Армагеддонотерапия 2. Глава 12. Ярость.

Писк наручных часов привёл Элизу в сознание. Она с трудом открыла глаза и сначала не поняла, где находится. Голова трещала от боли, мрачное помещение крутилось вокруг неё словно в тумане. Последнее, что девушка помнила перед «отключкой», это то, как она шла по улице среди руин, потом почувствовала резкую боль в шее, что-то ужалило её, из-за чего мир погрузился во тьму.

Элиза приподнялась на локтях, чтобы осмотреться. Она лежала на деревянной лавочке в сырой тюремной камере, свет проникал внутрь сквозь окно с решётками. Что происходит? Где я? Она отключила надрывающиеся часы и попыталась встать на ноги. Опираясь о грубую стену, Элиза не обнаружила рядом своего вещмешка и пистолета. Наушник тоже забрали. Ноги всё ещё дрожали и оставались слабыми, голова кружилась.

- Транквилизатор - раздался позади глухой, далёкий голос - Скоро пройдёт.

Элиза обернулась в сторону источника шума. Её страшно мутило, поэтому каждое движение было несколько заторможенным. Она зажмурилась, концентрируя близорукое зрение на тёмной фигуре в углу камеры. Размытое лицо помятого соседа показалось знакомым.

- Рад тебя видеть, командир!

- Егор? - Элиза пошатнулась и чуть не упала, боец вовремя подхватил её и помог принять сидячее положение.

- Всегда мечтал, чтобы девицы падали в обморок от восхищения при виде меня - сказал он, усаживаясь рядом, - Как себя чувствуешь?

Её душа снова обрела покой. Он жив, а остальное не важно.

Элиза заплакала в тёплых объятиях Стрекозы, позабыв о субординации. Чмыргая носом, она смотрела на него, всё ещё не веря своим глазам. Может быть это тоже галлюцинация?

Егор убирал волосы с её заплаканного лица, обнажая глубокие шрамы на щеке, нежно гладил её по голове, приговаривая, что всё будет в полном порядке, и скоро они вернуться домой.

- Как будем выбираться? Может, удастся через окно?

- Я пытался. Решётка крепкая. Дверь заперта, а за ней охрана. Будем ждать подходящего случая.

Девушка прижалась к его груди, прислушиваясь к равномерному дыханию мужчины, биение его сердца потихоньку успокаивало девичьи нервы. Шепчущий, тихий голос Егора вернул силы и уверенность. Мы вместе!

- Как мы тут оказались? - наконец, спросила Элиза, вытирая слёзы.

- Тебя притащили сюда около трёх часов назад - ответил Егор - А я здесь просидел всю ночь.

Он рассказал, что с ним случилось.

***

- Ребята, – Егор снял пластиковый шлем и плотно прижал переговорное устройство к уху – Мне здесь ужасно скучно.

Он сидел в вертолёте и сквозь ветровое стекло наблюдал, как садиться солнце. Последние лучи скользнули по бледному лицу пилота и опустили на землю ночь.

- Как там у вас? – спросил он, потянувшись к вещмешку.

- Пока никого не встретили – ответил Кирилл – И, надеюсь, не встретим. Что у тебя за шум?

- Шоколадку ем – прожевав, сказал Егор – У меня ноги затекли. Не могу больше сидеть.

- Пройдись по магазинам – хмыкнул медик.

- Отставить разговоры! – приказала Элиза.

Услышав её командный голос, пилот расцвёл.

- Егор, до связи.

В наушнике послышался шорох радиопомех.

Иж какая, подумал Егор, заигрывает со мной. Он доел шоколадный батончик и выкинул обёрточную бумагу в открытое окно. Вертолёт снаружи окружал млечный туман. Он медленно тянулся на круглую площадь с улиц разрушенного города, погружая машину в густую пелену. Стояла мёртвая тишина.

Егор широко зевнул, его клонило в сон от бездействия и навевающего скуку пейзажа за окнами кабины. Он посмотрел на наручные часы – Элиза обещала, что операция займёт несколько часов. Его голову начали посещать страшные мысли, в уме он снова и снова прокручивал разговор с медиком о том, чем опасен этот город. Чтобы отвлечься от плохого, Егор размышлял о своём будущем, о том, как вернётся домой, где его не будут ожидать накопившиеся долги, и начнёт жить с чистого листа. Накопит денег и приобретёт отдельное место в жилом блоке бункера, обзаведётся семьёй и продолжит свой род.

Егор не успел насладиться мечтами. От мира грёз его отвлекла жестокая реальность. Впереди он увидел две фигуры, выплывающие из тумана. Люди уверенным шагом двигались к вертолёту. Они были вооружены.

- Бляха муха! – выругался пилот, перезаряжая автомат, - Это ещё кто?

В тот же миг он почувствовал, как в шею что-то воткнулось. Сбоку наступали ещё двое. Один из них сквозь открытое окно выстрелил в растерявшегося пилота из бесшумного пистолета. Егор, корчась от неприятного покалывания, вытащил из шеи дротик и со страхом в глазах взглянул на окровавленную иглу. Тело вдруг обмякло и перестало слушаться. Автомат выпал из рук, и Егор почувствовал себя беззащитным младенцем. Его парализовало, но сознание оставалось ясным. Он продолжал видеть и слышать.

Когда распахнули дверь, беспомощный пилот вывалился из кабины. Парализованные руки тут же связали за спиной, потом подхватили подмышками и волоком потащили от вертолёта. Голова Егора болталась из стороны в сторону, от тряски из уха выпало переговорное устройство, мышцы ослабли и не подчинялись приказам мозга.

Куда меня тащат, думал он, кто эти люди? В уме он проклинал их.

Егор услышал, как крушат кабину в поисках ценностей, как с хрустом посыпалось разбитое стекло, и нагло копаются в ящиках и бардачках. Краем глаза обездвиженному пилоту удалось увидеть, что творят с машиной эти безумные черти.

Что ж вы делаете, сволочи? Отошли от вертолёта!

Приборную панель жёстко раскурочили и вырвали все провода. Затем, отбежав на безопасное расстояние, кинули в разодранную кабину две гранаты. Раздался оглушительный грохот. Вертолёт разорвало на две части мощным взрывом, горящие, искорёженные обломки взлетели на воздух, окутанные чёрным дымом. Изорванный остов со скрежетом обрушился на землю, изрыгая ярое пламя. Лопасти согнулись и обвалились в огонь, а оторвавшийся хвост задрался наверх и заполыхал как факел, раскачиваясь от взрывной волны. Огненное облако поднялось в небо, озарив ночную площадь ярким светом.

Егор с ужасом смотрел, как сгорает единственный билет домой, как пламя безжалостно пожирает взорванный вертолёт, как чернеет нарисованная на борту стрекоза. Это конец!

Хором раздался дружный смех, налётчики громко обсуждали совершённый ими подвиг. Налюбовавшись пожарищем, они утащили пленника с площади. А по дороге варвары говорили о поездке в Центр и хорошем вознаграждении, которое попросят там за пойманного иноземца. Егора уложили в открытый кузов грузовика, который ждал их в начале улицы, и повезли в неизвестном направлении. Сзади всё ещё были видны пляшущие языки пламени.

Они ехали долго по извилистой и ухабистой дороге, освещая темноту лучом прожектора, установленного на крыше грузовика, несколько раз останавливались, но затем продолжали двигаться дальше. Через какое-то время пошёл дождь.

Егор смутно помнил, как они въехали в Центр по мосту, как их впустили в жилые кварталы через скрипучие ворота, и как он оказался за решёткой.

***

Элиза внимательно слушала его, прижавшись к крепкой груди пилота. «Их было пятеро. Они шли в сторону центра», вспомнила она слова Марии. Девочка не солгала.

- По дороге к музею мы встретили маленькую девочку, Машу – сказала Элиза – Она говорила, что видела, как сгорел вертолёт, поэтому мы не вернулись к месту посадки, считая тебя погибшим.

Егор усмехнулся. Он был на волосок от гибели.

- Знаю, что это дурацкое оправдание. Но я верила, до конца верила, что ты жив.

- Ладно – устало вздохнул он – Что случилось с командой?

- Мы добрались до музея, Кирилл и Ирина начали спускаться в хранилище через лифтовую шахту, а я, Гурий и девочка остались наверху. Потом с Гурием что-то произошло, он услышал чёртову музыку и побежал на звук, я пустилась вдогонку.

- Он спятил? – недоумевал Егор.

- Нет. В музее живут твари, которые управляют человеческим разумом. Я и сама попалась на удочку мутантов! В общем, Гурий погиб. Перед смертью он нёс какой-то бред. Сказал, что крестик это ключ, который хранит Мария.

Егор слушал её рассказ и мало что понимал. Ему не терпелось узнать финал, чем же закончилась их экскурсия?

- Где Ирина и медик? Они нашли плащаницу?

- Я потеряла с ними связь – виноватым тоном продолжила командир – Они погибли. Миссия провалена. А я сбежала. Я ничем не могла им помочь!

- Нет – остановил её Егор – Не говори так. Мы-то ещё живы.

С этими словами он нежно поцеловал дрожащую девушку в губы.

Они слились в страстных объятиях, одаряя друг друга горячими поцелуями. Мир для них перестал существовать, теперь только он и она. Влечение возрастало, возбуждение усиливалось, их любовь крепла с каждым мгновением. Они завалились на лавочке, срывая с тел одежду, обнажая старые шрамы, наслаждаясь ласками партнёра.

- Мне страшно - прошептала Элиза.

Её сердце трепетно колотилось. Всё ещё проявлялись признаки стресса, в голове всплывали картинки пережитого ужаса.

- Не нужно бояться - успокоил девушку Егор, склонившись над её ухом, - Я с тобой.

Их объяло сильное желание, жажда нежности, которую стоило утолить. Они занялись любовью.

***

Когда силы иссякли, и физическое напряжение было снято, уставшие Егор и Элиза оделись. Они чувствовали себя подростками. В приподнятом настроении застенчиво улыбались друг другу и не говорили ни слова. Отдышавшись, довольные они оба прислонились к холодной стене, проматывая в голове случившееся.

- Я счастлива, что ты со мной - призналась девушка, не утаивая взгляда полного любви.

Егор, широко улыбаясь, поправил её спутанные волосы и подарил ей поцелуй.

Как жаль, что он оказался последним. Снаружи заскрипел засов, и дверь открылась, впустив в камеру свежий воздух. В проёме стоял лысый громила, одетый в запачканный кровью комбинезон. Гость был похож на мясника. Его потное, обветренное лицо выражало подозрительную радость, потресканные губы расплылись в кривой улыбке, оскалив редкие гнилые зубы.

- Успел ей засадить? - прохрипел лысый мясник - Прощайтесь. Один из вас скоро получит шанс покинуть Центр.

Он харкнул пленникам под ноги, вытер кулаком щетину и начал загибать пальцы, отсчитывая оставшееся на прощание время.

- Что вы от нас хотите? - не выдержала Элиза.

- Толпа требует зрелища - зашипел мясник, закончив считать свои пальцы, - Идём со мной! Ты первая.

Он крепко схватил девушку за руку и с силой поволок её к двери. Егор набросился на здоровяка с кулаками, но тому удары пленника показались слабыми, бесполезными и не заслуживающими его внимания.

- Нет! - от боли в запястье завизжала Элиза - Отпусти меня! Отпусти, чёртов урод! Егор!

Мясник вытащил кричащую амазонку из камеры и запер за собой дверь, в которую колотился Егор. Он слышал, как кричала его любимая, как она сопротивляется, бьётся в истерике, пытаясь вырваться из тисков.

- Егор! Егор! Отпустите меня!

Её крик удалялся всё дальше, он становился неслышным и вскоре вовсе исчез.

- Элиза! - во всё горло орал Егор, колотя в запертую дверь, - Элиза! Нет!

Из глотки вырывался непонятный вопль, глаза заливались слезами. Он оставил её, не смог остановить здоровяка. Слабый он не справился с ним, отдав любимую на растерзание. Нет прощения!

- Элиза! Ответь! Ответь мне! Господи! - заревел пилот.

Разбивая кулаки в кровь, он наносил мощные удары в дверь. Снова и снова. Не ощущая боли, Егор продолжал бороться, крушить преграду, вставшую на его пути. Тщетно. Все его попытки оказались напрасными, ничтожными. В порыве гнева он разломал лавочку, на которой недавно овладел Элизой, и начал метаться по камере, словно разъярённый лев. Егор вцепился в решётку на окне и принялся расшатывать её. Только сейчас он заметил, как рассадил свои кулаки. От ослепительной ненависти он не ощущал боли. Егор поднял доску от разбитой лавочки и со всей силы забарабанил по решётке. С каждым последующим ударом доска разлеталась в щепки. Решётка была надёжно укреплена.

Егор бросил дурную затею, смирившись со своей участью, он рухнул на пол, задыхаясь от ярости. Он не помнил, сколько так пролежал. В сознание его привёл скрип отпирающейся двери. На пороге показался мясник, забрызганный кровью пуще прежнего. Его лицо вновь озарила противная улыбка:

- Твоя очередь.

- Ублюдок, что ты сделал с ней? - закричал пленник, вскакивая на ноги, - Где она? - в кулаке Егор сжимал деревянную щепку, в любую минуту готовый наброситься на врага.

- Вы скоро увидитесь - усмехнулся здоровяк, поскрябав ногтями по лысине, - Я отведу тебя к ней.

Пилот успокоился, опустив кулаки и незаметно спрятав в кармане своё единственное оружие.

- Где она? - повторил Егор, снизу вверх глядя на лысого верзилу.

- Пошли. Вперёд! - он вытолкнул пленника в коридор и пинками погнал его к лестнице - Поднимайся. Тебя уже заждались!

Чем выше Егор поднимался по ступенькам, тем громче становился людской гам, доносившийся откуда-то сверху.

- Сюда! - рявкнул мясник, таща бойца за шиворот, словно котёнка, - И не дёргайся!

Отчётливо был слышен шум аплодисментов, рёв бесновавшейся толпы, монотонное жужжание. Егор вступил в улей. Это было просторное помещение, бывший спортивный комплекс, а именно баскетбольная площадка с ограниченным натянутыми канатами пространством для борцов. Потолок представлял собой прозрачный купол, стёкла давно разбились, а каркас остался и был похож на гигантскую паутину или клетку. С полуобрушенных балок свисала растительность.

Егора вытолкнули на ринг, вокруг которого собрался шумный народ. Все они требовали драки, без конца кричали и швыряли в пленника мусор. Боец стоял в центре арены, повсюду виднелись следы крови. Красные лужи блестели в свете горящих факелов, расставленных по периметру ринга.

- Где Элиза? – зарычал он сквозь стиснутые зубы.

Мясник пожал плечами:

- Собаки уже дожирают её кости!

Паника. Слова будто ножом по сердцу. Егор, будто не слыша его ответа, переспросил.

- Она проиграла и лишилась шанса оказаться на свободе. В первом же раунде.

Толпа верещала, оглушая одинокого бойца на ринге.

Элиза мертва! Боже, нет! Егор непроизвольно мотал головой, лишённый дара речи, он скрыл лицо за ладонями. Это не правда, этого нет!

- Дамы и господа! - сквозь рокот толпы услышал он хрипливый голос мясника - Поприветствуем на ринге нового бойца!

Сволочи, думал Егор, я всех вас убью, я отомщу. Он сжал кулаки до хруста в суставах, до боли. Его глаза яростно блестели, в них отражался огонь. Он был похож на дьявола.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.4 / голосов: 12
Комментарии

Талант на лицо! Даже не верится, что такой молодой автор.

Спасибо!

Быстрый вход