Суперинфекция. Глава 1, часть 1

Сто километров южнее Боготы, национальный парк Сумапаз, Колумбия. Февраль 2016 года.

Старенький Range Rover быстро ехал по дороге сквозь джунгли. Обычный видавший виды джип виртуозно вписывался в крутые повороты, поднимался в гору, форсировал большие лужи и не щадил комфорт пассажиров. Два человека напряженно разговаривали на заднем сиденье, в то время как заросший латинос яростно крутил баранку.

- Вкратце опиши ситуацию. Нет, с первыми данными я ознакомлен, что вы уже успели выяснить, пока я добирался сюда из этой чертовой Индии.

- Как там дела?

- Опять вспышка чумы. Если бы не эта их традиция слегка поджаривать трупы умерших родственников и сплавлять их потом по Гангу, в котором тут же купаются маленькие дети… Хотя в такой дыре подобные эпидемии будут всегда. Давай к нашим баранам.

- Ну не знаю… Чего такой шухер развели. Видно не оправились от шоу «свиной грипп», или заностальгировали по панике атипичной пневмонии… Короче говоря, какая-то зараза накрыла две небольшие деревеньки. Все бы ничего, да вот только их навещала какая-то шишка из кандидатов во власть. Одна деревня вся уже в больнице, есть несколько трупов, во второй пока нет смертей, но все больны, переводят в инфекционку. Ты же знаешь, наш дядя Сэм поддерживает этот режим и все такое. Шишка боится подцепить триппер, а нашим надо показать себя.

- Мать их! Мы из ЦКЗ, а не из отряда для развлечений. Ладно, что предприняли?

- Их войска оцепили район, наши еще не успели перебросить мобильный лагерь, так что, скорее всего, придется работать по старинке в маске и перчатках, а про маскарад из биокостюмов пока забыть. Завтра к утру вроде должны перебросить полевую лабораторию.

- Ну а сами они медикаменты или лекарства давали какие-нибудь?

- Еще раз, самых тяжелых мигом несколько дней назад госпитализировали в городскую инфекционную. Благо у них там есть несколько десятков изолированных боксов. Держали на стандартных антибиотиках. Но было поздно.

В этот момент джип нырнул вниз и угодил прямо в большую лужу. Грязная вода разлетелась в разные стороны и забрызгала лобовое стекло.

- Установили, как распространяется болезнь?

- Слушай, Нил, ты приехал всего лишь на сутки позже меня…

- Для эпидемиолога сутки – это граница между эпидемией и пандемией.

- Хватит тебе, опять на пафосе? Наверняка какая-то обычная гадость, типа холеры или что-то в этом духе. Ты посмотри на эту клоаку, - мужчина экспрессивно раскинул руки в разные стороны и больно ударился локтем об борт, - здесь просто все является озером нечистот.

- Ты не все сказал, какие именно лекарства давали? Сколько уже дают. Сколько прошло времени с момента заражения первого человека. С кого началась эпидемия? Симптоматика?

- Пациент номер ноль – Мария Люсия, шестьдесят пять лет. Проживала в деревне национального парка Сумапаз. Почувствовала первые гриппозные симптомы в понедельник, 13 января. Высокая температура, озноб, рвота, а затем сильная диарея. В конце второго дня с момента первых симптомов потеряла сознания, начался бред. 18 января скончалась, не приходя в сознание. Сейчас всем дают антибиотики широкого спектра, противовирусные. Вроде бы состояние стабилизировалось у всех больных. Но что это, колумбийские врачи понять не могут.

- С какого дня болезни за ней наблюдал врач? Труп женщины вскрыли? – Осведомился Нил.

-Ты что? Шутишь? У них так не принято. Хоть они и не являются представителями коренного населения в чистом виде, порядки у них более чем странные. Они похоронили ее, и даже не мечтай эксгумировать тело.

- С чего это?

- Потом расскажу. Никакого врача не было. 22 января подобные симптомы повторились уже у 60 % жителей, то есть это около сорока человек. Вот тогда-то они и решили послать за врачом. 30 января инфекция перекинулась на близлежащую деревню.

- Что мы имеем сейчас?

- Уже скоро будет десяток трупов, местные их боятся как огня, даже врачи, инфекционная больница в ближайшее время не сможет принимать заразившихся, если будут таковые еще. Пока Бог миловал. Власти думают, вводить ЧП или нет. Еще два наших человека направились в больницу, оценят ситуацию, возьмут образы. Все молятся на нас. А я считаю – быстренько установим возбудитель и дело в шляпе. Достоверно известно, что эта самая Мария Люсия жила обособленно в своей деревушке. Проверим местность и все дела. После поступления зараженных в больницу, ну не тяжелых, смертей не было.

- Подожди Ной, подожди… В городе есть случаи?

- Нет. А там как сказать. У них постоянно кто-то бывает с тропической лихорадкой или малярией.

- Тебе не кажется странным, что этот твой широкий спектр антибиотиков не помогает? Ты вроде не говорил, что есть выздоровевшие?

- Таких и правда нет. Я же тебе говорю, черт их знает, что они там делают! И что они подразумевают под словосочетанием «антибиотики широкого спектра».

- Хватит тебе, они же не туземцы, в конце концов. Может какая-нибудь амебовидная хрень?

- Ладно, потом договорим, вон уже наш маленький лагерь.

Джип вынырнул из зарослей на плато небольшой саванны, где около джунглей раскинулась небольшая деревенька, состоящая из пары-тройки десятков хижин. Они выскочили из машины и направились к стоящему на пригорке грузовому вертолету, из которого выносили мобильные палатки и оборудование.

- А вот и кавалерия подоспела, - радостно сказал Ной, потирая руки.

- Действуем по отработанной схеме, собираем образцы из жилищ, потом осматриваем источники воды, насекомые… как обычно. Исключим сначала бактериальные возбудители.

Они переоделись в голубые костюмы биологической защиты с независимой подачей воздуха и направились в опустевшее поселение.

Нил крутился как волчок в полевой лаборатории. Во всю кипел ПЦР-анализ, для идентификации проб, собранных в разных уголках деревни. Когда в помещение вбежал Ной с испуганным видом он как раз ставил на иммуноферментный анализ планшет с образцами питьевой воды.

- У нас серьезные проблемы!

- Что такое?

- Только что приехал Дейв Форд из инфекционной больницы Боготы… У зараженных отчетливо диагностируются подмышечные бубоны.

- Черт! Чума?!

- Он сейчас принесет образцы. Но экссудат имеет золотистый цвет, а не черный. Есть еще плохие новости…

- Не тяни!

- Первый случай заражения обслуживающего медицинского персонала. Три женщины: две медсестры и одна уборщица.

- Они имели прямой контакт с больными? Ты же говорил, что у них есть хорошие боксы.

- Они были в масках и соответствующей одежде. Медсестры имели контакт с больными, уборщица нет. Она вообще работает в другом корпусе. Вероятнее всего у нас есть биологический носитель. Может насекомые.

- Пока здесь я не нашел ничего необычного. Одевайся, пойдем в лабораторию.

Мужчины быстро оделись в защитные костюмы, открыли стальную дверь с огромным красным знаком биологической опасности. В длинном коридоре, который вел в мобильную лабораторию, сделанную в виде прицепа к фуре, на стыке стен и потолка горели ультрафиолетовые лампы. Они вошли в дезинфекционную камеру, затем попали в само помещение, где Дейв уже доставал из стального герметичного цилиндра образец жидкости, извлеченную из нагноения в виде шишки под мышкой одного из больных.

- Я запущу проточный цитофлюориметр, а вы пока посмотрите по старинке, под микроскопом, что это за гадость, - сказал Дейв через систему связи.

- Как выглядят больные? – Спросил Нил.

- Все очень странно. Болезнь начинается с классических гриппозных симптомов, потом протекает как холера – сильный понос, обезвоживание, у некоторых рвота с кровью. На этой стадии состояние больных может значительно улучшится и стабилизироваться на длительный срок. Мы связывали это с действием антибиотиков, но как оказалось, мы ошибались. Потом появляются характерные признаки чумы. Колумбийские врачи не сразу это заметили. У трети больных есть бубоны, сыпь на коже и прочие прелести. Однако посмотри на цвет, - сказал он и показал пробирку с желтой густой непрозрачной жидкостью. – Чума дает черный цвет экссудата, но никак не золотисто-желтый.

- Золотистый стафилококк?

- Это конечно та еще дрянь, но она не имеет свойства переходить в эпидемию.

Время шло, исследователи сновали по помещению из стороны в сторону. И вот, наконец, настал момент истины.

- ПЦР закончился. – Громко сказал Нил, подошел к ноутбуку и распечатал результаты. – Не может быть… - Глаза мужчины с неподдельным изумлением таращились в листок бумаги. – Положительные маркеры на чуму и… золотистый стафилококк.

- ?

- Сам понять не могу. Видно у нас все-таки мутантный штамм.

- А у меня закончился иммунофермент на внутриклеточные ферменты. – Сказал Дейв. – Новости не уступают твоим. Если анализ не врет… Это метициллин, ванкомицин и гликопептид резистентный вид. Он практически невосприимчив к антибиотикам!

- Перепроверить все тесты! – С нескрываемой злобой отчеканил Нил.

- Но…

- Я сказал делать! Возбудителя в деревни я не обнаружил нигде. Значит, нулевой пациент заразился не из природного очага.

- Ты не мог исследовать все…

- Я проверил почти все. Мария Люсия заразилась от человека.

- Но у нее нет родственников. Я же говорил. У нее была дочь, но она мертва.

- Делайте то, что я сказал. Я поехал в больницу, опросить выживших из первой деревни.

- Ты рехнулся?!

Но он уже не слышал, Нил вышел за двери в дезинфекционную камеру.

________

- Господин Эсколадо? – Громко произнес Нил в спину грузному высокому мужчине.

- Да… Гарсия Эсколадо, главный врач. К вашим услугам, - ответил он на ломаном английском.

- Я Нил Хартман, начальник экстренной службы Центра Контроля Заболеваний.

- Да господин Хартман, чем могу служить? – Спросил тот, пытаясь вспомнить, где он мог еще слышать эту фамилию.

- Мне нужно увидится с зараженными из первой деревни.

- Всю имеющуюся информацию мы уже предоставили вам.

- Мне нужно поговорить с ними.

Нил зашел в большую светлую палату в защитном костюме. На кроватях лежали люди. Он уверял себя, что это были люди. Общий бокс – страшное зрелище. Кто-то бился в агонии, лицо приобрело серо-землистый цвет, обширное повреждение печени привело к тому, что вены на всем теле стали практически черными и стали отчетливо виться струйками под кожей. У некоторых открылись крупные язвы, из которых сочилась странная золотистая жидкость. У других была запачкана одежда от кровавой рвоты.

- Кто из них в сознании? – Спросил он у стоящего около соседней койки врача.

- Трудно сказать…

Нил стал обходить больных, пытаясь понять, кто из них может быть хоть сколько-нибудь вменяемым. Но попытки оказались тщетными.

- Откуда они? – Вновь спросил он у врача.

- Первая деревня.

- А из второй где?

- Соседний.

- Спасибо.

Увиденное Нилом оказалось испытанием даже для него. Он мог лишь догадываться, какой смрад там стоял. Во втором помещении дела оказались не намного лучше. Нил стал подходить к каждому больному.

- Мария Люсия. Вы знаете, что ни будь о ней? – Спросил он у молодой женщины, метавшейся в бреду. – С кем она общалась перед тем, как заболела?

Ответом было лишь бессмысленное мычание.

- Мария Люсия, вы знаете, кто к ней приходил?! – Громко спросил Нил у мальчика лет пятнадцати, который как казалось, мерно спал.

- Кто-нибудь знает, кто приходил к Марии Люсии перед ее болезнью! – Воскликнул Нил, а звук, прорвавшись через переговорное устройство, исказился и растекся по палате монотонным гулом.

- Ангел…- кто-то ответил хриплым голосом, отдаленно напоминавшим женский.

Нил подошел к постели пожилой женщины, которая по внешнему виду была далека от ясности сознания.

- Ангел ее посетил, он ее нарек быть проводником для нас…

- Каким проводником? Куда?

- Люди слишком много грешили. Теперь она поведет нас в ад… Она долго злилась на ангела, но он все равно пришел.

Дальнейший разговор был просто бесполезен. Он ушел.

Начинало светать, когда Нил вновь вернулся в полевой лагерь ЦКЗ. Всего лишь тридцать шесть часов без сна, а он так сильно устал. Просто вымотан до бессилия. Мужчина шаткой поступью подошел к умывальнику и висевшему над ним зеркалу. Волевые черты лица, гордый подбородок, острый и проницательный взгляд карих глаз. Не злой, но бескомпромиссный. Короткая стрижка в стиле американских коммандос – ершистая щетина с площадкой. Рост чуть менее двух метров, вес чуть более ста килограмм. В свои тридцать восемь он мог бы иметь семью, работать в каком-нибудь престижном университете. Голова и семейная репутация позволяли это с лихвой. Но он выбрал другую жизнь. Однако так считали многие, он же знал, что выбрал другой мир. И на это были серьезные причины.

- Что у нас с тестами? – Спросил Нил усталым голосом, присаживаясь за общий стол и наливая всем кофе.

- Как ты и сказал, перепроверили, ошибки не было. Гадость еще та. Я не могу провести детальное картирование ДНК, но по своему виду эта дрянь похожа на результат скрещивания чумы со стафилококком. – Закончил Дейв, и все уставились на Ноя.

- А что я? – Сказал он и отхлебнул кофе, но он оказался горячим, отчего его физиономия приняла совсем нелицеприятный вид. – Добавить могу только вот что… Нил, ты оказался прав. Мы не отделаемся легким испугом. Вся эта каша будет вариться очень долго. Ко всему прочему, мужики, сами подумайте, откуда в джунглях штамм, устойчивый настолько ко всем нашим лекарствам? Все это очень странно.

- Согласен с Ноем, - сказал Нил. – Я понял одно, пациент номер ноль совсем не Мария Люсия.

- Тогда кто?

- А вот это и должно стать нашей основной работой. Узнаем источник – поймем, как уничтожить эту суперинфекцию.

Раздался телефонный звонок, Нил достал из кармана сотовый телефон. Он не произнес ни одного слова, только лишь захлопнул свой Sony Ericson, набрал воздуха. Предстоящие слова не сулили ничего хорошего.

- В Боготе десять новых подтвержденных случаев заболевания. Но не это самое неприятное. Только что в аэропорту Хьюстона сел 747-ой. Он следовал из… Мехико. Самолет взят под карантин.

_

_

_

Где-то в пустыне Аризоны, США, 2000 год.

Группа мужчин шла по длинному коридору, по обе стороны от которого за стеклянными стенами толщиной в четыре сантиметра раскинулись тысячи квадратных метров лабораторий. Белоснежные комнаты были заполнены людьми в скафандрах. Все это действо напоминало футуристические зарисовки пятидесятых годов, когда скафандры и роботы представляли в виде громоздких костюмов, очень похожих на чугунное водолазное снаряжение начала двадцатого века.

- А все эти дизайнерские штуки, - начал мужчина в возрасте с видом и манерами академика, показывая на стеклянную преграду, - не опасны?

- Да что вы! – Тут же поспешил успокоить молодой человек, всем своим существом показывающий, что он всего лишь старший научный сотрудник в красивом халате и колпаком на голове. – Эти стены тестировали самыми различными методами. Они выдерживают прямой удар танковой пушки. Новая технология, знаете ли, фуллерены.

- Что? – Изумился мужчина академического вида, смотря на юного собеседника так, будто тот выругался отборными нецензурными словами.

- Нанотрубки, нанотрубки. Структура крепче алмаза.

- Тем не менее, это абсолютно бесполезное художество. Очевидно вы хотели производить впечатление на приезжающих гостей, подобных мне. У вас это получилось плохо.

Мужчина в халате совершенно не понял слова чиновника, но не стал усугублять и без того неловкую ситуацию.

- И каких же вы достигли успехов? – Продолжил разговор министр.

- Простите, в какой именно области? – Осведомился научный сотрудник.

- А у вас так много успехов? – Удивился тот.

- Мы достигли выдающихся результатов в области генетической инженерии, клеточной инженерии, биологического оружия, а так же имеем ряд достижений в области прикладных наук, который трудно переоценить.

Министр остановился на месте и пристально посмотрел на мужчину в халате.

- Видно вы не раз заучивали эту фразу. Но хочу сразу вас спустить на землю. Все что вы только что сказали – это замечательно, но данные проблемы уже не настолько сильно интересуют министерство обороны США, к тому же мы оставили пару центров по работе в этом направлении, и, поверьте мне на слово, они обладают много большей научной мощью, нежели ваш…- он замялся, подыскивая подходящее слово, - гламурный бункер.

Делегация продолжила свое продвижение по коридору, который казался нескончаемым. Они прилетели сюда, чтобы окончательно похоронить легенду, легенду двадцатого века – так называемую Зону 51. Но никто из них не ожидал, что директор данного заведения приготовил им информацию, которая воспрепятствует их замыслу.

_________________________________

- Имя, фамилия и отчество? – Механическим голосом, лишенным всяких эмоций спросила женщина.

- Ну в паспорте вы же только что смотрели? – Возмутился он.

- Имя, фамилия и отчество? – Совершенно так же спросила она.

- Орлов Митрофан Викторович.

- На билетах написано, откуда отправление поезда. Скорее всего, задержится, счастливого пути. Следующий!

Парень растерянно забрал паспорт и билет, поднял тяжелую спортивную сумку с вещами и направился в сторону выхода на пирон. В динамиках зазвучал неразборчивый женский голос, видимо сообщающий об отходящем поезде и советующий поторопится опаздывающим. Как это обычно бывало, он чувствовал моральную усталость после прочтенного доклада. Слонялся несколько минут из одного места в другое, пока не оказался на платформе и не сообразил, что до отправления поезда есть еще время. «Вернусь в зал ожидания. Может даже получится вздремнуть» - с этими мыслями он побрел проч. Уселся в кресло, удивился большому количеству народа, который прибывал прямо на глазах да и с нескрываемым беспокойством на лицах, но потом расслабился. В тот самый момент, когда он был уже готов отдаться сладостной дреме, в кармане завибрировал сотовый, изрядно его напугавший.

- Мать твою же!!! – Закричал он достаточно громко, вызвав тем самым интерес к своей персоне. – Чё те надо Стас?!

- О! Ты там с грудастоя блондинко что ли? – Раздался веселый голос с другой стороны.

- Какая в жопу грудастая блондинка?! – Разъяренно выпалил он и увидел прикованные к себе взгляды.

- Ды лана, ты спал что ли?

- Стас не тупи, чего хотел?!

- Ты там, в этом… ну как его…

- Киеве?

- Ну да, в нем самом. Долго еще?

- Жду поезд, скоро буду.

- Давай скорее. Мне батег звонил из пиндосии… Россия закрывает границы. Их дип-миссию отзывают. Всем гражданам дается 48 часов чтобы вернуться в страну. Потом длинный пахнущий хер.

- Ты серьезно?!

- Да нет мля! Решил задним числом тебя отпервоапрелить во все дыры. Все, жду на бухашке. Как обычно будут классные цыпочки.

Он хотел ответить, но друг как всегда сумел вовремя повесить трубку.

- Очередная пиар-компания по продвижению новых препаратов. Раздули опять… Пандемия, пандемия… - Бухтел он себе под нос, ерзая и удобнее устраиваясь в кресле.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 35
Комментарии

"Старенький Range Rover"

непрывычно видеть эти слова вместе :D

Умеешь интриговать... все очень круто получается. 10, не меньше. Жду продолжения.

Бендер, я имел ввиду джипы, на которых по саваннам разъезжают всякие туристас. Кстати вот он http://imcdb.org/images/046/027.jpg

_______________________________________

Благими намерениями выложена дорога в ад...

Моя "Чудесная пыль" http://deadland.ru/node/2318

"антибиотики широкого спектра, противовирусные".

Даже я, человек к медицине отношения не имеющий, знаю, что антибиотики не применяются для лечения вирусных инфекций в силу бесполезности такого лечения. Хотите писать - учите матчасть.

Itworks, я очень хорошо знаю биологическую матчасть. При возникновении вспышек инфекций, которые трудно диагностировать на месте врачам предписано давать больным как антибиотики, так и противовирусные препараты. В данной главе эпидемиологи попросту не знают, с чем имеют дело, из-за этого врачам пришлось, грубо говоря, давать лекарство от всего, что может быть.

Спасибо за замечание, видимо в тексте данный момент остался неясным или не объясненным мной.

_______________________________________

Благими намерениями выложена дорога в ад...

Моя "Чудесная пыль" http://deadland.ru/node/2318

В таком случае стоит как-то обыграть речевой оборот, чтобы было ясно, что речь идёт о совместно применяемых препаратах - об антибактериальных и о противовирусных, а не о некоем "противовирусном антибиотике". Простая запятая между ними рождает языковую неоднозначность, которая и ввела меня в заблуждение, отбив охоту читать дальше.

Вынужден дать повествованию второй шанс ;-)

Спасибо, интересно пишите. И довольно реалистично все выглядит.

Быстрый вход