Генетическое бешенство (3)

28 08 2040

Я наконец-то вселилась! Оказывается, общага биологов стоит отдельно от всех, не в городе, а в научном городке. Вчера чуть не пришлось ночевать на вокзале. Я приехала часа в 3 вечера, пошла в главное здание, а там какой-то дурак отправил меня в общую очередь.

Не меньше двух часов протолкалась, прежде чем догадалась спросить, что делать дальше. Оказалось, биологам сразу в Петергоф надо. Поехала туда. Комендант, низенькая, лет 50-ти, пухлая, пахнущая духами Алина Исаевна, выдала мне какой-то кусок пластика и сказала, что за направлением в главное здание. Вот уроды! Сложно что ли все документы по электронке послать? Потом она посмотрела на часы и сказала, что я все равно не успею и спросила, есть ли мне где переночевать. Тетка с дядей в отпуске, должны приехать только на следующей неделе, так что, в общем, было негде.

Алина Исаевна видимо, сжалилась.

- Ладно, - говорит. - Проведу тебя сегодня через кордон, завтра все принесешь.

Там действительно кордон! Несколько зданий, расположенных внутри городка, огорожены забором и какой-то светящейся сеткой вроде лазеров, входа внутрь всего два – через заднюю дверь административного корпуса и через главные ворота, где стоит неслабая охрана.

Когда мы выходили из здания, Алина Исаевна кивнула охраннику в будке.

- Здравствуйте, Алина Исаевна. – Вышедший из будки парень под два метра ростом был вежлив, но в его присутствии становилось неуютно. – Кто это с вами?

- Здравствуй, Саша. Я снова с первокурсницей. На поселение. Она сегодня переночует, а завтра оформимся. Под мою ответственность.

Охранник кивнул.

- Покажите документы, девушка.

Я достала паспорт.

- Сейчас я вам сделаю временный пропуск в общежитие. Действует до 12 дня. Так что утром особо не зевайте, иначе из здания без охраны выйти не сможете.

- Ничего себе, какие строгости! – удивилась я.

- А чтобы всякие сумасшедшие не лезли. – Пояснил Саша. – Нас уже и взрывать пытались и живность всякую подбрасывали, и журналисты пытаются прошмыгнуть куда нельзя… Генетики тут работают, не забывай.

- Неужели их так много, что такую территорию приходится огораживать?

- Кого? – не понял Саша

- Генетиков.

Он пожал плечами.

- А кто разбираться будет? Вон, месяц назад в одной из лабораторий бомбу нашли. Постарались три девицы немного постарше тебя, второкурсницы. Оказалось они из «чистых женщин», слышала про таких? –

Я отрицательно покачала головой.

- И правильно. Внешне вы все нормальные, а что у вас на уме, пойди узнай… Тест ДНК, оближите. – Он протянул мне маленькую трубку и через пять минут надел на мизинец еще теплое пластиковое кольцо.

- Так, проверьте, не спадает?

- Чуть-чуть великовато.

- Сейчас исправим. – Он взял кольцо, вырезал из него кусочек какими-то горячими кусачками, снова соединил концы и подал мне.

- А так?

- Так в самый раз. Спасибо.

- Действует до 12 дня. Допуск только в жилую зону. Всего хорошего.

Когда мы зашли в общежитие, я ожидала увидеть бронированные окна и двери, а за каждым углом – по сторожу. На самом деле охранники были только внизу, на вахте. А в остальном общага вполне обычная. Магазин на первом этаже, разрисованный граффити лифт и длинные коридоры с дверями в жилые блоки.

Я переночевала в какой-то хозяйственной комнатке с тюками белья, а с утра поехала за направлением. Прежде чем мне выдали карточку, дающую право на поселение, пришлось заполнить кучу всяких анкет, а потом пройти собеседование. Вместе со мной сидело еще человек двадцать новеньких. Среди них я узнала мрачную девушку в черном платье – такого же фасона, как то, в которое она была одета на экзамене.

- Вера Рыжова! – ее вызвали как раз передо мной. Обычно на собеседовании не задерживали дольше, чем минут на десять, но эта застряла там минимум на полчаса. В Петергоф мы ехали вместе.

- Привет. Ты тоже первокурсница? – Я подсела к ней в автобусе.

Ехать было минут двадцать, но этого хватило, чтобы понять, что я очень бы не хотела поселиться с ней по соседству. Мне показалось, что она высокомерная и скучная заучка. Я не решилась спрашивать, почему она так странно одевается, но было понятно, что она не игроманка. Вспомнился рассказ охранника про каких-то «чистых женщин».

К счастью, меня поселили не с ней. Моя соседка, Аня, с третьего курса, а рядом в нашем блоке живут Рампольские. Стас и Карина. Аня мне нравится. Когда я ввалилась в комнату со своим чемоданом, она сидела за столом и что-то читала с планшета. Увидев меня, Аня выгребла вещи из одного из шкафов.

- Привет. Меня зовут Яна.

- Привет. Я Аня. Сейчас я тебе освобожу место. Вон та кровать твоя. Ты первокурсница?

- Ага.

- Понятно. А я уже на третьем. Вообще-то я еще в деканате секретарем подрабатываю.

- Правда? А зачем?

- Хочу заниматься пиаром.

Я не поняла.

- Ты разве не на биофаке?

- На биофаке. – Она фыркнула. – А ты думала, здесь все сумасшедшие ученые? Шестиногих тритонов ищут? Вообще-то есть и такие, вон, соседи наши, Рампольские, например. Но уж лучше провести жизнь, объясняя общественности какие-то интересные вещи, чем гнить за пробирками и на работу в бронежилете ходить.

- В бронежилете, что, правда?

Аня засмеялась.

- Ну, нет, конечно, до этого еще не дошло, но, в общем, мне интересно не заниматься наукой, а рассказывать про нее. А ты кем хочешь стать?

От этого вопроса мне стало дурно. Я сегодня уже несколько раз писала версии на эту тему в разных анкетах, а потом еще и на собеседовании что-то плела какому-то психологу.

- Ань, я не знаю. Меня уже достали сегодня с этим вопросом.

На этот раз не поняла она.

- Да ну? А кто?

- На собеседовании.

- А-а-а! Вас же теперь проверяют. Когда я поступала, этого еще не было. За последние пару лет много шизанутых набрали, вот и боятся.

- Это из-за бомбы?

- А ты откуда знаешь?

- Мне охранник вчера сказал, что трое каких-то «чистых женщин» месяц назад подложили бомбу.

- Ну да, и из-за них наверно тоже.

- А ты их знала?

- Кого?

- Тех троих.

Аня поморщилась.

- Нет, конечно. Если они и правда были «чистыми женщинами», я не завидую их одногруппникам.

- А чистые женщины это секта какая-то?

- Вроде того. Это тетки, которые себя стерилизуют и посвящают жизнь борьбе с «бешенством». Если у человека голова забита таким бредом, очень сложно общаться.

- Ничего себе! А зачем стерилизуют?

- Не знаю. Но нам на психологии говорили, что это одна из крайних форм неприятия реальности. Гарантия от греха, что-то вроде того. Они как бы защищают себя от всех возможных случайностей. И служат человечеству, как они это понимают.

- Я сегодня с одной очень странной девушкой познакомилась. С нашего курса. Она в таком черном платье ходит и очень высокомерная. Я ее на экзамене видела, так она и в виртуале так же одевается.

- А-а! Это наверно «Хранители человечества» или «Служители хаоса». У нее на рукавах и подоле были желтые или синие вставки?

- Нет.

- Значит, «Хранители человечества». Странно, что ее взяли. В общем-то здесь есть несколько «Хранителей». Считается, что они тихие, что-то вроде радикального ответвления «Церкви Кода», но по мне так безумны как мартовские зайцы. Янка, я так рада, что ты нормальная! Чай будешь? – она достала из шкафчика две чашки, печенье и поставила чайник. - Вот поселили бы мне такую, как эта твоя знакомая, пришлось бы выживать ее отсюда. А у меня и так пересдача по анатомии, некогда соседке мелкие пакости строить. Хотя… Не поселили бы ее сюда из-за Рампольских. У них же Плив.

- Это кто?

- Рампольские, наши соседи. Стас докторскую по генетике пишет, а Карина работает в микробиологии. У них двое дочерей, Елена и Лилит, а еще Плив.

- Двое детей и? Это какой-то гибрид? – предположила я.

Аня довольно кивнула.

- Ты что! Это же легенда! У них в аквариуме плавает какое-то там дцатое поколение гибридов около метра ростом. Само по себе это здесь нормально – за время, прошедшее с того момента, когда все привычные законы генетики полетели к чертям, успели насоздавать и не такое. Штука в том, что после рождения Плив анализ показал, что у нее есть человеческие гены. - Аня рассказывала очень смешно, у меня так не получится пересказать, но, если коротко, суть вот в чем.

Папаша Плив, ныне исключенный из университета с формулировкой «за нарушение профессиональной этики», в прошлом был приятелем и собутыльником Стаса. Лет семь назад они вместе работали в лаборатории, где готовилась к икрометанию мамаша Плив. В тот день у них было совместное ночное дежурство, а друг Стаса как раз сдал какой-то сложный экзамен и они решили это дело отметить. Напились, видимо, до ошеломительного вдохновения, потому что когда мутант на их глазах начала откладывать икру, приятель Стаса счел это знаком свыше, и подрочил в аквариум.

Стас клялся, что это действо его в момент отрезвило, и он постарался как можно скорее устранить последствия. Проблема в том, что полностью заменить воду в аквариуме было невозможно из-за риска потерять всю икру и травмировать еще не пришедшую в себя самку, а частичная фильтрация все же не смогла предотвратить появление на свет пары десятков потомков студента.

Когда детали той ночи стали известны, помет все равно было решено полностью уничтожить, поскольку чистота эксперимента была нарушена, а проводить опыты с человеческими генами запрещалось. Тем не менее, студент каким-то чудом уговорил Стаса сохранить жизнь одному из своих отпрысков. Существо оказалось самкой, которую назвали Плив, что значит: «Плод любви и вдохновения», и факт ее существования год спустя чуть не стоил Стасу места в университете. Спасла только явка с повинной и немедленная стерилизация Плив. Жизнь ее была сохранена под тем же предлогом, который когда-то был записан в паспорте Баламута: «представляет научную ценность». С тех пор Стасу предписывалось регулярно выгуливать Плив в различных водоемах и писать отчеты о ее поведении на кафедру экологии.

Я очень хочу увидеть эту зверюгу и познакомиться с Рампольскими. Кажется, с соседями мне повезло.

30 08 2040

Рампольские очень клевые! Особенно Стас и Плив. Вчера с утра к нам постучалась Карина и позвала меня пить чай и знакомиться. Я смоталась за тортом и пошла в гости. У них просторная комната, метров 25, но живут они там вчетвером. Карина говорит, что квартира есть, просто Стасу не хочется каждый день из города ездить. Если бы я не знала, что Лена и Лиля близнецы, то решила бы, что Лиля старше года на полтора-два. Она выше сестры почти на голову, и заметно крупнее в кости. К тому же черноглазая и смуглокожая. Лена - маленькая, худенькая и явно блондинка, хоть они обе и бритые налысо.

Мне кажется, это какое-то пижонство. Вообще, Рампольские снобы. Карина красит волосы в ярко-красный и делает совершенно панковскую укладку, а Стас одевается хоть и в нормальные костюмы, но смотрятся они странно и немного вызывающе. А еще он носит очки в прямоугольной оправе – страшно дорогие, со всякими встроенными механизмами: подсветкой, бинокулярными возможностями и инфракрасным видением. Это дико модно, очень хочется померить, но как-то я не отважилась попросить.

Мне показалось, что Стас очень высокомерный, но когда я стала спрашивать про Плив, он сразу растаял. Карина с гордостью продемонстрировала специальный костюм, вроде скафандра, только внутрь воду наливают. Они в такой одежке Плив гулять водят.

В их комнате стоит огромный аквариум, где плавает довольно изящное существо внешне похоже на птицу, но с покрытой густой чешуей крыльями. Плив дышит жабрами и когда не плывет, то передвигается под водой на длинных задних лапах. Стас рассказывает о ней, как о члене семьи, ну или как о любимом домашнем животном. Мозгов-то у нее нет.

Как объяснил Стас, это потому, что если в коде гибрида есть гены, отвечающие за признаки, отсутствующие у одного из родителей, то проявятся эти признаки только в потомстве. То есть дополнительные цепочки ДНК вроде как существуют по правилам рецессивных генов. Проще говоря, если бы Плив оплодотворил какой-то человек, вполне вероятно появление дитяти с интеллектом, но ни один потомок лаборанта, ответственного за появление Плив на свет, в первом поколении разумным быть не мог.

Когда Стас это сказал, я вспомнила историю с жеребеночком, которую слышала в вагоне. Вроде как та баба рассказывала, что видела такое вот первое поколение во вполне человеческом воплощении. Стас пожал плечами и ответил, что тест на интеллект у того Васи никто не проводил, к тому же у детей, унаследовавших человеческие гены от самок, есть большие отличия от гибридов, выношенных животными других видов. Что-то про митохондриальную ДНК. Часть наследственных признаков, закодированная не в ядре а в митохондриях, передается только по материнской линии. В том числе, и некоторые признаки, влияющие на деятельность головного мозга.

Так что если мать – человек, то вполне возможны исключения из правила о невозможности появления разумных гибридов в первом поколении. Впрочем, по словам Стаса, он может только предполагать, поскольку опытов такого типа на людях никто не ставит, а все известные дети-гибриды живут далеко от России и еще не вышли из возраста, когда можно будет с уверенностью сказать, что их интеллект стабильно превышает разумность тех же шимпанзе. Впрочем, у парочки таких детей есть как минимум нормальный речевой аппарат, так что чем черт не шутит.

Мордой Плив похожа на динозавра. Стас говорит, что гены пресмыкающихся – самые активные. Кого с ящерицей не скрести – обязательно чешуя и зубастая пасть вылезает. Сердце почти всегда с неполной перегородкой и головной мозг соответствующего строения. Так что, если гены человека, в которых заложен интеллектуальный потенциал, спасуют перед мощью зауропсидов, у нас начнется новая эпоха динозавров.

Не то, чтобы Стас считает, что человечество вымрет, он вообще старается не делать обобщений, но уже около десяти лет генетикой занимается, и практики у него было столько, что дух захватывает. Оказывается, даже у «бешенства» есть какие-то законы. Правда действуют они в определенном проценте случаев и какие-то прогнозы можно делать только для уже выведенных гибридов.

Меня поразило, как легко он называет человека «животным» и я как-то неловко сострила по поводу того, что он сожалеет, что у нас запрещены опыты на людях. Нарвалась на выговор. Кажется, он всерьез не обиделся, но я чувствовала себя полной дурой. Он даже ничего объяснять не стал, просто сказал, чтобы я прочитала отчет об экспериментах Вердье и Мейерса, ознакомилась с теорией Каннингема об этапах развития генетических аномалий в новых условиях и прочитала статью Ужакова о влиянии человеческого фактора на скорость развития деструктивных процессов в биогеоценозах. Убедил меня записать все названия в коммуникатор.

Как будто я напичканная пропагандой дурочка, с которой и говорить-то не о чем! Я рассказала про Баламута и спросила, не донимают ли Плив, она же вообще водоплавающая. Проткнут «скафандр» - и все, прощай. Карина округлила глаза от ужаса. Она никак не хотела поверить, что тем «охотникам» ничего не сделают за вандализм. И несколько раз спросила Стаса что-то вроде: «Ведь ты бы такого не допустил, правда?» Вообще он считает, что это временно, просто люди боятся всего, что не укладывается в их картину мира, а пройдет лет пять-десять и все привыкнут к таким домашним животным. А Плив бояться нечего – здешний народ в большинстве своем вполне нормально на гибридов реагирует, а за пределы научного городка ее выводят редко.

Оказывается, он работает в «Генетической полиции» - это какой-то экспериментальный отдел при МВД, вроде как кто-то из политиков заинтересован в том, чтобы все вопросы, связанные со случаями гибридизации были в ведении специально обученных людей. Стас сказал, что пока еще не понятно, какие у них функции и на что они имеют право, но идея в том, чтобы не допустить ускорения процессов, вызванных «бешенством».

Ему явно не хотелось вдаваться в подробности, и он вернулся к теме о закономерностях гибридизации. Например, что не удается получить жизнеспособных гибридов насекомых с позвоночными. И что если у обоих родителей в генотипе заложено иметь четыре лапы, то лишние две не вырастут, так что все твари, у которых больше двух пар конечностей, происходят от хлебнувших химии предков. «Ну, или доктор Франкенштейн постарался».

Я не поняла про Франкенштейна и переспросила. Оказалось, так называют умельцев, которые занимаются незаконной киборгизацией. Сейчас технология передачи нервных импульсов к искусственным частям тела дошла до того, что теоретически могут и голову искусственную привинтить. Естественно, такие работы находятся под запретом, за исключением обычных операций вроде пришить руки-ноги, и те очень дорогие. Но все равно находятся желающие себя усовершенствовать. И вот такие-то персонажи и обращаются к тем, кого называют «доктор Франкенштейн».

Это прозвище несколько лет назад дали в СМИ вполне реальному ученому, который в полулегальной лаборатории изобрел способ включать искусственные части в нервную систему. То есть, если ему верить, то человек может бегать хоть на восьми ногах, и все их чувствовать как родные. Может дышать под водой, если изобрести прибор, способный выделять кислород из воды и доставлять его к легким. Может видеть искусственным зрением, если сконструировать подходящие камеры. Нашлись и добровольцы, готовые подвергнуться радикальной трансформации. Операции прошли неудачно и закончились гибелью людей. Предположительно, доктор Франкенштейн подтасовал результаты исследований, чтобы получить финансирование. Тем не менее, легенда осталась и многие отчаявшиеся, или просто сумасшедшие, находят докторов, которые, по их утверждению, владеют этой мифической технологией. Иногда операции проходят успешно, но неудач куда больше. Поймать мошенников очень сложно – живых свидетелей не остается, а родственники погибших, как правило, не могут ничего доказать. Странно, что я ничего не слышала и не читала об этом. Стас говорит, что информацию о Франкенштейне стараются не афишировать, чтобы избежать эффекта рекламы. Сколь бы ни был велик риск, искушение для многих может оказаться куда больше.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 25
Комментарии

Мир мяском обрастает - приятно смотреть)

Молодец! Очень хорошо получается.

Здорово! Но мало)) +10

Знаю, что мало. Мне бы сейчас прорваться через начало, когда начнется интрига пойдет побыстрее и повеселее))

Любопытно, свежо, думаю вам нужно продолжать, закрутите интригу покруче,буду ждать продолжения.

Очень интересно, хоть фильм снимай)).

5 баллов...так держать)))

Нескромный вопрос сколько тебе лет?)

Быстрый вход