирилл, еле передвигаясь, шаркая по полу, с удовольствием покидая стены этого убогого заведения.

По пути к выходу он встретил ещё одну горбатую тварь, которая вела за руку маленькую Марию. Девочка совсем не боялась страшного мутанта-хамелеона, а, наоборот, о чём-то оживлённо спорила с ним.

Кирилл выстрелил всего один раз. Пуля размозжила лысую голову зверя, отправив его в мир иной.

Осознав, что только что произошло, Маша с плачем бросилась к Кириллу. Теперь ей ничто не угрожало. Она в безопасности.

Вдвоём они вышли из склепа. Их ослепило солнце.

- Куда мы пойдём? – спросила Маша, расстроенным взглядом уставившись на своего спасителя.

- Попробуем вернуться домой.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 12
Комментарии

не обделан, а отделан.Слово"обделан" вызывает нехорошие ассоциации.Но все очень интересно.Писарь, строчи пуще, ибо зачтется...

Спасибо))) Сейчас исправим.

Быстрый вход