Армагеддонотерапия 2. Глава 15. Антихрист.

Иван Смуглый зашёл в обшарпанный подъезд, быстро поднялся по лестнице на второй этаж и отворил тяжёлую дверь. Он был чем-то доволен и спешил поделиться хорошей новостью со своей женой, которая ждала его, сидя у костра в зале. Иван замер в проёме, любуясь женщиной с круглым животом. Она что-то зашивала, погружённая в свои мысли, и не сразу заметила мужа. Он постучал.

- Ой! – вздрогнула женщина – Ты меня напугал.

- Прости – улыбнулся Смуглый, усаживаясь рядом, и, поцеловав жену в щёчку, тихо спросил – Как там наш малыш?

Он нежно погладил её живот, ощущая под пальцами движения ребёнка.

- Шевелится – улыбнулась женщина, положив свою ладонь на ладонь мужа, - У нас будет очень активный мальчик.

Иван нахмурил брови:

- Почему мальчик? Я готовлюсь воспитывать девочку, Машеньку. С мальчиком ещё успеем. К тому же, кто будет помогать тебе по хозяйству?

- Ну, как скажешь – согласилась беременная – Девочку так девочку. Я вон тебе штаны почти новенькие нашла, только сейчас подошью, и будешь щеголять в обновке.

За разбитым окном стемнело, тогда Смуглый подбросил в огонь дровишек. Костёр загорелся ярче, осветив мрачную комнату. Над разрушенным городом засияла луна, и по ночному небу рассыпались звёзды.

- Чего ты такой довольный-то? – поинтересовалась женщина – Поди, зарплату повысили?

Под зарплатой она имела в виду выдачу консерв из запасников за выполненную работу.

- Да нет – Иван снял с плеча вещмешок и погрузил в него руку – У меня для тебя кое-что есть. Никогда не догадаешься что.

- Высовывай уже – засмеялась жена – Небось, опять какую-нибудь безделушку приволок?

- Вот – с широкой улыбкой на лице он извлёк из мешка поцарапанный фотоаппарат – Как тебе? А? С трудом удалось выменять на рынке.

Женщина поморщилась, ожидав увидеть нечто более полезное.

- И зачем он тебе? Ностальгировать будешь?

- Ты ведь не знаешь главного, дурёха! – ласково произнёс он, обняв любимую – Он в рабочем состоянии.

С этими словами Иван вытянул руку с фотоаппаратом, направил объектив на себя и жену и нажал на кнопку. Аппарат щёлкнул, осветив людей вспышкой, и выдал готовую фотографию.

- Здорово, да? – Смуглый слегка помахал карточкой, чтобы проявилось изображение, и показал её жене – Что скажешь?

На фото они выглядели такими молодыми и счастливыми, что разрушенный мир вокруг них, казалось, перестал существовать вовсе или переродился заново.

- Я люблю тебя – прошептала женщина, сладко поцеловав мужа, - Спасибо.

И тут её ослепила ещё одна вспышка.

***

Девочка вытащила из железного ящика пожелтевшие, промокшие фотографии, изображения на них сохранились, но стали немного размытыми и нечёткими. Мария внимательно рассматривала каждую фотокарточку, вглядываясь в счастливые лица родителей. Ей не верилось, что она снова их видит, они рядом, смотрят на неё, улыбаются и что-то говорят, посылают воздушные поцелуи, подмигивают и просто живут. Маша аккуратно провела пальцами по глянцевым снимкам и будто почувствовала тепло, исходящее от них.

Кирилл молча наблюдал за ней с переднего сидения. Он видел, как меняется лицо маленькой изгнанницы, оно сияло, становилось мягче, глаза наполнялись добротой и любовью. Девочка снова стала ребёнком. Он удивлялся, как хрупкая, миниатюрная Мария ещё не сломилась после всего пережитого, ведь сам еле справлялся.

- Это моя мама - сказала она, протягивая фотографию медику.

- Красивая - оценил женщину тот - А это ты? - Кирилл указал пальцем на выпуклый живот.

- Да - кивнула Маша - А это мой папа.

Кирилл взглянул на мятое фото и задумался. Иван выглядел бодрым и весёлым, любящим мужем, готовым вскоре принять на себя роль отца.

- После смерти мамы он изменился - с грустью в сонных глазах проговорила Маша - Мы изменились. Жить стало труднее, на душе пустота.

- Я тебя понимаю - Кирилл вспомнил Анастасию, остановив свой немигающий взгляд на одной из фотографий.

- Кирилл... - отвлёк его Егор хриплым, усталым голосом - Прости, что отрываю, но... - он застонал, судорожной рукой схватившись за рану, - Кажется, я сейчас вырублюсь.

У медика глаза на лоб полезли.

- Не смей - приказал он - Всё будет хорошо – и начал копошиться в аптечке.

Выудив из неё пакетик со Стрептоцидом, он разорвал упаковку и засыпал порошком рану. Егор перестал терпеть и всё же закричал от кинжальной боли, разрывающей его ногу.

Самолёт пролетал над пустыней, и его затрясло, когда пилот вцепился в штурвал дрожащими руками. Позади проснулись песчаные гейзеры.

- Я вытащу пулю – сказал Кирилл, вооружившись скальпелем и длинным корнцангом, - Постарайся оставаться в сознании.

Егор весь вспотел, капельки пота капали с его бровей и волос на голове, стекали по небритым щекам. Он тяжело дышал, готовясь к невыносимой боли, к нестерпимым мукам. Полузакрытые глаза были полны страха и ужаса, разбитые губы стиснуты, сдерживая вопли. Несмотря на всё это, Егор продолжал следить за приборами и управлять самолётом. Он держал прямой курс домой.

- Держи руки на штурвале и ни в коем случае не суй их сюда – предупредил Кирилл, подбираясь к кровоточащему ранению, - Пытайся не шевелиться и не мешать мне. Понял?

Егор молчал, громко шмыгая носом. Он крепко сжимал штурвал и молился в уме. Молился впервые в жизни, сам не зная почему. Просто вспомнил слова Гурия «Молитва творит чудеса. Нужно просить Бога, и он тебе обязательно поможет. Нужно верить».

- Начали – скомандовал Кирилл, дав зелёный свет своим действиям, - Сейчас почувствуешь укол. Это обезболивающее. Терпи!

- Боже! – вскрикнул Егор.

- Он тебя прекрасно слышит – намекнул Кирилл на плащаницу, пристёгнутую ремнями безопасности на заднем сидении, - Попрошу тебя больше так не вскакивать, а то я чуть иголку не сломал.

Пилот оскалился, его лицо затряслось, словно он переносил нечеловеческие перегрузки. Изо рта вырвался стон, который резко превратился в мат-перемат.

Кирилл услышал, как заскрипел штурвал под мёртвой хваткой измученного пациента. Медик проник лезвием в рану с такими словами:

- Ты только руль не оторви, а то придётся пешком идти. И не дёргайся!

Кирилл почувствовал тёплую кровь, потёкшую ему на ладони.

- Видел бы ты мою первую ампутацию – сказал он, нащупав скальпелем что-то твёрдое, - Вот она.

Егор закряхтёл и вздрогнул, когда медик просунул в рану кончики корнцанга. Самолёт завилял, теряя контроль, угрожая удариться об землю. Мотор задребезжал, винт затарахтел громче, перекрикивая орущего во всё горло пилота. Мучения не заканчивались, а тянулись, продлевая, растягивая не отступающую боль.

Егор терял сознание.

***

Сердцебиение участилось. Показатели прыгали и быстро менялись в худшую сторону. Монитор, следящий за состоянием Егора, заставил Альберта заволноваться. Боец умирал. Надрывно запищали динамики, сообщающие о критической точке. Ещё немного и сердце остановится.

- Вашу мать! – хозяин стукнул кулаком по столешнице с клавиатурой – Этого не может быть! Я уже так близок!

Его трясло от ненависти, бешеные глаза бегали с экрана на экран. Один из них с минуту на минуту погаснет. Альберт Маркович нервно чесал колючую бородку, правое веко задёргалось.

От мониторов его отвлекла вошедшая в комнату Кристина. В руке она держала телефонную трубку:

- Это тебя, дорогой.

Он резко выхватил телефон, бросив на девушку злобный взгляд. Она снова дымила сигаретой.

- Я слушаю – буркнул Альберт в трубку.

- Господин, вы приказали следить за границей «Территории тишины» - сквозь беспрерывный треск помех донеслось из динамика – Мы обнаружили в небе неопознанный летающий объект, который приближается к границам города.

Это они, вспыхнуло в голове Альберта.

- С ними можно связаться?

- Пробуем – ответил далёкий, еле различимый голос – Связь есть!

- Соедините меня – хозяин плотно прижал трубку к уху, чтобы лучше слышать человека на другом конце провода.

- Да, господин – послышалось шуршание, треск, затем что-то пискнуло – Сорвалось. Сейчас попробуем ещё раз.

- Я жду – Альберт вытащил из выдвижного шкафчика пистолет и, положив оружие в карман пиджака, покинул комнату с электроникой.

Пьяная девушка, шаркая ногами по полу, поплелась за ним. Альберт Маркович направился в галерею, которая находилась над его жилищем. Он шёл уверенным шагом, прислушиваясь к шуршанию в телефонной трубке.

- Все вышли отсюда! – приказал хозяин, войдя в галерею.

Сотрудники хранилища оставили свои рабочие места и убрались из галереи, проклиная в уме члена Совета бункера. Альберт прошёл по коридору мимо стеклянных кубов, в которых хранились бесценные экспонаты, его сокровища, и остановился в центре хранилища.

- Соединяю – наконец, услышал он голос из трубки.

***

Кирилл извлёк пулю, в след за которой брызнула кровь. Егор зарычал от боли, стиснув зубы. Его страшно мутило. И он получил долгожданное облегчение, когда медик вынул из раны хирургические инструменты. Пилот снова сосредоточился на управлении «Ласточкой».

- Ну, что, Стрекоза? – Кирилл держал корнцанг с зажатой пулей, испачканной в крови, - Поздравляю! У тебя мальчик.

Егору было не до смеха. Выглядел он довольно потрёпанным.

- В следующий раз пытайся избежать парней с пушками.

- Спасибо за совет – фыркнул пилот, посматривая на дырку в ноге, - Может, хоть повязку наложишь?

Кирилл так и сделал. Кровотечение замедлилось, а потом и вовсе прекратилось. Егор постепенно приходил в себя, остывая после жаркой процедуры, ему становилось легче. Боль понемногу стихала, оставляя онемевшую ногу в покое.

- Машка, видала? – Кирилл показал девочке пулю – Сделаем из неё талисман – он вымыл руки остатками воды из фляги.

Мария всю операцию сидела с закрытыми глазами.

Вдруг зашипела рация где-то под штурвалом. Взгляды пассажиров одновременно обратились к приёмнику. Кирилл взялся за рацию первым.

- Это Бункер ноль ноль один. Приём – услышали они чей-то голос – С кем я говорю? Представьтесь.

- Приём – повторил за ним медик, нажав на гашетку, – Я Дельта Т.

- Соединяю вас с… - и связь пропала.

Через некоторое время тот же голос оповестил их, что связывает с господином Альбертом Марковичем.

- Связывайте – пожал плечами Кирилл.

- Это Альберт – зашипел приёмник – Дельта Т, коробка при вас?

- Да – сухо ответил медик.

- В каком она состоянии?

Кирилл обернулся и осмотрел исцарапанный и мятый контейнер с Туринской плащаницей внутри.

- В нормальном. В лучшем, чем мы.

- Где вы находитесь? – продолжал задавать вопросы хозяин.

Дельта Т выглянул в окно. Снаружи начали появляться редкие постройки и дорога.

- Подлетаем к городу. Скоро будем на месте. Встречайте нас.

- Хорошая работа! – как-то неискренне похвалил их Альберт Маркович – Вас ожидает награда. Вы заслужили её.

Егор попытался улыбнуться, но в сознании промелькнули кровавые картинки. Оторванное ухо, принадлежавшее Элизе, уродливый Химер и мясник с вылупленными глазами. Она не заслуживала такой участи!

- Возвращайтесь скорее – сквозь помехи говорил Альберт – Встречаемся в галерее.

- Постойте! – прервал его Кирилл – Можно один вопрос?

Хозяин кивнул.

Кирилл вспомнил мнение покойного священнослужителя, Гурия «Это дар Божий, вера, которая с каждым днём исчезает в глубинах нашего бетонного убежища. Оно зажжёт в людях надежду, воскресит веру в Господа и подарит будущее нашим потомкам». Он решил узнать истинную цель задания.

- Зачем вам нужна плащаница? Что вы с ней будете делать?

Молчание. Затем, преодолевая нескончаемый треск, до них дошёл ответ:

- Это источник безграничной власти, силы, с помощью которой я буду легко управлять людьми. Это оружие. Я стану непобедимым, бункер будет принадлежать мне – взахлёб тараторил Альберт свою безумную речь – Вам бояться нечего. Вас ждёт хорошая награда.

Кирилл не ожидал такого откровенного ответа. У него пропал дар речи.

- Как только приземлитесь, сразу в галерею. И поосторожнее с плащаницей – дал последние указания хозяин и прервал связь.

- Этот парень псих – подытожил Егор – Как он собирается завладеть бункером с помощью этого? – он мотнул головой в сторону контейнера.

- Он найдёт способ – сказал Кирилл, глядя куда-то вдаль, - Поверь мне, такие люди зря слов не бросают, они всегда на шаг впереди. Видимо, у него есть план.

- Значит, – задумался пилот – Мы пешки в его большой игре. Мы приближаем момент его, так сказать, коронации. И сами автоматически становимся его рабами. Не думаю, что нас ждёт свобода, которую нам обещал этот урод.

- А я ведь говорил перед началом операции, что он темнит «Он рвётся доказать, что ему до сих пор удаётся получить то, чего желает, любыми способами».

- И что ты предлагаешь? - заинтересовался пилот.

- Образумить его.

Самолёт подлетал к городу. Внизу уже проносились небольшие башенки. Мы дома, подумал Егор, с любовью глядя на разрушенный мегаполис. Сплетения, заваленных обгоревшим мусором, улиц, поваленные на бок, изрытые трещинами, с торчащими зубьями гнутой арматуры, изрешечённые дырами здания, воронки, остовы автомобилей, утопающие в грязи и заросшие зеленью. Родина, испещрённая глубокими шрамами.

- Надеюсь, проблем с посадкой не будет? - Кирилл дёрнул бровью, озираясь по сторонам в поисках ровного поля, подходящего для мягкого приземления.

Егор не проронил ни слова. Он и сам знал, что дело плохо.

- Сядем прямо у подъезда в бункер? - волновался медик - Может, стоит развернуться и сесть где-нибудь в пустыне?

Но решать проблему было уже поздно, появилась другая, более сложная. Пролетая над улицей, среди высоких домов, мотор вдруг закашлялся, выплёвывая чёрный дым из-под винта. Стёкла заволокло непроглядной пеленою так, что не было видно, куда они летят. Самолёт затрясло и потянуло вниз.

Пассажиров охватила внезапная паника. Маша завизжала, зажмурив глаза и схватившись за дверную ручку. Кирилл тоже забеспокоился, заёрзав в неудобном кресле.

- Ничего не вижу - испугался Егор - Мы падаем!

Он изо всех сил тянул на себя штурвал, пытаясь выровнять машину. Тщетно. Нос всё равно кренился вниз, направляя самолёт к дороге, усеянной ржавым металлоломом. Борт сильно дымил, оставляя за собой длинный, клубящийся след.

- Сейчас разобьёмся!

Самолёт влетел в узкий "коридор", созданный из полуразрушенных высоток, вставших в ряд по обе стороны сплошным частоколом. Неверное движение влево или вправо, и крыло чиркнет о стену. Тогда всем конец.

Егор держал машину прямо. Мотор прекратил дребезжать, винт за окном перестал вращаться. "Ласточка", окутанная дымом, словно в замедленном действии, влетела в нижние этажи здания, стоявшего в конце "коридора". Самолёт чудом не врезался в стену, брюхом проехал по полу, с грохотом обломав шасси, и выскочил с другой стороны здания, на параллельную улицу. Он снова оказался в воздухе, продолжая по инерции лететь вперёд. За окнами послышалось, как затрещали крылья, как захлопала оторвавшаяся обшивка внизу, и взвизгнул хвост, лишившийся стабилизатора. Самолёт с оглушительным, металлическим стоном врезался в скопление изуродованных машин, носом проехавшись по асфальту, изрыгая сотни искр. Искалеченные крылья оборвались, захватив с собой куски боковой обшивки, хвост со скрежетом задрался к небу, а измятая кабина зарылась в металле автомобилей, издав протяжный, ноющий гул. Они сели. Когда пыль осела вокруг самолёта, из кабины повалил дым, борт охватило пламя.

Кирилл на мгновение отключился во время удара. Едкий воздух защекотал ноздри и, проникнув в лёгкие, помешал нормальному дыханию. Медик закашлялся и почувствовал боль в шее и животе. В руке он сжимал оторванный поручень, за который держался во время полёта. Двери сбоку не было. Кирилл повернул голову, с мокрых волос посыпалось стекло. Егор лежал с закрытыми глазами на приборной доске, обняв штурвал. Лицо было всё в ссадинах и порезах, ранки кровоточили.

- Егор - каким-то растянутым голосом позвал Кирилл пилота - Вставай.

Тот не шевелился.

- Хорош тебе - произнёс медик, толкая его в плечо.

Егор разлепил глаза и грязной ладонью вытер с лица кровь.

- Где мы? - спросил он.

- Уж точно не в Раю - Кирилл кивнул на окно, за которым плясал огонь.

- О Боже! - застонал Стрекоза, расстёгивая ремень безопасности.

- Кстати о Господе - сказал Кирилл, карабкаясь на задние сидения.

С него постоянно сыпалась мелкая крошка битого стекла, а при каждом движении самолёт скрипел и покачивался. Преодолевая боль, Кирилл сел рядом с Марией, которая осталась цела и невредима, если не считать синяка на лбу. Девочка кашляла в дыму.

- Ты как?

- Головой ударилась, и язык прикусила.

- Где контейнер? - спросил её Дельта Т, не найдя на месте защитного короба с полотном.

- Он там - хрипло ответила девочка и указала на дыру в борту.

- Давай-ка, я тебя тихонько вытащу отсюда - проговорил Кирилл, освобождая Машу от ремешков, - А то мы сейчас тут сгорим заживо.

- Да! - согласился Егор - Становится жарковато.

Он, наконец, отстегнул ремни и завалился на переднюю панель, так как сидел под резким уклоном.

Они вылезли из горящего самолёта и отползли от него подальше, на безопасное расстояние. Сидя на асфальте, троица смотрела, как сгорает разбитая "Ласточка".

Кирилл, отдышавшись после перенесённого стресса, отыскал в мусоре помятый, обгоревший контейнер. Он заглянул внутрь. Защитное стекло лопнуло и разбилось, засыпав плащаницу осколками, несколько стёклышек порвали плёнку и вонзились в полотно, кое-где порезав отпечатанное лицо Христа. Кирилл недовольно цокнул языком и вытряхнул битые стекляшки из контейнера.

- На симуляторе тоже так весело? - спросил он, держась одной рукой за больную шею.

Егор помотал головой:

- Куда теперь?

Кирилл огляделся. Взгляд его остановился на знакомом деревянном домике, стоявшем недалеко от места крушения.

- Идём туда - он взял Егора под руку и помог ему доковылять до домика – Мы уже в лагере, а хозяев я знаю.

Их встретил паренёк, который недавно спас Кириллу жизнь. Он был очень удивлён, снова увидев его попавшим в новую передрягу.

- Опять куда-то вляпался? - подросток открыл дверь, чтобы Кирилл смог затащить раненного в дом, - Это вы так нашумели?

- Приветствую - поздоровался медик с девушкой, у которой пару месяцев назад принимал роды - Как дела? Снова не родила? А мы тут к вам передохнуть зашли - с этими словами он свалил Егора на табуретку.

Плечо пронзала адская боль, но Кирилл не подавал виду, хорошо маскируя своё нестабильное состояние.

- Как ваша дочь? - поинтересовался он у хозяйки домика.

- Кира спит - в растерянности ответила она.

- Кира?! - Дельта Т широко улыбнулся - Вы назвали её в честь меня?

Та кивнула и захлопотала вокруг раненного бойца. А Кирилл тем временем познакомил Машу с пареньком.

- Побудешь с нею? - попросил медик у подростка - А то она совсем одна.

Но Маша возразила:

- Ты куда-то уходишь? Я пойду с тобой. Ты обещал, что не бросишь меня! Так выполняй обещание!

- Маш, я вернусь за тобой - спокойно сказал Кирилл, крепко обняв девочку с фотографиями, - Я вернусь к тебе. Вернусь.

Успокоив Марию, Кирилл снял со здорового плеча вещмешок, вынул из него что-то и положил в карман. Затем он открыл контейнер и глубоко задумался, глядя на лик Иисуса. Ты настоящий?

- Что будем делать? - вернул его в реальность Егор, которого перевязывала хозяйка.

- Я пойду один. Оставайся здесь. Так безопаснее.

- Чего ты делаешь? - вытаращил глаза пилот, следя за действиями Дельты Т.

- Пытаюсь исправить ошибку природы.

***

Спустившись в бункер, пройдя процедуру дезинфекции, Кирилл отправился в хранилище, где раньше работала Ирина. Он хорошо обдумал свой план, по пути домысливая его до идеального.

У меня должно получиться, размышлял он, ведь я на твоей стороне. Кирилл обращался к исцарапанному контейнеру за спиной.

Он заглянул в технический отсек. Внутри никого не было, хранилище пустовало. Это и к лучшему! Кирилл навис над пультом со множеством разных переключателей и кнопочек. Найдя знакомые круглые регуляторы подачи кислорода, он повернул их до упора, пока не услышал щелчок. Ох, не понравилось бы всё это Ирине!

- Готово – прошептал Кирилл и отключил систему пожаротушения в галереи.

Подождав некоторое время, он покружённый в свои мысли зашагал в основной зал хранилища, где его ждал Альберт Маркович. Проникнув внутрь, Кирилла охватило чувство дежавю. Он уже был в таком помещении раньше. Узкий коридор, с двух сторон стеклянные кубы, у каждого входа коробы с открытыми створками, насыщающими воздух кислородом.

Альберт стоял посреди прозрачных стен, любуясь своим отражением. Заметив гостя с посылкой на плече, он поприветствовал его, широко улыбаясь жемчужно-белыми зубами.

- Как дорожка? – спросил он издалека.

- Ухабистая – Кирилл приближался к нему с неохотой.

Он ненавидел этого человека, презирал его, всем своим существом желая ему смерти.

У Альберта горели глаза, он стоял весь в предвкушении, потирая ладони. Ему не терпелось взять плащаницу в руки, овладеть ею, придти к высшей власти с помощью этого артефакта. Безумец улыбался в лицо пешке, шагающей ему навстречу.

- Рад, что вы целы, Дельта Т – сказал он, пожимая руку Кириллу.

- Рад, что вы рады. Хочу у вас спросить. Вы действительно намереваетесь захватить власть в свои руки?

- Да – кивнул тот – А что? Есть какие-то проблемы?

- А если я попытаюсь остановить вас? – Кирилл вдохнул полной грудью чистого воздуха, от чего закружилась голова.

- У тебя не получится – Альберт сменил тон на более грубый – Попытаешься мне помешать, умрёшь. Умрёт и пилот, Стрекоза. Помнишь, перед операцией вам вживили чипы, следящие за состоянием здоровья? Они не только считывают ваш пульс, но и позволяют мне держать вас в узде. Тебе в запястье вшили капсулу с ядом. Одно нажатие кнопки и конец – он вытащил из внутреннего кармана пиджака электронное устройство, похожее на мобильный телефон.

Кирилл насторожился. Сердце забилось быстрее. Усилилась боль в плече.

- Так что не вздумай шутить со мной. Давай сюда контейнер – большой палец он положил на кнопку.

Кирилл протянул ему посылку и, не желая больше находиться в обществе этого человека, быстрым шагом направился к выходу из галереи. На ходу ножом он вырезал чип из правого запястья.

Альберт сел на корточки, положив обгоревший, помятый и исцарапанный контейнер себе на колени, открыл крышку.

- Вы заслужили это! – заорал он, отбросив в сторону пустую коробку – Где она?

Над головой Альберт поднял пульт и до упора вжал первую кнопку. Один из двух мониторов в его жилище погас. Егор почувствовал на себе гнев Антихриста.

Кирилл бросил окровавленный чип на пол.

- Ты сейчас сдохнешь! – завопил Альберт, нажимая на вторую кнопку.

Но результата он не добился. Кирилл продолжал идти, он продолжал жить, что очень разозлило хозяина бесценных сокровищ. Альберт Маркович в ярости нажал на кнопку ещё несколько раз и, не добившись успеха, разбил пульт вдребезги. От воздуха, насыщенного кислородом, кружилась голова. Скрепя зубами, он выхватил из пиджака пистолет и нацелился на своего врага.

Кирилл в это время уже стоял в проёме выхода из галереи. Всё происходило словно в замедленном темпе. Медик вытащил из кармана сигнальную шашку, вспомнив слова покойной Ирины «Ты мог бы взорвать всё к чертям собачьим! Одна искра и...». И он начал закрывать дверь. В момент зажигания факела Альберт успел выстрелить. Кирилл схватился за раненый бок, выронив искрящую шашку. Он завалился на спину. Факел грохнулся на пол и закатился в хранилище. Кирилл захлопнул ногами дверь.

В то же мгновение воздух в запертой галереи вспыхнул ярким огнём, сбив Альберта с ног огненным вихрем. Его обдало невыносимым жаром, от которого сразу воспламенилась одежда и тело его, он даже пискнуть не успел, не успел даже понять, что всполохнул, как спичка. Стеклянные кубы одновременно взорвались, не выдержав сверхвысокой температуры, и огонь проник в камеры и охватил шедевры искусства. Бесценные сокровища горели в адском пламени, превращаясь в кружащий пепел. Пожарище разнеслось по всему помещению, сбивая любую преграду на своём пути, сжирая её яростными языками незатухающего пламени. Галерея полыхала, от жара затряслась и задымилась дверь, ведущая из хранилища. Располагавшееся под крылом галереи жилище Альберта Марковича тоже пострадало. Та хрустальная люстра рухнула на кожаный диван, плоская панель отвалилась от стены и завалилась на пол. Раритетные автомобили, стоявшие в его гараже, засыпало булыжниками и оторванными светильниками. Хозяин проиграл, не получив того, что добивался. Он заживо сгорел среди роскоши униженный и обманутый пешкою.

***

Ничто не заслуживает жизни и никогда не заслуживало, я был не прав, когда так думал, размышлял Кирилл. Он сидел на коленях под открытым небом, на месте, где в последний раз видел Настю. Держась одной рукой за кровоточащую рану в боку, а другой за свёрнутую Туринскую плащаницу, медик обратился к Анастасии с просьбой:

- Я тут принёс тебе кое-что. Не будешь возражать, если я отдам тебе это на сохранение? Это полотно с отпечатанным телом Христа, и оно не должно попасть в нехорошие руки. Я доверяю только тебе.

Он раскопал неглубокую ямку и, положив плащаницу в землю, зарыл её.

- Думаю, ты не будешь против.

Рядом с могилкой, где Кирилл схоронил артефакт, он нашёл засохший цветочек. Тот самый, с которым он приходил к покойной любимой девушке просить прощения. Кирилл растёр сухой цветок в порошок и пустил его по ветру.

- Наверное, мне пора – ухмыльнувшись, сказал Дельта Т, поднимаясь с колен, - А то я сейчас кровью истеку.

Он захромал к деревянному домику, где его ждала маленькая Мария, которой он обещал вернуться.

- Прощай.

Конец.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 11
Комментарии

Уф...осилил...тяжолый рассказик, но супер.....Продолжай в том же духе. Респект!!!!!

Спасибо!

Быстрый вход