Одинокий волк. Часть 1

Протяжный, тоскливый волчий вой несся сквозь лес, сквозь пустошь и только достигнув стен города, утрачивал свою силу, растворяясь в его тесных улочках. Было в нем столько боли и безысходности, что немногочисленные в ночной час прохожие зажимали руками уши и бросались за ближайший угол, надеясь спрятаться от этого ужасного звука. Те же, кто уже спал, просыпались в поту и как можно глубже зарывались в одеяла. Младенцы начинали кричать, и матери хватали их на руки, стараясь как можно быстрее укачать своих чад. И даже бывалые стражи, которым довелось на своем веку не единожды встречаться с волками лицом к лицу и даже убивать их, крепче сжимали автоматы холодеющими руками.

А вой лился и лился. Он словно исходил из нутра самой Земли, такой одинокой в холодном и безбрежном космосе.

И только один человек во всей округе, заслышав этот вой, не забился подальше в щель, не задрожал от страха или тоски, а, напротив, высоко поднял голову. Он смотрел на идеально круглое блюдце луны, словно язвами, покрытое тут и там темными пятнами. Его слегка раскосые глаза вдруг широко распахнулись, а их черный цвет сменился на ярко-желтый. Из мощной груди вырвался не то хрип, не стон, не то рычание. Человек слишком хорошо знал, что означает такой вой. Так выходят выть только те, кто потерял своего единственного спутника и друга, кому больше не нужны ни его лес, ни даже его стая. Кому больше нечего терять. Одинокий волк. Ярко сверкнуло кривое лезвие длинного ножа и в тот же миг почти по рукоять вонзилось в иссохший ствол дерева. Человек тяжело выдохнул и, раздраженно пнув догорающие головешки от костра, улегся между корней. Этой ночью ему придется спать – поселок, куда он направлялся, был совсем рядом.

* * *

- Земля умирает…Скоро здесь будет только пустошь…

- Да что ты заладил? «Умирает, умирает». У тебя хоть иногда бывает нормальное настроение или ты всегда такой, а?

- А ты сам посмотри.

Двое мужчин стояли на обрывистом берегу реки и глядели вдаль. Оба в непромокаемых плащах, высоких сапогах и натянутых на лицо шляпах. За спиной – винтовка с мощной оптикой, в руках автомат, за поясом нож и противогаз. Оба одного роста. Но на этом сходство заканчивалось. Первый выглядел намного старше, сухощавый, глаза подернуты белесой пеленой. Второй был намного моложе, строен, широк в плечах, с короткой, аккуратной бородкой.

- Посмотри, - повторил старший. Когда мне было столько, сколько тебе, даже меньше, эта река была вдвое глубже, а сейчас? Так, жалкий ручеек. А видишь овраги справа? – он махнул рукой, показывая на другой берег. – Земля ими изрыта, места живого не найти. А тогда здесь еще был кустарник и травы. Да и лес был намного ближе…

- Знаешь, старик, ты, конечно, много чего повидал, но по-моему, это все нормально. Здесь растет пустошь, а в других местах, может, все наоборот. Где-то убывает, где-то прибывает. Так что все в порядке.

Старший покачал головой.

- Вот именно. Я много чего повидал. И советую прислушиваться к моим словам. Если, конечно, хочешь столько же прожить.

Но второй только отмахнулся.

- Пойдем уже. Уже почти совсем рассвело. А я еще собираюсь сегодня подстрелить того волчару, что накануне весь город всполошил, - и ласково погладил ствол автомата.

- Ну-ну… - усмехнулся старик, но все же направился в ту сторону, где над рекой были протянуты две веревки в виде тирольской переправы.

Может, он и выглядел стариком, но перебрался он ловко, даже не остановился. Тот же, что помоложе, напротив, замешкался, переводя дух, но потом прибавил и скоро снова встал рядом.

Старик смерил его взглядом, в котором промелькнула злая ирония, но вслух сказал только:

- Противогазы одеваем. Здесь Зона кончается.

Молодой потянулся к поясу, но вдруг остановился и спросил:

- Слушай, старик, а правда, что ты много знаешь о Днях Гнева?

- Ну, не то, что много, но кое-что рассказать могу. Только не сейчас – не время здесь, да и не место. Вот вернемся, заглянем в бар, там и поболтаем. И о тех днях расскажу, и о будущих днях тоже. Если, конечно, вернемся… - тихо добавил он про себя, вглядываясь в чернеющую вдалеке кромку леса.

- Опять ты каркаешь! – сплюнул второй. – Ладно, хрен с тобой, пошли уж.

До самого леса они шли молча. Лес начинался внезапно, стеной вставая посреди пустоши. Высокие, но кривые деревья с серой и черной корой, почти без листьев. Их корни прежде чем уйти в землю, выворачивались, то создавая арки, сквозь которые иной раз можно было пройти, даже не пригнувшись, то сплетая непроходимые узлы.

- Теперь тихо, - приказал старик. Но и второй не был новичком. Он уже весь напрягся, напряженно оглядываясь и прислушиваясь к каждому шороху. Вокруг было тихо, но палец все равно лег на курке. Свет начинающегося дня сюда почти не проникал, пришлось включить приборы ночного видения.

- Пошли, - показал он жестом, и два человека вступили лес.

Идти было тяжело. Через корни приходилось перепрыгивать, переступать, перелазить через них и пролазить под ними. Тишина действовала на нервы, но в черно-зеленой картинке инфракрасного спектра ничего не проявлялось. Молодой шел первым, старик чуть позади. Вдруг старик замер. Второй вскинул автомат, но вокруг было по-прежнему спокойно.

- Что-то увидел? – спросил он по внутренней связи.

- Нет, - ответил старик после некоторого раздумья. – Просто… чувство нехорошее… будто следит кто-то…

- Тогда пошли. Если б кто и был, мы бы его засекли.

Старик, как и тогда на берегу, снова покачал головой, но тронулся с места. А из глубины леса, с одного из толстых сучьев за ними внимательно наблюдали два ядовито-желтых зрачка.

* * *

Он проснулся на рассвете. Жуткий холод пронизывал тело до самых костей. Костер давно стал горсткой пепла, а корни не давали никого укрытия. Далеко вверху небо стало едва заметно светлеть. Но разбудил его не холод. Он проснулся от того, что почувствовал: где-то рядом появились чужие.

Он неторопливо поднялся и с минуту разминал мышцы, затекшие от сна в неудобном положении. Сильно втянул ноздрями воздух. «Люди. С оружием. Идут убивать».

И он пошел на запах. Но шел он совсем не так, как охотники. Он с необычайной легкостью перескакивал через корни, взлетал на ветки в нескольких метрах над землей, перепрыгивал с одного дерева на другое. Ему не нужны были инфракрасные приборы – он отлично видел в темноте.

Он настиг их довольно скоро. Два охотника с автоматами наперевес осторожно пробирались по лесу. Они выглядели почти комично - две крохотные фигурки посреди исполинов. «Они здесь чужие. Им здесь не место. Этот мир больше не принадлежит им», - вдруг отчетливо раздалось в голове. Но это были не его слова. Они пришли откуда-то снаружи, а может, напротив, из глубин подсознания.

И сразу же на него обрушилось острое чувство голода. Он уже так давно ничего не ел. К тому же последний ужин состоял всего-навсего из тощего кролика. В этих пустынных краях так сложно найти пищу.

«Опасней всего старик, его надо убить первым». Он шел за ними следом, держась подальше и выжидая. Он колебался. Ведь он шел к людям, а значит должен уметь сдерживать себя, не потакать животным инстинктам. Внезапно старик замер, потом стал медленно осматриваться. «Тоже чувствует». Сам-то он буквально кожей воспринимал, впитывал их эмоции: спокойную настороженность старика и самодовольную уверенность младшего. Но вот охотники снова тронулись в путь. Оставалось только выбрать удобный момент.

И такой момент не заставил себя долго ждать. Охотники застряли в особенно густом подлеске, и он стал подкрадываться, готовясь к стремительному броску. Нож легко выпорхнул из ножен. Но прыгнуть он не успел. Его буквально пригвоздило к месту то самое чувство, от которого он проснулся. Присутствие другого. И вскоре он увидел того, кто ему помешал.

Чуть в стороне лес расступался, образуя небольшую прогалину. «Ведьмин колодец», как прозвали такие круглые и совершенно ровные проплешины. Одна из многочисленных аномалий, появившихся в Дни Гнева. Смертельно опасные и для людей, и для животных. Но сейчас посреди колодца стоял волк. Крупный, молодой, темно-серый зверь. И волк смотрел прямо на него.

Он сразу понял, что именно этот волк так тоскливо выл ночью. Бегло оглянулся на охотников, но те уходили в противоположную сторону. «Что ж, так даже лучше». Он подошел к краю поляны и остановился. Зверь все так же не спускал с него внимательного, тревожного взора серых глаз. Но молчал. И тогда он заговорил первым.

«Это ты выл сегодня ночью»

Зверь молчал. Их разделяло метров двадцать. Слишком много для прыжка.

Но вот волк заговорил.

«Ты не человек»

«Да»

Ответив, он за долю секунды принял образ волка. Иссиня-черного, вдвое выше серого, с ярко-желтыми глазами.

«Ты не волк»

«Да»

«Кто ты?»

Он задумался.

«Я не знаю»

«Назови свое имя»

«У меня их много»

«Назови первое»

«Аками»

«Это моя территория. Уходи. Или я убью тебя»

Он покачал головой.

«Это не твоя территория».

Волк подошел ближе. Десять метров.

«Это территория моей стаи».

«Твоей бывшей стаи. Ты уже все потерял»

Еще ближе. Пять метров.

«Почти. Но не все. Я сохранил свою суть. Волчью суть»

«Ты еще слишком молод, чтобы умирать».

Волк глухо зарычал. Зверь больше не хотел говорить.

«Жаль будет убивать тебя».

Волк присел на передние лапы, готовясь к прыжку.

«Но ты прав: ты слишком горд».

Серый волк молнией прорезал воздух, одним махом преодолевая отделявшее их расстояние. Но черный уже метнулся к нему навстречу, и когда серый оказался прямо над ним, легким ударом лапы взрезал ему живот. Серый свалился за землю около границы «колодца» и проскользил по инерции еще пару метров, оставляя широкий кровавый след. Когда черный волк подошел к нему, тот открыл помутневшие глаза, и на последнем выдохе прошептал:

«Спасибо… Аками…»

Но рядом стоял уже человек. Он положил обагренную руку на загривок убитого зверя, ласково потрепал его по шерсти и снова скрылся в лесу.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 9
Комментарии

Хммм) неплохо, что то мне напомнило мульт японский, Волчий дождь вроде)

*Конец света* - конец ли это, или просто очередная попытка человека стать богом?

Неудивительно :)

Я только вот на днях его посмотрел и до сих пор под сильнейшим впечатлением. Собственно, это произведение и вдохновило меня. Но идея предполагается иная, да и реализация тоже.

____________________________________________________

В начале было Слово...

Понимаю) сам неделю отходил)

*Конец света* - конец ли это, или просто очередная попытка человека стать богом?

Решил, что слишком мало для отдельной части и дополнил ;)

____________________________________________________

В начале было Слово...

Идея хоть не новая, но все же интересная) Читается легко.

Единственное, что несколько напрягло - потерялась среди диалога волков. Стала путаться кто из них что сказал. Можно сделать какие-то комментарии с действиями к словам, чтоб такие как я не заблудились в диалоге потом)))))

А вообще понравилось!

Спасибо!))

---------------

It found a voice... Now it needs a body...

Спасибо за замечания!)

Насчет диалога. Не считая вступления, этого человека-волка я везде именовал "он". Потому как назвать его "человеком" там, где он обращается в волка, рука не поднимается. Поэтому к серому волку я ни разу не употребил местоимение "он" заменяя вместо этого существительным "зверь".

Но это все пока под вопросом, скорее всего будет дорабатываться и правиться, потому что сразу разобраться действительно сложно. Что не есть гут. :)

____________________________________________________

В начале было Слово...

Это я потом поняла)

Может просто изменить написание прямой речи?

сделать вот из такого:

"Он покачал головой.

«Это не твоя территория».

вот такое:

1.

"Это не твоя территория» - он покачал головой.

или такое:

2.

- Это не твоя территория, - он мотнул мордой и ощерился.

Такие варианты даже чисто зрительно воспринимаются удобнее как-то.

Хотя, если брать мысленное общение, то именно к нему почему-то применяется именно форма разговора №1.

И кстати, написала и сама думаю - голова или морда? По логике - все-таки у волка морда. Надо сходить на грамоту.ру....Убедиться))

---------------

It found a voice... Now it needs a body...

Быстрый вход