Перекресток. Глава 3

Первые лучи солнце полоснули по крыше, словно острое лезвие. Скоро можно выдвигаться. Я встал и сделал простенькую гимнастику, чтобы размять слегка онемевшие за ночь мышцы. Проверил снаряжение, подтянул шнурки, поправил рюкзак, убедился, что магазин полон, а нож с пистолетом на своих местах. Все в норме. Значит, в путь.

К дому, на крыше которого я пересидел ночь, примыкало другое жилое здание, но на этаж ниже. Расстояние между ними – метра два и примерно такая же разница по высоте. Для хорошо тренированного человека вроде меня не самая сложная задача. Смущало, правда, что крыша была покатой. Я же намеревался не слететь с нее, а спуститься по пожарной лестнице. Пришлось чуток постоять, рассчитывая прыжок.

Небольшой разбег, толчок. Не самое мягкое приземление, зато удалось почти полностью погасить инерцию. Меня все же потащило вниз, но опыт и сноровка свое дело сделали – я скользил на спине ногами вперед, оставалось только упереться ступнями и руками в стыки металлических листов. Еще пара метров вниз, и я остановился у кромки крыши. Все, теперь аккуратно к лестнице и вниз.

Передвигаться днем было почти безопасно. Безопасно – потому, что эти недопокойнички боялись солнечного света, как черт ладана. Впрочем, воду они тоже не переносили и во время дождя носов своих не высовывали. У кого они, конечно, остались. Почти безопасно – потому, что, как я уже успел убедиться, некоторым из этих товарищей и солнце, и море были по колено. Шастали себе преспокойно и в погожий денек, и в грозу в начале мая.

Почему так – не знаю. Перед тем, как все рухнуло окончательно, я слышал краем уха, что это болезнь такая, навроде бешенства. Больные бешенством ведь и яркого света, и воды так же боятся. Только здесь все серьезнее, какие-то мутации на генном уровне. В общем, я в это не вникал – на фига оно мне? Чем их отпугнуть, как успокоить-упокоить окончательно я и так уже знал. А больше и не надо. Я, когда весь этот расколбас начался, только месяца два как с Афганистана вернулся. Мотался по барам и шлюхам, спуская полученные от щедрых арабов деньги. И скучал. Думал, куда подальше податься. А оно вон как вышло. И из-за чего все началось, понятия тоже не имею. Слухи ходили разные. Поначалу. Пока им было, где ходить. То ли военные чего-то намудрили, то ли с кометы пролетной что-то к нам занесло. В это я тоже не лез. Зачем? Поможет выжить? Нет. Значит, забыли.

Я уже поставил ногу на лестницу, когда справа донесся смутно знакомый гул. И он нарастал, медленно, но верно. Я вскочил обратно на крышу и кинулся на другую сторону. Осторожно выглянул из-за конька.

Ну, конечно, знакомый! Чуть впереди, тарахтел по дороге старый добрый «козлик». Он с трудом пробирался сквозь разбросанные тут и там машины, то лавируя между ними, то выбираясь, где возможно, на газоны и тротуары.

Хорошая машинка. И искать не надо. Вот сейчас я сильно пожалел о брошенной вместе с автомобилем СВДшкой. С ней бы мне не составило труда пробить УАЗику колесо, а затем снять всех, кто в нем сидел, не рискуя схлопотать ответную пулю. Млять, даже бинокля нет! Ладно, далеко они тут не уедут – дальше есть перекресток, где дорога сужается, а машин намного больше.

Так оно случилось. Пропетляв еще метров триста, «козел» уткнулся в затор. Я затаил дыхание. Из машины выбрались двое. Вроде гражданские, один толстоват. Ептить, да они что, без оружия вышли? Вот придурки!

Немного осмотревшись, эти двое подошли к одной из машин и стали отталкивать ее с дороги. Настроение у меня поднялось. Кажется, задача по добыче трофеев не будет трудной. Вряд ли внутри «козлика» затаилась дюжина коммандос.

Я спустился вниз и стал осторожно подбираться к незадачливым путешественникам. Благо деревья и брошенные машины упрощали дело. Тем временем двое уже оттащили один автомобиль и взялись за второй. Я остановился в тридцати метрах и решил рассмотреть их получше.

Что это гражданские, понятно было и так. Оба молоды, не больше тридцати. Один пухленький, рыжий и в очках, второй, напротив, подтянут и высок, волосы светлые. Но на Брюса Ли не катит. Кто оставался в машине, и сколько их там было, я не видел – стекла в машине были слишком грязные. Впрочем, неважно. Удобная позиция и фактор неожиданности – этих козырей мне хватит.

Я поднял автомат и медленно прицелился.

И тут в УАЗике открылась водительская дверца, и показался еще один:

- Ребят! Долго вы еще там?

Мать моя женщина! Женщина! Да еще какая! Молоденькая брюнеточка, миниатюрная, но с выпуклостями в нужных местах и в нужных пропорциях. Я аж слюну сглотнул.

Это сколько ж у меня бабы не было? Сразу и не вспомнишь. Одни трупики бродячие. Удачный сегодня день, ничего не скажешь!

Что ж, это немного меняло дело. Девочка мне, понятно, нужна живой. Впрочем, оружия у нее тоже не видно. Тем лучше.

Я снова вскинул автомат. Парни теперь стояли рядом – хватит короткой очереди. Палец лег на курок.

Внезапно передо мной возник тот взгляд Малыша. Явственно и четко. И сразу еще одна сцена. Из далекого Конго…

…Я тогда был капрал-шефом Иностранного Легиона. Наш отряд расположился на блокпосту правительственных войск. Задача была проста – в случае чего оказать им поддержку. Но было тихо, и мы изнывали от жары и скуки. Местные тоже. Поэтому когда к посту подкатила телега, они радостно зашевелились. Лошадью правил мужчина средних лет, а в телеге в обнимку с небогатым скарбом сидела женщина, по-видимому, его жена. Самые обычные беженцы.

Солдаты, человек семь, окружили телегу, один подошел к мужчине и свалил его ударом приклада по голове. И тут же разрядил в него винтовку. Остальные кинулись к женщине, стащили ее вниз и поволокли в сторону от дороги. Мы были довольно далеко и со своего места не могли видеть, что там происходит. Но все было понятно и так. Спустя какое-то время раздался еще один выстрел, и весело гогочущие солдаты показались на дороге.

Помню, как один рядовой легионер, кстати, из наших, из русских, рванулся было к беженцам на помощь. Пришлось его догнать и ударом в пах показать, что он неправ. Что если сейчас вмешаться, то потом правительству Франции придется долго выяснять отношения с местным царьком. Что наше командование получит по шапке, а он лично – трибунал. Впрочем, все это чуть позже объяснял ему уже лейтенант, более обстоятельно и наглядно, чем я…

…Я тряхнул головой, отгоняя ненужные, бредовые мысли. Снова прицелился. Но настрой сбился, охотничий запал исчез совершенно. Мне вдруг совершенно расхотелось стрелять. По крайней мере, вот так, в спину.

Я вышел из укрытия, не сводя с парней автомата, и быстро пошел к ним, на ходу громко клацнув затвором.

- А ну стоять, щенки!

Ваша оценка: None Средний балл: 7.7 / голосов: 16
Комментарии

Интересно, но мало:))) Автор молодец постарался. (8)

Спасибо!

Как-то удобнее вот такими небольшими частями писать. Да и читать с монитора наверно проще)

Не мне учить, пиши как тебе удобно, тем более если выходит совсем не плохое чтиво :))) Жду продолжения :))

Хорошо! - 8.

А сколько лет ГГ? Производит впечатление взрослого мужчины, за плечами военный опыт...

---------------

It found a voice... Now it needs a body...

Клево..прям не даешь расслабиться..,только одну прочитал,как тут же вторая,затем третья.)

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Смейся, и весь мир будет смеяться вместе с тобой. Плач,и ты будешь плакать в одиночестве.

Ну подзахватило:) Автор, жги. Такой вот отнюдь не "слюняво-положительный" ГГ - это респект:). Дерзкий, цуко:)

Спасибо!

Я надеялся, что хоть кому-нибудь он понравится)))))

Быстрый вход