Армагеддонотерапия 2. Глава 14. Крестик.

Защитники Центра вели беспрерывную пальбу по наступающим монстрам. Белокожие твари лезли со всех улиц, окружая стены жилого островка разрушенного города. Сциллы перед нападением травили свои жертвы чёрным дымом, который выпускали из чернильного мешка. Целью выброса чернильного облака являлись большие скопления людей, когда дым рассеивался, на земле уже лежали трупы. Стражники покидали свои посты и убегали со стен подальше, оставив Центр без защиты. Мутанты рвали и метали, наслаждаясь огромным выбором движущихся мишеней. Одной из таких мишеней стали Кирилл и Мария. Сцилла бросилась за ними, разбрасывая напуганных людей на своём пути. Она стремительно догоняла их, не обращая внимания на столпотворения вокруг, ей нужна была именно эта пара – взрослый мужчина, пахнущий кровью, и маленькая девочка, чьё нежное мясо будет вкуснее всех. Взобравшись на искорёженный автобус, обросший зеленью, тварь подпрыгнула и в воздухе преодолела расстояние до своей добычи. Когтистой лапой она ударила Кирилла в спину, обрушив его на землю. Девочка метнулась в сторону, уклонившись от нападения.

Весь взъерошенный Кирилл встал на четвереньки, недоумевая, что произошло. Затем его словно током дёрнуло. Плащаница висела у него за спиной, Сцилла ударила когтями в контейнер. Он схватился за автомат и перекатился на спину, встретившись взглядом с нападающим зверем. На него веяло зловонным дыханием, затхлостью, мертвечиной.

Ящероподобная тварь вскинула голову для очередного удара. Кирилла душил страх, что бестия в любую секунду пронзит ему грудь и вопьется в сердце, медик нажал на курок. Визг израненной Сциллы рвал барабанные перепонки. Она вцепилась зубами в респиратор Гурия, который выпал у Кирилла из рук при падении, и попятилась назад, разгрызая металл. Без сил она оперлась об автобус, помяв проржавевший борт, и завыла от боли.

- Уходим! – обратился Кирилл к Марии, спрятавшейся за грудой камней, - Пока он не опомнился.

Забежав за угол дома, на ходу медик снял контейнер и посмотрел на ущерб, нанесённый мутантом. Чёрная крышка защитного короба была покрыта царапинами и вмятинами. Дельта Т открыл погнутую крышку. Полотно оставалось нетронутым, а вот стекло, под которым оно лежало, треснуло. Кирилл с облегчением выдохнул и закрыл контейнер. Туринская плащаница спасла ему жизнь.

- Ты говорила, здесь мы найдём тачку – сказал он с ноткой нетерпения в голосе – Тут только хлам – Кирилл указал в сторону обгоревших остовов.

- Нужно идти дальше, к рынку – говорила Маша, вздрагивая после каждого выстрела.

Защита слабела, люди сдавались, а мутанты прорывались, осаждая город новыми стаями. Они будто пронюхали, что жилые кварталы остались без защиты. Опьянённые запахом крови, Сциллы врывались в Центр, перескакивая через стены, которые дали брешь. Сильным, нескончаемым потоком они гнали по улицам и убивали беспомощных людей.

Мария побежала вперёд, направляясь к рынку. Кирилл последовал за ней. Автомат пришлось выкинуть, так как последние патроны были истрачены на голодную тварь, напавшую сзади.

- Далеко ещё? – спросил Кирилл, оборачиваясь по сторонам.

Вокруг маячили люди, они суетились возле своих жилищ, готовясь к нападению чудовищ, и не обращали никакого внимания на путников.

- Нет. Вон за тем домом – она забежала под эстакаду, в тень.

Пройдя несколько метров, Маша притормозила. Это место было ей знакомо. Она пообещала себе больше никогда здесь не появляться. Данное ею слово было нарушено. Совсем недавно здесь на её глазах убили Изгнанника. Тело отца исчезло, но пятна крови остались, напомнив Марии о трагедии. Она склонила голову, оплакивая погибшего папу. Душа болела и просила помощи, в ответ она слышала эхо своей никем не услышанной мольбы. Жестокий мир оставил девочку сиротой.

Из указанного Марией дома с круглым решётчатым куполом вместо крыши высыпала толпа людей. В растерянности они разбежались по улицам, как тараканы. Среди толпы Кирилл увидел знакомого человека.

- Егор? – не поверил он своим глазам.

Пилот вытирал кровь из-под носа и шёл, погружённый в раздумья. Ему было плевать на происходящее вокруг.

Выкрикнутое имя вывело убитого горем бойца из ступора.

- Егор! – услышал он и даже пошатнулся от неожиданности, когда увидел медика и девочку, о которой говорила Элиза.

Встретившись, они крепко пожали друг другу руки. Егор рассказал, что произошло с командиром, и Кирилл сразу погрустнел, вспомнив об Ирине. Всем своим сердцем он хотел выкинуть из головы картинку, въевшуюся в память навсегда. Сцену гибели Ирины.

- Так вы нашли её? - спросил Егор, вернув Кирилла в реальность – Значит, миссия не провалена. Плащаница у нас – он побарабанил пальцами по контейнеру.

Значит, всё не зря!

По главной, широкой улице в облаке пыли и, расстилающегося по земле, чёрного дыма к ним приближалась гурьба людей, гонимая потоком кровожадных монстров. Совсем близко слышались выстрелы и взрывы. Из-за домов клубились столбы дыма.

- Пора выбираться отсюда.

Троица поторопилась к рынку в поисках транспортного средства. Операция затянулась больше чем на несколько часов и подходила к концу с не очень хорошим результатом.

По пути к рынку, в сопровождении оглушающей пальбы Егора что-то ужалило в правое бедро, но он даже не шелохнулся, чтобы проверить. Им движела одна цель - как можно быстрее попасть домой, ещё никогда в жизни его так не влекло на родину.

Маша, шедшая впереди, резко исчезла из виду. Она провалилась в тоннель через трещину в асфальте. Падение смягчила вода.

- Машка! - испугался Кирилл, бросившись к ней на помощь, - Ты цела? - он сел на колени возле норы и всмотрелся в темноту.

- Да - ответила девочка, и немного погодя, добавила - Спускайтесь сюда.

Медик аккуратно пролез в трещину и ощутил, как погружается в холодную жидкость. Мутная, зловонная вода, в которой плавал разнообразный мусор, стояла ему по пояс.

Маша подобрала со дна свою дорогую коробку и подняла её над головой, чтобы вся вода вытекла сквозь щёлки.

- В чём дело? - недоумевал медик - Зачем нам сюда?

Мария указала на сырую стену, поблескивающую в тусклых лучах солнечного света. Кирилл разглядел небольшой крест, нарисованный белой краской.

- Это метки отца - объяснила девочка - Они приведут нас к "Полосе спасения".

У Кирилла загорелись глаза. Он вспомнил рассказ маленькой изгнанницы про отца-пилота и с надеждой взглянул наверх. Егор всё ещё находился на поверхности и наблюдал за битвой, бушующей на соседней улице.

- Егор, спускайся!

Тот медленно проник в канализационный тоннель. И когда он опустился в воду, почувствовал сильную боль в бедре.

- Меня ранили - Егор крепко прижал пулевое отверстие, пытаясь остановить кровь.

Кирилл, будто не слыша его жалобы, спросил:

- Ты умеешь управлять самолётом?

***

Страшные монстры, бегущие в панике люди, руины, небо, земля мелькали на экране, сменяя друг друга так быстро, что Альберт Маркович не мог сообразить, что там происходит. Постоянная тряска, помехи вынуждали его примкнуть к плоской панели, концентрируя зрение на происходящем. Его любовница Кристина сидела рядом расслабленная и умиротворённая, от наркотических препаратов, которые она часто принимала, ей становилось хорошо и спокойно. Под кайфом девушка медленно покачивалась из стороны в сторону, следя за действием, развернувшимся на экране. Когда изображение переместилось в зубастую пасть мутанта, Кристина закатила истерический смех. Камера перестала работать.

- Заткнись! – взревел Альберт, в ярости подскочив с дивана и зашагав в другую комнату.

Это помещение отличалось от шикарной комнаты с антикварной мебелью. Стены, выкрашенные в серый, холодный цвет, были оборудованы мониторами, двумя шкафами с электронным оборудованием и столешницей с разнообразными переключателями и мигающими кнопками.

Альберт Маркович сел в кожаное компьютерное кресло и уставился на мониторы. Их было пять, три из которых не работали. Функционирующие экраны оповещали хозяина о жизнедеятельности его группы. Ведь перед выходом на поверхность им вживили датчики, следящие за жизненными показателями. Работающие мониторы сейчас показывали, что Кирилл и Егор ещё живы.

***

- Из меня кровь хлещет – застонал Егор, – Какой на хрен самолёт?

- Затяни ногу ремнём, останови кровотечение. Раной займёмся позже – сказал Кирилл – Так ты сможешь поднять самолёт в воздух? – требовал он немедленного ответа.

Егор пожал плечами, не зная, что сказать. Его трясло от страха и жгучей, ноющей боли в ноге. Он затянул ремень и осипшим голосом ответил:

- Я не знаю. Летал только на симуляторе в бункере.

Этого ответа медику было достаточно. Он взглянул на Марию:

- Веди нас к полосе.

Девочка пошагала вглубь тоннеля, ведя за собой двух мужчин. Холодная, грязная вода мешала их продвижению, под ногами то и дело попадалась какая-нибудь преграда, об которую они спотыкались и падали. Вымокшие до нитки они шли, опираясь о скользкую стену. Путь им указывали белые крестики.

Свет проникал в тоннель через трещины, канализационные люки и решётки. Так что использовать последний сигнальный факел Кирилл не стал.

Над головами слышались громкие выстрелы, грохот и визг атакующих Сцилл, на поверхности проходила ожесточённая битва между мутантами и людьми. Послышались лязг гусениц и многочисленные взрывы. Тяжёлая техника двинулась в бой.

Потолок осыпался после каждого взрыва. Казалось, он не выдержит и обрушится людям на головы.

- Чёрт, кровь не останавливается – Егор еле хромал, и Кирилл помог ему идти дальше, поддерживая его под руку.

- Обопрись об меня. Осталось чуть-чуть.

Чем дальше они шли, тем тише становились звуки снаружи. Они удалялись из Центра, покидали его границы и приближались к окраине города. Белые кресты сменились красными. Кирилл, насторожившись, остановился:

- У твоего отца кончилась белая краска?

- Начиная отсюда, он ставил ловушки. Красные метки означают, что здесь небезопасно. Будьте осторожнее, идите прямо за мной – предупредила Мария – Ближе к стене.

Эта новость встревожила бойцов. Боясь натолкнуться на ловушку Изгнанника, они послушали совета сиротки. Прижавшись к холодной, сырой стене, троица продвигалась по туннелю, в страхе осматриваясь по сторонам. Вскоре, без всяких происшествий они добрались до лестницы. Подняв над головой тяжёлую решётку, Кирилл выбрался на поверхность и помог вылезти из тоннеля остальным. Взлётная полоса блестела под солнцем, лужи, ещё не успевшие высохнуть после недавнего ливня, мерцали в ярких лучах.

Отсюда был виден город, над которым вздымались клубы дыма, застилающие голубое небо. Центр погружался в хаос, он разрушался и стремительно терял жизнь.

Мария с жалостью смотрела на пылающий город, с этого расстояния она слышала крики и вопли людей, людей которые прогнали её. Изгнанница глубоко в душе радовалась тому, что происходило в вымирающем Центре. Это вам за моего отца, думала она, направляясь к самолёту.

Кирилл дотащил раненного Егора до места, затем стащил с самолёта мокрый брезент и убрал из-под шасси треугольные бортики.

- Сможешь им управлять? – спросил медик, втаскивая пилота в кабину.

Когда Егор сел в кресло и коснулся штурвала, то ответил:

- Думаю, нет. Но постараюсь.

- Маш, залезай! – высунулся Кирилл из кабины.

Девочка осмотрела самолёт. Долгими днями её отец корпел над «Ласточкой», не жалея сил, чтобы когда-нибудь покинуть эти проклятые места. Его мечта не осуществилась, зато он подарил шанс дочери. Маша прижала к себе маленький сейф, единственную, родную частичку, и залезла в самолёт. Она села на заднем сидении возле исцарапанного контейнера, который Кирилл пристегнул ремнями, как настоящего пассажира.

- Береги его – сказал он, оглянувшись на девочку.

Послышался громкий шум ожившего винта. Самолёт резко дёрнулся.

- Надеюсь, ты нас не угробишь? – Кирилл держался за небольшой поручень сбоку, боясь разбить голову об стекло.

- Ничего не обещаю – произнёс Егор, проверяя приборную доску, - Всё в норме. Топлива достаточно, чтобы дотянуть до дома.

По его вымокшему от пота лицу было видно, что он страдает от боли. Иногда он хватался за ногу, сдавливая рану, а потом брался за штурвал окровавленной рукою. Кирилл вколол ему обезболивающее прямо сквозь ткань.

Самолёт выехал на мокрую полосу и начал разгоняться. В окна летела вода, так что не было видно, где заканчивается взлёт. «Ласточка» задрожала, борт угрожающе затрещал, оповещая пассажиров, что он вот-вот развалится. Но этого не случилось. Самолёт набрал скорость и, неуклюже раскачиваясь то влево, то вправо, оторвался от земли.

- Получилось! – засмеялся Егор, боль в ноге и усталость заставили его поутихнуть.

В окна светило солнце, согревая пассажиров тёплыми, нежными лучами. Все проблемы оставались позади, кошмарные ужасы в прошлом, впереди их ждала победа, скорый финал. Они летели домой.

Маша с любопытством смотрела в окно, она впервые летела на самолёте. Раньше, она летала только во сне.

- Когда я встретил Элизу, там, в плену – начал Егор – Она сказала, что Гурий перед смертью бредил. Он говорил о каком-то крестике. Что крестик, это и есть ключ, который хранит Мария.

Маша вздрогнула. «Ключ у твоего сердца» вспомнила она.

- О чём он говорил? – спрашивал пилот.

Девочка вытянула из-под майки верёвочку с распятием.

«Ключ у твоего сердца» повторяла она, рассматривая серебряный крест. Мария склонилась над металлической коробкой, в ожидании скорейшего раскрытия тайны. Она вставила ключик в замочную скважину и повернула его. То, ради чего погиб её отец, находилось здесь, у неё в руках. И сейчас она узнает правду. Щёлкнул замок. Затаив дыхание, Маша открыла помятую дверцу.

Кирилл повернулся к ней:

- Что там?

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 11
Комментарии

супер,автор,пиши ещё!

Спасибо! Следующая глава будет последней!

Быстрый вход