Армагеддонотерапия 2. Глава 13. Гнездо.

Дельта Т шёл, кряхтя от боли, пронзающей его раненное плечо. Маша прихрамывала сзади, крепко прижимая к груди металлическую коробку. Солнце безжалостно пекло их залитые потом тела, а ветер сгонял с руин песок, который царапал неприкрытые участки кожи.

- Кирилл, у тебя кровь течёт – сказала девочка, догоняя раненного.

Он посмотрел на пропитанный кровью рукав и остановился. Плечо онемело, кровотечение не останавливалось.

Кирилл огляделся в поисках места нетронутого войной. Вокруг разрушенные дома и обгоревшие остовы машин, в воздухе витала пыль. Никакой асептики!

- Мне нужно зашить рану – сказал медик, направляясь к заваленному на землю строительному крану, - Ты мне поможешь.

Марию взволновала его последняя фраза. Она попыталась не отставать от взрослого, ловко перепрыгивая трещины в асфальте, шагая за ним след в след.

Кран лежал на боку, обрушенный на изрешечённое дырами здание, и задевал часть дороги, по которой шли Кирилл и Мария. Медик сел на широкую балку, рядом с собой положил автомат, респиратор Гурия, снял вещмешок и контейнер с запечатанной в нём плащаницей и начал подготавливаться к неприятной процедуре. Из вещмешка он вытащил кофр-аптечку. Затем, морщась от боли, оторвал промокший рукав комбинезона и стянул окровавленную повязку.

- Что делать мне? – спросила маленькая изгнанница, с отвращением заглядывая в рану.

Кирилл внимательно осмотрел глубокий порез, откуда не переставая, вытекала кровь.

- Да поставь ты свою коробку! Она будет только мешать.

Девочка нехотя положила небольшой сейф на облупленную перекладину.

Кирилл указал Марии на аптечку:

- Достань оттуда флакон с перекисью. Отлично. А теперь полей мне на рану. Не бойся. Давай.

Дрожащими руками Маша держала флакон и, не отводя взгляда от кровоточащей раны, не двигалась, проигнорировав слова медика.

- Давай же. Чего стоишь? Я сейчас копыта отброшу!

Она обильно промыла рану. Кровь зашипела, превращаясь в розоватую пену, которая словно сироп, полилась на землю.

Сильнейшая жгучая боль заставила раненного затрястись в муках. Он не мог сдержать слёз. Стиснув зубы, Кирилл сидел весь в напряжении, зажавшись в комок. К горлу подступила тошнота. Боже, как больно!

- Дай мне вон тот шприц – осипшим голосом сказал он, еле справляясь с оцепенением, - Спасибо.

С силой удерживая крик, тяжело дыша, Кирилл обколол кожу вокруг раны Новокаином. Ах, как хотелось выругаться матом!

После новокаиновой блокады он зубами разорвал пакетик со Стрептоцидом и засыпал царапину белым кристаллическим порошком. Безумная боль постепенно утихала, препараты делали своё дело.

Пронзая иголкой с ниткой собственную кожу, он вспомнил слова преподавателя по хирургии «Повезёт твоим пациентам». Да уж! Терпи!

Мария с ужасом в глазах смотрела, как Кирилл накладывает швы. Корчась от неприятных проколов, он один за другим вязал маленькие узелки, стягивая порванную ткань.

***

Господин Альберт Маркович, одетый в новенький чёрный костюм, с бокалом красного вина в руке спокойно прогуливался по своему гаражу, для которого было отведено отдельное крыло, потеснившее обычных, бедных людей в жилом блоке. Он с улыбкой на лице проходил мимо отполированных до блеска шикарных автомобилей, стоявших в ряд. Они будто только что сошли с конвейера. Альберт пил сладкое вино и с наслаждением любовался старинными, элегантными машинами, он видел своё стройное отражение в сверкающем чистотой металле, блестящих лобовых стёклах. Он обвёл взглядом всю свою коллекцию и, постукивая каблуками по чёрному кафелю, покинул гараж.

Перед ним автоматически открылась стальная дверь. Почёсывая бородку, Альберт вошёл в свои покои. Просторное светлое помещение было обставлено дорогой, антикварной мебелью, полы устланы коврами, стены украшали картины в золотых рамах, возле мраморного камина стояли рыцарские доспехи. С высокого потолка свисала размашистая хрустальная люстра.

Хозяин комнаты подошёл к порталу в стене, занавешенному бархатными шторами. Занавес разъехался в разные стороны, будто по волшебству, впуская в дом солнечный свет. Свет был не настоящим. За шторами находилась панель, имитирующая вид из окна. Можно было использовать любую картинку: от дождливых сумерек до бушующих океанских волн и песчаного пляжа с пальмами.

В такой обстановке он не раз забывал о том, что находиться глубоко под землёй, в бетонном бункере.

Широко зевнув, Альберт устроился на кожаном диване белого цвета и устремил свой взгляд на плоский, широкий экран, обрамлённый золотой рамой, как остальные картины. Его глаза заискрились, когда он включил телевизор.

- Что это за дерьмо ты тут смотришь? – писклявым голосом спросила его молоденькая девушка, вошедшая в комнату из душевой.

Это была дочь одного из членов совета. Альберт Маркович владел всем, что пожелает.

Одетая в банный халат, с мокрыми волосами она подошла к столику из красного дерева, украшенному искусной резьбой, и достала из серебряной шкатулки, стоявшей на этом столике, сигарету. Погрузившись на диван рядом со своим любовником, девушка закурила. В дыму она полезла целоваться к хозяину шикарных аппортаментов, но тот отпрянул от неё:

- Сколько раз я тебе говорил «не кури на этом диване»!

Девушка затянулась ещё пару раз и положила недокуренную сигарету в пустую пепельницу.

- Подумаешь – обиженным тоном сказала она – Ну прожгла бы маленькую дырочку…

- Заткнись! – рыкнул Альберт, не отрываясь от экрана на стене.

- Что это за чушь? – нахмурилась девушка.

Вода капала с её волос на белую кожу дивана, что раздражало хозяина.

- Первый этап пройден – погружённый в свои мысли, проговорил бородач – Скоро.

На экране мелькали странные картинки. Всё было перевёрнуто вверх ногами, и изображение постоянно тряслось. Сквозь помехи можно было различить разрушенные здания и обгоревшие авто. Затем картинка перевернулась в правильное положение и перестала вибрировать, на экране появился человек, который истекал кровью, и вымазанный в грязи мальчик, помогавший раненному справиться с кровотечением. Изображение передавалось со скрытой видеокамеры, установленной на респиратор, принадлежавший покойному Гурию. Альберт и его девушка следили за тем, как Кирилл накладывает себе швы в реальном времени. Сердце Альберта Марковича заставил биться сильнее не вид крови, а чёрный контейнер, лежавший рядом с медиком. У них получилось. Скоро я буду обладать безграничной властью!

***

Косые солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь разбитый купол, слепили разъярённого Егора. Он тяжело дышал, грудь высоко вздымалась, заполняясь пропитанным потом воздухом.

- Давайте похлопаем нашему чемпиону – мясник ходил вокруг ринга, разогревая толпу, - Встречайте! На арене Химер!

В зал вышел раздетый по пояс боец по кличке Химер, вызвавший восторг публики. Егор сначала не понял, был ли его противник человеком. Он являлся скорее мутантом. Сквозь скользкую, натянутую, сероватого цвета кожу выступали кости, он явно страдал дистрофией. Можно было разглядеть пульсирующие венки, проходившие под бледной тканью худого тела. У него была заячья губа, гнилыми зубами он что-то смачно пережёвывал. Химер вытер костлявыми пальцами слюни, вытекавшие изо рта на выпирающий подбородок, и засмеялся, сутулясь, поднявшись на ринг. Было слышно, как хрустят его суставы при движении.

Егор был удивлён, что против него выставили на вид не очень здорового бойца. Сгорбленный Химер осмотрел своего противника оценивающим взглядом, примеряя удобную позицию для нападения. Его впалые глаза с чёрными мешками буравили пленника, пронзали его, навевая непонятный страх.

Без всякого предупреждения Химер набросился на Егора, словно голодный зверь. С рыком он вцепился в плечи пилота ногтями, пытаясь выдрать кусок плоти. Егор завопил от боли и отбросил противника в сторону. Но тот снова атаковал, Химер обошёл жертву справа и напал со спины. Когда Егор почувствовал, как костлявые руки Химера обвили его шею, он перебросил его через плечо, с грохотом обрушив на пол. Химер не сдавался. Облизывая губы длинным шершавым языком, он поднялся на ноги и, как кузнечик, прыгнул на пилота, который в приступе накатившего гнева сбил врага мощным ударом в нижнюю челюсть. Химер завизжал, опрокинувшись на канаты, изо рта посыпались чернеющие зубы.

- Похоже, тебе не хватает витаминов – Егор плюнул в сторону побитого бойца, повисшего на канатах.

Химер очухался, тряхнул головой, сосредотачивая рассыпанные мысли, и кинул зловещий взгляд на своего обидчика. Поединок продолжился. Егор получил удар в нос, от которого затрещало в ушах, голова закружилась, а из ноздрей брызнула кровь. Химер рассердился и теперь лупил Егора в корпус, задыхаясь от ненависти. Несмотря на своё тощее, хилое телосложение, чемпион с заячьей губой был сильным и быстрым. Удар за ударом он наносил слабеющему пилоту, выпучив красные воспалённые глаза.

Егор рухнул на пол, чуть не угодив в багровую лужицу крови, пролитую предыдущим бойцом. В центре кровавой лужи он увидел маленькое оторванное ухо с отпечатками зубов.

- Оно принадлежало твоей подружке! – ухмыляясь, крикнул мясник, наблюдавший за бойней с трибуны.

Боже, нет! Егор орал в глубине души, сердце его билось сильнее. Перед глазами мелькали чудовищные картинки, связанные с гибелью Элизы.

Егор немедленно поднялся и кинулся безжалостно колотить кулаками горбатого противника. Под его ударами бледное тело Химера превращалось в сплошную гематому. Тощий боец зарычал, отбиваясь от яростного Стрекозы, уклонялся и цеплялся за его руки, пытаясь остановить или хоть как-то смягчить удары. Егор не обращал внимания на бесполезные попытки Химера избавиться от его нарастающего гнева и скопившейся злобы, он бил его со всей силы, не жалея собственных кулаков. Кровь заливала лицо избитого недочеловека, глаза плотно закрылись и больше не могли открыться, Химер перестал хрипеть и двигаться, проиграв сражение.

Я свободен! Егор, перебравшись через канаты, спрыгнул с арены и направился к мяснику, сжимая в руке какой-то мелкий предмет. Толпа ревела, оглушая победителя. Все хлопали в ладоши и что-то кричали в адреса Егора, который направлялся к администратору гладиаторских боёв. Мясник, удивлённый исходом бойни, медленно поднялся, встречая пилота хлопками в ладоши.

- Поздравляю! – сказал он, изображая растянутую улыбку, - Ты теперь свободен. Можешь покинуть наш город.

Егор, широко шагая, устремился к нему, а когда подошёл вплотную, с размахом всадил ему в шею деревянную щепку, которую прятал в кармане. Мясник закачался, судорожными руками хватаясь за кровоточащую рану, и начал захлёбываться в собственной крови. Мгновенно побледнев, его туша, завёрнутая в комбинезон, безжизненно грохнулась на пол.

- Хорошо засадил? – спросил Егор у трупа, истекающего кровью, - Можешь не отвечать. Вижу, что хорошо!

Зрители, не ожидав такого поворота, ополчились на убийцу. Толпа ринулась на него бурным потоком. Егор помчался обратно на арену, так как бежать было не куда. Входы и выходы заблокированы. Он в тупике. Егор вооружился горящим факелом и прижался к канатам, окружённый взбесившейся толпой. Минуту назад все они были готовы таскать его на руках, теперь же им не терпелось разорвать пленника на куски. Люди приближались, расстояние между ними и их жертвой быстро сокращалось. Некоторые шустрые пролезли на ринг, преодолев канаты, и уже подходили к Егору, забитому в угол. Он отбивался факелом, размахивая им и отгоняя от себя врагов огнём. Кого-то Стрекоза успел обжечь, кому-то он обрушил горящую палку на голову, с хрустом раскроив череп.

- Подходи ближе! – рычал Егор, крепко сжимая факел, - Нападайте! Я всех вас убью! Давайте!

Его слова заглушил стрёкот пулемёта откуда-то снаружи. Стрельба, доносившаяся с улицы, сопровождалась душераздирающими криками.

***

Кирилл наложил повязку на зашитую рану и с наслаждением проглотил несколько обезболивающих таблеток.

- Отличная работа! – он отряхнул ладони и собрал свои вещи – Чтобы вернуться домой, нам необходим транспорт.

- В Центре есть машины – сказала Маша, подняв металлическую коробку, - Но там опасно. Тем более, никто не даст тебе машину просто так.

- А мы вежливо попросим – хмыкнул медик.

Потом он вспомнил, что произошло с вертолётом. Интересно, кто его взорвал?

- Вас убьют за такую просьбу.

Кирилл обернулся на девочку. Она говорила на полном серьёзе.

- Пешком до дома не добраться – сказал он.

Онемевшее плечо перестало его беспокоить, боль почти угасла. Действовало обезболивающее.

Щурясь от слепящего солнца, Мария ответила:

- Если я провожу тебя до Центра, пообещай, что возьмёшь меня с собой? У меня никого не осталось. Я одна.

Кирилл с жалостью посмотрел на девочку, уже готовую заплакать.

- Обещаю.

Они шли вперёд, жарясь под солнцем. Под ногами хрустел битый кирпич и сухая трава, покрывшая асфальт. Дорога была усеяна расплавленными автомобилями, заросшими растительностью. Руины, повсюду полнейшие разрушения, хаос, созданный оружием человека.

Они приближались к обширной воронке. Месиво из раскуроченных взрывной волной автомобилей, кучи обломков бетонных блоков и щебня, драная паутина острой арматуры и поваленные фонарные столбы навевали на путников ужас. Дорога пошла под уклон, они аккуратно спустились в эпицентр. Со всех сторон, по периметру воронки Кирилл заметил странные холмики, образованные обломками камней и пеплом. Но он не предал этому никакого значения, посчитав, это творением вихря от мощнейшего взрыва. Молча, они шагали к подъёму. Вдруг Маша оступилась и упала на землю, угодив лицом в пыль. Подняв глаза, она увидела смотрящие на неё пустые глазницы черепа, припорошенного пеплом. Захотелось закричать, но Кирилл зажал ей рот.

- Тише – произнёс он, помогая девочке подняться, - Не разбуди их.

Кого? Маша не понимала, о чём говорит Кирилл.

- Не отставая, иди за мной – шепнул медик – Ни слова.

Изгнанница понимающе кивнула. Наконец, она заметила то, чего так испугался её новый опекун.

Они стояли в центре гнезда. Холмики – это укрытия, где спали гниющие Сциллы. Десятки ящероподобных монстров, закопанных в пепел, ждали захода солнца. Если потревожить их сон, хорошего не жди.

Кирилл старался быстрее идти вперёд, но каждый последующий шаг был шумнее прежнего. Он останавливался, прислушиваясь и в страхе осматриваясь. Девочка следовала за ним.

По щиколотку утопая в пепле, они пробирались дальше, словно через только что выпавший снег. Хрустели обглоданные кости под их ботинками.

Автомат Кирилла был наготове. Медик крутил головой, выискивая движения. Холмики с первого взгляды оставались недвижимы и казались безжизненными, приглядевшись, можно было уловить слабые вибрации. Монстры дышали.

Пропитанная кровью, повязка раненного человека вызвала у одной из спящих тварей голод. Щебень громко посыпался, обнажая голую спину хозяина гнезда. Зашевелились и остальные. Неспеша, они поднимались со своих спальных мест, освобождаясь от груды кирпича. В воздух поднялась пыль, окутавшая мутантов.

Кирилл ускорил шаг. Позади он услышал шумное дыхание. Вытянувшись во весь рост, Сциллы одновременно охнули, развевая пыль вокруг себя.

- Бежим! – закричала Мария, хватая Кирилла за руку.

Они выбрались из воронки и побежали прочь от этого места, кишащего жуткими тварями. Девочка указывала путь, она ориентировалась по высокой башне, чудом оставшейся стоять в центре города. Полуразрушенный небоскрёб возвышался над руинами, словно спасительный маяк. Его шпиль упирался в небо и был скрыт облаками.

Сциллы отошли от сна и бросились в погоню за двумя бегущими людьми. Они мчались, как ветер, преодолевая любую преграду у себя на пути. Ловко перепрыгивая ржавые остовы автомобилей, перескакивая дыры в асфальте, карабкаясь по стенам домов, они нагоняли свою цель. Было слышно, как монстры клацали зубами, предвкушая скорое пиршество. Их дьявольские глаза горели. Скоро жажда будет утолена.

Маша сбавила темп, выбившись из сил, тогда Кирилл поднял её на руки, преодолевая боль, снова пронзившую его плечо. С руки закапала кровь, которая наводила на след голодных мутантов. Медик пробежал несколько кварталов, он запыхался и боролся с одышкой. Уверенности прибавили слова Марии:

- Стены Центра. Мы близко!

Они приближались к жилым кварталам города, обнесённым высокой стеною, возведённой из всякого хлама. На стене заволновались стражники. Увидев движущуюся опасность, они приготовили пулемёт. Центр окружал глубокий ров, через который к воротам был проведён мост, как в средневековых замках. Ворота открылись и на мост выбежали двое бойцов с огнемётами. Массивные двери за их спинами со скрипом закрылись.

Монстры догоняли людей, прыгая с машины на машину, проламывая под когтистыми лапами ржавый металл. Они неслись в Центр, слюни текли по их вытянутым мордам от запаха крови. Голод нужно смирить.

Кирилл забежал на мост, но увидев, что бойцы готовят огнемёты, крепко прижал к себе девочку и прыгнул в ров. Он затащил Марию под мост и зажался вместе с нею в комок. В этот момент огненная струя пронеслась над их головами, сжигая мутантов, добравшихся до жилых кварталов. Мощной волной огонь ударил в одну из тварей, которая завизжала от жгучей боли. Её крик заставил всех содрогнуться.

Застрочил пулемёт, раздались выстрелы ружей и автоматная очередь. Стреляли со стен. Сциллы перепрыгивали через ров и нападали на крепостные стены. Они ползли наверх, откуда по ним вели непрерывный огонь. Некоторым мутантам удавалось проникнуть за ограду.

- Кирилл, я боюсь! – зарыдала Маша, обхватив шею медика руками.

Огненный вихрь сбил с ног ещё одну тварь, которая вступила на мост. Обожжённая, окутанная дымом Сцилла свалилась в ров и с грохотом ударилась о стену, проломив в ней дыру. Покрытый многочисленными ожогами труп мутанта скатился на дно ямы.

- Скорее, туда! – Кирилл вскочил с места и кинулся к проходу.

Сначала он помог пролезть девочке, потом проник за стену сам. Но перед тем как юркнуть в щель, он успел заметить, как много этих тварей. Они стремились зайти на мост, прыгали в ров и карабкались по стенам. Тут и там вспыхивали чёрные облака, струился огонь, и сверкали вспышки незамолкающего пулемёта. Монстры атаковали крепость, они всем своим существом жаждали проникнуть в Центр, чтобы сожрать там всех.

Кирилл бежал по оживлённой улице, на встречу спешили люди с оружием, готовые защитить свой дом. Все они следовали к стенам, а Кириллу и Марии нужно было убраться отсюда.

- Нужен транспорт – сказал Кирилл, пересекая улицу, заполненную толпами вооружённых людей, двигающихся к воротам.

Сзади раздались крики. Нашлись первые жертвы.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 10

Быстрый вход